22 июня 1941 - ПРАВДА о Войне - Русских людей можно убить. Можно было взять в плен. Но победить их нельзя! - Владимир Мединский

 

Правда о первых днях Великой Отечественной войны

 
Владимир Ростиславович Мединский

 

Как же так? Почему?   

 

Сталин вопреки очевидным фактам считал, что это еще не война,
а провокация отдельных недисциплинированных частей немецкой армии.
Н. С. Хрущев, Доклад XX съезду КПСС «О культе личности и его последствиях»

Правда о первых днях Великой Отечественной войны 1941-1945 годов

 
Если все книги, в которых подробнейшим образом объясняются причины наших поражений в начале войны, сложить вместе, то получится нерушимая стена. Высотой с «Ленинку», шириной - с ее фасад.

Как в «Марше защитников Москвы»:
Мы не дрогнем в бою
За столицу свою,
Нам родная Москва дорога!
Нерушимой стеной,
Обороной стальной
Разгромим, уничтожим врага!

Воцерковленные люди вообще-то знают, что «Нерушимая стена» - одно из имен Богородицы. Откуда Она в стихах советского поэта? Ну да ладно, к этому еще вернемся…
Эти бы безконечные стеллажи книг туда - на западную границу СССР. Сложить из них хоть еще один дот, еще одну огневую точку. Была бы польза!

 
Разобрано все. Подсчитаны дивизии, корпуса, группы. Высказаны десятки, сотни предположений, теорий, выводов. Но всегда, после самого убедительного изложения и поставленной в конце точки остаются невысказанные вопросы: «Как же так? Почему?»

Неоднократно было доказано, что в трагическом развитии событий в первые месяцы войны виноват лично товарищ Сталин. В других книгах, доказывалось, что Сталин не виноват, а наоборот, большой молодец.

  1. Давалось объяснение, что виной всему - внезапность нападения… и разбуженные вражеской артиллерией советские солдаты и офицеры мечутся в исподнем по плацам военных городков. В других исследованиях столь же убедительно демонстрируется, что дата нападения советскому руководству была известна, и войска якобы получили приказы к боевому развертыванию.
  2. Есть и всякая авторская экзотика типа того, что армия «бастовала», так как была недовольна советскими реалиями. Или, наоборот, наши солдаты, жертвы собственной пропаганды, не верили, что свой брат рабочий - немецкий солдат - посмеет стрелять в братьев по классу.
  3. Но как бы ни были авторы уверены в правоте своих теорий, как бы удачно ни обыгрывали в своих трудах эту больную тему, все равно между их выводов сквозит: «Как же так? Почему?»

 

Как же так? Почему?

Одно простое объяснение

 

Вы знаете, я не буду разбирать этот пласт литературы. Дам всего одно простое объяснение - и это будет самая короткая глава в книге. Даже без эпиграфа.

Немцы были сильнее. Всё.

«К началу нападения немецко-фашистские войска имели двукратное, а на направлениях главных ударов 4-5-кратное численное превосходство в живой силе и боевой технике».
Это не говоря о качестве техники, моральном духе покорителей Европы и заслуженно хваленом немецком «орднунге» в войсках. Их было больше, и они, признаемся, умели воевать лучше всех в мире. Остановить немецкую военную машину тогда не мог никто. На тот момент. Вот и все объяснение. Точка.

А потом Россия сосредоточилась.
Потом сильнее стали мы!

 

 

Почему начало войны - не поражение, а победа?

 

Я умираю, но не сдаюсь! Прощай, Родина. 20/VII-41
Надпись, процарапанная на стене Брестской крепости

Зачем гитлеровские стратеги дали плану нападения на СССР имя Барбароссы - средневекового германского полководца, утонувшего в реке во время зарубежного похода?

Загадка. Наверное, плохо знали историю. Наверное, им просто показалось звучным итальянское прозвище Фридриха Рыжебородого, сына Фридриха Одноглазого. Эх, постоянно призываю, господа, не ленитесь, учите историю. Узнаете много интересного. Не в бою, не от ран, даже не от яда погиб Барбаросса, а просто полез в воду, не зная броду.

Разрабатывал план будущий пленный фельдмаршал, а тогда - боевой, прошедший Францию, Сербию, Польшу, Бельгию генерал Фридрих Паулюс. Тоже, в общем, не самая удачная фигура, но это выяснится позже.

    Основным условием успеха для «Операции «Барбаросса»» были:
  • не внезапность
  • и не создание многократного превосходства на направлениях главного удара.
  • Не удары танковыми клиньями
  • и даже не успешный обход Припятских болот, упоминание о которых назойливо переходит из одного варианта этого плана в другой.
  • Главным условием победы была скоротечность войны.

Говорят, Гитлер открещивался от авторства термина «блицкриг», «молниеносная война». Даже жаловался, что ему его приписывают. Но в каждом документе по «Барбароссе» подчеркивается: победа германского оружия должна быть молниеносной, исключающей возможность войны с русским на истощение.

Директива № 21 Верховного командования («Операция Барбаросса»). Ставка фюрера. № 33408. Отпечатано 9 экз. Совершенно секретно. Подпись: Адольф Гитлер. 18.12.1940:
«Германские вооруженные силы должны быть готовы разбить Советскую Россию в ходе кратковременной кампании еще до того, как будет закончена война против Англии».
Из директивы по стратегическому сосредоточению и развертыванию войск («Операция Барбаросса»). Генеральный штаб. Оперативный отдел. №050/41. Отпечатано 20 экз. Совершенно секретно. Только для командования. 31 января 1941 г.:
«Операции должны быть проведены таким образом, чтобы посредством глубокого вклинения танковых войск была уничтожена вся масса русских войск, находящихся в Западной России. При этом необходимо предотвратить возможность отступления боеспособных русских войск в обширные внутренние районы страны».

Два-три месяца. Максимум - пять. Это не шапкозакидательство - этой национальной славянской болезнью генералы вермахта не страдали. Это был план, базированный на всей предыдущей success story - истории успеха немецкого оружия. Вся кампания во Франции заняла у них лишь 14 дней, а в Польше - 18, на четыре дня больше. Германия ждала от своего фюрера, а фюрер от своего вермахта - блицкрига.

Еще в конце июля 1941 года, через месяц после начала войны, немецкое командование рассчитывало, что цели «Барбароссы» будут достигнуты в ближайшее время. Москва и Ленинград, по плану - 25 августа. Волга - начало октября. Баку и Батуми - начало ноября.

Этим планам не суждено было сбыться ни 25 августа, ни 25 декабря. Никогда. Ибо я убежден: Гитлер проиграл войну Красной Армии - и я не отделяю ее героических солдат от ее руководства - уже в августе 1941-го, когда «Операция Барбаросса» была сорвана.

Самые большие беды, жертвы и страдания советского народа были впереди. Еще не раз будет казаться, что Россия висит на волоске. Но уже ничего нельзя было изменить. Германия не могла вести в России затяжную войну.

 

Первые ростки победы

 

Цель - Ленинград - отодвигалась от нас в далекое будущее… дело принимало серьезный оборот.
Генерал Майнштейн «Утерянные победы»

Да, летом 1941-го было всякое. Пыльные колонны наших пленных, дороги, забитые беженцами, дезертиры и расстрелы (вызвали в Москву и расстреляли всю верхушку командования ЗапОВО - Западного военного округа), были паника и ощущение свершившейся катастрофы. Но если бы было только это, как нам часто представляется по сегодняшним фильмам и книгам, то 25 августа немцы действительно маршировали бы по Москве.

Значит, происходило и другое.
Планировались и осуществлялись контрудары.
Перестраивалась стратегия.
Подтягивались резервы.
А главное, открылось удивительное русское явление - массовый героизм.

 

Давайте отметим пунктиром, штрихами некоторые, казалось, незначительные эпизоды,
которые, складываясь вместе, уже тогда обозначали нашу будущую Победу.

 

1.   В небе над Брестской крепостью

 

45-я немецкая дивизия вела бой у Бреста в полном составе до 1 июля 1941 года. Брестская крепость, первой принявшая на себя удар, не сдавалась. Затем против горстки наших окруженных со всех сторон, лишенных воды и еды бойцов были оставлены два штурмовых батальона, усиленные артиллерией.

Об истории обороны Брестской крепости на земле слышали многие.
Я расскажу о первых боях в небе над Брестом - 22 июня 1941 года.

Около 10 часов утра на подступах к Бресту четыре самолета 123-го истребительного авиаполка, пилотируемые молодыми офицерами Можаевым, Жидовым, Рябцевым и Назаровым, вступили в бой с восемью Ме-109. Сразу же был подбит самолет Жидова. Когда он пошел на снижение, три немца стали атаковать его сверху - чтобы добить. Можаев, прикрывая выход товарища из боя, пулеметной очередью сразил одного из них. Тем временем второй самолет был подожжен самим падающим Жидовым. К концу воздушного боя Рябцев, израсходовав весь боекомплект, повел свою «Чайку» на «мессершмитт» и протаранил его. Вместе с обломками рухнул на землю и гитлеровский летчик. Сам Рябцев благополучно спустился на парашюте.

Так на глазах защитников Брестской крепости был совершен один из первых (а по данным энциклопедии «Асы Сталина», в тот день - уже 9-й) воздушных таранов в Великой Отечественной войне.

Этот крохотный эпизод - к истории про то, как весь наш воздушный флот был уничтожен немцами в первые часы на аэродромах, про мальчишек-осоавиахимовцев, которых пачками сбивали асы Геринга, и растерянных летных комиссарах, бегавших, вытаращив глаза, в исподнем по разбомбленным аэродромам. Всякое, видимо, в бардаке первых дней/недель войны было. Но было и другое. Как и эти - уже в первые минуты войны - победы в небе над Брестом, вдохновившие защитников крепости на небывалую в истории войн оборону.

 

2.   Гродно (Белоруссия, у границы с Польшей)

 

Самый первый контрудар Красная Армия нанесла уже утром второго дня войны - 23 июня южнее Гродно - во фланг вражеской группировке. Шесть немецких дивизий оказались на несколько суток прикованы к району Гродно и понесли большие потери.

29 июня генерал Гальдер сделал в дневнике следующую запись:
«Упорное сопротивление русских заставляет нас вести бой по всем правилам наших боевых уставов. В Польше и на Западе мы могли позволять себе известные вольности и отступления от уставных принципов; теперь это недопустимо…»

 

3.   Лида (Западная Белоруссия, рядом с Гродно)

 

Героически действовали в районе города Лиды (там будет позже разворачиваться действие фильма «В августе 1944-го») наши артиллеристы. Оборудовав противотанковый рубеж на реке Дзитва, встала обороной 8-я отдельная противотанковая бригада, которой командовал полковник с говорящей фамилией Стрельбицкий. На этом рубеже ожесточенные бои велись почти неделю - до 28 июня. Артиллеристы уничтожили 60 танков противника. Полковник Стрельбицкий награжден орденом Красного Знамени.

 

4.   Пограничники

 

От 20 до 30 минут - столько времени немцы отводили на взятие погранзастав согласно плану «Барбаросса». Однако многие заставы - держались сутками. По меркам Большой Войны пограничники с их винтовками и пулеметами были почти безоружны. Но они были на 100% укомплектованы, хорошо обучены и, главное, входя в жесткую структуру НКВД, по сути, всегда находились в состоянии боевой готовности. Это позволило пограничникам в первые же минуты войны дать немцам отпор, с которым тем еще никогда сталкиваться не приходилось!

5-я застава 17-го погранотряда - вы что-нибудь о ней слышали? Одна из сотен. Вот что рассказывал старшина этой заставы И. П. Максимов:

«Сначала фашисты открыли по нам артиллерийский огонь. После двухчасовой артподготовки, примерно в 6.00, в воздух поднялись немецкие самолеты и начали бомбить. Мы находились под таким обстрелом, что вынуждены были в окопах полного профиля рыть еще и щели, чтобы людей не поражали осколки.
 
Часть пограничников была на границе, остальные заняли круговую оборону заставы, благо за два дня до начала войны были вырыты еще два окопа. Первым встретил немцев наряд в составе четырех человек. На понтонном мосту они подбили бронетранспортер и мотоциклиста. Почти в семь утра появилась первая цепь немцев. Наступали плечом к плечу, с трубками во рту. Мы подпустили их на бросок гранаты и открыли огонь из имеющихся у нас винтовок, пулеметов. Наступление было отражено. Фашистом только оставалось подогнать несколько танков, погрузить на них трупы и отвезти за Буг».

 

5.   Первые герои Великой Отечественной

 

8 июля 1941 года был подписан первый в годы войны Указ Президиума ВС СССР о присвоении звания Героя Советского Союза летчикам Жукову М. П., Здоровцеву С. И. и Харитонову П. Т., прикрывавшим Ленинград от налетов вражеской авиации и сбившим каждый - по нескольку самолетов противника.

  1. Здоровцев вел затяжной бой с бомбардировщиками противника, пока не расстрелял все патроны. Пошел на таран - и вражеский самолет вместе с экипажем врезался в землю, а Здоровцев остался невредим.
  2. Харитонов, израсходовав боеприпасы, тоже не вышел из боя, атаковал вражеский бомбардировщик безоружным - но хитро́, не таранил, а изящно, как гонщик Формулы-1 - на скорости в 300 - 400 км/ч проскользнул вдоль немца - и вскользь - винтом отрубил ему воздушные рули. Уничтожив противника, Харитонов благополучно посадил свой самолет невредимым на аэродроме.
  3. Жуков (эта фамилия вскоре тоже станет говорящей) также под конец затяжного боя - уже без боеприпасов - совершил виртуозный прием военного пилотажа: прижимал своей машиной самолет люфтваффе книзу, пока фриц, не в состоянии вырулить, в конце концов на сверхнизком полете не рухнул прямиком в Псковское озеро.

Помните оплеванную критиками за «фантастичность и неестественность» сцену в «Утомленных солнцем-2», когда немецкий летчик, пытаясь попасть в цепляющихся за морскую мину девочку и священника, прижимается, выбирая угол прицела, ниже, ниже и, не справившись с управлением - рушится в воду? В кино это происходит - по молитве, но было такое и от силы ненависти к врагу русского летчика…

И, закрыв глаза, я вижу, я явственно слышу, как это было. Как беззвучно слетают шипящие звуки молитв-проклятий - с плотно сжатых губ младшего лейтенанта Жукова. Безоружного русского мальчишки-аса, загоняющего в воды озера вражеский «Юнкерс».

 

6.   Смоленск

 

Об этом сегодня уже никто не помнит. Как в разгар Смуты, в начале XVII века Смоленск дал пример всей России. Два года, в одиночку, в окружении, ничтожно малым гарнизоном, не только без помощи Москвы, а вообще - без всякой власти в Москве (там уже свергли царя, и олигархическая семибоярщина уже признала власть поляков (!)), один против всего белого света - Смоленск выдерживал иноземную осаду. Жрали крыс, выставляли в зубцах стен Смоленского Кремля длинные шесты - чтобы осаждающие принимали их за пики и ружья стрельцов - настолько мало оставалось живых защитников крепости…

Но не сдавались. Эта героическая оборона вдохновила Минина и Пожарского.
С нее началось возрождение России!

