«Путь к Варягу». Валерий Попов, Павел Троицкий - Москва, размышления после 100-летнего юбилея гибели Варяга (окончание)

Когда я приехал домой, то вспомнил, что у меня на столе лежала папка с тогда еще неизданными письмами генерала Алексеева. Всякому русскому человеку известна печальная роль этого генерала в событиях 1917 года. Но письма жене, которые ждали меня на столе, относились к более раннему периоду - к русско-японской войне, в которой участвовал генерал. Какая же метаморфоза произошла с русским обществом за какую-то дюжину лет. Это легко проследить по генералу Алексееву. В те годы это [был] твёрдый монархист, противник революции.

«В том-то, моя любимая, наше и горе русское, что все мы хотим выстроить свою хатку с краю, и если в этой хатке все пока обстоит дело складно и благополучно, то нет того общего горя, общей работы, которые могли бы нарушить покой и мирное житие бесчисленного числа таких богоспасаемых хаток. Там и пейзажи, там и весенний самодовольный смех… Это – наша болезнь…»

Вчера я с трудом заставил себя перечитать два нумера газеты «Наша жизнь» Ходского и «Русская правда» (московская). Первые годы свободы печати, когда молодая, незрелая мысль сбрасывает с себя узду, конечно, должны отличаться крайностями во мнениях, несдержанностью в выражениях. Здесь у нас нет молодости мысли, нет, - это какое-то злобное, старчески-изжитое шипенье, самооплёвывание, полная утрата веры в себя, в свои силы, одни слова..., слова…, слова…, и никакого проблеска творческой сознательной мысли.
Дочитывал с трудом, только из сознания, что нужно дочитать, так в этих убийственно неприятных строках, столбцах, страницах, сидит душа известной части русского общества. Гаденькая, трусливая, трусливая душа блудного старикашки, которого потребовали к смертному расчёту. Вопит эта душа лишь о мире, во что бы то ни стало; восторгаясь умением нашего противника сознательно умирать за славу своей Родины, как бы противопоставляя отсутствие таких качеств у русского, эта душа мечтает, что Япония, как нация не страдает под гнётом потерь и утрат…

В «Русской правде» – фельетон Немировича-Данченко, обильно поливающий грязью армию.
И они думают, что подобными писаниями поднимут дух, самосознание в армии, а в офицерском её составе - в особенности. В мирное время наша печать замалчивала, игнорировала армию. А когда выдвигала кого-либо на сцену из среды армии, то всегда в смешном, глупом виде. Собирательный русский человек не только не любит своей армии, он считает её каким-то злом, в которое надлежит отдавать из интеллигенции только отребье.
И неужели Немирович-Данченко не может понять, что отрицательные типы в армии даны обществом, даны только потому, что целым рядом лет оно оттолкнуло всё лучшее от армии, а наши порядки способствовали тому, что всё светлое, энергичное бежало, не видя выхода и просвета.
В то время, когда немец бесконечно гордится и интересуется своей армией, француз любит её, русский – издевается, надсмехается, презирает.

Бесконечно тяжело было читать эти два поганых нумера и потому, [что они] рисовали такую бездну, в которую уже ползёт Россия, такое разложение всех слоёв, такое бессилие воли, такую подлую общественную трусость, что невольно приходишь к заключению о невозможности дальнейшей борьбы.

Гнилая печать проникает в армию, жадно проглатывается, даже солдатами, делает своё растлевающее дело между ними и офицерами. Пожалуй, испытанные нами неудачи не расшатывали так нравственной упругости здешней армии, как вести их России, борзописательство и бесконечные телеграммы: "когда начнутся мирные переговоры?".

«Нет, вероятно, не переживала ещё Россия такого глубокого падения национального чутья, как теперь, даже в те времена, когда мрак невежества царил ещё больше, чем теперь». (Письмо от 17 июня 1905 года деревня Людяпуцза).

Как это напоминает недавнее время! Развал армии под улюлюканье обезумевшей толпы. И бессовестная ложь газет.

