Ватопед. Древняя история

Афонская земля богата святынями и историческими ценностями. Но Ватопед все равно выделяется среди Афонских монастырей. Он занимает второе место после Великой лавры в афонском диптихе. Исторические описания монастыря говорят о семи чудотворных иконах обители. Как и во всяком афонском монастыре количество мощей с трудом поддается учету. Влияние монастыря на Грецию было и остается весьма значительным. Какова же история этой святыни?
В античные времена на месте монастыря по свидетельству Герадота (Herod. Hist. VII 22) стоял город Дион, по другим данным он назывался Харадион (QHE. T. 3. S. 762; MamalЈkhj. S. 27).
Существует несколько преданий об основании монастыря.
По одному из них, монастырь был основан равноапостольным царем Константином в IV веке, об этом сообщает Гейнекций в 1711 году. Он так описывает первые годы христианского Афона: «Старая церковь в тамошнем монашеском городе Карее построена Константином Великим в память успения Марии». и далее: «этот же государь создал и Ватопед, который считается древнейшим из всех монастырей на Афоне». Ранее Гейнекция врач Иоанн Комнин в в своем кратком описании Афона сообщает: «Велелепнейший монастырь Ватопедский, чествуемый во имя Благовещения Пресвятой Богородицы, создан Великим Константином, спустя же несколько лет разорен отступником Юлианом….» До Иоанна Комнина Рико в 1698 году издал краткое описание Афона, в котором замечает, что весьма трудно отыскать дату создания любого из афонских монастырей и указывает, что «Ватопедский монастырь считается самым древним на Афоне; его создал Константин Великий, а разрушил отступник Иулиан, возобновили же благочестивые христиане». Но, например, французский натуралист Беллон, совершивший путешествие по Востоку в 1547 1550 годах, ничего подобного не сообщает. Заметим, что Гейнекций повторяет Рико, а наш пешеходец Василий Григорович-Барский сказание Комнина. Рико и Комнин собирали непосредственно живое афонское предание, которое и дошло до нас. Святогорское предание во времена нашего исследователя Востока епископа Порфирия (Успенского) утверждало факт: Константин Великий построил одну церковь и два монастыря на Афоне, вероятно, имея в виду Ватопедский монастырь. Но епископ Порфирий не очень-то был склонен доверять этим преданиям и скептически относился к рассказам современников. И такое недоверие он обосновывал тем, что святогорцы ссылались на историков, но не могли привести не единой ссылки. Византийские историки никогда не сообщали о заселении Афона монахами во время Константина Великого. Это и верно, потому, что монашество тогда находилось в зачаточном состоянии. Древние святогорцы более уделяли времени монашескому деланию, чем истории своих монастырей. И известен факт, что запретили ее писать Есфигменскому игумену Феодориту, о чем и он упомянул в своем описании Афона: « … Я решил сочинить последовательную историю Афона. Это угодно было предстоятелям Великой Лавры Афанасия, а другим не понравилось. Тогда я спросил ватопедского учителя кир Иосифа: «Почему иные не хотят, чтобы написана была ясная история Горы?» Он ответил мне: «Не имеют дееписаний древних, а прослыть монастырями новыми им нелюбо, тем более что они возводят свою древность ко временная отдаленныи» .
Интересно, что Порфирий (Успенский) сообщает о ватопедской гробнице язычника Германа Иракла 321 года. Говорит и о том, что в те года еще жили идолопоклонники. Стефан Византийский в сочинении «О городах» сообщает о нескольких городах, в числе которых упоминает и Дион. Сочинение это было поднесено Иустиниану в 527 году. Это значит, что в шестом веке на Афоне еще были мирские люди.
В 1744 году Василий Барский дословно перевел рассказ врача Иоанна Комнина о возобновлении при Феодосии Великом Ватопедского монастыря, построенного при Константине Великом и разоренном Иулианом Отступником. Там же сообщается, что император Феодосий восстановил его ради «собывшегося чудеси на его сыне Аркадие».
«Имеяши великий Феодосий от царицы своей Плакиллы двух сынов, Аркадия и Онория нарицаемых, и едину дщерь, именуемую Плакидию. Аркадия убо остави наследника царствия своего в Константинополе, Онория же и Константина, зятя своего, посла в РИМ с дщерью его, да тамо царствует. Отыде же с ними купно и Аркадий. Возвращаюшися же вспять к отцу своему Феодосию в Византию морем, случися великому бытии треволнению морскому противу острова Имбро, недалече от святыя горы (Афонския). Аркадий же боящеся бедства, не инно что зваше, точию Пресвятая Богородице помози мне и егда семо и овамо (страха ради) прехождаше на корабле, запят быв корабельнвми ывервиями, паде в море абие, о чудесе, обретеся на суше в святой горе, на месте, идеже есть днесь сей онастырь, под некою купиною ( иже прежде именовался Благовещения, от тогоже времени поименовася греческиеже росссийски толкуется Купинодетие от обретшегося под купиной Аркадия царевича, отрока суща тогда). По малом же часе достиже и царский корабль к пристанищу монастыря сего, и изшедши (князи и) вельможи вне на землю прискорбны ради погубления Аркадия; и се зрят его нечаянно под кустом купины спяща, и возрадовахуся радостью велиею, и тогда убо успокоишася».