Спустя 300 лет, в 1941-м, Смоленск опять встал Нерушимой стеной на пути иноземного войска. Смоленское сражение началось 10 июля 1941-го. Это был большой жилой город. Там не был подготовлен оборонительный рубеж. Уже и «линия Молотова», и «линия Сталина» - в глубоком тылу немцев. Дорога на Москву - открыта. Гитлер знал это, и планировал взять Смоленск с ходу, за 12 дней. Но эта битва продолжалась два месяца.

Именно там, под Смоленском, окончательно рухнула «Операция Барбаросса»!

 

7.   Продолжаем - пунктиром, штрихами…

 

Уже 14 июля нами впервые применена реактивная артиллерия. «14.07.1941 в 15 часов 15 минут батарея капитана И. А. Флерова нанесла удар по железнодорожному узлу Орша, где стояли немецкие вагоны с боеприпасами и цистерны с горючим… Враг понес большие потери, в его рядах возникла паника. Те из гитлеровцев, кто уцелел, были взяты в плен. Это чудо-оружие советские бойцы назвали ласково «катюшей», а немецкие солдаты прозвали его «сталинским органом» (Stalinorgel)».

Для поражения немецких танков все шире привлекалась авиация. Удары она наносила специальными термитными шарами и бутылками с горючей смесью.
 
30-31 августа наши летчики уничтожили более ста танков. Тогда же воздушным ударам подверглись 8 аэродромов противника, на которых уничтожили 57 самолетов. Так что не только мы теряли самолеты на земле в начале войны.

11 августа начальник германского Генерального штаба Франц Гальдер записал в дневнике:
«Общая обстановка все очевиднее показывает, что колосс Россия… был нами недооценен»

 

8.   Ельня

 

Первого значительного успеха мы добились под Ельней, где 24-я армия с 30 августа по 8 сентября провела наступательную операцию. В основу замысла тогда еще генерала Георгия Жукова был положен классический двусторонний охват с окружением и разгромом немцев по частям.

В 7 часов утра около 800-а орудий, минометов и реактивных установок обрушили шквал огня на врага. После четырехдневного упорного сопротивления противник под угрозой окружения начал отходить. 6 сентября Ельня была освобождена. 8 сентября Ельнинский выступ, вдававшийся в нашу оборону, был срезан. Пять немецких дивизий потеряли за неделю боев на одном этом участке фронта - 45 тысяч человек.

Теперь - прошу обратить внимание:
 
При разгроме Франции и всей ее армии, при разгроме английских экспедиционных сил во Франции, захвате Бельгии, Голландии, Люксембурга - германская армия потеряла 45 774 убитыми. То есть общие потери немцев за неделю под Ельней в сентябре 1941-го сопоставимы с потерями за целый год (!) войны в Европе.
 
«Здесь, под Ельней, родилась советская гвардия. Первым четырем стрелковым дивизиям (100, 127, 153 и 161-й), особо отличившимся в боях, было присвоено звание «гвардейская»».
 
И все это тоже - 1941 год.

 

9.   Цена первых успехов

 

Под Смоленском наши безвозвратные потери составили 486 171 человек, а санитарные - 273 803 человека. Страшные цифры. Но и у немцев танковые дивизии лишились половины личного состава и машин, общие потери составили около полумиллиона человек. Здесь впервые - уже в первые месяцы войны - мы начинали выходить на паритет по потерям.

Кто были последними защитниками Брестской крепости?
Эти люди заслуживают величайшего восхищения.
ГЕНЕРАЛ-ПОЛКОВНИК ГУДЕРИАН

 
 

О ЗАЩИТНИКАХ БРЕСТСКОЙ КРЕПОСТИ

 

В этой книге нельзя ограничиться одним эпизодом с тараном в небе над Брестской крепостью. Ее оборона - как камертон: Брестская крепость задала героическую тональность всей Великой Отечественной Войне. И пусть о подвиге защитников нам стало известно только после войны, - немцы-то знали. Знали свою судьбу!..

Казалось бы: как могут старинные укрепления позапрошлого века защитить от оружия века XX - танков, самолетов, огнеметов, удушливых газов (а они тоже применялись против защитников Брестской крепости)?

Укрепления Бреста выглядели внушительно, но только внешне. Кстати, одним из проектировщиков «модернизации» крепостных фортов в 1913-м был царский офицер Дмитрий Карбышев - тот самый несгибаемый генерал Карбышев, которого немцы в феврале 1945-го вместе с другими заключенными концлагеря Маутхаузен превратят на морозе в ледяную глыбу.

Петр Михайлович Гаврилов, Герой Совеского Союза - с 22 июня 1941 года возглавлял оборону Брестской крепости

Брестская крепость притягивает удивительные совпадения: в лагере для советских военнопленных генерал Карбышев сблизился с тем самым майором Петром Гавриловым, который с 22 июня 1941 года возглавлял оборону Брестской крепости. 23 июля (повторю - ИЮЛЯ) - Гаврилов, тяжело раненным - попал в плен. Не через неделю, не через десять дней - через месяц и один день после начала войны. Каким-то чудом майор Гаврилов в немецком плену выжил. После освобождения его восстановили в звании майора и взяли назад на службу. С 1946-го по 1957 года Петр Михайлович испил чашу "мест не столь отдаленных". В 1957-м, когда о подвиге Бреста узнала вся страна, Петру Михайловичу Гаврилову присвоили звание Героя Советского Союза. Умер майор Петр Михайлович Гаврилов - 26 января 1979 года в Краснодаре.


Земляной вал Бреста с казематами в принципе создавал некие возможности для обороны. В 1939 году поляки тоже сразу не сдались. Они героически защищали крепость от бронетанкового корпуса генерала Гудериана - три дня. 14 и 16 сентября отбили семь атак. И ушли из крепости только в ночь на 17 сентября 1939 года: силы были неравны, поляков было всего 2-2,5 тысячи. На рассвете в нее вошли немцы. В Бресте они не задержались и вскоре передали его нашим войскам. Кстати, именно там в 1918-ом году был подписан Брестский мир - с теми же немцами.

Гудериан в своих воспоминаниях, правда, поляков за эту оборону не хвалит, больше напирая на бардак в немецких частях:
«14 сентября… я быстро начал марш на Брест, чтобы использовать внезапность для достижения успеха… Попытка взять эту цитадель внезапным нападением танков провалилась лишь потому, что поляки поставили во входных воротах старый танк «Рено», который и помешал нашим танкам ворваться в город…
20-я мотодивизия и 10-я танковая дивизия 16 сентября начали совместное наступление на цитадель. Штурмом взяли гребень вала, но атака захлебнулась, так как пехотный полк… не выполнил приказа наступать непосредственно за огневым валом артиллерии. Когда полк, в передовые подразделения которого я тотчас же направился, с опозданием и уже без приказа вновь предпринял атаку, он понес, к сожалению, тяжелые потери, не достигнув успеха. Мой адъютант… пытался прекратить огонь, который вели наступавшие сзади части по своим собственным передовым подразделениям, но был сражен польским снайпером»
.

Итак, укрепления крепости позволили полякам продержаться три дня - это известно. Увы, мы не знаем, сколько дней точно держались наши защитники крепости. Точнее, сколько недель, месяцев.
Мы не знаем имени человека, процарапавшего штыком на стене:
    «Я умираю, но не сдаюсь. Прощай, Родина. 20.VII.41 г.»
Он ведь не подписался…

20 июля… Значит, этот солдат воевал в подземельях Брестской крепости уже месяц, практически без пищи и боеприпасов. У наших солдат были консервы и патроны, но совершенно не было воды. Немцы это быстро поняли и блокировали доступ из руин крепости к реке. Дожидались, пока последние защитники, врывшиеся в землю посреди гор разложившихся на жаре трупов, просто умрут от жажды. Несмотря на это - только организованная оборона крепости каким-то чудом продолжалась до августа 1941 года. Но долго еще и после боялись подходить немцы к подземельям. Словно зомби, восставшие из ада, поднимались оттуда по ночам черные тени, и звучали автоматные очереди. По немецким источникам, последние очаги сопротивления в Бресте были подавлены только в сентябре. Когда уже пал Киев и Смоленск… Есть и другие легенды…

В северокавказской прессе был опубликован рассказ, как уже поздней осенью в момент, когда эсэсовцев выстроили на плацу для награждения за очередные «подвиги»…

«…Из подземных казематов крепости вышел высокий подтянутый офицер Красной Армии. Он ослеп… и шел с вытянутой левой рукой. Правая рука его лежала на кобуре пистолета, он был в рваной форме, но шел с гордо поднятой головой, двигаясь (наощупь) вдоль плаца. Неожиданно для всех немецкий генерал вдруг четко отдал честь советскому офицеру, последнему защитнику Брестской крепости, за ним отдали честь и все офицеры немецкой дивизии. Красноармейский офицер вынул из кобуры пистолет, выстрелил себе в висок. Когда проверили документы - партийный и военный билеты, - узнали, что он уроженец ЧИАССР, старший лейтенант пограничных войск».
 
Фамилия - Барханоев. Ее нет среди тех, чьи имена увековечены на плитах мемориального комплекса «Брестская крепость-герой». Там вообще нет фамилий 3/4 защитников, так навсегда и оставшихся Неизвестными солдатами. Но действительно среди них довольно много других кавказских - в том числе вайнахских - фамилий. Так что хорошая легенда, правильная. В интернете она гуляет под названием «Последний защитник Брестской крепости». Однако это не совсем точно, этот герой - не был последним защитником.

Писатель Сергей Смирнов, благодаря которому мы и узнали о подвиге героев Бреста, долгие годы пытался выяснить, кто же был последним, или последними. Одна из глав его знаменитой книги, удостоенной Ленинской премии, так и называется - «Последние». Смирновым записан поразительный рассказ еврейского скрипача Ставского, позднее расстрелянного в гетто. Этот рассказ привел старшина Дурасов, который сам был ранен под Брестом, попал в плен и остался в рабочей команде при немецком госпитале.

«Однажды, - это было в апреле 1942 года (как вспоминает Дурасов), - скрипач опоздал часа на два на работу и, когда пришел, с волнением рассказал товарищам о том, что с ним случилось. На дороге его остановили немцы и увезли в крепость. Там, среди развалин, в земле была пробита широкая дыра, уходившая куда-то глубоко вниз. Вокруг нее с автоматами наготове стояла группа немецких солдат.
- Спускайся туда! - приказал скрипачу офицер. - Там, в подземелье, до сих пор скрывается один русский. Он не хочет сдаваться и отстреливается. Ты должен уговорить его выйти наверх и сложить оружие - мы обещаем сохранить ему жизнь.
 
Когда скрипач спустился, в темноте грянул выстрел.
- Не бойся, иди сюда, - говорил неизвестный. - Я выстрелил просто в воздух. Это был мой последний патрон. Я и сам решил выйти - у меня уже давно кончился запас пищи. Иди и помоги мне…
 
Когда они кое-как выкарабкались наверх, последние силы оставили незнакомца, и он, закрыв глаза, изнеможденно опустился на камни развалин. Гитлеровцы, стоя полукругом, молча, с любопытством смотрели на него. Перед ними сидел невероятно исхудавший, заросший густой щетиной человек, возраст которого было невозможно определить. Нельзя было также догадаться о том, боец это или командир, - вся одежда на нем висела лохмотьями.
Видимо, не желая показать врагам свою слабость, неизвестный сделал усилие, чтобы встать, но тут же упал на камни. Офицер бросил приказание, и солдаты поставили перед ним открытую банку с консервами и печенье, но он не притронулся ни к чему. Тогда офицер спросил его, есть ли еще русские там, в подземелье.
- Нет, - ответил неизвестный. - Я был один, и я вышел только для того, чтобы своими глазами посмотреть на ваше безсилие здесь, у нас, в России…
По приказанию офицера музыкант перевел ему эти слова пленного.
И тогда офицер, обращаясь к своим солдатам, сказал:
- Этот человек - настоящий герой. Учитесь у него, как нужно защищать свою землю…»

Это было в апреле 1942 года. Имя и судьба героя остались неизвестными…

 
Брестская крепость выявила, выражаясь современным языком, один из главных алгоритмов той войны:

Русских людей можно было убить.
Можно было взять в плен.
Но победить их было нельзя!

Раз за разом уничтоженные очаги сопротивления снова оживали и назавтра огрызались огнем, а после очередного рапорта об «окончательной» зачистке Брестской крепости немецкое военное кладбище в ее окрестностях продолжало расширяться.

Когда 24 июня 1941 года майор Гаврилов возглавил оборону Брестской крепости, у него было 400 бойцов…
Чуть больше, чем у обезсмертившего себя в веках спартанского царя Леонида.

 
Из надписей на плитах мемориала «Брестская крепость»:

ШУМКОВ Александр Иванович
р. в 1913 в г. Константиновка Донецкой обл., в РККА с 1939, окончил курсы мл. лейтенантов, лейтенант, командир 9-й стрелковой роты 84-го СП, погиб 22 июня 1941.
 
ШУМКОВА Любовь Сергеевна
р. в 1919 в д. Романово Лебедянского р-на Липецкой обл., жена лейтенанта А. И. Шумкова, командира 9-й стрелковой роты 84-го СП, погибла 22 июня 1941.
 
ШУМКОВА Светлана Александровна,
р. в декабре 1940 в г. Бресте, дочь лейтенанта А. И. Шумкова, погибла 22 июня 1941.

 

Московский анабасис генерала Блюментрита

 

Анабасис (Ἀνάβασις, «восхождение») - это непростой военный поход, требующий стойкости и выдержки…
 
Если я возьму Киев, я возьму Россию за ноги;
если я возьму Петербург, я возьму ее за голову;
заняв Москву, поражу ее в сердце.
Наполеон I

Понятно, что в сводках Совинформбюро наши сами себя хвалили.
А как еще? Надо поддерживать боевой дух. Не голову же пеплом посыпать…
Но дело в том, что не меньше нас хвалили и немцы!

Правда, выяснилось это уже после войны, когда увидели свет дневники гитлеровских генералов. Заяви такое вслух немецкий военачальник, безрезультатно штурмуя Ленинград или откатываясь от Москвы, его бы лишили орденов, звания и расстреляли перед строем. В вермахте тоже с этим не церемонились…

 
В 1946-48 годах американцы пытались выведать у пленных немецких генералов, в чем секрет непобедимости русской армии. На роль Мальчиша-Кибальчиша эти потрепанные вояки не годились, и на вопросы отвечали честно. В результате этих то ли интервью, то ли протоколов допросов и появилась книга «Роковые решения вермахта», которую американский редактор представил вполне откровенно: «Мы, американцы, должны извлечь пользу из неудачного опыта других».

Одним из тех, кто вынужден был рассказывать о своих поражениях, - начальник штаба 4-й армии вермахта генерал Гюнтер Блюментрит. Удивительно, но этот нацист отзывается о противнике - русских - гораздо более позитивно, чем сегодня некоторые наши собственные «либеральные» публицисты. Хотя местами его чисто европейская дремучесть вызывает даже умиление - а ведь вторую войну воевал человек против нас. В общем, очень интересная Россия получается у генерала Блюментрита.