Насколько сильно действие печатного слова - иллюстрирует пример самого же Алексеева. Он, кадровый военный, невольно подаётся газетной шумихе и готов поверить в победу японцев! Вот что он пишет в том же письме: «Я теперь теряюсь в догадках, почему же с их сторон не начинаются военные действия. Что они готовы – в этом не может быть сомнения; что пока преимущества на их стороне – они это знают… И я лично предполагаю, что япоши готовят сюрприз, и подготовка эта отнимет время. Будет ли десант у Владивостока и одновременно наступление в Манчжурии – я пока разобраться не могу, но не могу согласиться с тем, что одна мечта о мире парализовала японскую настойчивость». Но через месяц он, наконец, понимает абсурдность своих ожиданий: «Пятый месяц бездействия сам по себе указывает, что только умеренность и способность японского Главнокомандующего потребовать от своих войск наивысшего напряжения сил и рисковать всем во имя победы – наградили действительно его успехом. Успех был достигнут, но и за ним обнаружилось, что достаточных сил и средств, чтобы вести дело дальше, даже с прежним риском, - нет».
Видите, как может затуманить печать самую трезвую голову?

Но взглянем на факты через много лет. Одна оборона Порт-Артура сколько стоила японцам! Та самая, за которую едва не приговорили к смертной казни генерала Стесселя. Он действовал не лучшим образом, но каков был результат! Вот что пишет Кресновский, описывая Русско-японскую войну: «Блокада Порт-Артура длилась 239 дней, осада в тесном смысле этого понятия – 159. Крепость девять месяцев (до февраля) задерживала III японскую армию и отвлекла на себя в общей сложности 170.000 неприятелей – около трети всех сухопутных сил Японии. Урон армии Ноги за всю осаду составил 110.000 человек, из коих 85.000 в боях и штурмах. Таким образом, гарнизон отвлёк на себя силы вчетверо большие, и причинил им кровавые потери, вдвое превышающие его численность. Иными словами, каждый портартурец сразился с четырьмя японцами и двух из них убил. Результаты в военной истории доселе неслыханные. Гази Осман притянул к Плевне «только» тройные силы на четыре месяца, и [осажденные?] причинил[и] им потери, значительно уступающие численности гарнизона».

«Решительная минута гибели царизма все ближе и ближе. Царизм чувствует это, но он хочет жить. За его спиной века, и эти века выработали в нем могучую привычку руководить, властвовать, решать, терзать, давить, словом, жить. Весь его грандиозный многочленный ветвистый организм сверху донизу пропитан одним инстинктом жизни. Этот жадный инстинкт его покинет лишь вместе с самой жизнью, а жизни он дешево не отдаст. Он показал это - и как показал!», - писал известный враг России Лейба Троцкий.
Заметим, в его словах тень восхищения Россией, самодержавием. Не потому хотел он уничтожить Самодержавие, что оно слабо и отжило свой век, а потому-что это сильный противник, которого надо сокрушить, чтобы сокрушить православие, а затем и русский народ, бросив его на растопку мировой революции. Это писал Лейба в 1905 году.

Вот такое неожиданное завершение празднования столетия подвига «Варяга». Не на хорошие мысли навела меня личность Руднева. Как уже прочно обосновалась революционная идеология в сердце офицера, генерала, солдата. Участие в революционной деятельности или, [как] минимум, поддержка и сочувствие антимонархическим настроением, - считалось чуть и ни делом чести.
И как глубоко неправилен был ответ на революцию. Это более напоминало на войну с собственным народом. Не поняли корней революции, где надо её искать.
Хотя теперь, уже спустя сто лет, нам всё понятно, - когда мы уже имеем опыт четырёх революций: 1905, двух – семнадцатого, и ползучей революции второ-февральской. Сейчас нам ясно, что нет революции, которая бы делались снизу. Всё происходит наверху, как правило, в среде тех, кто вертится у трона, или ходит по кабинетам министров.

После революции 1905 года нужно было сделать опору на народ, монархия всегда опирается на народ и ударить по тем, кто был наш, но, напитавшись ядом Запада, пришёл развивать, извлекать из тьмы, отсталую матушку России. И, конечно, тех, кто нашим никогда не был, но это и так всем понятно.