Далее повествование рассказывает как Аркадий пешим путем пришел к отцу, который считал его погибшим, и тот обрадовался и известил об этом чуде брата Аркадия Онория, бывшего в Риме и сестру Плакидию. И известил их, что посылает искусных мастеров, чтобы воздвигнуть на этом месте церковь в честь Богородицы. В монастырь были посланы четыре столба из красного камени, очень дорогих, на которые было потрачено больше средств, чем на все здание церковное. Построили башню с храмом Рождества Богородицы, на северной стороне еще одну башню и еще четыре башни с храмами Иоанна Предтечи, вмч. Георгия и в одной башне ризницу. И построили треугольную ограду еще с десятью башнями, иные были высотою до 20 саженей, стены же от восьми до десяти саженей. Монастырская стена составила 209 саженей. Когда монастырь был построен, пришел император Аркадий с патриархом Нектарием и тот освятил храм. Колодец, рядом с которым очнулся Аркадий, оказался внутри монастыря, во времена Барского его показывали под престолом, престол же утвердили на четырех белых столбах. Через семь лет царствования, в 385 году, Феодосий ходил на брань против отступника Евгения в Солунь и, возвращаясь мимо Святой Горы победителем, даровал многие драгоценные предметы монастырю: золотые и серебряные сосуды и драгоценности для украшения. Он также подарил три метоха в Македонии и семь деревень в окрестностях Серая. Епископ Порфирий считает этот пересказ Барского неудачным вымыслом и приводит в опровержение ряд свидетельств. В первую очередь рукописный Проскинитарий Ватопедский , в котором приводятся точные сведения о построении Ватопедской обители в 5829 году от Адама и разрушении Юлианом 25 лет спустя. В четвертый год своего царствования ее возобновил Феодосий Великий. Церковь освятил патриарх Нектарий. Феодосий затем истребил 15000 христиан в Солуни, и Медиоланский епископ Амвросий дал ему епитимию, которая состояла в том, чтобы раздать милостыню беднякам и монастырям, тогда Феодосий Великий послал в Ватопед серебряные и золотые сосуды. Там же говорится и про села, и про дары Плакидии. То есть по данному источнику вклады были сделаны не поводу спасения Аркадия, а в порядке епитимьи.
Кастамонитский источник вообще утверждает, что монастырь был построен при Аркадии, после смерти Феодосия. Стефан Святогорец уверяет, что монастырь построил брат Феодосия по случаю избавлении его сына, а не царевича Аркадия. Серьезная разноголосица и в других моментах. По визатийским историкам, Феодосий разбил Евгения и тут же скончался в Медиолане, значит не мог отправить дары по епитимии. Плакидия в то время была слишком молода, чтобы быть замужем и участвовать в постройке монастыря.
Говоря о сомнениях Порфирия Успенского. нельзя не упомянуть о повести Стефана Святогорца, по которой был спасен некий Ватов отрок, вроде как сын брата Феодосия. Отец отрока решил построить монастырь по указанию Божией Матери, и при строительстве был обнаружен колодец с иконой Божией Матери и горящей свечей. Подобное повествование я сам слышал в Ватопеде по совершенно другому случаю.
И по этому поводу из Рима прислали четыре дорогих колонны. Колонны были толсты и иссечены из мелкозернистого египетского гранита. Порфирий Успенский считает, что они могли быть только привезены, а привезти их могли обеспеченные люди, что весьма подходит Онорию.
Предание, которое поведал Стефан Святогорец, он слышал от современных ему сербских же монахов, а те, вероятнее всего, от святителя Саввы Сербского.
Епископ Порфирий дает интересное объяснение подобного оформления предания. Афонская Гора была населена жителями Пелопоннеса. Как это часто бывает, они, переходя на новое место, перенесли с собою названия и верования. А в Пелопоннесе, на краю одного горного мыса, жил некий Ваттос, считавшийся вещим. От него и мыс назывался Ваттускопиа. Переселенцы назвали новое место Ватопедионом, а соседний мыс Ваттускониа. Интересно, что в Ватопеде уцелело предание о мраморных волах, положенных в основание угловой башни, налево от входа в монастырь. По древнему мифу, Ваттос обличил Меркурия в краже волов Аполлона, когда тот вел их мимо жилища прозорливца. И епископ проводит параллель этой истории с легендой о ватопедских волах. Кроме того в Пелопоннесе существовал прорицательный колодец богини Димитры (Деметры), по которому можно было предсказать, либо смерть, либо выздоровление больного. В древнем городе Арое находился храм Димитры, в котором Димитра и дочь ее Кори (Дева) изображены были стоя, а перед храмом бил родник, к нему древние язычники спускались по нескольким ступеням и опускали зеркало на веревочке, зажигали свечу, курили ладан, молились Димитре и ждали появления в зеркале облика больного в здоровом или больном виде. Богиня эта давала знамения голосом. Из всего этого епископ Порфирий считает и произошла история, изложенная Стефаном Святогорцем. Отсюда еп. Порфирий выводит, что на Афоне в городе Дион также находилось капище Димитры и Девы, и, вероятно, там было некое подобие иконы, а перед капищем был колодец. Капище это было разрушено при императоре Феодосии, который во время своего царствования начал уничтожать все капища без исключения.