«Близкое общение с природой позволяет русским свободно передвигаться ночью в тумане, через леса и болота. Они не боятся темноты, безконечных лесов и холода. Им не в диковинку зимы, когда температура падает до минус 45 градусов. Сибиряк же, которого частично или даже полностью можно считать азиатом, еще выносливее, еще сильнее… Мы уже испытали это на себе во время Первой мировой войны, когда нам пришлось столкнуться с сибирским армейским корпусом»…

Да уж, сибиряки, подошедшие на подмогу Москве, сумели впечатлить лощеного германского офицера. Сразу и вспомнил нас, и всё былое…

«Для европейца, привыкшего к небольшим территориям, расстояния на Востоке кажутся безконечными… Ужас усиливается меланхолическим, монотонным характером русского ландшафта, который действует угнетающе, особенно мрачной осенью и томительно долгой зимой. Психологическое влияние этой страны на среднего немецкого солдата было очень сильным. Он чувствовал себя ничтожным, затерянным в этих безкрайних просторах».

Вот, оказывается, как. Мы видели во фрицах извергов, душителей, губителей людей. А оказывается, их тонкая душевная организация страдала от необозримости российских просторов… Приходилось им действовать по Фрейду - через силу выдавливать из себя на этой гнетущей безкрайней земле свои психологические европейские комплексы… Жечь, расстреливать, насиловать… И чего было к нам лезть таким тонким натурам?

Но характеристика, согласитесь, любопытная. Такого нарочно не придумаешь. Короче, природа наша Блюментриту не нравится, а вот русского солдата он оценивает высоко, на собственном горьком опыте двух войн:

«Русский солдат предпочитает рукопашную схватку. Его способность - не дрогнув выносить лишения - вызывает истинное удивление. Таков русский солдат, которого мы узнали и к которому прониклись уважением еще четверть века назад».

Прониклись уважением? То-то расстреливали пленных прямо на марше, сбрасывая трупы в обочину. Или боялись, а потому зверствовали? Нет, не понять нам, славянским недочеловекам, тонкостей душевной организации противника.

Дальше - еще интереснее. Оказывается, немцы не знали нашего оборонного потенциала! Хорошо же была налажена секретность в предвоенном СССР, которую интеллигенция считала глупой шпиономанией. Подчеркну, эти воспоминания относятся не к весне 1945-го, когда мы стояли на подступах к Берлину, а к осени 1941-го, когда немец пер на Москву.

«Нам было очень трудно составить ясное представление об оснащении Красной Армии… Гитлер отказывался верить, что советское промышленное производство может быть равным немецкому. У нас было мало сведений относительно русских танков. Мы понятия не имели о том, сколько танков в месяц способна произвести русская промышленность. Трудно было достать даже карты, так как русские держали их под большим секретом. Те карты, которыми мы располагали, зачастую были неправильными и вводили нас в заблуждение.
О боевой мощи русской армии мы тоже не имели точных данных. Те из нас, кто воевал в России во время Первой мировой войны, считали, что она велика, а те, кто не знал нового противника, склонны были недооценивать ее»…

Были, как выясняется, и в верхушке германского генералитета трезвые головы. И решались высказываться - пока война еще не началась.

«Фельдмаршал фон Рундштедт, командовавший группой армий «Юг» и после фельдмаршала фон Манштейна наш самый талантливый полководец во время Второй мировой войны, в мае 1941 года сказал о приближающейся войне следующее:
 
«Война с Россией - безсмысленная затея, которая, на мой взгляд, не может иметь счастливого конца. Но если, по политическим причинам, война неизбежна, мы должны согласиться, что ее нельзя выиграть в течение одной лишь летней кампании»»

(напомню, именно эта задача официально ставилась перед армией фюрером - Владимир Мединский)…

Но вот война началась - и немцы в недоумении. Не Европа-с, господа, вам тут совсем не Европа. Да, скифы мы…

«Поведение русских войск даже в первых боях находилось в поразительном контрасте с поведением поляков и западных союзников при поражении. Даже в окружении русские продолжали упорные бои. Там, где дорог не было, русские в большинстве случаев оставались недосягаемыми…
И они всегда пытались прорваться на восток… Наше окружение русских редко бывало успешным».

Война продолжалась и преподносила все новые неприятные сюрпризы.

«От фельдмаршала фон Бока до солдата - все надеялись, что вскоре мы будем маршировать по улицам русской столицы. Гитлер даже создал специальную саперную команду, которая должна была разрушить Кремль.
 
Когда мы вплотную подошли к Москве, настроение наших командиров и войск вдруг резко изменилось. С удивлением и разочарованием мы обнаружили в октябре и начале ноября, что разгромленные русские вовсе не перестали существовать как военная сила. В течение последних недель сопротивление противника усилилось, и напряжение боев с каждым днем возрастало…»

Генерал Гюнтер Блюментрит навряд-ли читал «Войну и мир» и про "дубину народной войны" он, конечно, не слышал. А вот судьбу Наполеона в своих воспоминаниях мусолит постоянно. Нет, сравнивать Гитлера с Бонапартом - это не было голой придумкой советской пропаганды. Так считали и сами немцы…

«Глубоко в нашем тылу, в огромных лесных и болотистых районах, начали действовать первые партизанские отряды… Они нападали на транспортные колонны и поезда с предметами снабжения, заставляя наши войска на фронте терпеть большие лишения. Воспоминание о Великой армии Наполеона преследовало нас, как привидение. Книга мемуаров наполеоновского генерала Коленкура, всегда лежавшая на столе фельдмаршала фон Клюге, стала его Библией. Все больше становилось совпадений с событиями 1812 года»

Все больше совпадений? А вы как хотели? Вторая Отечественная!

Но уж вовсе удивительным, будто придуманным изобретательным сценаристом, кажется эпизод с французами, снова наступавшими на Москву, - в 1941-ом. Однако нет, это не фантастика, а аутентичные мемуары генерала вермахта…

«Четыре батальона французских добровольцев, действовавших в составе 4-й армии, оказались менее стойкими. Перед Бородино фельдмаршал фон Клюге обратился к ним с речью, напомнив о том, как во времена Наполеона французы и немцы сражались здесь бок о бок против общего врага. На следующий день французы смело пошли в бой, но, к несчастью, не выдержали ни мощной контратаки противника, ни сильного мороза и метели. Таких испытаний им еще никогда не приходилось переносить. Французский легион был разгромлен… Через несколько дней он был отведен в тыл и отправлен на Запад».

Если бы я писал киносценарий из эпохи наполеоновских войн, то махнул бы рукой на строгое следование исторической правде и вставил бы этот эпизод с французским легионом, в серой форме вермахта, - погибающим на заснеженном поле Бородина. Здесь была бы правда иного уровня - художественная!

«И вдруг на нас обрушилась новая, не менее неприятная неожиданность. Во время сражения за Вязьму появились первые русские танки Т-34… В результате наши пехотинцы оказались совершенно беззащитными. Требовалось по крайней мере 75-мм противотанковое орудие, но его еще только предстояло создать. В районе Вереи танки Т-34 как ни в чем не бывало прошли через боевые порядки 7-й пехотной дивизии, достигли артиллерийских позиций и буквально раздавили находившиеся там орудия».

 

Он втоптал их прямо в грязь…

 

Русского солдата мало убить, его надо еще и повалить!
Фридрих II Великий

Но, может, этот самый Блюментрит был в вермахте отступником, своего рода моральным уродом, несмотря на свою высокую должность? Может, лишь он один среди германских милитаристов отдавал должное врагу? Да нет.

Вот книга под броским названием «1941 год глазами немцев. Березовые кресты вместо железных» британца Роберта Кершоу. Она построена на серии интервью с выжившими ветеранами похода на Россию. Это самые обычные солдаты и офицеры вермахта:

  • «Русские не сдаются. Взрыв, еще один, с минуту все тихо, а потом они вновь открывают огонь…»
  • «С изумлением мы наблюдали за русскими. Им, похоже, и дела не было до того, что их основные силы разгромлены…»
  • «Буханки хлеба приходилось рубить топором. Нескольким счастливчикам удалось обзавестись русским обмундированием…»
  • «Боже мой, что же эти русские задумали сделать с нами? Мы все тут сдохнем!..»

Однако, может и это - окопная правда, зато те, кто возглавлял нашествие и видел всю картину объемно, - другого мнения?

В мемуарах немецких военачальников - а это огромная литература, - конечно, много самолюбования, попыток оправдаться, объясниться перед потомками. Тем не менее, все боевые генералы, как один, отдают должное русским - начиная с первых дней войны.

Генерал-полковник (позднее - фельдмаршал) фон Клейст, летом 1941-го - командующий 1-й танковой группой, которая наступала на Украине:
«Русские с самого начала показали себя как первоклассные воины, и наши успехи в первые месяцы войны объяснялись просто лучшей подготовкой. Обретя боевой опыт, они стали первоклассными солдатами. Они сражались с исключительным упорством, имели поразительную выносливость…»
Генерал фон Манштейн (тоже будущий фельдмаршал):
«Часто случалось, что советские солдаты поднимали руки, чтобы показать, что они сдаются нам в плен, а после того как наши пехотинцы подходили к ним, они вновь прибегали к оружию; или раненый симулировал смерть, а потом стрелял с тыла в наших солдат».
Дневник генерала Гальдера (1941 год):
«Следует отметить упорство отдельных русских соединений в бою. Имели место случаи, когда находящиеся в дотах взрывали себя вместе с дотами, не желая сдаваться в плен» (Запись от 24 июня)
«Сведения с фронта подтверждают, что русские всюду сражаются до последнего человека… Бросается в глаза, что при захвате артиллерийских батарей и т.п. в плен сдаются немногие» (29 июня)
«Бои с русскими носят исключительно упорный характер. Захвачено лишь незначительное количество пленных» (4 июля)
Фельдмаршал Браухич (июль 1941 года):
«Своеобразие страны и своеобразие характера русских придает кампании особую специфику. Первый серьезный противник».

Добавлю, что для гитлеровцев он оказался и последним…

В общем, все понятно и достаточно очевидно. Но чтобы уже закончить с немцами, дам целиком историю, описанную командиром 41-го танкового корпуса вермахта генералом Райнгартом. Про то, как немцы впервые увидели советский тяжелый танк КВ. По-моему, история потрясающая!

«Примерно сотня наших танков, из которых около трети были Т-IV, заняли исходные позиции для нанесения контрудара. С трех сторон мы вели огонь по железным монстрам русских, но все было тщетно… Эшелонированные по фронту и в глубину русские гиганты подходили все ближе и ближе. Один из них приблизился к нашему танку, безнадежно увязшему в болотистом пруду. Безо всякого колебания черный монстр проехался по танку и вдавил его гусеницами в грязь. В этот момент прибыла 150-мм гаубица. Пока командир артиллеристов предупреждал о приближении танков противника, орудие открыло огонь, но опять-таки безрезультатно.
 
Один из советских танков приблизился к гаубице на 100 метров. Артиллеристы открыли по нему огонь прямой наводкой и добились попадания - все равно что молния ударила. Танк остановился. «Мы подбили его», - облегченно вздохнули артиллеристы. Вдруг кто-то из расчета орудия истошно завопил: «Он опять поехал!» Действительно, танк ожил и начал приближаться к орудию. Еще минута, и блестящие металлом гусеницы танка словно игрушку впечатали гаубицу в землю. Расправившись с орудием, танк продолжил путь как ни в чем не бывало»…

Владимир Ростиславович Мединский

 
Владимир Мединский "Правда о первых днях Великой Отечественной войны"
Православие и Мир > Великая Отечественная Война 1941-1945 > Страницы истории
22 июня, 2011 • http://www.pravmir.ru/pravda-o-pervyx-dnyax-velikoj-otechestvennoj-vojny

Владимир Ростиславович Мединский - депутат Государственной Думы, член комиссии по противодействию фальсификации истории, публицист, автор книги «Война», в которой развенчиваются популярные мифы о Великой Отечественной войне, а также даются ответы на острые вопросы, первым в ряду которых стоит вопрос о причинах начала войны. Предлагаем вниманию читателей главу из книги «Война» - «Правда о первых днях Великой Отечественной войны».

 

БИОГРАФИЯ   Владимира Ростиславовича Мединского

 

Medinskij

Доктор политических наук, профессор. Член Союза писателей России.
Депутат Государственной Думы России, член Генерального совета партии «Единая Россия»

Родился 18.07.1970 в городе Смела Черкасской области Украинской ССР
В 1992 году окончил факультет международной журналистики МГИМО МИД РФ

1992-1998 - основал PR-агентство «Корпорация «Я» (лучшее PR-агентство России в 1997 и 2000 годах)
1998-1999 - работа в налоговых органах РФ
2000-2002 - советник зам. Председателя Государственной Думы РФ Георгия Валентиновича Бооса
2002-2004 - руководитель исполкома Московской организации партии «Единая Россия»
С 2003 года - депутат Государственной Думы ФС РФ (Федерального Собрания) - 4-го и 5-го созывов

2006-2008 - Президент Российской ассоциации по связям с общественностью (РАСО)


    Автор серии книг «Мифы о России» (общий тираж книг - 350 000 экз.):
  1. «О русском пьянстве, лени и жестокости»
  2. «О русской демократии, грязи и «тюрьме народов»
  3. «О русском воровстве, особом пути и долготерпении»
  4. «Скелеты из шкафа русской истории»


• Автор книги «Особенности национального пиара» (сборник авторизованных лекций для студентов МГИМО)
• Участвовал в книге Саши Хинштейна «КРИЗИС» (основная авторская нагрузка - на Александре Хинштейне)
• В конце 2010 вышла книга Владимира Мединского «Война» из новой авторской серии «Мифы СССР 1939-1945 годов»

 

Дворкович сказал, что мы, наверное, должны отказаться от стипендий, так его чуть с потрохами не сожрали. А он по сути прав. В нынешнем виде стипендии не решают никаких проблем, а просто являются распылением средств...
... Как, например, было в МГИМО. Я учился, и мне язык давали в зависимости от того, какой в посольстве потребуется специалист. И никто не спрашивал моего мнения на сей счёт. Я мог хотеть учить английский, но учил, скажем, язык племени тумбу-юмбу (в МГИМО Владимир Мединский изучал чешский язык), потому что такой человек был нужен через 5 лет советскому МИДу. И я выучил тумбу-юмбу, потому что учился бесплатно, государство за меня платило, а я должен был идти и отпахать по распределению в племени тумба-юмба...
 
... Считаю, что пора перестать жить по принципу «как бы чего не вышло», а надо начать наконец-то заниматься кардинальным реформированием нашего общества...
... Мы имитируем борьбу с коррупцией. Да, Президент понимает, что это колоссальная проблема. Но то, что сейчас предлагается, – это имитация борьбы. Контроль доходов – это ничто. Нужно контролировать расходы, проводить показательные процессы, должно быть страшно брать взятки. Система МВД в её нынешнем виде не реформируема вообще...

 

Листал недавно книгу для детей – шведский общественный институт проспонсировал – книжка о какашках. Для младшего школьного возраста. Вот это что такое? Но, что от них ещё ждать – у них «голубых» в церкви венчают.
 
У нас свои нормы, свои правила, у них – свои. Один мой приятель эмигрировал в Америку – сейчас же трагедия – идет новая скрытая волна эмиграции – и с придыханием рассказывает, как там хорошо… Но признает, что самое главное там – не заболеть и не попасть в какую-то переделку с юристами. Потому что если ты кого-то зеркалом машины задел (не сбил), то человек падает, ложится на дорогу, и заявляет: «Я умираю». И если ты не застрахован, то ты до конца жизни его будешь содержать.
 