Поэтому глупо восхищение экономическим развитием России в начале двадцатого столетия, показателями 1913 года. Показатели были, хорошо, но показывали они в действительности то, что Россия неслась к революции. Надо было бояться не народных бунтов, а интриг вокруг Царя, сплетен о Григорие Ефимовиче Распутине, в которые вовлекались члены царствующего дома.
Не столь опасны тогда были ленины и троцкие, сколь гучковы, родзянки, милюковы. Только они могли сокрушить Россию, они её и сокрушили, остальное шло по накатанной дороге.
А с эсерами и большевиками было тогда справиться легко: показать, [что] Государь с народом, а не с Гучковыми. Надо было вводить контроль над деятельностью этих Гучковых, облагать их налогами и облегчать жизнь рабочих.
Помните планы Ильича: начать с экономических требований у рабочих, а затем перейти к политическим, а именно к затаённому: «Долой самодержавие». Таким образом, и Ильич и господа капиталисты шли рука об руку. Мироеды толкали к экономическим выступлениям, ильичи к политике.
«Несмотря на упорные усилия полицейского государства удержать общественные силы в равновесии покоя, - капитализм сделал свое дело: он заставил порожденные им классы бороться путем революции за свое политическое самоопределение», – даёт довольно верную оценку ситуации Лейба Бронштейн (Троцкий).

Хорошо известно, какой любовью пользовались Самодержцы у простого народа. Подорвать это доверие было главной задачей революционера, которые в действительности боялись и ненавидели его. «Царизм снова и снова пытается - наиболее отсталые массы, пробужденные революцией к жизни, двинуть против революционно-сознательных слоев. Столкнуть в жестоком бою стихийные кадры революции с ее сознательным авангардом, создать общую панику, вызвать в обществе страх пред идущей снизу анархией, обескровить революцию и на ее трупах и обломках, цементированных кровью, восстановить полицейское равновесие - такова грозная задача, которую теперь на практике разрешает царизм все в более широких размерах», – паниковал неугомонный Лейба.
Но, он напрасно беспокоился: попытки объединить народ не удались. Сведена на «нет» идея «Союза русского народа». Основную же работу проделали реальные эксплуататоры народа. Капиталисты же были никем и ничем - в глазах народа, поэтому дело их было в тёмной, как они считали, России, - делом совершенно пустым и никчёмным, поэтому власть быстро перешла к радикалам, ловко пользовавшимися лозунгами всеобщего равенства и братства.
Неизвестно также насколько промышленные показатели соответствовали росту благосостояния русского народа. Скорее тогда происходило то, что происходит сейчас: рост капиталов за счёт русского народа. Всё сие делалось на английские и французские капиталы и обогащало в первую очередь заграничных "товарищей". Народ этого понять не мог.

«Нам необходимо популяризировать в народных массах мысль о Временном Правительстве, уж хотя бы для того, чтоб вооружить народные массы определенными требованиями к Временному Правительству. Реорганизация бюрократического, полицейского и военного аппарата, изгнание всех кровожадных негодяев, замена их друзьями народа, вооружение народа на государственный счет - вот меры, которые прежде всего, должны быть проведены Временным Правительством и которые создадут возможность беспрепятственной работы для представителей народа. Кратко говоря, созыву Учредительного Собрания должно предшествовать разоружение реакции и вооружение революции. В Учредительном Собрании будет представлена и реакция. Временное Правительство есть правительство революционного народа, стоящего лицом к лицу с воинствующей реакцией». Не нужно удивляться, но это пишет всё он же Лейба в 1905 году!

Ещё ровно 12 лет до Февральской революции, а он уже кричит: «да здравствует временное правительство!» – и рассуждает об устройстве Учредительного [Собрания]. Вот конец мифа для тех, то считает, что Временное правительство стихийно образовалось в ходе беспорядков, когда царизм оказался неспособен управлять страной. Так считало большинство наших архиереев, прямо или косвенно поддержавших революцию. Уже и названия были придуманы и известны весьма далеко от кабинетов родзянок, милюковых и гучковых.

Удивительно и другое. Читаю мемуары Алексеева. Восток России был охвачен революцией. Телеграфное сообщение было нарушено. Начиналось то, что с успехом произошло в 1917 году, а тогда в 1905 не удалось, и только прозвучало грозным предупреждением.

