На Афон? Зачем? — Русских людей, стремящихся и остающихся на Афоне, можно условно разделить на четыре группы

Афон сегодня.Заметки паломника Есть на земле маленькое монашеское государство, расположенное на небольшом полуострове в Халкидики. С незапамятных времен здесь живут монахи и, наверно, нет другого места на земле, которое дало бы миру столько святых…

На Афон люди всегда приходили, чтобы молиться и спасаться. Но всегда было искушение истолковать это стремление по-своему.

После разорения Афона турками в 1821–29 годах русские люди снова получили возможность приходить на Святую Гору. Паломничество еще более облегчилось, когда было создано Палестинское Императорское общество, которое отправляло пароходы на Афон и в Святую землю. Тысячи наших соотечественников, собрав небольшие суммы, вполне реальные даже для небогатого крестьянина, отправлялись на Афон, сходили на берег и часто уже больше никогда не возвращались в Россию. В основном, афонское русское братство пополнялось за счет крестьян и служивых людей, вышедших в отставку. В высших кругах сформировалось соответствующее отношение к афонским монахам. Некоторые считали, что крестьянин отправляется на Святую Гору, чтобы бежать от крепостного права. А когда его отменили, возникла версия об афонской безбедной жизни. Но жизнь монаха была вовсе не столь уж легка и безоблачна: многочасовые продолжительные службы, непрестанные труды, жаркий южный климат и непривычная для русского человека пища приводили к болезням и преждевременной смерти.

Во второй половине XIX века рождается новая легенда о русских афонских монахах. На сей раз ее порождают гипертрофированные национальные чувства греков и антирусские настроения в ряде европейских стран. Якобы русские монахи – это переодетые нижние чины русской армии, которые присланы сюда, чтобы захватить Святую Гору.

Французское «Восточное обозрение» (Revue d’Orient) пишет: «В 1876 году русское правительство конфисковало значительное количество русских земель, принадлежащих афонскому ордену (?) в России. Доходы с этих земель обращены в поддержку тех русских монастырей, которые стали возникать на месте греческих. Теперь на Афоне находится не менее 2500 русских монахов под командою (?) генерала Ассымова* (?), который превратил монастырь в крепость. Правда, есть ещё 17 монастырей, где живут престарелые греческие монахи. Но и оттуда их вытесняет русский консул, и скоро кончится тем, что и эти монастыри станут принимать русских богомольцев, а эти последние ничто иное, как русские нижние чины, находящиеся в отставке». Наверно, не нужно объяснять, что здесь все с первой буквы до последней – чистый вздор. Западные политики видели в умножении русского монашества на Афоне руку Москвы, и это порождало многочисленные фантазии. Хотя действительно много русских солдат и офицеров заканчивало свой воинский путь в монашеском клобуке.

Российская империя была богатой православной страной, и русские монастыри получали довольно хорошие пожертвования, а на Афоне иноки для пропитания должны были трудиться, – на этом моменте останавливается афонский паломник XVIII века Григорович-Барский в описании одного из своих странствий. Нет, русские солдаты шли в удел Божией Матери, чтобы закончить свою жизнь в покаянии, потому что душа их искала духовного подвига. Потому что русский человек всегда стремился на Святую Гору, и многие воины, проведя трудные годы в сражениях и походах и достигнув зрелости, не хотели искать счастья в семейной жизни, а хотели послужить Господу, который не раз являл свою помощь в трудные моменты их службы.

* * *

И сегодня среди афонских монахов много бывших воинов. Вот например, о.С, русский богатырь, живущий отшельником. Он служил в Псковской бригаде спецназа. Был в Афганистане. Тогда бригада отвечала за территорию, в несколько раз превышающую площадь Чечни. Не надо рассказывать, что ему не раз случалось попадать в опасные ситуации. После службы в армии он долгое время был охотником в Сибири. Затем пришел в Оптину пустынь и стал послушником. Позже по благословению своего духовника, отправился на Афон. И здесь все оказалось не очень просто.

Русская община до сих пор слаба на Афоне. В советское время она практически не пополнялась: тут и революция, тут и противодействие греческих властей, которые не желали и не желают умножения русской братии (слишком памятно, что русских монахов в начале XX века было больше, чем греческих). Соответственно, не стало духовноопытных русских старцев. Вот и пришлось ему поселиться отшельником в удаленной части Афона, благо была охотничья сноровка. Восстановил разрушенную келью, живет трудно. Здесь и принял постриг. Зачем он приехал на Афон, жизнь говорит сама за себя: каяться и спасаться.