Он арендует квартиру и рассказывает: «У меня договор аренды 10 страниц. Там прописано, что я не имею права к себе приводить людей ночью, что имею право только две пары обуви оставлять внизу и что я должен за каждую стирку 1,5 доллара оставлять. А у хозяев кот. Он ко мне ночью пришел, я утром ухмыляюсь, вот, мол, у меня был ночной посетитель. Тут вижу – у хозяина потёк пот, а хозяйка начала отпаивать меня чаем и спрашивать, нет ли у меня аллергии на кошек». Эту историю он рассказал знакомому юристу, который ответил: «Какая досада, что у тебя нет аллергии. Если в контракте нет кота, а мы бы у тебя зафиксировали аллергию, то считай, что эта комната уже твоя».
 
Вы называете это здоровым обществом? Я называю это кончеными «правовыми» извращенцами. Человеческие отношения извращены, не говоря уже о том, что у них в заявлениях на паспорт теперь пишут родитель номер один и родитель номер два. Это не политкорректность, это гибель человечества...

 
Выше - выдержки из интервью Владимира Ростиславовича Мединского порталу "Православие и Мир"
Беседовала Анна Данилова - 6 апреля 2011 - http://www.pravmir.ru/mify-vojny-i-mira

Комментарии

 

Мифы о Великой Отечественной Войне

Владимир Ростиславович Мединский

 

В этом году 70 лет c начала Великой Отечественной войны. Ценой 30 миллионов жизней мы спасли от фашизма, от полного уничтожения не только свою Родину, но и всю Европу. К сожалению, подвиг русского солдата почти забыт. Более того, и в Европе, и в современной России находятся недоумки, которые считают, что воевали мы зря. Что заплатили слишком много и вообще сами вынудили Германию к нападению, а СТАЛИН ничуть не лучше ГИТЛЕРА.
 
Попытку развенчать навеянные вражеской пропагандой мифы сделал в своей книге «Война» депутат Госдумы, профессор МГИМО Владимир МЕДИНСКИЙ. В интервью «Экспресс газете» автор пролил свет на многие спорные моменты военного времени.

- Во время перестройки вышла книга «Фашистский меч ковался в СССР». Автор пишет, как наши офицеры обучали в Липецке будущих асов люфтваффе, а в Казани - танкистов панцерваффе. Мол, в Липецке у будущего рейхсмаршала авиации Геринга даже была любовница - Надя Горячева.

Владимир Мединский - Все, кроме любовницы, - сущая правда. Таким образом Германия обходила запрет, наложенный на нее Версальским договором на современные вооружения. Правда, есть нюансы. Авиашкола в Липецке была создана немцами на немецкие деньги. Самолеты закуплены немецкими посредниками в Голландии якобы для Аргентины, а оказались в Липецке. Немцы-курсанты ехали в Россию под видом туристов, под вымышленными именами. В 1925 - 1933 годах школу окончили - под руководством немецких инструкторов, пилотов Первой мировой, - 360 летчиков. Из них 140 - советских. И еще 45 советских авиамехаников. А когда после прихода Гитлера к власти школу свернули, все оборудование бесплатно осталось нам. Не напоминает позорный вывод Западной группы войск из Германии при Горбачеве и Ельцине? В танковой школе в Казани было то же самое. Немецкие специалисты подготовили там для рейхсвера 30 танкистов и еще 65 человек начсостава для танковых частей Красной Армии. Мы Версальский договор не нарушали, поскольку его не подписывали, зато пользовались немецкими спецами и техникой безплатно.

- Как же бесплатно? А эшелоны зерна и нефти, которые Сталин отправлял своему, как нам сейчас пытаются внушить, близнецу - тирану Гитлеру?

Владимир Мединский - В 1932 году треть машиностроительной продукции Германии шла в СССР. Мы брали кредиты у немцев, покупали машины и станки, а расплачивались сырьем. В результате у нас была современная промышленность, которая позволила в войну выковать меч для победы над Германией. Последний такой кредит - 200 млн. марок, притом что все золотовалютные запасы Германии составляли 500 млн., мы взяли в 1939 году. Экономически мы немцев переиграли - взяли больше, чем успели отдать.
Ну и по мелочам. Наш гусеничный тягач «Коммунар» производства Харьковского тракторного - это немецкий артиллерийский тягач «Ганомаг». Наш самолет И-2 - это истребитель HD-37, разработанный Хейнкелем по заказу РККА. Подлодка серии «С» - немецкий проект «H».
Мы поставляли в Германию настолько малопригодную для металлургии, низкообогащенную руду, что это вызвало дипломатический скандал между Берлином и Москвой. Сталин потом встречался с представителем германского минпрома, утрясая этот неприятный вопрос.

- Чтобы угодить нацистскому диктатору, в 1940 году Сталин выдал гестапо евреев, бежавших в СССР. Это цитата из снятого латышами историко-документального фильма «Советская история». Говорят, существовало некое «Генеральное соглашение» между НКВД и гестапо?

Владимир Мединский - Детская фальшивка для зомбирования прибалтов. В действительности происходило прямо противоположное. Захватив Польшу, гитлеровцы всячески способствовали бегству евреев на Восток, видя в этом бюджетное решение еврейского вопроса. Чтобы не было иллюзий, сразу отмечу: СССР принял 250 тысяч беженцев-евреев. Примерно в два с половиной раза больше, чем США и Великобритания, вместе взятые. Причем с начала Второй мировой войны эти две самые развитые демократии вообще отказались принимать беженцев.

 

Сталин не стал пугать нацию

 

- Беженцы уже бегут, а к войне мы совершенно не готовы.

Владимир Мединский - Да, летом 41-го было всякое. Пыльные колонны наших пленных, дезертиры, расстрелы. Вызвали в Москву и расстреляли всю верхушку командования ЗапОВО. Паника. Но если бы было только это, то 25 августа немцы действительно, как предполагал план «Барбаросса», маршировали бы по Москве. План базировался на предыдущих успехах немецкого оружия. Вся кампания во Франции заняла 14 дней. В Польше - 18. К началу нападения немецкие войска имели двукратное, а на направлениях главных ударов пятикратное превосходство в живой силе и технике. И тем не менее блицкриг не удался.

- Да, но давайте возьмем первый день войны. Почему Сталин не выступил перед народом? Впал, как пишут историки, в прострацию?

Владимир Мединский - О начале войны народу сообщил второй человек в стране - Молотов. Но над текстом сообщения работала целая команда, в том числе и Сталин. Сам Иосиф Виссарионович не стал выступать, потому что его появление на радио вызвало бы не воодушевление, а панику.

- Почему?

Владимир Мединский - Да потому, что он с 1936-го вплоть до 3 июля 1941 года со знаменитой речью «Братья и сестры!» говорил по радио всего четыре раза. А о «прострации» лучше всего скажет график посетителей кабинета Сталина. 22 июня - первые посетители вошли в 5.45 утра. Последние вышли в 16.45. Всего 29 посетителей. А 23 июня совещания начались в 3.20 утра, закончились в 1.25 ночи следующего дня.

- И СССР закидал окопы врага десятками миллионов трупов своих солдат...

Владимир Мединский - Вот это главный миф войны. Здесь очень важно разобраться, что значит каждая цифра. По самым последним и точным данным межведомственной комиссии по подсчетам потерь СССР в годы войны, погибло 26,6 миллиона советских граждан. Немцев - 7,3 миллиона. В обе эти цифры вошли и мирные граждане, и солдаты. Теперь только солдаты: Германия потеряла около 5,2 миллиона, СССР - 8 668 400 человек, из которых 2,5 миллиона умерли в плену. Получается, что боевые потери у нас примерно равны. Значит, окопы трупами мы закидывали одинаково. Остальные 18 миллионов советских граждан погибли в результате гитлеровского геноцида. Просто наши войска, войдя в Германию, не стали вырезать ее население. Вот вам и отличие Гитлера от Сталина.

- Считается, что миллионы советских солдат умерли в плену потому, что Сталин не подписал Женевскую конвенцию, регулирующую гуманное обращение с пленными.

Владимир Мединский - Ага. И немцам пришлось превратить лагеря советских военнопленных в лагеря смерти. Вранье! Это означает одно: Германия была обязана соблюдать конвенцию просто потому, что она ее подписала. Конвенция односторонняя, и подпись СССР значения не имела! Фашисты просто не считали русских людьми. Давайте снова сравним цифры. В немецком плену погибло 58 процентов из захваченных русских, 2,6 процента из французов и 4 процента ото всех американцев и англичан. Для сравнения: в советском плену погибло 14, 9 процента от захваченных гитлеровцев.

- Но сколько советских солдат, вышедших из окружения и спасенных из плена, снова попали в лагеря, только уже в свои?

Владимир Мединский - Из 354 592 человек, которым пришлось пройти проверку отделами контрразведки «Смерш», арестованы 11 556 человек. Остальные направлены в действующие части или в промышленность.

- В действующие части - это в штрафбаты?

Владимир Мединский - Больше всего люди удивляются, когда узнают, что штрафбаты придумал не Сталин. «Исправительные части» появились в бундесвере еще в 1936 году. Про штрафбаты снято зрелищное, но насквозь лживое кино Н.Досталя «Штрафбат». Вызвать ненависть к «совку» и коммунистам - эту задачу «Штрафбат» решает на все 100 процентов. Только правды в нем нет вообще.
Штрафные батальоны и роты появились у нас в сентябре 1942 года. За всю войну на всех фронтах было всего 65 штрафных батальонов и 1037 штрафрот. Но не одновременно и по одному - два на фронт! Так что песня Владимира Высоцкого «В прорыв идут штрафные батальоны» никакого отношения к реальности не имеет.

Срок службы в штафбате определялся от одного до трех месяцев. В зависимости от приговора военного трибунала. 10 лет лишения свободы - три месяца штрафбата, от 5 до 8 - два месяца, менее 5 - месяц. Через три месяца максимум человек возвращался в часть. Все освобожденные из штрафбата немедленно восстанавливались в званиях и правах. Любое ранение - все «смыл кровью». После медсанбата возвращаешься в свою часть. То же «прощение» следовало за «боевое отличие», а за выдающееся боевое отличие - еще и государственная награда. Обычно орден Славы. Надо сказать, многие штрафники ему не радовались. По статусу это солдатский орден. Кадровые офицеры им не награждались, и многие штрафники - бывшие лейтенанты, полковники, пребывавшие в штафниках в качестве рядовых, - старались от него отказаться, чтобы по возвращении в свою часть не афишировать штрафбатовское прошлое.
Семьям погибших в штрафбате пенсию платили из оклада содержания по последней должности до направления в штрафной батальон.

- А что это за разделение - штрафбат и штрафрота?

Владимир Мединский - В первый попадали офицеры, в роту - солдаты и бывшие заключенные, которые через месяц - три тоже переводились в обычные полевые части. Эта своего рода амнистия не распространялась на политических, рецидивистов, осужденных за разбой и бандитизм. То есть комдив Котов мог попасть в штрафную роту, только если полковник НКВД Меньшиков подменил ему статью в личном деле на уголовную. А главный герой «Штрафбата», офицер-штрафник, - командир в исполнении актера Серебрякова - герой совершенно нереальный. Командирами штрафрот и штрафбатов были только кадровые офицеры, причем лучшие. Направляли туда сразу с повышением в звании. Дальнейший срок выслуги в званиях сокращался вдвое, зарплата повышалась втрое, а начисление пенсии - в шесть раз. Семья командира штрафбата могла себе позволить покупать на рынке и в коммерческих магазинах масло, сахар, консервы.

- Какое масло? Ведь все продукты были по карточкам?

Владимир Мединский - Деньги никто не отменял. Карточки давали право покупать продукты по госценам. Плати втрое больше - и отоваривайся на рынке. Такая возможность не у всех, но была. За подбитый танк платили 500 рублей, за сбитый самолет - 3000.

 

Американцы заболели ожирением

 

- У вас на стене висит современный календарь «Ваффен СС». Изображение прибалтийских карателей напоминает, что война идеологий не закончена. Сегодня в Прибалтике «советскую оккупацию» считают хуже нацистской.

Владимир Мединский - Я совершенно свободно купил его в Таллине, хотя в Берлине за такой календарь дадут и продавцу, и покупателю приличный срок. Что касается оккупации, то каждому прибалту нужно составить сравнительную таблицу оккупаций и постоянно носить ее в кармане. При этом помнить, что НКВД репрессировало пособников фашизма, а не простых граждан.

- Среди молодежи распространилось совершенно дикое убеждение, что, может, мы зря войну выиграли? Может, лучше было проиграть? Жили бы сейчас, как в Германии, - чисто, спокойно, богато. Ведь Гитлер воевал «не против Ивана, а против комиссаров и жидов-политруков», как немцы писали в листовках, которые разбрасывали над окопами.

Владимир Мединский - Эта мысль растет, как раковая опухоль в мозгу народа. Тот, кто это говорит, цитирует доктора Геббельса. А вот какую инструкцию идеолог нацизма написал для солдат вермахта: «Для твоей личной славы ты должен убить 100 русских... убивай всякого русского; не останавливайся - старик перед тобой, женщина, девушка или мальчик. Убивай!..» Памятка обычному солдату, не карателю или эсэсовцу, призывала убивать не комиссаров и евреев, а женщин, девушек, мальчиков.

Миф о том, что предкам было полезнее покориться немцам, не только уродлив нравственно, но и просто глуп. В 1987 году в федеральном архиве Германии «случайно» обнаружили масштабный документальный труд - Генеральный план «Ост». Документ скучный и мгновенного ужасающего впечатления не производит, нужно вчитываться. Посвящен он управлению занятыми территориями и судьбе их граждан. Согласно плану «Ост» выселить со своих территорий как людей генетически неполноценных было запланировано 95 процентов поляков, 85 - литовцев, 70 - латышей, 50 - французов, чехов, эстонцев. Куда выселять? В Сибирь. Вот такая была бы сытая, радостная жизнь. Русских, белорусов, украинцев по этому плану - уже не существовало.

- Спроси сейчас любого европейца, американца: «Кто выиграл войну?» Ответ очевиден - США и Великобритания, а СССР воевал только за счет американской помощи - ленд-лиза.

Владимир Мединский - Вклад ленд-лиза в экономику СССР в период войны - 4 процента. Из 50 миллиардов долларов, в которые оцениваются все поставки США, СССР получил менее десяти. Зато 31 миллиард получила Великобритания. Не надо забывать - ленд-лиз не был бесплатным. Мы за все заплатили икрой, мехом и золотом.
США ожирели на этой войне. В 1940 году в Америке было 8 миллионов безработных. В 1942-м - ни одного. А закончить ответ на этот вопрос я хочу словами профессора истории Канзасского университета Уилсона: «Распространение переедания было одним из признаков заметного повышения жизненного уровня американцев во время войны». С тех пор американцы - самая толстая нация на планете, а чуть начинают худеть, где-то сразу начинается война...