«Едва ли можно представить себе более грубую, дикую, насильственную тиранию, чем та, в руках которой находится бедная родина. Невежественный железнодорожник, полуграмотный телеграфист, не ведая, что творят, являясь орудием врагов родины, парализовали всю жизнь страны и прежде всего отрезали всякие сообщения армий, умышленно и настойчиво не пропуская никаких сведений…

Не пропуская никаких сведений официальных, нам здесь печатно преподносят в виде вероятных слухов: Одесса занята английским десантом…., в Варшаве три немецкие дивизии…, у Кронштадта стоит английский флот…, в Иркутске собравшиеся на митинг солдаты выбрали своё начальство и присоединились к социал-революционной программе…, из Читы телеграмма: «платформа нижних чинов и казаков Читинского гарнизона…» Последняя уже оказалась измышлением гнусным, но идущим к цели….

Как заставляют страдать всякого, любящего хотя бы немного свою родину. Эти мерзавцы, выкинув знамя «благо народа», идут под ним на «погибель России», они добиваются этого и пускают в оборот всё, что только может обещать им успех. В том, что мы полно отрезаны даже от событий общественных, государственных, совершающихся в России, прежде всего виновата дряблая воля Линевича…
… Он покорно гнёт выю перед стачечными комитетами, полновластно распоряжающимися нашею судьбой.

Сибирская дорога, руководимая двумя поляками, настойчиво ведёт к перерыву даже того жалкого движения, которое совершается. И нет силы, которая вздёрнула бы этих панов Твардовских и заставила бы дорогу работать по иному.
В моей – быть может слишком прямолинейной – голове никак не уменьшается представление, чтобы я не мог сломить даже стойкой организации этих мерзавцев. Но для этого нельзя лавировать, лебезить, играть и делать глазки в сторону «комитетов», а нужно энергично действовать, работать, категорично ставить требования и крушить всё, что уклоняется от исполнения их. Но несчастье наше, несчастье России, что ни там, ни здесь - нет людей, а есть манекены, облечённые властью, с которой они не знают, что делать, - одетые в те или другие мундиры…

И сколько горькой обиды накопилось на душе. С 21 октября – дня получения телеграммы с манифестом – в Харбине начался разврат слова и мысли. Печатные листки открыто развращали армию, звали её к неповиновению, к погрому офицеров…, в тёмную массу солдатскую вводили самые крайние мысли, всякую нелепость, подрывая окончательно значение офицера. Прапорщики запаса, запасные офицеры, когда-то выброшенные за борт за пьянство и дурные поступки, таскались под красным знаменем, собираясь на митинги, писали заметки в листки. Враги-жидки шли впереди ещё этих элементов армии. Представители нашего архи-пакостного военно-судебного ведомства не отставали в развращении войск, то трактуя о том, что военные могут участвовать в митингах, говорить речи, критикуя распоряжения начальников, напоминающих о долге службы военным...

И эта шляпа, именуемая Главнокомандующим, допускала этот разврат в пункте, находящимся в исключительном ведении войск, ими и для них живущим…. На наших глазах шло растление, а шляпа спокойно смотрела на это, считая, что он не обязан прекратить это.

И только тогда, когда подчинённые засыпали его письмами-требованиями, часть листков была закрыта, оставшиеся целыми - получили необходимые намордники. Но ведь яд-то влит в слабое тело армии…»

Вот такое подробное и вдумчивое описание бунта. Только приходится усомниться: такой уж шляпой был главнокомандующий? Не был ли он важной шестерёнкой в том процессе, который называется революция. Государство, Царь надеется на власть, которая примет решительные меры, а власть мер не принимает, и болезнь быстро охватывает весь организм, а затем «мудрые» врачи говорят, что спасти больного может только операция. Во время операции, разумеется, больной умирает, потому что удаляют-то голову. Прекрасное лечение. И не было ли это странное бездействие не только сочувствием врачам, но и прямым участием в «лечении»?