Другой монах, уже вошедший в новую историю русского афонского монашества, пешком прошел из Владивостока до Афона. Душа, видимо, просила этого покаянного похода к святыне. Таким образом, если делить идущих на Афон на группы, то первая группа – это те, кто приехал на Афон за покаянием. Такие люди всегда приходили на Афон и выбирали самые суровые места для жизни.

Святынь на Афоне много, как нигде. Чтобы их перечислить, понадобилось бы написать отдельную брошюру. Но, в последнее время начал наблюдаться дефицит обладателей высшей святыни: благодати.

 
Вторая группа – это те, кто пришел на Афон, потому что многое узнал о его святости, читал и восхищался житиями святых и сам хотел подражать им. Но когда они в реальности сталкиваются с Афоном, их ждут многие искушения и даже разочарования.

Есть на Афоне и русская обитель, которая прошла через годы разрухи и упадка. И хочется, чтобы ее не постиг еще более страшный упадок – духовный. Многие монахи не могут попасть в Пантелеймонов монастырь, находят заброшенные кельи и становятся на несколько лет афонскими «нелегалами». Жизнь их нелегка: мало того, что надо оборудовать жилье, но и жить как-то надо. Они не унывают: молятся и спасаются. Находятся добрые люди: помогают деньгами и продуктами.

Несколько лет назад на Афон приезжал известный подвижник иеросхимонах Рафаил (Берестов)**. С ним приехало несколько монахов, и они поселились в отдельной келье на территории болгарского монастыря Зограф. Их жизнь напоминала лучшие традиции монашеской жизни: строгость жизни сочеталась со взаимной любовью. Но в конце концов Патриарх Варфоломей попросил отца Рафаила покинуть Святую Гору, и тот отправился с братией на Кавказ. Эта община придерживалась скитского образа жизни, и конечно, жизнь в монастыре была бы для них неудобна.

Так же и некоторые будущие и настоящие монахи тяготятся многопопечительной монастырской жизнью и ищут убежище в уединении, среди келиотов.

Другой мой знакомый, много раз приезжавший на Афон как паломник, полюбил это святое место и теперь живет в монастыре. Он был преуспевающим программистом, обеспеченным человеком. С возрастом почувствовал, что растут разногласия в семье и он уже своей семье просто не нужен. Приехал на Афон и стал трудником в греческом монастыре. Теоретически через некоторое время он может стать послушником, а затем даже монахом. Но, как правило, русские не могут долго жить в греческих монастырях: слишком разные мы народы, это замечал еще Святогорец, оставивший нам свои замечательные «Письма».

Почему русские монахи не могут просто придти в Русский Пантелеймонов монастырь и там остаться? Начнем с того, что он не русский. В 1926 году был выпущен закон, подписанный президентом греческой республики Кундриотисом и премьер-министром Кондилисом, по которому Афон объявлен территорией Греции и управляется в административном отношении греческими властями, а в духовном – Вселенским патриархом, и все монахи вне зависимости от их национальности должны стать греческими поданными. Таким образом, на Афоне могут проживать только граждане Греции, соответственно, все монахи: будь они сербы, болгары, румыны или русские, – должны получить греческое гражданство. Это, конечно, связано со многими трудностями. Кроме того, распад СССР внес некоторую двусмысленность и в жизнь Русского монастыря. В монастыре проживают выходцы как из России, так и с Украины. Несомненно, государственное разделение вносит соблазны в монашескую жизнь. Я не склонен утверждать, что украинцы взяли верх в монастыре, как считают некоторые, но все же русским остаться в монастыре трудновато…

Но молодому человеку или даже опытному монаху хочется жить на Афоне, где само место освящает человека, и они пытаются устроиться в других монастырях, греческих и славянских. Мало кому это удается. И такой соискатель афонского монашества либо поселяется в келье уже прочно обосновавшегося монаха, либо находит старую, заброшенную.