профессор МГИМО Владимир Ростиславович Мединский
можно сказать: отрывок из книги "Война"

24.8.2011 - раб Божий Михаил - svechaforum.ru/index.php?showtopic=4386&view=findpost&p=121370

 

Мифы о Великой Отечественной Войне (Продолжение)

Владимир Ростиславович Мединский

 

КАК РАССКАЗЫВАЛИ МИРУ О ВОЙНЕ?

 

За рубежом основным источником сведений о Великой Отечественной стали мемуары… нацистских генералов. Нацисты орудовали пером вовсю, причем красиво и профессионально. Вот и кочуют до сих пор по страницам публицистики генерал Мороз, полковничиха Распутица, маниак-Комиссар, стреляющий в спину своим солдатам, и другие странные персонажи.

До 1967 года ЦРУ (да-да, Центральное разведывательное управление) выпустило 1000 книг. Каких – никто не знает. Где, в каких странах они выходили? О чем в них писалось? Издательская деятельность американской разведки была засекречена, как и все остальное. Но известно, что в связи с немецким генералитетом у американской разведки тянулись чуть ли не с подготовки покушения на Гитлера в 1944 году. после войны американские спецслужбы могли генералов просто использовать, в том числе и заставляя писать мемуары. Мемуары гитлеровских военачальников, акценты в которых расставлены по всем правилам психологической войны, аккуратно переводились на разные языки и активно издавались.

Окончательных выводов я не делаю, нужно дождаться, когда всплывет список 1000 книг ЦРУ. Но концепции гитлеровских генералов живут до сих пор. И зачастую, увы, побеждают.

 

ОШИБКИ СТАЛИНА В ИЗЛОЖЕНИИ ГЕНСЕКОВ

 

Хрущев принципиально ничего в сталинской трактовке войны не изменил. Разве что назвал другую цифру потерь: не 7 миллионов, а 14, а потом – и вовсе 20. В остальном же он только дополнил историю войны своей идефикс: во всем и всегда виноват Сталин.

Война началась внезапно? Так это Сталин не хотел слушать ни данных разведки, ни умных советов. Красная Армия летом 1941-го была разбита? А это Сталин лично принимал ошибочные решения.

Армия несла колоссальные потери? Так Сталин не берег жизни солдат. Истребил когорту гениальных полководцев: Якира, Тухачевского, Блюхера и прочих. Вот если б они командовали – ни потерь не было бы, ни отступления. К тому же он по-прежнему упорно не слушал умных советов. Чьих советов? Ну конечно, Никиты Сергеевича. Вот под Сталинградом – послушался, направил туда Хрущева членом военсовета фронта – так сразу и победили. Во как!

Брежнев внес только одно небольшое, но сочное дополнение. Отныне самое жестокое и судьбоносное сражение войны происходило под Новороссийском, на Малой Земле, где ключевым участником событий был замполит полковник Брежнев. Тоже давал умные советы – Жукову.

Горбачев анонсировал еще большую цифру потерь: 27 миллионов. Расчетов толком не представили, поэтому у некоторых сложилось впечатление, что цифра взята с «потолка», попросту сложили «сталинскую» и «хрущевскую».

Но и Горбачев никак «не мог найти» секретных протоколов Молотова – Риббентропа, а слово «Катынь» упорно путал с названием белорусской деревни Хатынь.

За него «благодарной» работой занялись «архитекторы перестройки», из коих на ниве разоблачений особо прославился второй человек в КПСС и (как уверяют злопыхатели, к коим автор ни в коей степени не принадлежит) завербованный в Канаде тайный агент ЦРУ А. Н. Яковлев.

Однако независимо от того, был ли А. Н. Яковлев наймитом вражеских сил, а если и был – то за плату или по глубокому нравственному убеждению, новый миф о начале Великой Отечественной он породить сумел. Миф черный, как тихая украинская ночь.

Суть сего мифа проста: мы сами во всем виноваты.

  1. Сами вскормили и вырастили Гитлера.
  2. Ждали, когда Гитлер начнет войну и разнесет вдребезги всю Европу, чтобы потом напасть на ослабленные государства Европы и завоевать их.
  3. Мы ничем не лучше нацистов… На своих штыках мы несли порабощение и смерть. Мы завоевывали Восточную Европу… чтобы установить там коммунистический тоталитаризм.
  4. Мы виноваты перед всем человечеством, и теперь должны постоянно просить прощения и каяться.
  5. В ажиотаже самобичевания на некоторых авторов нисходят просто фантастические «прозрения»: «…народ Германии и союзные ему народы Европы под эгидой Третьего Рейха объединились в крестовый поход против коммунизма». Язычник и мистик Гитлер в роли крестоносца?! Это же надо было додуматься…

Откуда рождаются настолько черные мифы? Может быть, прав был старый чекист Крючков, говоря, что все эти мифотворцы просто не любят свою Родину – Россию?

«Я ни разу не слышал от Яковлева теплого слова о Родине, не замечал, чтобы он чем-то гордился, к примеру, нашей победой в Великой Отечественной войне, - писал Крючков. – Меня это особенно поражало, ведь он сам был участником войны, получил тяжелое ранение… И еще – я никогда не слышал от него ни одного доброго слова о русском народе. Да и само понятие «народ» для него вообще никогда не существовало».

 

О СГОВОРЕ С ГИТЛЕРОМ

 

1938, сентябрь – «Мюнхенский сговор». Англия и Франция по требованию Гитлера отдают ему безвозмездно половину Чехословакии. Пусть не по территории – по экономическому потенциалу Судетская область – это, если наложить на наши просторы, аккурат пол-России, до Волги, но без Москвы.

Дело даже тогда выглядело позорно и по-человечески отвратительно. Хорошо по этому поводу высказался Черчилль. Мол, Чемберлен (премьер Великобритании) и Даладье (премьер Франции) рассчитывали: лучше получить позор, чем войну. В результате они получили сначала позор, а потом еще и войну.

Не было бы Мюнхена, не было бы и 1 сентября 1939 года, не было бы войны. Объединенные силы Франции, Чехословакии и СССР, связанных тогда союзным договором, превосходили Германию многократно. Но французы сами помогать чехам не захотели, а нам – не позволили.

1938, март, «Аншлюс». Германия, не тратя времени на пустые разговоры, захватывает Австрию. А что? Воссоединение братских германских народов. Воссоединение, союз – «аншлюс» по-немецки. Даже слово на русское ухо какое-то склизкое, так оно и вошло в историю.

Проведем аналогию: это если бы утром мы проснулись, а у нас – аншлюс Украины. Братская страна? Братская. И встречать будут с цветами и в Харькове, и в Крыму, и в Киеве, наверное. Скажем: «Вот, воссоединились по-братски». Раньше были одним государством. Кстати, Германия с Австрией до этого никогда одним государством не были, поэтому Украина – плохой пример. С Польшей мы тоже были какое-то время одним государством, тоже для примера не годится… С кем бы нам воссоединиться из братских народов? А вот! Со всему государствами бывшей Югославии. Братские? Братские. Даже кое-где пишут на кириллице. Далековато, но ничего. А Украина, чтоб ей не обидно было, пусть присоединит к себе Канаду – там много украинцев.

Чему смеетесь? В 1938 году именно такая логика Гитлера была принята мировым сообществом! Как и еще на два года раньше…

1936. Германия не имела права иметь войска в Рейнской области – демилитаризованная зона. Но в 1936 году она туда войска ввела, нарушив все заключенные международные договоры. Франция рядом, но Франция терпит. Даже рожу не кривит. Хотя в тот момент имела армию многократно больше немецкой. Могла раздавить Германию как таракана. Но Франция ничего не сделала.

 

ПАКТ МОЛОТОВА - РИББЕНТОПА

 

Власти СССР совершили прорву тяжелых ошибок. Одна из них – сокрытие многих страниц истории нашей страны. Мы не изучали историю в целом, системно – поэтому нашим сознанием легко манипулировать.

В конце 1980-х советским людям сказали, что, оказывается, это ужасный Сталин перед самой войной преступно заключил с Гитлером преступный пакт… Начал на пару с Гитлером делить Европу.

Но вот чего россиянам НЕ сказали: точно такие же «пакты» подписывали и другие государства. А это очень многое меняет.

Сначала был «Мюнхенский договор» по разделу Чехословакии. Акт куда более циничный, чем пресловутые «секретные протоколы» Молотова – Риббентропа о возможном разделе зон влияния СССР и Германии в Польше и Прибалтике. Кстати, в дележе Чехословакии помимо Германии на правах гиен-падальщиц поучаствовали и Польша, и Венгрия.
Сразу же после Мюнхена, 30 сентября, Чемберлен и Гитлер подписали Англо-германскую декларацию о мире.

Чуть позже – 6 декабря 1938 года – была подписана аналогичная франко-германская декларация.

Итак, что мы видим? Не успели высохнуть чернила в Мюнхене, как Франция и Англия тут же подписали пакты о ненападении с Третьим Рейхом. В чем же тогда позорность нашего с немцами Договора о ненападении от 23 августа 1939 года?

СССР заключил с Германией точно такой же Договор о ненападении, но сделал это последним – 23 августа 1939 года, в Москве.

Почему западным странам кромсать карту Европы было можно, а СССР – нельзя?

В общем, если видеть всю картину в целом, куда-то исчезает зловещий СССР, оплот агрессии. Появляется одна из стран, которая точно так же, как и другие, заботится о своей безопасности.

СССР хотел повернуть агрессию Германии на запад, на Францию и Англию? Хотел.

А чего хотели Франция и Англия? Ради чего суетились и лебезили перед Гитлером в Мюнхене? Хотели натравить Гитлера на СССР. Чем они лучше? чем лучше тирана Сталина демократы Даладье Чемберлен? А Сталин их переиграл.

Что дал нам Договор о ненападении с Германией от 28.08.1939? Тот, что остался в мировой истории под малосимпатичным именем «пакт Молотова – Риббентропа»?

Во-первых, страна получила полтора года передышки. Полтора года мирного созидания – это всегда много. Особенно когда уже полыхает мировая война. С каждым годом, чуть ли не месяцем, росла готовность СССР к войне.

Во-вторых, Москве удалось переиграть будущих «доблестных союзников». Все хотели, чтобы Гитлер именно с ними дружил, а с нами воевал. Сталин оказался удачливее и хитрее Чемберлена и Даладье.

 

О «СОВЕТСКОЙ ОККУПАЦИИ» ПРИБАЛТИКИ

 

Особенно лояльно приняли советскую «оккупацию» в Литве: СССР со свойственной ему тогда прямотой мгновенно решил больной «вильнюсский вопрос». К слову, про оккупацию: Вильнюсский край и город Вильнюс были захвачены Польшей еще в 1923 году.

А потом – раз! И с сентября 1939 года город Вильно и весь родимый Виленский край были Литве возвращены, да еще с небольшими прибавочками землицей. Нетрудно догадаться, как много очков набрала в глазах литовцев этим решением Москва – вне зависимости от степени их симпатий к большевикам.

Так что и сегодня литовские националисты в очень непростом положении. С одной стороны, язык чешется объявлять пакт Молотова – Риббентропа нелегитимным, преступным и прочая. А с другой – в результате него в Литву вернулась столица Вильнюс, да еще 2000 кв. км (!) территории в придачу. Вот и пойми, что делать.

Как-то в студии «Эха Москвы» на передаче, посвященной 70-летию протоколов Молотова – Риббентропа, один литовский депутат все терзал меня по телефону насчет исторической вины России перед Литвой.

Я спросил: значит, этот прегадкий сталинский договор надо осудить? – Да, да, йа, йа! – Признать незаконным и преступным? – Признать! Признать! – Денонсировать? Признать все его пункты не имеющими силы? – О, йес! Конечно!.. –Ну, говорю, уважаю вашу принципиальность! Только давайте тогда вернем древний польский град Вильно под юрисдикцию Варшавы…

Тут, как говорится, на самом интересно месте у моего оппонента в мобильном села батарейка. И больше до конца эфира не зарядилась.

Рискну предположить, что для 90 % простого населения тогдашней Прибалтики советизация вовсе не была чем-то кошмарным. По крайней мере – поначалу. Яркое доказательство – отсутствие не то что «партизанской войны» против Советов, а даже подобия организованного военного сопротивления вступлению в СССР.

За эти рассуждения меня наверняка обзовут «империалистом», обвинят в «имперском мышлении». Обзывайте. Это не меняет главного – я уверен, что восстановление границ Российской империи происходило не только в интересах правящей большевистской элиты в Кремле.

 

КРАСНОРЕЧИВЫЕ ЦИФРЫ

 

Но в чем я гораздо более уверен, так это в том, что мы спасли Прибалтику в 1939-м от гораздо более страшной оккупации – немецкой.

Сегодня в Прибалтике «советскую оккупацию» прямо уравнивают с нацистской. Давайте сравним, во что обошлось странам Прибалтики пребывание в составе СССР и короткая оккупация Третьим Рейхом.

Потери Эстонии от советских репрессий составили порядка 5-7 тысяч человек. Сослано было еще 30 тысяч. Это за все время, с 1939 по 1991 год.

Нацисты стояли в Эстонии с 1941 по 1944 год. За это время погибли около 80 тысяч жителей, не менее 70 тысяч эстонцев бежали из страны.

За неполные четыре года нацистской оккупации было разрушено около половины промышленных предприятий, уничтожена большая часть поголовья скота, практически ликвидировано сельское хозяйство. А в СССР Эстония экономически процветала. Кто постарше, наверняка помнит эту сытую, по тем меркам, вполне обеспеченную страну.

В Литве советская власть за десятки лет репрессировала 32 тысячи человек. В годы короткой нацистской оккупации погибли не менее 150 тысяч из примерно 3 млн. населения.

Иногда, грешен, просто хочется, чтобы те, кто приравнивает Soviet Story к гитлеровскому «новому порядку», остались сами жить при нацистах.
Впрочем, жить у них получилось бы недолго.

Логика СССР 1939 года – это не логика выдуманной сатанинской «империи зла». Это просто логика воюющего государства.

Хочу тут еще раз процитировать заклятого друга СССР У. Черчилля, некогда в 1918-м – главного организатора британской интервенции против Советской России. вот что писал он по поводу пакта Молотова – Риббентропа:

«В пользу Советов нужно сказать, что Советскому Союзу жизненно необходимо отодвинуть как можно дальше на запад исходные позиции германских армий, с тем чтобы русские получили время и могли собрать силы со всех концов своей колоссальной империи. В умах русских каленым железом запечатлелись катастрофы, которые потерпели их армии в 1914 году, когда они бросились в наступление на немцев, еще не закончив мобилизацию. Теперь их границы были значительно восточнее, чем во время Первой мировой. Им нужно оккупировать прибалтийские государства и большую часть Польши, прежде чем на них нападут».

Предельный реалист был этот сэр Уинстон.

В советское время в эстонском городе Тарту (немецком Дерпте, русском Юрьеве) стоял памятник. Изображал он крепостную стену, на стене стояли двое: один невысокий, круглоголовый, почему-то с арбалетом в руке. Другой, в кольчуге русского витязя, показывал первому – куда стрелять. Так сказать, братья по оружию.

В 1991 году националисты встрепенулись: фигуры-то развернуты лицами на ЗАПАД! В кого же это собрался стрелять эстонец из арбалета?! И развернули фигуры на 180 градусов, лицами на Восток. Возникла просто комедийная ситуация: русский витязь указывает эстонцу направление огня – Россия.