Трудно не признать правильным положение, что какова армия таково и государство. По силе и состоянию армии можно судить и о государстве. Вспомним подъём, на котором началась Японская война. Подвиг «Варяга» прозвучал по всему миру. Войска хотели и могли воевать. Конечно, в основном командование желало лучшего. Не всегда у большой и яркой планеты подобные ей спутники. Тот, кто был соратником Суворова конца 19 века, оказался совсем плохим Кутузовым начала двадцатого. Тактика отступления и заманивания японцев неизвестно куда, вероятно в Сибирь, чтобы их там заморозить, привела к плачевным результатам на суше.

Воспользовавшись этими неудачами на воде и суше, недруги Царя, находившиеся не только за чертой оседлости, но и фланирующие по залам царского дворца, начали свою партию. Многое было неясного в революции 1905 года, но ясно, [что] без организующего начала всё сие не могло вылиться в опасные для России размеры и формы. Почти все желали избавиться от отсталого и устаревшего, и стремились к передовому и прогрессивному. И этого уже вполне достаточно было для революции. В глазах большинства, особенно либеральной верхушки таким новым - были разные демократические начала, порождения свободы, какой стала Государственная Дума.

Самодержавию абсолютно чужда демократия в любых её формах и проявлениях. Демократия вещает от всего народа, хотя всем ясно, что [реально] управляет неизвестно кем избранная группа лиц, часто даже сокрытая от общего ведения. Монархия никогда не стремилась подавить народ, наоборот, необходимо было участие простого православного народа в государственном строительстве. «Союз русского народа», как уже говорилось, был одной из таких слабых, но верных попыток укрепить трон. Вероятно, Распутин также интересовал Царскую Семью не столько как целитель, а как истинный представитель народа, связь с которым была нарушена соратниками кадетов и октябристов. В церковной области надо было опираться не на владык, а на простого сельского или городского батюшку, который мог бы пойти и к крестьянину и в рабочий барак. Надо было совсем немного: высказать ему своё расположение, доказать его нужность государству, да и поддержать немного материально. Вместо этого пришлось идти на поводу у владык, давно уже заражённых либеральными идеями и приветствовавшими свержение самодержавия в 1917 году.
Учёное монашество было весьма неплохо обеспеченно, а сельские священники, имевшие по несколько детей, - бедствовали. Но кто нужен был в тот момент? Многие с восторгом пишут о попытках сближения духовенства и интеллигенции. Но, что было важнее удержать народ в церкви или удовлетворить богоискательство отдельных лиц? В большинстве своём интеллигенция [примкнула] к революции, [и] так и осталась далека от церкви.

Конечно, в первую очередь, в революции сыграл далеко не материальный фактор. Тело имеет обыкновение поворачиваться и идти вслед за головой. Голова в лице государственной бюрократии, капиталистов, интеллигенции повернула на Запад. И как следствие этого, бездуховность, отход от идеала Самодержавия - в народе. Так что мудро ли хвастать экономическим подъёмом России в начале столетия. Рост благосостояния народа, богатство страны, - вещи положительные. Но весь вопрос в цене, которой за это заплачено. Не убеждайте меня – не убедите, что нельзя было сочетать это благосостояние с укреплением Православия, Самодержавия и Народности.

Любопытно, также и другое. То что не смогла сделать русская армия в 1905 году, с невероятной лёгкостью исполнила советская. За 10 дней была разгромлена японская армия и занята территория Северного Китая. Опять русским пришлось побывать в Мукдене выйти к Порт-Артуру и Дальнему. Но это была уже, собственно, не война, а победное шествие, несмотря на попытки японцев контратаковать. За десять дней войска продвинулись на 200 – 800 километров. Любопытно, что в 1945 году Советская Россия добилась того, что Царская Россия не могла осуществить в 1905 и 1914 годах: разгромила и Германию, объединившую практически всю Европу для войны с Россией, и Японию, контролировавшую всю Азию.

Думаю, православный историк вряд ли сможет объяснить этот парадокс. Одно ясно, что всё происходит по воле Божией. Ясно и другое, что в 1905 и 1914 годах действовали в России мощные силы, которые были заинтересованы в её поражении, и они активно действовали. Быть может, этим объясняется странная война «по-кутузовски», которую вёл Куропаткин.