 
Но есть и другие, которые приезжают на Афон явно с целью преуспеть. Довольно быстро делают духовную карьеру. Дело в том, что в Греции, в отличие от России, в православии существует разделение. Официальная церковь в угоду властям перешла на новый стиль в 1924 году. Большинство афонских монахов отказалось придерживаться григорианского календаря, это сильно искажает православный богослужебный устав. Да и почему церковь должна следовать желаниям мирских властей? И до сих пор Афон живет по юлианскому календарю. Но многие афонские монахи стали зилотами из-за введения нового стиля и экуменической деятельности Константинопольского патриарха и перестали его поминать на богослужении и подчиняться ему. Постепенно количество зилотов-старостильников на Афоне стало уменьшаться, а разделения внутри их движения расти. Возникло несколько старостильных синодов: официально их около семи, а реально гораздо больше. Соответственно, возникает искушение походить по этим синодам и, где удастся, сделать себе карьеру и получить рукоположение во иеромонаха. Так, один мой знакомый, отец N, попытав счастья в нескольких синодах, не имея ни образования, ни духовного опыта, за пару лет стал священником, а я стал сомневаться в бескорыстности его поездки на Афон. В России значительно сложнее стать монахом и, тем более иеромонахом, а русские люди и по сей день очень почитают афонских монахов и не очень-то разбираются в сложностях синодов. Так что за будущее отца N можно быть спокойным.

Но тот, кто не перешел ни в один из старостильных синодов и живет монашеской отшельнической жизнью, фактически лишен всякого духовного окормления и предоставлен сам себе. Если раньше в кельях молодые монахи жили под руководством опытного старца, то теперь таких опытных старцев сыскать очень сложно. И монах остается один на один с искушениями. Может быть, они не столь опасны, как в прошлое время, когда прельстившиеся монахи прыгали в пропасть, но сейчас можно легко попасть в искушения материальные: возникает желание построить большую и удобную келью, сделаться учителем и даже чуть ли не всероссийского масштаба. Тем более, что, как и прежде, состоятельные люди охотно жертвуют на нужды святогорского монашества.

И, увы, сегодня есть с кого брать пример. Если еще сто лет назад греки очень ревностно относились к сохранению архитектурного стиля, и даже с русскими монахами, строившими храмы с обычными для России куполами, у них возникали конфликты, то теперь все наоборот. Греческие монахи строят на Афоне огромные кельи-усадьбы с красными крышами и белыми стенами. Появились монахи-дачники, приезжающие в келью раз-два в году. Активно пользуются удобствами: для особо важных персон даже вертолетные площадки завели.

Видно, они забыли, что ранее афонские отцы ценили физические труды почти наравне с молитвенными. Одному из пустынников явилась Божия Матерь и сказала: «Знай, что эти труды, которые братья претерпевали, перенося грузы, приносятся как благоприятная жертва Богу; и поты, которые они, поднимаясь, проливают, вменяются Христом в мученическую кровь…»

Надо сказать, что и в прошлые времена были те, кто приезжал из России с целью получить священнический сан, были и те, кто злоупотреблял просительными письмами, во множестве рассылаемыми по России. Там рассказывалось о мнимых нуждах кельи, и богомольный русский народ в те годы собирал гораздо больше средств, чем этого реально требовалось. Синоду пришлось отреагировать на подобного рода деятельность: был составлен список неблагонадежных келиотов, Но таких ловкачей всегда были единицы, а монахов-подвижников – тысячи. Думаю, что и сейчас сохраняются примерно такие пропорции, хотя соблазнов во много крат больше.

Сегодня Афон стал местом паломничества не только простых верующих людей, но и богатых предпринимателей, и государственных мужей, которые могут расщедриться, и православный туризм может стать профессиональным делом для некоторых наших соотечественников.

На Афоне мало светских учреждений: почта, полиция – вот, пожалуй, и все. Нет и частных гостиниц, есть только архондарики – гостиницы при монастырях. Останавливаться там не всегда удобно, архондарик может быть закрыт на ремонт или на подготовку к монастырскому празднику. Более того, может и не хватить мест. В келье обстановка более теплая и условия лучше. И уважающий себя турист может легко договориться с таким преуспевающим гостеприимным келиотом. Тот заодно возьмет на себя и оформление диамонтирия – специального разрешения на посещение Афона. Вот вам и искушения для келиота. И пойдут паломники в такую келью группа за группой. Кто-то будет очень страдать от этой суеты, а кому-то понравится, – вот и новая сложность афонской жизни.

 
Наконец, надо сказать о четвертой группе, недуховной. Некоторые наши соотечественники приезжают на Афон подработать. Как правило, они находятся здесь нелегально и имеют конфликты с полицией. Пару лет назад я безуспешно пытался убедить такого работника из Подмосковья, что он вполне мог бы найти работу в Москве немногим хуже, чем там. И по мне лучше суровая любовь на родине, чем дипломатичная ненависть на чужбине. Хотя, быть может, пребывание здесь не проходит без пользы, и Афон и без желания человека делает свою святую работу…

Всем же желающим посвятить себя духовной жизни, будущим священникам и монахам, советую посетить Святую Афонскую Гору, не спеша пройти по ее монастырям. Несмотря на все проблемы нынешнего века, она остается святым местом, где до сего дня надежно охраняются православные монашеские традиции.