Может, пора развернуть фигуры в прежнем направлении?
Лицами туда, куда они и были поставлены?

 

КАК СССР СПАСАЛ ИСПАНИЮ

 

В Госбанке СССР был депонирован золотой запас Испании – 500 тонн золота. Как бы такая предоплата – стоимость оружия просто списывалась. Этому предшествовала совершенно фантастическая история.

20 октября глава нашей резидентуры, атташе советского полпредства А. М. Орлов получил шифровку с указанием обеспечить доставку в СССР полмиллиона килограммов золота из пороховых пещер военно-морской базы в Картахене. До порта его перевозили советскими танками, прибывшими в рамках военной помощи. Колонна Т-26 шли тайно, ночью с выключенными фарами, управляли ими наши инструкторы. Так продолжалось три ночи подряд.

Дальше золото Испании везли советские суда: «Кубань» - 2000 ящиков, «Нева» - 2697 ящиков, «КИМ» - 2100 ящиков и «Волголес» - 983 ящика.

Газета «Правда» сообщила, что старший майор ГБ Никольский (один из псевдонимов Орлова) награжден орденом Ленина за выполнение некоего важного правительственного задания.

Мы восхищаемся благородством дворянина В. О. Каппеля, который не украл ни рубля из доставшегося ему золотого запаса Российской империи. Каппель – романтическая фигура Белого движения.

У офицера ГБ Орлова не было никаких идеологических иллюзий, доказательство – в 1938 году он, опасаясь репрессий, бежал в Америку. Но он был честным офицером. Когда по заданию Берии в 1939 году в Гохране проверили испанское золото, все оказалось на месте. Все 500 тонн – до последней унции – наличными, так сказать. В сегодняшних ценах – 20 (двадцать) миллиардов долларов наличным золотом.

По легенде, советская помощь была бескорыстной. На самом деле мы блюли свой интерес. Но при этом, напомню, Советский Союз оказался единственным государством, кто официально оказал помощь законному правительству независимого европейского государства, когда оно столкнулось с мятежом и иностранной интервенцией. Все французы/англичане – были добровольцы, но государственно организованной помощи Испании не было. Демократический Запад бросил Испанию один на один с очевидными хищниками. Мы – нет.

Советские люди поддерживали Испанию искренне, всем сердцем, следили за движением фронтов, отдавали для республики свои деньги (а какие то у них были деньги!).

Весной 1937 года в Советский Союз из Валенсии пришел первый пароход с испанскими детьми. Кинохроника вышибала слезу. В июле в Кронштадт было доставлено еще полторы тысячи юных беженцев, все новые корабли с детьми приходили в Ленинград и Одессу. Многие семьи выразили желание воспитывать испанских детей, но государство полностью взяло заботу о них на себя. Для маленьких испанцев в СССР было создано 15 детских домов.

 

ЗАЧЕМ ВОЕВАЛИ С ФИННАМИ?

 

Советско-финская война 1939-1940 годов – источник плача современных Ярославен, разрывания на груди рубах и посыпания голов пеплом. Только ленивый не писал о том, как громадный Советский Союз неимоверными силами давил маленькую гордую Финляндию, но ничего не смог с ней поделать. Странно, что до сих пор никто не подумал - а может, СССР вовсе и не хотел завоевывать Финляндию?

Задумайтесь, закройте глаза и… поставьте сами себя на место Сталина в 1939 году. Или «без личностей» - хотя бы просто «на место главы государства». При этом вы можете любить Финляндию или не любить, быть коммунистом или ярым антисоветчиком, уважать или ненавидеть маршала Маннергейма, считать агрессию доблестью или варварством – ваше дело. Но если в разгар мировой войны граница недружественного вам государства проходит всего в 32 километрах от первого по размерам и промышленному потенциалу города вашей страны – стараться отодвинуть эту границу вы будете.

Тем более будете, что не в одной Финляндии дело. С ее территории может ударить армия гораздо более сильная, - например, Германии или Британии. Во время гражданской войны именно из портов Финляндии британский флот напал на Кронштадт.

Осмелюсь напомнить – первоначально советское правительство неоднократно мирно просило уступить ему земли к северу от Ленинграда – чтобы отодвинуть границу. Взамен предлагали в два раза большую территорию в Карелии.

«Мы ничего не может поделать с географией, так же, как и вы… - говорил Сталин финнам. – Поскольку Ленинград передвинуть нельзя. Придется отодвинуть от него подальше границу».

Сторонники песни о несчастной Финляндии говорят, что эта маленькая страна потеряла 10 % своей территории, что 430 000 жителей переселились в глубь Финляндии, создавая социальные проблемы.

1 августа 1941 года финны вышли на старую советско-финскую границу около Ленинграда, тем самым замкнув полукольцо блокады города с севера. Блокада Ленинграда и голодная смерть почти миллиона жителей города стала возможна потому, что финны замкнули свою половинку кольца.

430 тысяч финнов вынуждены были переселяться. Мое искреннее сострадание. А в блокадном Ленинграде умерло с голоду около миллиона наших соотечественников. В том числе потому, что Финляндия активно помогала нацистам.

И не будем больше о белой и пушистой Финляндии. Хорошо?

 

ШЕРИФ И БАНДИТ

 

Но миф о тождестве Сталина и Гитлера – это миф о тождестве шерифа и бандита. У обоих в руках точно такой же «Кольт», и оба пускают его в дело при каждом удобном случае.

Сталина и Гитлера можно сравнить с двумя бьющимися насмерть людьми. Каждый бьется не на жизнь, а на смерть. Один жаждет труп соперника изрубить в ошметки и предать огню, жену изнасиловать и закопать заживо в землю, детей – превратить в рабов, имущество захватить, дом сжечь, на месте сожженной деревни – выкопать озеро и запустить туда мирно плескаться тучных карпов.

Другой тоже не агнец, тоже алчет смерти врага. Что потом? Потом жену его – дать в жены своему брату, дом перестроить – на свой манер, с соседями – объединиться в колхоз, поскольку, как ему представляется, большой общий участок на тракторе удобнее пахать, чем маленький. Часть своих родственников он привезет сюда, на эту землю, и поселит их в домах тех, кто не захочет жить по новым правилам. Но он небудет убивать чужих детей. Он их усыновит, научит своему языку и даст им образование. Он вырастит детей побежденного вместе со своими как родных.

Хлещет кровь, хруст перебитых ребер, домочадцы страдают, сопереживают, отдают своему отцу-бойцу последний кусок, заботятся о его удобстве в минуту отдыха. А он еще жестоко наказывает их за непослушание, попрекает: «За вас дерусь! Видите – война!»

Но все равно цена этим двум дерущимся насмерть совершенно различна. Потому что один из них хочет установить свой новый миропорядок – и усыновить чужих детей. Он будет обращаться с ними так же сурово, как со своими, деспотически требуя признания и послушания. Но не истребит, а примет в свою семью и не будет различать, кто они – русские, немцы, грузины, евреи.

Другой же строит свой новый мир, в котором нет места чужим детям. Ибо они – неполноценные. Он разденет детские трупы, прежде чем отправить их в топку мыловарни, и отдаст чужие курточки, платьица и ботиночки – своим, родным детишкам. Добавим, что дети этого бойца уже знают: им достанется имущество проигравшей стороны. И весело улюлюкают, наблюдая со стороны за смертельной схваткой.

А какая, в конце концов, разница: отобрать у побежденного штанишки или «роскошные черноземы Украины»?

 

АГИТПРОП ГИТЛЕРА

 

При раскопках немецких захоронений времен войны среди личных вещей немецких солдат находят инструкцию «Военная подготовка в войсках»:

«Помни о величии и победе Германии. Для твоей личной славы ты должен убить ровно 100 русских. У тебя нет ни сердца, ни нервов – на войне они не нужны. Уничтожив в себе жалость и сострадание, убивай всякого русского; не останавливайся – старик перед тобой, женщина, девушка или мальчик. Убивай! Этим ты спасешь себя от гибели, обеспечишь будущее своей семьи и прославишься навеки».

Памятка солдату призывала убивать не комиссаров, а всех русских – женщин, девушек, мальчиков. Это инструкция не для каких-нибудь эсэсовских головорезов, не для карателей. Для обычных солдатиков в серой полевой форме.

«180-миллионный народ, смесь рас и народов, чьи имена непроизносимы и чья физическая сущность такова, что единственное, что с ними можно сделать – это расстреливать без всякой жалости и милосердия».

Так говорил рейхсфюрер Генрих Гиммлер.

Нет, целью нацистов было не уничтожение коммунистов. Целью нацистов было уничтожение русских. Советских. Славян. Татар. Башкир. Кавказцев. Узбеков. Казахов…

В середине октября 1941 года занятые немцами города запестрели плакатами на русском языке: «Немецкие войска освободили Москву». Под этой шапкой маленьким шрифтом давалось объяснение. Оказывается, захвачена была деревня с таким необычным названием.

Эта акция породила устойчивые слухи о том, что Москва пала. Сколько людей, плюнув на все, после этой новости ушли в полицаи? Сколько могли, но не оказали помощь партизанам? Сколько смирилось с тем, что немцы победили?

«Конец колхозному рабству!», «22 июня 1941 года началось освобождение от большевистского террора!», «Адольф Гитлер – освободитель!»… Это самые популярные немецкие плакаты для русских. Они делались в привычной советским людям стилистике. Однозначное утверждение – и некий образ-иллюстрация.

Топонимы – тот еще агитационный материал! Это Геббельс понимал куда лучше, чем нынешняя власть в Российской Федерации. Я уже упоминал о массовом переименовании улиц Ленина в проспекты Гитлера. Новые имена – новые символы. В Калинине (Твери) вместо памятника Ленину была установлена гигантская свастика. В Пскове монумент «Жертвам Революции» немного переделали, тоже прилепили к нему свастику, и он стал называться «Освобождение от большевизма».

Устанавливать памятники надо было и по чисто утилитарной причине. Солдаты вермахта как истинные носители европейской культуры полюбили использовать любые скульптуры – что Ленина, что Пушкина – в качестве мишеней.

Самый большой тираж из оккупационных газет имела орловская «Речь».

Из номера в номер публиковались переделки советских песен. Катюша уговаривала «бойца на дальнем пограничье» переходить к немцам. «Три танкиста – три веселых друга», убив комиссара, это уже сделали. А это узнаете:

Широки страны моей просторы,
Много в ней концлагерей везде,
Где советских граждан миллионы
Гибнут в злой неволе и нужде.

За столом веселья мы не слышим
И не видим счастья от трудов,
От законов сталинских чуть дышим,
От засилья мерзкого жидов.

Широка страна моя родная.
Миллионы в ней душой калек.
Я другой такой страны не знаю,
Где всегда так стонет человек.

У Лебедева-Кумача от такого уровня редактуры, возможно, приключился бы инсульт, а наверняка бы его добил «Марш веселых ребят» («Легко на сердце от песни веселой»). В нем русское крестьянство благодарило Гитлера за то, что стало хозяином на своей земле.

 

ОБ УНИЖЕНИИ

 

Миф о том, что предкам было полезнее покориться немцам, не только уродлив нравственно, но и просто глуп.

Как-то чешский экскурсовод, показывая красоты Праги – он просто светился от гордости за эти красоты, - продемонстрировал нашей группе весьма своеобразный взгляд на историю 1938-45 гг. «Видите, какая она красивая, наша Злата Прага, - говорил он.- Вся сохранилась со Средневековья, все костелы, дворцы. Какие все-таки молодцы наши правители, что они не ввязались в эту мировую войну. Немцы без боев вошли, почти без боев ушли, все осталось в неприкосновенности».

Мне показалось это рассуждением из серии: какой молодец мой папа, когда не стал ссориться со злым дядей, вломившемся в наш дом. Пусть этот бандит ограбил дом и подолгу насиловал мою маму… но ведь он руку ей не отрубил, не изувечил. Какой мудрый у меня папа: все живы и почти целы.
Может, с точки зрения чешского мещанина в этом есть своя правда, но нам, восточным варварам, этого не понять.

 

ПЛАН ФАШИСТОВ

 

Европейцам в системе «нового порядка» отводились роли разные, в полном соответствии с расовой теорией. Для категории А, «нордических» народов – предполагалось постепенное онемечивание и пополнение собой народа-победителя. Теория нацизма последовательно считала «своими», в смысле почти «арийцами»: норвежцев, вообще всех скандинавов, датчан и голландцев.

С некоторыми оговорками нацисты терпели персон категории В плюс – англо-саксов (все-таки они саксы – те же германцы, только островные) и категории В минус – французов (опять же выродившиеся древние франки – порченая кровь, конечно, но тоже вроде «отчасти свои»).

Куда хуже дело обстояло с категорией С – теми, кто, как считалось, отличался от «арийцев» - ГЕНЕТИЧЕСКИ. Не повезло родиться поляком? Что ж, твоя участь уже решена.

Категория С – это те, кому априори в Третьем Рейхе была отведена судьба прислуги и сельхозрабочих, людей без квалификации и образования, быдла. Чуть более грамотного быдла, если это западные славяне.

Поляков предполагалось превратить в рабочий скот. Чехов предполагалось или онемечить (блондинов), или загнать в деревни и не давать образования (брюнетов, темно-русых и, видимо, рыжих).

О евреях, полагаю, и говорить незачем, - все ясно. Для них в рейхе будущее было уготовано исключительно в виде сырья для производства париков и хозяйственного мыла.

Это не фильм ужасов. Это – государственная программа, которая последовательно выполнялась.

На Нюрнбергском процессе единственным доказательством существования плана «Ост» были только «Замечания и предложения по Генеральному плану «Ост» рейхсфюрера войск СС», подписанные 27 апреля 1942 г. Э. Ветцелем – начальником отдела колонизации 1-го главного политуправления «восточного министерства». Под грифом «Совсекретно» размещался объемистый документ, вызывающий у нас сегодня самые грустные ассоциации.

Первый ключик к успеху в разгроме русских как народа – его разделение. Сепаратизм, в том числе региональный, отсутствие централизации, «вертикали власти», неподчинение Москве. Разве не все это мы наблюдали в своем недавнем прошлом? В самом диком и разнузданном виде?

Падение культурного уровня, примитивная ориентация на потребительскую модель поведения. Все это денно и нощно навязывается телевидением, глянцевыми журналами и желтой прессой. Разве нет? Доктор Ветцель был бы доволен. Примитивные полуевропейцы – идеальные рабы.

«Важно, чтобы на русской территории население в своем большинстве состояло из людей примитивного полуевропейского типа…»

 
Население страны сокращается… «Русский крест» - кривая смертности вверх, кривая рождаемости вниз. Крест-накрест перечеркнуто будущее русского народа, а в газетах продолжаются дискуссии, на сколько нас хватит?

На 50 лет? На 30? На 20? На каждом углу продаются презервативы – не меньше десятка разных видов, а голос против абортов поднимает лишь одна церковь; СМИ и поп-культура навязывают модель поведения «попрыгуньи-стрекозы», ничем не отягощенную, не обремененную…

Уберите из «Замечаний и предложений по генеральному плану «Ост» собственно нацистскую риторику – и получите квинтэссенцию идеологии современного гламура.