Последователи Суворова показали в 1945 году правильность его тактики в войне с этим противником. Итак, Православная держава во главе с Царём не получает долгожданной победы, а СССР во главе с генсеком КПСС добивается небывалых в истории военных успехов! Глупо искать объяснение, как это делают злопыхатели, в насилии и принуждении, в бесчеловечности полководцев, закидавающих войска противника трупами.
Во-первых, беспристрастная статистика легко опровергает эти фантазии, во-вторых, победителей, как известно, не судят, оставим это занятие проигравшим. А в-третьих, ни один военноначальник не сможет заставить воевать и тем более побеждать своих солдат одним только насилием. Армия – выразительница духа народа, явление мощи её государства.

В 1945 году явился во всей своей мощи Русский Дух, взращенный на Православии. Этот дух был вызван ото сна торжеством зла в мире, казалось бы, уже поработившем весь мир. Только одна сила смогла противостать этому извержению адского огня, готовому поглотить всю вселенную. И она восстала то ли ото сна, то ли вышла из узилища и сокрушила и западного, и восточного драконов. Именно тогда, как никогда, явилось назначение Российской империи, которое всегда выражалось в заимствованном из Византии гербе: двуглавом орле с одинаковым вниманием, смотрящим и на Запад, и на Восток.

Так оно было, но почему так оно было нельзя найти ответа. Остаётся сказать, что таков был Промысел Божий. Любопытно и другое, что и в 1917, и в 1991, - Российская империя и СССР пали не от внешнего врага, а от внутреннего. Враги России поняли одну непреложную истину, которую, казалось бы, не могут понять сами русские. Россию нельзя победить оружием, её можно сокрушить только изнутри, потому что всегда и ныне и присно и во веки веков - живёт в русском духе подвиг Варяга, подвиги Куликовской битвы и Бородина, Сталинграда и Курска, и…

И вот мы сидим в большой квартире на Арбате. Рядом со мной «наш корейский товарищ», перспективный молодой политик «мистер Джон», как его называют. Свободно говорит по-русски и все в основном - о любви к России. Рассказывает о том, как его однажды вызвали в школу из-за плохого поведения сына – тот с кем-то подрался. Из-за чего? Выясняется: кто-то из одноклассников стал плохо говорить о России, и он вступился. Вот дожили мы до таких скорбных времен, когда Россию поливает грязью кто хочет, и только корейские мальчики защищают ее кулаками. Одно радует, что эти мальчики есть, и они всегда становятся мужчинами. А когда вырастут, быть может, уже Россия опять будет защищать их Родину.

Я не один за столом – рядом мои друзья: игумен, диакон и полковник в отставке. А речь идет о двух вещах: как вернуть флаг «Варяга» в Россию и как поставить маленькую часовенку у [места] захоронения останков наших воинов, чтобы русские моряки, заходящие в Чемульпо, могли помолиться в этом священном для всей России месте о воинах «за Веру, Царя и Отчество на поли брани живот свой положивших».
«Господин Джон» озабоченно покачивает головой, рассматривая наши фотографии, изучая план местности, где должна стоять часовня. Трудное это дело - убедить чиновников, ведь не только же друзья у России в Корее. Но мы все верим, что не сегодня, так завтра - такая часовня будет. И пройдет, не знаю сколько времени, и вслед за Вечной памятью, - мощный голос русского протодиакона возгласит многолетие Богохранимой стране Российской и…

И русские воины пребывающие в Царстве Небесном с радостью подхватят нашу молитву у престола Всевышнего…

Статья написана в 2004 году

«Путь к Варягу». Валерий Попов, Павел Троицкий - Подвиг, который многие ныне даже понять не могут, ибо он выразил РУССКИЙ ДУХ (начало)

Комментарии


Задайте ВОПРОС или выскажите своё скромное мнение:


Заголовок:
Можете оставить здесь свои координаты, чтобы при необходимости мы могли бы с Вами связаться (они НЕ ПУБЛИКУЮТСЯ и это НЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО):

E-mail:
  Ваш адрес в соцсети или сайт:

Прошу ОПОВЕЩАТЬ меня на указанный выше e-mail - ТОЛЬКО при ответах в ветке ЭТОГО коммента!