«Ко дню сего торжества провозглашения сына Аркадия августом, я полагаю, спешил из Рима сын Онория, брата Феодосиева в конце декабря 382 или в начале января 383 года и застигнут был бурей в виду Афона, однако в тамошней ватопедской пристани спасся от угрожавшей ему опасности и уже сухим путем прибыл в Константинополь. В том же 383 году началась и постройка Ватопедской церкви в память спасения его от потопления. Отнести начало сей работы к осенней поре 384 года не позволяет следующее обстоятельство: в девятый день сентября сего года у Феодосия родился второй сын, и этот государь назвал его Онорием по имени своего любимого брата, которого тогда уже не было в живых.
Около Ватопедской церкви, по рассказу Стефана Святогорца, построено было много дивных различных покоев внутри высокой ограды. Все эти здания он назвал монастырем. После него Рико, Комнин, Гейнекций и Барский поведали, что Ватопед возник при царе Феодосии как монастырь. Я соглашусь с ними, и – не без оснований, кои суть историческая аналогия и одно минейное сказание: в афонском Ватопеде в 383 году действительно возник монастырь. Его в начале пятого века видели Варнава и Софроний. Но монастырь этот был не иноческий, а городской клирикальный. В нем жили священники, диаконы, чтецы, певцы афонского города Диона, все не женатые, что было в обычае для того времени, но и не монахи. А сама Гора состояла под началом Солунского епископа. Подобные клирикальные монастыри были распространены в то время.
Такие выводы следуют из тщательного анализа Порфирием Успенским древних преданий. Анализ этот скрупулезный, и выводы, как нам кажется, близки к истине. Читая В. Маевского, известного исследователя Афона XX века видишь как обогашается предание новыми деталями: «И от своего спутника-монаха я впервые узнал легенду об основании Ватопеда. Вот это красочная легенда.
Царствовал в Константинополе Феодосий Великий, в награду за его благочестие и добрые дела посла ему Бог трех детей от Царицы Плакиллы: сыновей Аркадия и Гонория и дочь Плакидию. Однажды послал Феодосий сына Аркадия в Рим, в гости к в гости к Константину, «соцарствовавшего» своему могущественному тестю в Вечном городе. После благополучного пребывания Аркадия у своей родни направился отрок обратно к своему державному отцу на корабле, окруженный заботами блестящей свиты. Несколько дней мирно плыл корабль царевича. Но когда поравнялся он с островом Имбросом, соседним со Святой Горой, поднялась сильная буря. Страх объял водителей судна и самого царевича, и стал он метаться по корабельной палубе, взывая: «Пресвятая Богородица, помоги мне! Утешение рода христианского не дай мне погибнуть!» Налетел шквал, тряхнул мачтой; перевернуло корабль с необыкновенной силой в ту сторону, где был царевич. В отчаянии взмахнул руками царский сын, хотел прыгнуть на ту сторону, где ему еще чудилось спасение, но зацепился за лежавшие веревки и упал. Не прошло мгновения, как бурная волна унесла его в бездну.
Блестящие спутники и воспитатели Аркадия пришли в ужас и смятение: «Мы все целы, погиб только царевич! Как же мы возвратимся без него и предстанем пред владыкой нашим? Как оправдаемся в гибели вверенного нам отрока Лучше умереть всем нам или уйти в пустыню до конца жизни». И вне себя от страха перед царским гневом пристали вскоре несчастные царедворцы со своим кораблем к тому месту, где ныне возвышаются стены и храмы величественной Ватопедской обители. Но когда они, выйдя на сушу, проходили мимо прибрежных кустарников, то под одним из терновников нашли совершено невредимого царевича, спавшего на голой земле крепким сном. Пораженные и обрадованные явным чудом вельможи прославили Бога за оказанную великую милость. А царевич, пробудившись от сна, рассказал своим попечителям о явлении Матери Божьей в самую страшную минуту и о своем избавлении от неминуемой смерти в морских волнах благодаря е вмешательству.