Не надо забывать, что мы живем в последние времена. Неизвестно сколько они продлятся, но предчувствие конца есть у всех еще живущих духовной жизнью людей. Есть даже вполне ясные предзнаменования. Для Афона – это нарушение «аватона», векового запрета женщинам посещать Святую Гору. После вхождения Греции в Объединенную Европу, отмена «аватона» стала вполне реальной***. Ведь Европа – свободная и женщины пользуются равными правами, как и мужчины. Как объяснить им, что они не могут посещать святое место, да и греческие власти потенциально уже согласились на это, но пока бояться народного гнева. Хотя за доходчивыми объяснениями скрывается одно вполне очевидное: бесовское восстание на православное монашество. Стало известно из конфиденциальных афонских источников, что в этом году едва не был нарушен «аватон». Автобусы с женщинами туристками готовы были въехать на Афон. Но, сегодня этого не случилось. Никто не знает, почему… Господь не попустил совершению этого духовного беззакония. Но то, что невозможно сегодня может стать возможным завтра. И каждый пусть самый слабый и незначительной в общественном смысле всегда может сделать одно дело: помолится.

Те, кто хотят прикоснуться к святыне не должны откладывать посещения Святой Горы на завтра. Завтра уже может и не быть. Но тот, кто едет туда, чтобы стать в нынешние трудные времена жителем этого святого места, должен хорошо приготовиться.

 
* Вероятно, имеется ввиду казачий атаман Николай Иванович Ашинов, руководитель неудавшейся миссии в Абиссинии, наделавшей много шуму на международном уровне.

** Статья писалась в 2006 году. Отец Рафаил ныне опять подвизается на Афоне, имея лишь статус гостя.

*** Аватон уже формально отменен. Но женщины не могут посещать Святую Гору. Святогорцы воспользовались своим "священным правом частной собственности" на всю афонскую землю, и установили соответствующий запрет.

 
Читайте также:
Как попасть на Афон. Практические вопросы и
Как остаться на Святой Горе Афон, в Саду Пресвятой Богородицы

Комментарии


Задайте ВОПРОС или выскажите своё скромное мнение:


Заголовок:
Можете оставить здесь свои координаты, чтобы при необходимости мы могли бы с Вами связаться (они НЕ ПУБЛИКУЮТСЯ и это НЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО):

E-mail:
  Ваш адрес в соцсети или сайт:
Прошу ОПОВЕЩАТЬ меня на указанный выше e-mail - ТОЛЬКО при ответах в ветке ЭТОГО коммента

Полицейские (астиномы), отвечающие за порядок на Святой Горе Афон, арестовали на пристани Дафни монаха Григория - одного из руководителей общины зилотов монастыря Эсфигмен, и выдворили его в Урануполи. Зилота официально выселяют со Святой Горы Афон по решению Кинотиса - афонского правительства.

Однако высылкой зилота с Афона дело не кончится. Монах Григорий уже осужден на 1 год тюремного заключения "за незаконное владение монастырем" и еще на 9 месяцев – за перестройки монастырского собора (кафоликона, который является памятником культуры), не согласованные с археологической комиссией, и за препятствия работе служб, курирующих состояние монастырских храмов Святой Горы Афон. Кроме того, его обвиняют в обмане государственных служб и изготовлении фальшивых документов, освобождающих от налогов...

Оригинал сообщения на болгарском языке:

Полицейските власти, отговарящи за Света Гора, арестуваха днес на пристанището в Дафни един от ръководителите на монасите-разколници, окупирали манастира Есфигмен. Последвала е юридическа процедура за административното му изселване от Света Гора според решението на светогорското ръководство, Св. Кинотис, и заповед на администрацията на Света Гора, които са били подписани според изискванията на закона от Държавния съвет на Гърция. Въпросният монах, на име Григорий, е отведен в Урануполис. Той вече е осъждан на една година затвор от съда в Солун за незаконно владеене на манастира и на 9 месеца затвора за несъгласувани с архелогическите служби промени в катедралния храм на Есфигмен, прекъсване на връзките с отговорните за поддръжката на светогорските храмове служби и възпрепятстване на достъпа на държавните служители до обителта, която е паметник на културата. Обвинен е също за съставянето на лъжливи документи за освобождаване от ДДС и измама на държавните служби.

