Мы вступаем в сетевую P2P эру 2.0, когда интернет - главный инструмент глобальной власти… Прямое управление людьми - 24 часа 7/7

 

«Восстание блогов» - Механизмы улично-цифровых сетевых революций

Денис Тукмаков

Часть 1. В начале 2011 года почти одномоментно в нескольких странах Ближнего Востока и Северной Африки произошло уникальное событие: катализатором и организационной силой уличных выступлений против правительств оказались социальные сети в Интернете. Немедленно последовали аналогии: бешеная популярность блогосферы в России многих настраивает на революционный лад…
 
Часть 2. По мысли госсекретаря США Хиллари Клинтон, низовые интернет-сообщества способны с гораздо большей результативностью выполнять те задачи, на которые до последнего времени были нацелены западные правительства и неправительственные организации…
 
Часть 3. О «боевом применении» социальных сетей – прежде всего Facebook и Twitter – во время арабских бунтов сегодня известно довольно многое. Однако ключевая их особенность – удачный вывод стотысячных масс народа из «виртуала» под гусеницы танков – до сих пор остаётся плохо изученной…

Денис Тукмаков

Госсекретарь США Хиллари Клинтон (работа 1997 года Antonio Veronese) - “São notáveis a luta e a obra de Antonio Veronese para diminuir a violência contra jovens no Brasil” Hillary Clinton-Primeira Dama dos EEUU-1997
Госсекретарь США   Хиллари Клинтон - Antonio Veronese

 

 

Часть 1.   Технологии «сетевых бунтов»

 

Чтобы понять, ждать ли нам твиттереволюции на улицах Москвы, следует разобраться, как именно были использованы «цифровые активисты» и социальные сети в арабском мире, а также какие интернет-технологии ждут нас в ближайшем будущем.

 

Все ходы записаны

 

Уникальность твиттер-революций начала 2011 года, победивших или запущенных в арабских странах, заключается уже в том, что их ход можно документально восстановить по минутам. Это объясняется самой спецификой интернет-текста: слово, однажды набранное на клавиатуре и вброшенное в киберпространство, обретает вечность нотариально заверенных скриншотов.

Заинтересованным спецслужбам уже сейчас известны практически все каналы информации, группы и сообщества в Facebook, шлюзы, списки и хэш-теги в Twitter, а также прокси-IP номера, с помощью которых осуществлялся обмен информацией между юзерами в Тунисе и Египте, Ливии и Бахрейне, Иране и Сирии.

Собрана детальная статистика этих каналов: по странам, по дням, по ключевым словам; часть информации открыта для публики (на английском: blog.sysomos.com/2011/01/31/egyptian-crisis-twitte). К слову, подобные исследования давно ведутся и по России (Public Discourse in the Russian Blogosphere - Полный текст исследования (на русском языке) можно скачать: в PDF формате).

Известны инструменты, позволившие протестующим в условиях цейтнота искать ценную информацию среди невообразимого интернет-хлама. В этом им пришли на помощь сразу несколько онлайн-решений:

  • от всем известных GoogleDocs, дающих доступ к определённому документу сразу множеству людей,
  • или сервисов CitizenTube и Storyful, чьи сотрудники вручную отфильтровывали видеоклипы, снятые на горящих улицах арабских городов,
  • до мусульманского сайта романтических знакомств Mawada.net, один из аккаунтов которого координировал действия десятков тысяч ливийских бунтовщиков.

Досконально известны и способы, позволившие, в частности, египтянам пользоваться Твиттером даже после того, как египетские власти отключили доступ к Интернету.

Здесь наблюдалась трогательная солидарность волков и овец: во благо египетских демонстрантов старался не только знаменитый Джулиан Ассандж, признавшийся в том, что он взломал спутник транснациональной компании (по некоторым данным, это была «Mitsubishi») и тем самым обезпечил Интернет для 6% населения Египта, но и такие монстры, как Google.

Именно группа инженеров из Google, Twitter и интернет-компании SayNow за пару дней после начала волнений в Каире создали сервис "speak-to-tweat", позволивший посылать и слушать твиты с помощью обычной телефонной связи:

Для этих целей были выделены международные номера в Калифорнии, Италии и Бахрейне – позвонив на них, можно было оставить голосовое сообщение, которое автоматически засылалось в Twitter. Причём если позвонили из Египта, то ссылка на запись шла с хэштегом #egypt, из Ливии – на #libya и т. д. Прослушать эти сообщения можно было как по указанным телефонам, так и в самом Twitter по каналу @speak2tweet.

Сервис оказался настолько к месту, что Google купил компанию SayNow ровно в день начала египетской революции – 25 января 2011 года. Делу помогли и десятки волонтёров (?), взявшихся расшифровывать и переводить на английский голоса своих сторонников на сервисах вроде "Alive in Egypt".

Наконец, можно составить достаточно точный список ключевых медиа-активистов, которые больше прочих засветились в твиттер-революции. Имена некоторых из них, вроде Ваиля Гонима, главы регионального отдела маркетинга Google, или Омара Афифи, бывшего египетского полицейского, ныне проживающего в Северной Вирджинии, - прогремели на весь мир.