«Я уже пошел ко дну, находясь среди безысходного мрака и холода…. И вдруг, будучи в последний раз выброшен на поверхность бушевавшего моря, увидел, что все вокруг засияло от невыразимого света, сильнейшего чем солнце. И тогда я увидел Матерь Божию прямо по волнам приблизившуюся ко мне и взявшую меня за руку. « не бойся ничего со Мною, сказала Пречистая, Я тебя выведу на берег». И я покорно пошел за своей Спасительницей прямо по волнам приблизившуюся и вскоре был уже здесь, около этих кустарников» .
Если подытожить все выше сказанное, то поучается, что монастырь был построен по поводу чудесного спасения благородного юноши, скорее всего сына императора Феодосия Аркадия. Спасение же его заключалось в том, что по заступничеству Богородицы, он, упав в море, был вынесен на берег и оказался под неким кустом. И, думаю, не так именно важно, кто и сколько вложил в постройку монастыря, важно, что этот монастырь был построен и прославился в веках.
Однако в большинстве древнейших источников название монастыря пишется как Batopљdion, что, по мнению большинства исследователей, означает «терновая равнина» (pedion — равнина). Но такая трактовка ничего не раскрывает, не имеет никакого обоснования. Это объяснение дается авторами современного описания Афона. В основе их труда лежит научное исследование, а фактов, подтверждающих историю со спасением ребенка, нет. Разноголосица в названиях, происходящая от того, что в отдельных источниках пишется ped вместо paid, приводит их к мнению, что речь идет о равнине. Преданию современные исследователи верят только в крайнем случае. А, значит, вся история со спасенным ребенком отходит в разряд фантазий. Подобный критический взгляд, основанный только на источниках, вряд ли допустим в церкви. Но, как мы увидим дальше, критический подход недавно оказался посрамленным.
Есть еще одна особенность, выделяющая Ватопед среди других монастырей. Считается, что именно здесь во время посещения монастыря дочерью Феодосия был установлен «аватон» – закон, запрещающий женщинам заходить на Святую Гору. Это предание приводит врач Иоанн Комнин. Именно у него заимствует описание этого события Барский «Лета 5890 (382) царица Плакидия, жена Константина, тогда царствовавшего в Риме, дщерь же царя греческого Феодосия, прият совет и изволение от мужа своего, да поидет на поклонение в монастырь сей (Ватопед), да видит брата своего Аркадия, бывшего тогда в Константинополе. Пловущи убо от Рима по морю и доспевши к пристанищу Ватопедскому, еже нарицается ныне женское, изъиде из корабля вон на брег. Отцы же монастыря изъидоша в стретение ея и приведши ю пред церковь, сами внидоша внутрь храма средними великими вратами медяными; царица же или Богом наставлена сущи, или ради смирения и благоволения, не хотяше внити темижде, но северными меньщими (что близ колодезя). И сие ей покушающейся сотворити, абие невидимо слыша глас, глаголющий к ней: стой, не иди далее, да не постраждеши зле. Она же, егда услыша сицевый глас, паде от страха долу, начат плакатися и молитися Богу, да простит ей сей грех дерзновения; сего ради воздвиже тамо храм иный, в честь святаго великомученика Димитрия, на месте же, от него же слышала глас, повеле изобразити икону Богоматери и определи, да зажигается пред нею непрестанно горящее кадило, еже хранитеся и до днесь; нарицается же икона оная Живоприятная. Царица же, отплывши в Константинополь, поведа брату своему Аркадию собывшееся чудо…»
Много противоречивого в этой истории. Явно переврана дата: Плакидия родилась только в в 389 году. Нелепость и с вхождением северными вратами: женщины в то время входили только северными вратами. И далее, подвергая этот рассказ тщательному разбору, епископ Порфирий допускает, что такая история могла быть во время поездок Плакидии из Рима в Константинополь в 422 году. Могла она плыть через Ксероксов пролив и оказаться в Ватопеде. Иной храм может быть приделом Ватопедского собора, который посвящен Димитрию Солунскому. Другой, потому что салоникские христиане уже построили храм во имя вмч. Димитрия близ Ватопеда.
В историю Ватопеда попало немало удивительных и важных лиц. Древние монахи пытались привязать и Константина Великого, и Юлиана Отступника. Явно в ней проявился решительный противник язычества, скромный и благочестивый Аркадий, воздвигнувший гонение на святителя Иоанна Златоуста. Наконец Плакидия, занимающая не последнее место в ряду замечательных знатных представителей женского рода в Византии. Плакидия, красавица и вместе с тем умнейшая женщина, оказалась в плену у готов. Своим истинно царственным поведением смогла вождя готов Атаульфа сделать из врага Византии истинным почитателем империи. Об этом говорил он сам. Сделав из врага союзника, он предотвратила много бед для Рима. Впоследствии Плакидия вышла за него замуж. Многое потом еще претерпела Плакидия: смерть сына и мужа, повторное пленение, была насильно выдана замуж своим братом. После смерти второго мужа, ставшего соправителем Онория, она стала полновластной хозяйкой во дворце брата, после чего тот возненавидел свою сестру и ей пришлось удалиться. Но смерть брата сделала ее управительницей государства во время малолетства сына, провозглашенного императором. В тогдашнем Риме ее почитали как святую, молились у ее гробницы и по некоторым свидетельствам иные сподоблялись исцеления. Такова была Плакидия, с которой связывают важный момент истории Афона и Ватопеда. Касаясь ранней истории Ватопеда, не возможно обойти вниманием древнюю ватопедскую рукопись, в которой говорится, что в то время (383 г.) в Ватопедионе жили миряне, что принимается многими исследователями как указание существования в те годы клирикальной обители. Другое важнейшее свидетельство из жизни Ватопеда находим в житии преподобных Варнавы и Софрония, скончавшихся в начале пятого века. Там говорится, что они посетили множество разных святых мест, были на Афонской горе и видели монастырь Ватопедский.А обители на Афоне тогда не монащеские, а клирикальные, на Святой Горе тогда были города с приходскими церквями.