В том, что происходит в России сегодня, я бы не стал искать злую волю. Все-таки предполагать гитлеровское подполье в российском истеблишменте – это слишком, даже для поклонников теории заговоров. А вот лень, жадность, необразованность и некомпетентность – да.

А вот – о… телевидении. Адольф Гитлер:

«В русские города мы не пойдем, они должны полностью вымереть. Нам не нужно вживаться в роль няньки, перед тамошними жителями у нас нет никаких обязательств. Ремонтировать дома, ловить вшей, немецкие учителя, газеты? Нет! А лучше мы откроем подконтрольную нам радиостанцию, а в остальном им достаточно знать знаки дорожного движения, чтобы не попадаться у нас на пути!»

Телевидения тогда еще не было… Но ОДНА подконтрольная радиостанция тогда – это то же, что «Дом-2» на руинах ЖКХ сегодня.

 

НЕМЦЫ О РУССКИХ

 

В 1946-48 годах американцы пытались выведать у пленных немецких генералов, в чем секрет непобедимости русской армии. На роль Мальчиша-Кибальчиша эти потрепанные вояки не годились, и на вопросы отвечали честно. В результате этих то ли интервью, то ли протоколов допросов и появилась книга «Роковые решения вермахта».

Одним из тех, кто вынужден был рассказывать о своих поражениях, - начальник штаба 4-й армии вермахта генерал Гюнтер Блюментрит. Удивительно, но этот фашист отзывается о противнике – русских – гораздо более позитивно, чем сегодня некоторые наши собственные либеральные публицисты.

«Война с Россией – бессмысленная затея, которая, на мой взгляд, не может иметь счастливого конца. Поведение русских войск даже в первых боях находилось в поразительном контрасте с поведением поляков и западных союзников при поражении».

«От фельдмаршала фон Бока до солдата все надеялись, что вскоре мы будем маршировать по улицам русской столицы. Гитлер даже создал специальную саперную команду, которая должна была разрушить Кремль.

Когда мы вплотную подошли к Москве, настроение наших командиров и войск вдруг резко изменилось».

«Воспоминание о Великой армии Наполеона преследовало нас, как привидение. Книга мемуаров наполеоновского генерала Коленкура, всегда лежавшая на столе фельдмаршала фон Клюге, стала его библией. Все больше становилось совпадений с событиями 1812 г.»

«Боже мой, что же эти русские задумали сделать с нами? Мы все тут сдохнем!..»

Генерал-полковник (позднее – фельдмаршал) фон Клейст, летом 41-го – командующий 1-й танковой группой, которая наступала на Украине:

«Русские с самого начала показали себя как первоклассные воины, и наши успехи в первые месяцы войны объяснялись просто лучшей подготовкой. Обретя боевой опыт, они стали первоклассными солдатами. Они сражались с исключительным упорством, имели поразительную выносливость…»

Генерал фон Манштейн (тоже будущий фельдмаршал):

«Часто случалось, что советские солдаты поднимали руки, чтобы показать, что они сдаются нам в плен, а после того как наши пехотинцы подходили к ним, они вновь прибегали к оружию; или раненый симулировал смерть, а потом с тыла стрелял в наших солдат».

 

ПОЧЕМУ МОЛЧАЛ СТАЛИН?

 

«Сталин был в прострации. В течение недели он редко выходил из своей виллы в Кунцево. Его имя исчезло из газет. В течение 10 дней Советский Союз не имел лидера. Только 1 июля Сталин пришел в себя». Дж. Люис, Ф. Вайтхед. «Сталин». Нью-Йорк, 1990.

22 июня, напомню, о начале войны советскому народу сообщил Молотов. Почему не Сталин? Речь Гитлера передали по радио. Даже Черчилль встрял, вставил свои пять пенсов. Почему наш-то молчал?

Думаю, это «почему» и породило миф о прострации вождя.

Думаю, Сталин не обратился к народу 22 июня потому, что понимал: сам факт такого выступления может породить в людях еще большую тревогу.

Дело в том, что Сталин не баловал свой народ публичными выступлениями. В среднем – одно-два в год. Из них в открытом эфире, по радио – несколько лет НЕТ ВООБЩЕ. Не то, что публичные политики: Черчилль, тем более Рузвельт, с его еженедельным радиообращением к американскому народу.

Если бы после двухлетнего молчания Сталин заговорил именно в первый день войны, это вызвало бы не воодушевление, а панику.

Итак, первым о прострации Сталина заговорил Хрущев. Сам он в Москве в те дни не присутствовал, но у него был надежный информатор – Берия. Правда, Берию он к тому времени расстрелял. Но это только повышало надежность источника: опровергнуть Лаврентий Палыч уже ничего не мог. Особенно убедительно о моральной подавленности Сталина у Хрущева получилось в надиктованных мемуарах:

«Берия рассказал следующее: когда началась война, у Сталина собрались члены Политбюро. Сталин морально был совершенно подавлен и сделал такое заявление: «Началась война, она развивается катастрофически. Ленин оставил нам пролетарское Советское государство, а мы его про…» Буквально так и выразился. «Я, - говорит, - отказываюсь от руководства», - и ушел. Ушел, сел в машину и уехал на ближнюю дачу.

Дальше Берия якобы рассказывал, как члены Политбюро поехали следом – просить Кобу назад на царство – и он по лицу Сталина увидел, что тот очень испугался. По мнению Берии (в пересказе Хрущева), Сталин решил, что члены Политбюро пришли его арестовать. Его разубедили, и он в результате вернулся на работу в Кремль.

Однако, похоже, все-таки нафантазировал Никита Сергеевич. Почему-то другие члены Политбюро, которые действительно находились рядом со Сталиным, ничего такого не рассказывали.

Кроме, отчасти, Анастаса Микояна. Тот, который «от Ильича до Ильича без инфаркта и паралича, и который при Хрущеве сам активно участвовал в увлекательной забаве «все валим на Сталина».

«Молотов сказал, что у Сталина такая прострация, что он ничем не интересуется, потерял инициативу, находится в плохом состоянии… (Вот! Слово «прострация» произнесено. Правда, Молотов всегда это отрицал. – В.М.) Приехали на дачу к Сталину. Застали его в малой столовой сидящим в кремле. Он вопросительно смотрит на нас и спрашивает: зачем пришли? Вид у него был спокойный, но какой-то странный, не менее странным был и заданный им вопрос. Ведь, по сути дела, он сам должен был нас созвать.

Молотов от имени нас сказал, что нужно сконцентрировать власть, чтобы быстро все решалось, чтобы страну поставить на ноги. Во главе такого органа должен быть Сталин.

Сталин посмотрел удивленно, никаких возражений не высказал. Хорошо, говорит».

Мог бы ответить и словами генерала Булдакова из «Особенностей национальной охоты»: «Ну, вы, блин, даете!» Если, конечно, Микоян ничего не напутал, не подзабыл и не подправил в этой истории. А мог.

Чтобы поставить точку, сошлюсь на мнение Г.К. Жукова, который, в отличие от Хрущева, общался со Сталиным с первых часов:

«Говорят, что в первую неделю войны И.В. Сталин якобы так растерялся, что не мог даже выступить по радио с речью и поручил свое выступление В.М. Молотову. Это суждение не соответствует действительности».

 

КОГДА НЕМЦЫ БЫЛИ У МОСКВЫ

 

Не уехал Сталин из Москвы и во время паники 16 октября 1941 года. Вообще, про тот день, точнее, про несколько дней, достоверных сведений крайне мало. Говорят, не работало метро. Говорят, мусорные баки в Москве были завалены красными томиками из ленинских собраний сочинений. Говорят, даже прервалось сообщение Совинформбюро и из динамиков полилось на мотив любимого «Марша авиаторов»: «Und hoher und hoher und hoher». В общем, нацистский вариант этой песни. Идеологическая диверсия? Невероятная накладка?

Были мародеры в переулках. Массовые увольнения на заводах. Беженцы на шоссе Энтузиастов. И слухи, слухи – один другого ужаснее. Страшно.

Москвичи решение об эвакуации наркоматов и иностранных посольств истолковали однозначно: Сталин уехал из Москвы. Постановление ГКО от 19 октября за подписью Сталина о введении осадного положения москвичей сразу отрезвило: «Провокаторов, шпионов и прочих агентов врага, призывающих к нарушению порядка, расстреливать на месте». Тут же в Москве открылся мюзик-холл и появились плакаты о гастролях Любови Орловой.

Кстати, любопытно. Сталин никуда не уезжал, а вот Ленин – уезжал. Было принято решение о транспортировке его тела.

 

О ДЕТЯХ НАЧАЛЬНИКОВ

 

Дети членов Политбюро ЦК ВКП(б) воевали.

Во время войны не было того разделения на народ и элиту, что сегодня. Да, были вожди и массы. Если подходить формально – пропасть была даже более глубокая, чем сейчас, при т.н. демократии. Но вот в чем важнейшее отличие: в войну ценности и цели у власти и народа были общие. Одно великое общее дело. И сыновья вождей уходили на фронт – так же, как сыновья учителей, рабочих, колхозников.

Воевали сыновья Верховного, членов Политбюро, других руководителей партии и правительства.
Погиб сын Сталина Яков. Погибли дети у Микояна и у Хрущева. Погиб сын бывшего наркома обороны Тимур Фрунзе.

Идет война, на ней убивают. Это трагедия для родных: и учителей, и колхозников, и членов Политбюро. Но пока идет война, все понимают, что иначе быть не может.

Мифология о сыновьях вождей по большей части уже послевоенная.

Мы так распропагандированы всяческим негативом, что во фронтовые будни отпрысков сталинской элиты верится как-то с трудом. А касательно сегодняшних генералов – так в обществе и вовсе твердое убеждение, что генеральские сынки в горячие точки не попадают. Фланируют по штабам на ролях адъютантов, пока сами не получат большие звезды на погонах.

Отчасти это так, да вот только…

Был бы я математиком, вывел бы формулу. Она бы учитывала продолжительность и интенсивность боевых действий, количество вовлеченных в них войск, потери среди детей военного руководства. И применил бы эту формулу к нашим, сегодняшним дням. Тогда стало бы очевидно, что в чеченской войне наш генералитет понес чудовищные потери. Потери своих родных сыновей.

«Всего только в ходе первой чеченской кампании погибли 55 сыновей старших офицеров, семеро из них – генеральские дети. Тогда потеряли сынов генерал-полковник Георгий Шпак, генерал-лейтенанты Геннадий Аношин, Вячеслав Суслов, Константин Пуликовский, Юрий Щепин, генерал-майоры Геннадий Налетов, Анатолий Филипенок. Восьмой, сын генерал-лейтенанта Виктора Соломатина, погиб в начале второй чеченской кампании в 1999 году. Тяжелые ранения получили сыновья генерал-полковника Виктора Казанцева, генерал-лейтенанта Александра Тартышева, генерал-майора Вадима Александрова и другие».

Бесконечно жаль этих ребят. Одно лишь на каплю утешает: осознание, что с понятиями Долг и Честь у наших боевых генералов все в порядке.

А вот среди всего политического истеблишмента и всего топа русского журнала «Форбс» мы не знаем никого не то что потерявшего сына на Кавказе. Никого, чьи дети вообще бы там воевали.

Львята ушли на войну. Лисята попрятались в норки. Сухие и теплые: на Рублевке, в Лондоне, Швейцарии и прочих лазурных местах».

 

ПЕРЕСМОТР ИТОГОВ ВОЙНЫ

 

А мир в целом по-прежнему живет, отталкиваясь от результатов Второй мировой, от решений, которые были приняты победителями в конце той войны и сразу после нее. Если пересмотреть итоги войны, то автоматически пересматривается и все устройство известного нам мира.

Поэтому сомнения самих русских – насчет того, какую роль они играли в той войне, будут очень даже на руку при пересмотре истории. Сопротивляться не станут. Если Россия – исторически проигравшая сторона, то что она должна делать? Правильно – вернуть незаконно временно захваченные территории и заплатить контрибуции. Какие там три Курильских островка? Шикотан, Итуруп, что там еще? Брысь, русские, вовсе с Курил – исконно японской территории! Признаем себя пособниками Гитлера, признаем «соучастниками» в развязывании Второй мировой – и все, начнем все отдавать. Сами, скопом и даром, как в 1991 году. Курильские острова, Калининградскую область, Сахалин, потом – Карелию, Северный Кавказ…

Признаем – и ельцинская Россия образца 01.01.1992, ужавшаяся до размеров царства молодого Алексея Михайловича Тишайшего, - покажется гигантом. Забудьте об Империи. Забудьте об СССР. Даешь – Великое княжество Московское времен Иоанна Васильевича Грозного! Это еще если удержим Казань и Астрахань. Правда, и Президент никому будет не грозен, да и княжество будет так себе – не больно Великое.

Это первое – сторона, виновная в развязывании Мировой войны, должна быть признана стороной проигравшей и отдать – ресурсы и территории.

А второе – заплатить контрибуции. А что, их уже посчитали. Называются официально – «ущербом, причиненным советской оккупацией». Литва - $ 28 млрд., Латвия - $18,5 млрд., Эстония - $ 4 млрд. (но это только экологический ущерб от пребывания советской армии). И даже Молдавия умудрилась насчитать $ 27,8 миллиарда.

 

ЧТО НЕМЦЫ ИСКАЛИ В РОССИИ

 

Когда в 1942 году шло немецкое наступление на Кавказ, в Лейпциге был издан справочник-путеводитель для немецких солдат. В нем подробно прописывались «цели и задачи» войны «в этой стране», а в конце разъяснялось в лоб, без всякой идеологическо-еврейской мишуры:

Баку – нефть,
Грозный – лучший в мире бензин,
Кабарда – молибден,
Осетия – цинк,
Зангезур (это в Армении) – медь.

Специально для тех, кто начитался фантазий, будто немцы восстанавливали частную собственность и чуть ли не способствовали возвращению из эмиграции – к управлению заводами – бывших владельцев, - пара фактов.

Уже летом 1941-го в Германии стали образовываться «восточные компании» - филиалы крупных германских трестов. Они стали «опекунами» лучших советских предприятий и целых отраслей. Фирма «Маннесман – Рёренверке», скажем, «опекала» металлургический завод в Таганроге.

Потом решили упростить историю – и уже 27 июля 1941 года Геринг дал указание: пора с «опекунством» кончать и как можно быстрее организовать «сдачу восточных объектов в аренду» немецким предприятиям. По-нашему, по-современному, это был рейдерский захват со сменой менеджмента. Начались массовые «слияния и поглощения». Отметим, что нигде в Европе ничего подобного Гитлер не делал. Частная собственность оставалась священна и неприкосновенна. То ли дело – в России!

Пограбить Россию рванули бизнесмены и из других европейских стран, бывших уже под немцами. Возникли «Нидерландская восточная компания», «Бельгийское восточное общество», «Датский восточный комитет», норвежское общество «Аустрвег», «Французское восточное товарищество» и т.п.

 

ПРОТИВ ПРАВОСЛАВИЯ

 

Гитлер:

«В том-то и беда, что мы исповедуем не ту религию. Почему бы нам не перенять религию японцев, которые считают высшим благом жертву во славу отечества? Да и магометанская вера подошла бы нам куда больше, чем христианство с его тряпичной терпимостью

«Последняя великая задача нашей эпохи заключается в том, чтобы решить проблему церкви. Только тогда германская нация может быть совершенно спокойна за свое будущее… Нужно подождать, пока церковь сгниет до конца, подобно зараженному гангреной органу. Нужно довести до того, что с амвона будут вещать одни дураки, а слушать их будут одни старики…»».