Автор Ромфеа - 10 март 2011, четвъртък - dveri.bg/content/view/12901/33

Могу сказать только одно, монастырь Есфигмен является лидером по духовности среди других ,которые мы посетили во время своей поездки в период с 10.10.10. по 20.10.10 г. Недаром, многие монахи из других монастырей, стараются уйти к зилотам, ради спасения души.

А какова там служба, какой духовный заряд! Пусть не обидится на меня братия других монастырей, но это действительно так! Помолимся совместно, братья, об освобождении из плена монаха монастыря Есфигмена Григория!

Предлагаю читателям отрывок из стихотворения "Афон. Воспоминания паломника", посвященный данному монастырю:

Нет там света, телефона,
Словно средние века,
Но монахи бьют поклоны,
Отвергаясь ото зла!

Их девиз звучит призывно:
"Православие иль смерть!"
И паломник непременно,
Принимает этот клич!

Полную версию стихотворений, посвященных Святой Горе Афон, можно посмотреть на сайте Стихи.ру.

Владимир Болтунов

 
С Праздником!

Помню другое. В монастырь Агиу Павлу (Святого Павла Ксиропотамского) пришли 3 монаха из обители Эсфигмен (примерно в 2005 году). Один из них, очень простой, веселый и добрый, бывший ранее в миру боксером, из Агиу Павлу ушел и вовсе в мир, прожив там где-то год. А до Эсфигмена он жил у блаженного старца-зилота на келии. По преставлении старца ко Господу, его послушников из келии выселили, ибо Великая Лавра не продлевает зилотам омологии, а по сему многие монашеские келии запустевают после смерти их старцев.

Другие два и сейчас (видел их в 2010-ом) там подвизаются и выглядят очень серьезными и смиренными монахами.

В Эсфигмене служат хорошо, гостеприимны, воодушевлены. Собрались там очень хорошие люди.
Но вот один из двух монахов (что ныне в Святом Павле) рассказывал, что игумен-духовник Эсфигмена записывает исповеди братии на диктофон. Как только он об этом узнал - видно тогда и перешел в Агиу Павлу (это была "последняя капля").

 
А вообще зилоты - монахи хорошие, но имеют такую болезнь: как начинают говорить о бедах "официальной церкви", то входят в чрезвычайно возбужденное состояние - и надолго (трудно переключиться на другое).
Это, видимо, специальный "зилотский бес", которым заражены очень и очень многие зилоты.

А имея такого беса (точнее: страсть, культивируемую этим бесом, натурально бесноватых то среди них - нет), очень трудно заниматься основным монашеским делом, - о чем давали обеты Богу, - внутренним Деланием христианина.

Так что, получается, ради праведной борьбы с церковными бедами, зилоты жертвуют внутренним монашеским устроением своих душ. А Авва Дорофей говорил, что:

"в любом христианском деле, само дело - это 1/8 (12%), а 7/8 - это хранение своего (тихого и мирного) внутреннего (Христова) устроения".

 

Но бывают и благие исключения, например прежний игумен Эсфигмена, геронда Эфимий.
Да и по истине святой старец Иосиф Исихаст большую часть своей удивительной жизни был в ряду зилотов, и лишь незадолго до своей праведной кончины присоединился к официальной церкви (всегда быв героем-подвижником Христовой Церкви)...

Бог с нами, монах Артуриос, Панделемон.

Читаю и не пойму, какой то душек непонятный, а как дочитал, до подвижника Берестова, все стало ясно...

Я - бывшая прихожанка Старообрядческой Церкви в городе Ери, в Пенсильвании . Там до сих пор сохранились порядки и правила Византийской Церкви , и это островок истинного христианского благочестия в пучине мирских соблазнов . Мужчины стоят справа , женщины слева , поклоны кладутся земные , четыре часа богослужения в каждую субботу ,во время Великого Поста служба в Церкви каждый день , обязательная исповедь перед Причастием Святых Тайн, пение "по крюкам", то есть древний знаменный распев ... Вынуждена была переехать в другой штат и буквально тоскую по моей церкви в Ери . Нашла церковную семью и возле себя, Слава Богу , но ДРЕВЛЕПРАВОСЛАВНОЕ БЛАГОЧИНИЕ живет в моем сердце и воспитано оно моей Церковью в Ери . Правила наших Святых Отцов никто отменить не может , кроме Господа, помолимся Ему о неоставлении нас Его Попечительством и укреплении наших слабых сил перед лицем наступающего конца света . Пока у нас есть Афон и наши Православные монастыри по всему миру - есть надежда на спасение наших душ.