В 862 г. монастырь был опустошен критскими арабами, которые мучили монахов и взяли Sakristan и диакона Савву, как пленники в плен на Крит. Однако одному из монахов удалось спрятать в надежном месте главную святыню монастыря — икону Богородицы. (это событие связано с иконой Виматариссой. О нем будет рассказано позже).
Вторичное основание монастыря относится уже к середине Х века. Согласно монастырскому преданию, на Афон прибыли три архонта (вельможи) из Адрианополя — Афанасий, Николай и Антоний. Они пришли на Афон с целью возродить древний моностырь и принесли с собою 9.000 золотых слитков (монет?). По настоянию прп. Афанасия Афонского они восстановили древний разрушенный монастырь, лежавший после нападения пиратов в руинах. Впоследствии все три основателя были похоронены в нартексе соборной церкви, а их память празднуется 17 декабря. Многие критически настроенные исследователи считали трех адрианопольских ктиторов легендарными личностями, а само число 3 — символическим. Однако, в 1992 г. при раскопках в кафоликоне Ватопеда была найдена гробница, находящаяся под аркосолием южной стороны месониктикона (часть нартекса, где совершалась всенощная). В ней обнаружены останки трех иноков, а также свинцовая табличка с запрещением от имени погребенного здесь игумена Афанасия хоронить в этой гробнице кого-либо еще. Это свидетельствует о том, что трое основателей — реальные исторические личности (Pazar©j. S. 180–182). Двоих из них можно отожествить с первыми ватопедскими игуменами Николаем (ок. 985 – ок. 1012) и Афанасием (ок. 1020 – ок. 1048). Из надписи на этой гробнице можно заключить, что Афанасий был сыном Николая, и таким образом Ватопед возродился как семейный монастырь. Однако не все лица, чьи имена сохранены традицией, жили в одно время. По мнению Д. Папахрисанфу (PapacrusЈnqou. S. 237), третьего основателя монастыряря следует отождествить с игуменом Антонием, который упоминается в актах под 1142 г. (Actes du Pantocrator. 1991. N 3).
Первое упоминание Ватопеда в письменных источниках мы встречаем в акте прота Фомы 985 г., подписанном ватопедским игуменом Николаем. Подпись Николая мы находим последней в ряду подписей других игуменов (Actes d’Iviron. T. 1. N 7), но уже с 996 г. Ватопед занимает одно из первых мест в иерархии афонских монастырей (Actes de Lavra. Pt. 1. N 12).
Монастырь был возобновлен при участии преподобного Афанасия Афонского и поэтому мог стать только общежительным. Древнейшие сохранившиеся сегодня постройки: Благовещенский собор и часовня на кладбище относятся к концу X века.
На рубеже XI века происходит быстрый рост монастыря. Увеличивается как число насельников, так и земельных владений. Документы 999, 1001 и 1010 годов свидетельствуют о разногласиях между Ватопедом и монастырем Филадельфом, который был сооружен рядом с Ватопедом. Возможно монастырь возник в тот период, когда Ватопед лежал в руинах после нападения пиратов. Игумен Николай подал жалобу проту Никифору по поводу этого монастыря и предъявил на него права. По указанным документам монастырь Филадельфа передавался Ватопеду и так был разрешен многолетний спор (Actes de Xйropotamou. N 2; Actes de Vatopйdi. T. 1. N 2–3). Таким образом находит подтверждение мнение, что трое вельмож были не основателями монастыря, как утверждают некоторые, а возобновителями после разорения пиратами. Также монастырь в эти годы приобрел подворье в местности Просфорион (современный Уранополь), а в 1018 г. земли, к юго-востоку от него, граничащие с владениями афонского монастыря Зигу (Actes de Vatopйdi. T. 1. N 4).