Особо жестко Гитлер высказывался именно против православия:

«Церковь – это всегда государственная объединительная идея. В наших же интересах лучше всего было бы, если бы в каждой русской деревне была своя собственная секта со своим собственным представлением о Боге. Если у них там начнут возникать всякие колдовские или сатанинские культы, как у негров или у индейцев, то это будет заслуживать всяческой поддержки. Чем больше моментов, разрывающих на части СССР, тем лучше».

Вот так, колдовские и сатанинские культы, свои в каждой деревне. Когда слышишь сегодняшних критиков православия, адептов «духовного многообразия» и всяких нетрадиционных религий, всегда возникает дежавю. Либеральная болтовня, как обычно, копирует речения фюрера.

 

КАК ЗАСТАВИЛИ СОЮЗНИКОВ ВОЕВАТЬ

 

"Сталин решил стравить двух лидеров, чтобы заставить союзников воевать"

Попробуйте побродить по западным образовательным сайтам, посвященным Второй мировой – там русских, считай, просто нет. Входящие в жизнь англоязычные поколения с младых интересов впитывают звенящее отсутствие русских в решении судеб мира. На британском образовательном сайте среди 30 с лишним главных событий войны за 1943 год, Красная Армия упомянута в хронологии лишь трижды. СТАЛИНГРАД не упомянут.

Сталин прекрасно понимал: Англия и США заинтересованы в разгроме Красной Армии ничуть не меньше, чем в ее победе. Ослабление Советского Союза в схватке с «Третьим Рейхом» до самой крайности отвечало истинным стратегическим интересам будущих союзников, и это было доказано всей предвоенной историей. Стравить двух диктаторов, не оставить им шансов разойтись миром – вот суть, квинтэссенция западной политики в конце 30-х – начале 40-х.

Думаю, утром 22 июня 1941 года, узнав о нападении Гитлера на СССР, Черчилль радостно перекрестился. Или выпил коньяку. Может, даже пустился на радостях вприсядку. Не знаю. Скорее всего – и то, и другое, и третье.

Однако ни Британия, ни США не были заинтересованы и в окончательном поражении СССР, поскольку полное поражение Кремля делало бы падение Британских островов только вопросом времени.

План Сталина был понятен – как можно скорее переключить Запад с фактического нейтралитета на хоть какое-то участие в европейской бойне.

«Я был бы весьма признателен Вам, - писал Сталин Черчиллю, - если бы смогли прибыть в СССР для совместного рассмотрения неотложных вопросов войны против Гитлера, угроза со стороны которого в отношении Англии, США и СССР теперь достигла особой силы…»

Впрочем, что еще оставалось Сталину? Любезничать? Какие у него были возможности заставить союзников действительно принять участие в войне? Нас обманывали постоянно. Рузвельт лично пообещал Молотову, что откроет Второй фронт осенью 1942-го. И тоже – обманул. Черчилль обещал и обманывал раз за разом, год за годом. Было очевидно, что эта сладкая парочка не вступит в войну, пока СССР не растратит все силы. Они просчитались. Ибо, силы у нас только прибывали.

Ну а тогда, в 1942-м, в Москве Сталину оставалось только давить Черчилля морально. Он заставлял лидера Британской Империи злиться и краснеть, как мальчишку, которого поймали на невыученных уроках.

Отпустили Черчилля с миром. Сталин «неожиданно» позвал его пообедать и «выпить немного na pososhok». Там лед, согласно всем законам психологического подавления, слегка растопили. Прощались тепло.

Маршал А.Е. Голованов рассказывал: «Стол был небольшим, присутствовало человек десять или немного больше. Последовали тосты, и между Черчиллем и Сталиным возникло как бы негласное соревнование, кто больше выпьет. Черчилль подливал Сталину в рюмку то коньяк, то вино, Сталин – Черчиллю.

- Я переживал за Сталина и часто смотрел на него. Сталин с неудовольствием взглянул на меня, а потом, когда Черчилля под руки вынесли с банкета, подошел ко мне: «Ты что на меня так смотрел? Когда решаются государственные дела – голова не пьянеет. Не бойся, России я не пропью, а он у меня завтра, как карась на сковородке, будет трепыхаться!»

…В словах Сталина был резон, ибо Черчилль пьянел на глазах и начал говорить лишнее. …В поведении Сталина ничего не менялось, и он продолжал непринужденную беседу».

Верил ли Сталин обещаниям союзников? Думаю, что нет. Но все равно бился, отжимал по полной – только бы затащить их в конце концов на театр военных действий.

Подведем итоги. СССР ни в какой мере не был обязан победой союзникам. Даже пытаться говорить так, значит – издеваться над исторической истиной.

Отдадим дань памяти солдатам союзников. Свои жизни за общее дело отдали 700 тысяч из них. Можно сказать, что наши потери сократились на это же число. Их подвиг и мужество – вне сомнений. Слава героям!

Единственное, было бы неплохо, если бы и на той стороне – помнили о нас.

Но – безнадежно. Недалеко от Ниццы в мае 2010 года проезжаю мимо памятника героям Второй мировой. У постамента развевается три флага стран-победительниц: французский, американский и английский. И флагштоков установлено изначально – тоже три. Память о русских, 27 миллионах русских, павших за их нынешнюю французскую свободу и сытую лазурную жизнь, - даже и не предполагается.

 

СОВПАДЕНИЯ ДАТ

 

За месяц до победы у Сталина состоялась беседа с Патриархом Московским и всея Руси Алексием I. Пасха в тот год пришлась на 6 мая – день Георгия Победоносца, покровителя христолюбивого воинства. Тезоименитство Георгия Константиновича Жукова. Он подписал Акт о капитуляции как раз в середине Светлой седмицы.

Георгиевская ленточка, которую мы крепим к одежде и к автомобилям перед Днем Победы – прямой потомок Георгиевской ленты к ордену Святого Георгия, Георгиевскому кресту и Георгиевской медали. Во время Великой Отечественной она вернулась в наградную систему под названием Гвардейской ленты – к ордену Славы и медали «За победу над Германией».

Прием 24 мая 1945 года в честь командующих войсками Красной Армии, на котором прозвучал знаменитый тост Сталина «За русский народ!», состоялся в Георгиевском зале Большого Кремлевского дворца. Зал назван в честь ордена Святого Георгия, его украшают мраморные доски с именами георгиевских кавалеров.

И вот еще одно совпадение – 9 мая по старому стилю является днем памяти преподобного Иосифа Оптинского, т.е. это день преподобного Иосифа. Вздрогнули? Можно расслабиться: канонизирован он был только в 1996-м. Так что это действительно просто совпадение.

Тем не менее, постепенно, год за годом, этот наш главный праздник на самом деле приобретал свой особый, почти религиозный, сакральный смысл.

 

СТАЛИНСКИЕ ТОСТЫ

 

Сталин был грузином и любил тосты. Это тот случай – прямо скажем, достаточно редкий, – когда стереотип совпадает с реальностью на 100%.

25 мая Сталин произнес тост «За русский народ!» Стенографический отчет свидетельствует: на приеме в Георгиевском зале Кремля прозвучал 31 тост, в которых шла речь о 45 людях. Далеко за полночь Сталин поднял последний тост. Он короткий, но продолжался почти полчаса – из-за оваций.

«Товарищи, разрешите мне поднять еще один, последний тост.

Я, как представитель нашего Советского правительства, хотел бы поднять тост за здоровье нашего советского народа и, прежде всего, русского народа. (Бурные, продолжительные аплодисменты, крики «ура»).

Я пью, прежде всего, за здоровье русского народа потому, что он является наиболее выдающейся нацией из всех наций, входящих в состав Советского Союза.

Я поднимаю тост за здоровье русского народа потому, что он заслужил в этой войне и раньше заслужил звание, если хотите, руководящей силы нашего Советского Союза среди всех народов нашей страны.

Я поднимаю тост за здоровье русского народа не только потому, что он – руководящий народ, но и потому, что у него имеется здравый смысл, общеполитический здравый смысл и терпение.

У нашего правительства было немало ошибок, были у нас моменты отчаянного положения в 1941-42 гг., когда наша армия отступала, покидала родные нам села и города Украины, Белоруссии, Молдавии, Ленинградской области, Карело-Финской республики, покидала, потому что не было другого выхода. Какой-нибудь другой народ мог сказать: вы не оправдали наших надежд, мы поставим другое правительство, которое заключит мир с Германией и обеспечит нам покой. Это могло случиться, имейте в виду.

Но русский народ на это не пошел, русский народ не пошел на компромисс, он оказал безграничное доверие нашему правительству. Повторяю, у нас были ошибки, первые два года наша армия вынуждена была отступать, выходило так, что не овладели событиями, не совладали с создавшимся положением. Однако русский народ верил, терпел, выжидал и надеялся, что мы все-таки с событиями справимся.

Вот за это доверие нашему правительству, которое русский народ нам оказал, спасибо ему великое!

За здоровье русского народа! (Бурные, долго несмолкаемые аплодисменты.)»

По-моему, здесь простая благодарность. Простая гордость за свой народ. И столь редкое для вождей любого калибра, тем более прижизненного тирана-полубога Сталина, признание своей вины.

Если верить маршалу авиации Голованову, «Сталин жалел, что не родился русским, говорил мне, что народ его не любит из-за того, что он грузин. Восточное происхождение сказывалось у него только в акценте…»

Это, конечно, лирика. Но что еще было говорить Сталину, если в безвозвратных потерях Красной Армии русские составили 66,4%? Почти шесть миллионов из 8,7 погибших советских солдат?

Второй знаменитый тост за Победу прозвучал ровно через месяц и тоже в Кремле. Про «винтики». Сразу скажу: никому не понравится, если его обзовут шурупом или гайкой. И отношение Сталина к людям как бессловесным «человекам-винтикам» отражает его сущность диктатора и тирана. Эта слесарная метафора не делает ему чести и часто приводится в качестве одного из обвинений его режиму… Винтики… Задевает. «Это роль ругательная и я прошу ее ко мне не применять», - как говорил бессмертный Антон Семенович Шпак.

Все так. Но только в данном конкретном случае слово вырвано из контекста.

На этом фоне «тот самый» тост звучит, извините… вроде как выражение ну никак к кровавому диктатору неприложимо… но как-то звучит – по-человечески.

Давайте послушаем.

«Не думайте, что я скажу что-нибудь необычайное. У меня самый простой, обыкновенный тост. Я бы хотел выпить за здоровье людей, у которых чинов мало и звание незавидное. За людей, которых считают «винтиками» великого государственного механизма, но без которых все мы – маршалы и командующие фронтами и армиями, говоря грубо, ничего не стоим. Какой-либо «винтик» разладился – и кончено. Я подымаю тост за людей простых, обычных, скромных, за «винтики», которые держат в состоянии активности наш великий государственный механизм во всех отраслях науки, хозяйства и военного дела. Их очень много, имя им легион, потому что это десятки миллионов людей. Это – скромные люди. Никто о них не пишет, звания у них нет, чинов мало, но это – люди, которые держат нас, как основание держит вершину. Я пью за здоровье этих людей, наших уважаемых товарищей».

«Я извиняюсь, но что это вы все «холоп» да «холоп». Что это за слово такое?» - обижался на царя Иоанна Грозного гражданин Шпак.

Ни холопами, ни «винтиками» в тот вечер Сталин, к его чести, никого не называл. Вспомнил людей простых, обычных, скромных. И назвал их товарищами.

профессор МГИМО Владимир Ростиславович Мединский
отрывки из книги "Война"

24.8.2011 - раб Божий Михаил - svechaforum.ru/index.php?showtopic=4386&view=findpost&p=121375

Отличная статья, читать интересно, материал подан грамотно. После прочтения переполняет чувство гордости за наших предков, которые смогли достойно противостоять и победить германскую военную машину. Да, сколько горя перенесли...
Мой дед был военным летчиком, ихний аэродром находился как раз перед Брестом, отец вот написал статью по рассказам деда, кому интересно - почитайте Правда про 22 июня 1941 года - почему мой отец, летчик Брестского авиаполка остался жив в тот страшный день.

Большое спасибо, Владимир Ростиславович, читал не отрываясь. Нужно больше таких статей и книг. Жутко раздражают в любом книжном - куда ни зайди! - целые полки с заглавиями типа "Россия сама виновата". Теперь буду искать там Ваши книги. Прекрасно оперируете цифрами - их ровно столько, чтобы убедить, а не заскучать. Только иногда упоминайте, откуда их берете - у всяких суворовых тоже цифры есть, только другие. Живи, Россия!

Статья интересна тем, что автор называет причину нашего поражения в начале войны, тем более, что будучи чиновником очень высокого ранга, открыто высказывает свое личное мнение. У меня вопрос. "Немцы были сильнее." На сколько сильнее в 2, 5, 10 раз? Этим можно объяснить отступление войск или окружение, но не катастрофу же с полной потерей живой силы, техники, боеприпасов. Мы ведь были в обороне, причем у себя дома! В войсках все, от генералов до солдат, знали и ожидали нападения. Но при этом личный состав отдыхал, командиры всех уровней не принимали должных мер, демонстрируя показное спокойствие. Но они же военные специалисты! Государство им деньги платит,чтобы они " на ушах стояли" не проворонив нападение!Так в чем же дело? ОТВЕТ такой-ВСЕ БОЯЛИСЬ, БОЯЛИСЬ проявить инициативу, даже когда в них полетели бомбы.БОЯЛИСЬ ответственности за принятие несанкционированных сверху решений.Боялись своих больше чем врага. Боялись СТАЛИНА больше чем ГИТЛЕРА!!! Не прошли безследно годы репрессий. Командир принимает решение, а в шею ему комиссар с особистом дышат. И вскоре расправой с командованием ЗАПВО власть снова подтвердила правило: "инициатива-наказуема" надолго отбив у военных желание к инициативе. Далее: "Потом сильнее стали мы". Стать сильнее после потерь невозможно в принципе. Интересно получается: погибло две роты, а батальон стал сильнее. Просто "потом" стали слабее немцы, а наше высшее командование стало иногда советоваться с командованием на местах, а также разрешило стрелять в противника не боясь "провокаций". Правда появились и другие причины у наших солдат воевать злее и умнее. Такие мои мысли по этой теме.

Все это было расчитано вермахтом. ВСе да не все блицкриг не удался. В действительности, они планировали передвигаться горадо быстрее. И то что называют поражением было неожиданным для них сопротивлением. НЕмцы всегда и все пытались рассчитать в этом изх недостаток и обреченность. Сохранилась переписка немцев с японцами. Они очень интересовалсиь, почему немцы выходят из графика. И вывод: решение не вступать в войну. Немцы собрали все свои силы в кулак и хотели зангять мОскву. После Сталин должен был просить мира. Не полу чилось судьба войны решилась под Москвой. Остальное уже было агонией. Интересно. Вспонить первон нападение объединенной Европы на Россию.- наполеоновское и сравнить с нападением гитлеровской Европы. А сейчас Европа вопиющая о перенаселении в Китае состалвяет пол миллиарда. Надо кое-что видить за пропагандой.