Монастырь в те годы был уже довольно многолюдным: предположительно в сер. XI века число монахов составляло 100 человек. Быстрый рост монастыря объясняют богатством Адрианополя, из которого происходили возобновители монастыря (Н. Икономидис). Для сравнения Великая Лавра имела около 700 насельников. К тому времени (около 1040 года) ватопедский игумен занимал третье место после игуменов Лавры и Ивирона (Actes d’Esphigmйnou. 1973. N 3)
Быстрый расцвет монастыря поражает: в типиконе Константина IX Мономаха 1045 г. мы находим Ватопед на высоком втором месте в иерархии афонских монастырей (в этом документе он указан вторым, сразу после Великой Лавры и перед Ивироном) (Actes du Prфtaton. N 8). Но фактически с вторым по значению монастырь стал только в XIV веке.
Кроме того монастырь получил в те годы большие права от него участвовали в Синаксисе игумен и четверо представителей. Разрешалось монастырю держать пару волов и собственную лодку.
В течение последующих лет монастырь все более и более богател и расширялся приобретая все новые метохи, как на самой Афонской Горе, так и вовне. Скоро были присоединены монастыри Ieropatoros, Werroeotou, Kaletze, Xystrou, Tripolitou, Chalkeos и Trochala, а также метохи Просфирион Prosphorion, Периферион (Фракия), Хрисополе и Заверникии, св. Димитрия и на п-ове Кассандра и еще два находящиеся рядом с Фессалониками.
Активное строительство разворачивается в Ватопеде в середине XI века, когда были возведены северный придел кафоликона, освященный в честь вмч. Димитрия, южный придел в честь свт. Николая и экзонартекс.
В те годы Ватопед пользовался повышенным вниманием императоров и находился под их покровительством.
Константин IX Мономах пожаловал В. солемний (годовое содержание за счет императорской казны). Император Михаил VI увеличил его сумму до 80 номисм (хотя в то время Великая Лавра и Ивирон получали от императора по 600 номисм). В период экономического кризиса, постигшего Византию в середине XI в., император Исаак I Комнин вполовину сократил годовое содержание, но около 1080 года оно было увеличено на 32 номисмы (т. е. всего 72 номисмы = 1 литра) (GoЪdaj. 1926. № 3; Actes de Vatopйdi. T. 1. N 11).
В 1080 г. император Никифор III Вотаниат освободил от сверхурочных налогов земельные владения Ватопеда в Периферионе, Хрисополе и Заверникии, на п-ове Кассандра и около Фессалоники вместе с правом размещать на них по 50 освобожденных от налогов крестьян (Actes de Vatopйdi. T. 1. N 10). В 1082 г. ватопедский игумен Сергий Туркопул получил более существенные привилегии от византийского императора Алексея I Комнина, который заменил годовое жалование (солемний) полным освобождением от налогов земельных владений монастыря (Actes de Vatopйdi. T. 1. N 11). Но во времена царствования этого императора (1081-1118) монастырь потерял из-за продолжительной войны большую часть своих метохов. По этой причине император передал Ватопеду в 1086 году монастырь святых Бессребреников около Кормиста (недалеко от Драмы) (GoЪdaj. 1926. N 2–7). Численность монахов увеличивалась, что следует из разрешения ватопедским инокам иметь в монастырском хозяйстве 2 пары волов (Actes de Vatopйdi. T. 1. N 11).
Из источников кон. XI в. известно, что избрание ватопедского игумена утверждалось непосредственно императором (Actes de Xйnophon. 1986. N 1).
В 1098 г. Мария Василакина, вдова византийского вельможи (куропалата) Симбатия Пакуриана, подарила монастырю 2 иконы (Деисус и Крещение Господне) и несколько богослужебных книг (Actes d’Iviron. T. 2. N 47).
Источники XII в. содержат отрывочные сведения по истории монастыря. Известно, что Ватопед имел земельный участок в Провлаке (современная Неа Рода), и между монастырем и жителями Иериссо произошел конфликт по поводу его границ (Actes d’Iviron. T. 2. N 50).
В конце XII века в Ватопеде жили Симеон (в миру серб. великий жупан Стефан Неманя) и его сын Савва (будущий серб. архиепископ). Пребывание таких знатных людей в монастыре придало значение не только Ватопеду, но и всей Афонской Горе. Савва принимал участие в официальном дипломатическом представительстве в Константинополе, когда выяснять определенные вопросы относительно Святой Горы. Они подвизались в Ватопеде, пока ими не был выкуплен принадлежавший В. заброшенный монастырь Хиландарь (хрисовул 1198 г. визант. имп. Алексия III Ангела —Actes de Chilandar. 1911. N 3 и 4). На средства Симеона и Саввы в Ватопеде был воздвигнут ряд построек (например, параклисы святых Бессребреников, вмч. Георгия, святых Феодоров, Иоанна Предтечи и свт. Николая), возобновлена разрушенная пиратами ц. Симеона Богоприимца в местности Просфорион, приобретено несколько запустевших метохов. Симеон и Савва чтились в Ватопеде и считались ктиторами монастыря. На долгие столетия запомнил сербский народ о пребывании царственных иноков в Ватопеде и их благодеяниях монастырю. Среди сербских царей князей стало традицией покровительствовать монастырям Хиландарю и Ватопеду. Болгарские правители также оказывали покровительство монастырю. В апреле 1230 г. болгарским царем Иоанном II Асенем В. была подарена деревня Семалто около г. Серры (Actes de Vatopйdi. T. 1. Appendice I).
Во времена святого Саввы для монастыря наступило едва ли нем самое благоприятное за всю историю время и монастырь быстро развивался. Число монахов в то время достигло 800 человек. Благодаря усилиям обоих святых в монастыре было построено пять новых построек. Рукопись жития св. Саввы говорит о том, что монастырь Ватопед стал «свои» как для святителя Саввы, так и для его отца св. Симеона Как этот показано в Житии сербские святые отцы работали ради процветания Ватопеда, именно здесь 1197 году произошла знаменитая встреча юного инока Саввы со своим отцом, которому так и не удалось вернуть своего сразу после его бегства на Афона, ни склонить – уже позднее – приехать домой, чтобы повидаться с родными. Составитель Феодосий описывает подробно эту встречу: «.. от недоуменыя има радости что сказати не веем, не бо слова ни гласа от обою, и аште не подьет би отец, вы незаапу пасти се хотеаше. И яко в се пришед старец, слезами многыми обливааше желаемую светлую главу любимого сына, приемле и лобзае и к сердцу прилагае» .
Еще до прибытия в Ватопед Стефана Немани, как утверждает агиограф, насельники афонских монастырей стали завидовать обители, где подвизалмся Савва, ибо его царствующий отец, ничего не жалея для ее обустройства и благоукрашения, постоянно посылал ей богатые дары. Задолго до приезда отца Савва стал готовиться к нему по словам Феодосия, в Ватопеде, помимо трех храмов, он построил кельи «двокровны и трикровны», чтобы «в своих келиях» поселиться вместе с ним. Усердие царского сына в трудах ради процветания обители было столь очевидным, столь и плодотворным, и его стали называть «вторым ктитором» Ватопеда . Позднее он продолжил эти труды вместе с отцом: «монастыру же Ватопеду вся разорена возграждаюшта и запустевша населяюшта» . Основание сербского монастыря Хиландаря ватопедским монахами стало началом развития близких отношений между братствами монастырей. Это породило многовековую традицию на Панагире Ватопеда 25 марта хиландарские монахи играют самую важную роль, а на Панагире Хиландаря 21 ноября такую же роль играют гости из Ватопеда.
Во время франкского господства развитие монастыря остановилось и развитие монастыря остановилось. Частые набеги в XIII веке с моря каталанцев, грабежи и осады монастырей, захваты монахов, чтобы они открыли тайники монастыре, в которых они прятали свои сокровища все это привело монастырь в упадок. В эти тяжелые времена потерял монастырь все ценности и документы. (MamalЈkhj. S. 96, 101–102).
Падение Константинополя в 1204 г. и распад Византийской империи отрицательно сказались на жизни афонских обителей.
Испытания продолжались и после перехода Афона под власть Никейской империи и последующего восстановления Византийской империи (1261) Михаилом Палеологом. Этот царь отняв у латинян Константинополь, как это часто бывает сам же и попал в их сети. Он пытался спасти свое государство гибнувшее под ударами сербов, болгар и турок и пошел на заключение унии, согласно которой восточная подчинялась папе. Надеясь таким образом найти спасение для своего государства Палеолог пытался привлечь в унию всех подданных своего государства. Но встретил сильное сопротивления как клира, так и народа. Но самое сильно сопротивление было оказано ему Афоном. Святогорские монахи отправили ему послание , в котором говорилось, что ни первенство. Ни главенство папы, ни служение Евхаристии на опресноках, ни прибавление филиокве к Символу веры недопустимы и называли императора Михаила еретиком. Но он не стал слушать афонских монахов И после заключения унии в 1274 году последовали казни противников.. В 1278 году был издан указ вводить унию насильственными способами.. Но Папа не доверял императору Михаилу, зная его двуличность и в конце концов объявили его отлученным от церкви за невыполнение его требований и в декабре 1282 года умер. Так бесславно закончилась уния. После унии сложилось тяжелая политическая обстановка Латиняне отняли у Палеолога много городов и сел. С другой стороны греки воевали с болгарами. Палеолог решил привлечь болгарского царя Кало-Иоанна для борьбы с латинянами, в чем тот не мало преуспел. После этого., во время празднования победа император Михаил пытался его убить, но это ему не удалось. Царь Кало-Иоанн начал войну с греками и Палелоллого обратился к латинянам. Запднае государи-католики отправились в поход на Константинополь, по пути в УКонстантинополь они пришли на Афонскую гору, оплот православия и пытались привлечь монахов к унии. Первой была разорена Иверская обитель, монахи потоплены в море, часть монахов была продана в рабство иудеям. После Иверского монастыря латиняне устремились в Ватопед. В монастыре они нашли тлько больных и престарелых, которые отвечали об остальных: « в дебрях и чащах укрываются , чтобы сохранить веру и не оскверниться с богомерзким». Латиняне стали искать насельников в окрестностях монастыря и нашли там настоятеля и других иноков и пытались убедить их перейти в унию. Настоятель же тветил: «лучше Хрситу угодить, чем антихристу». Они же спросили: «Разве мы антихристовы?» Настоятель ответил: «Да, потому, что всякий сопротивлящийся Евангелию Христову есть антихрист, и ныне он-то и помогает вам. Какое может бытьт отношение света к тьме? Во век мы не присоединимся к ней». 12 монахов-исповедников были повешены на том же месте, где их латиняне нашли. Игумен Ватопеда Евфимий был утоплен в море. С тех пор это место называется «Фурковуни», то есть виселичная гора. Затем мучители отправились дальше по Святой горе. В зографе прославились 26 мучеников, а в Ксиропотаме было страшное землетрясение, после службы с католиками. Все это было в 1276 году .
В целом же эти годы были благоприятны для материально процветания монастыря. Хотя в 1259 г. часть владений Ватопеда подверглась конфискации, но впоследствии эта вынужденная мера компенсировалась новыми императорскими пожалованиями. В 1270 г. хрисовул Михаила VIII Палеолога закрепил за Ватопедом все его владения (Actes de Vatopйdi. T. 1. N 19).
Упадок монастыря кончился с возвышением игумена Евфимием, также возвышением прота святого Космы из Ватопеда. К этому времени относится и гибель 12 монахов в бухте Каламисти. Вскоре после того монастырь стал быстро возрождаться с помощью Палеологов. Для Андроника II (1282-1328) он относился на к первым и славнейшим за всю историю человечества, и он оказал монастырю большую финансовую поддержку и благодаря этому монастырь смог снова восстановить свое богатство и влияние в православном мире. После налетов каталанцев, начались нападения турок привели к тому, что некоторые монастыри пришли в запустение и насельники рассеялись по всей Афонской горе, чтобы найти убежище в больших монастырях, чтобы избежать жестокости турок. Ватопед со своими высокими стенами и девятью башнями был неприступной крепостью и надежным убежищем для монахов. Но Святая Дева была Защитницей монастырей и явила в это время чудо со своей иконой.
Не позднее 1287 г. Ватопед получил статус «царского монастыря» (Actes de Kutlumus. 1945. N 3). В хрисовуле 1301 г., данном Андроником II Ватопедской обители, подтверждаются земельные владения монастыря (Actes de Vatopйdi. T. 1. N 31). Этот император оказал помощь в росписи монастырского собора.
В начале XIV века монастырь снова серьезно страдал от нападения каталанцев (Regel. 1898. N 2). Опять возобновилась борьба императоров с балканскими народами и им пришлось отобрать часть монастырских владений. Тогда сооружаются укрепления во всех владениях монастыря для защиты от нападений с моря. В дальнейшем монастырь продолжал расширять свои земельные владения. В это время монастырь предъявил претензии соседнему монастырю Есфигмен, приобретал новые участки и подворья вне Афона. Интересноо, что в 1336 г. император освободил от налога монастырский корабль (Regel. 1898. N 7).

Соседом Есфигмена является один из главнейших монастырей Афона, второй после Великой лавры по диптиху Ватопед. Перед монастырем находился в древности скит Колица, а в нем келлия Святой Троицы, давшая Афону удивительного подвижника, а агиографии одну из ярчайших страниц. Преподобный Агапит, память которого совершается 1 марта, был захвачен агарянами в плен и пробыл в нем 12 лет, ежедневно молясь усердно Пресвятой Богородице. Однажды ночью Она явилась и освободила его от уз, преподобный бежал на Святую Гору к своему старцу. А старец решив, что тот тайно бежал от агарянина, дал ему удивительнейшее для современного человека наставление: «Агарянина ты обманул, но Бога никто и никогда не обманет, в час всеобщего суда ты должен будешь отдать ответ за те сребренники, которые истратил твой господин на покупку тебя, чтобы иметь тебя помощником в своих нуждах: поэтому, если ты истинно желаешь себе спасения, иди назад к своему господину и служи ему». Слово старческое было велико тогда на Афоне, и послушник вернулся к своему господину, чем привел его в полное недоумение.

Комментарии


Задайте ВОПРОС или выскажите своё скромное мнение:


Заголовок:
Можете оставить здесь свои координаты, чтобы при необходимости мы могли бы с Вами связаться (они НЕ ПУБЛИКУЮТСЯ и это НЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО):

E-mail:
  Ваш адрес в соцсети или сайт:

Прошу ОПОВЕЩАТЬ меня на указанный выше e-mail - ТОЛЬКО при ответах в ветке ЭТОГО коммента (снимите галку в квадратике, если это не нужно)