Другие бойцы невидимого фронта остались менее заметны – однако и их личности во многом идентифицированы спецслужбами. Особенно это касается тех медиа-активистов из Египта и прочих стран, которые в течение нескольких месяцев до начала волнений мотались на многочисленные спец-семинары, проводившиеся в США официальными работниками администрации и сотрудниками НПО (неправительственных организаций).

 

Спецы и спецухи

 

Роль НПО и госдепартамента США в подготовке не только уличных волнений, но и активного использования протестующими социальных сетей, – это ещё одна тема, достойная внимания исследователей (например - читайте тут).

Отношение американских властей к твиттер-революциям лучше всего продемонстрировала госсекретарь США Хиллари Клинтон, выступившая 15 февраля 2011 года со знаменитой речью о «свободе в Интернете».

Выдержки из этого выступления широко обсуждались в отечественной прессе, однако акценты расставлялись неудачно:

  1. Передавали всё больше о намерении госдепа сделать Сеть «открытой, безопасной и доступной»,
  2. обойти ограничения в Интернете, установленные правительствами Ирана, Сирии, Вьетнама, Мьянмы, Кубы и Китая,
  3. а также запустить твиттер-каналы не только на арабском и фарси, но и на китайском, хинди и русском.
  4. Ну и, конечно, судачили о 25 миллионах долларов, выделяемых правительством США «на Интернет».

На самом деле куда больше, чем о свободе виртуального слова, Хиллари Клинтон говорила:

  • о киберпреступности,
  • утечках в Wikileaks,
  • конфиденциальности и безопасности в Сети.

Что касается 25 выделяемых только в этом году миллионов, Хиллари Клинтон очень чётко обозначила получателей этих денег:

  1. это сетевые активисты (медиа-активисты, цифровые активисты), работающие на переднем крае борьбы с интернет-репрессиями.
  2. А также IT-специалисты (технические специалисты), которые разрабатывают инструменты, позволяющие блогерам обходить препоны «репрессивных правительств».

Первым на выручку призвано прийти созданное в ноябре 2009 года направление деятельности госдепа США, обозначенное в речи Хиллари Клинтон как «Инициатива гражданского общества 2.0». Технологические же проблемы призвана решить деятельность невиданной в истории «глобальной коалиции», в которую вошли правительства ряда стран, бизнес-корпорации, неправительственные организации, учёные и отдельные активисты. Сформированная после первой программной речи Хиллари Клинтон о свободе Интернета (21 января 2010 года), эта коалиция получила условное название «Инициатива создания глобальной сети».

Именно конкретные люди – цифровые активисты и IT-специалисты – призваны стать тем американским тараном, который, по замыслу администрации Обамы, способен эффективнее, нежели крылатые ракеты, пробивать защитные редуты "недружественных Америке" государств. Этих людей держат на особом счету, с ними встречаются, им помогают, их финансируют, о них заботятся. Однако методы решения вопросов в обоих случаях, разумеется, различны.

 

Приём против «рубильника»

 

О том, как именно работает госдеп Соединенных Штатов с сетевыми активистами, будет также рассказано ниже. Сначала же стоит обсудить технологическую часть решения проблемы глобальной сети Интернет. По мнению американцев, решение это заключается в том, чтобы обезпечить по всей планете открытый доступ к Интернету, даже когда он блокируется правительствами «оси Зла».

Не успела Хиллари Клинтон посулить миллионы на Интернет, как New America Foundation, известный вашингтонский think tank (фабрика мысли), тут же предложил свои услуги по созданию открытого стека для обеспечения работы распределённой телекоммуникационной системы на основе т.н. «ячеистой топологии» (mesh networking), в которой обрыв кабеля не приводит к потере соединения между двумя компьютерами. Грант этот оценивается в 3,5 млн долларов.

Цель этого проекта – использование P2P (peer-to-peer, «от человека к человеку») mesh-сети, в которой каждая клиентская точка сети связана через соседние клиентские точки, что обезпечивает высокую живучесть сетевых соединений и возможность использования в местах, где доступ к стационарной сети затруднён или может быть блокирован представителями власти «репрессивных правительств».

Составными частями этого направления (P2P-сети гражданского общества 2.0) являются:

  1. проект Serval (независимая и самоорганизующаяся сеть на базе мобильных телефонов с прямыми звонками «от человека к человеку», минуя сотовых операторов) - servalproject.org,
  2. проект Commotion (децентрализованная организация и максимальная автоматизация mesh-сети),
  3. проект анонимного подключения к сайтам Tor (torproject.org),
  4. проект OpenBTS (удешевлённая сотовая связь нового типа, сочетающая GSM-сети и интернет-телефонию),
  5. программное обеспечение Asterisk (превращает любой компьютер в сервер) - asterisk.org
  6. и программная реализация OpenGSM, позволяющая частным лицам организовать работу собственной локальной сотовой сети.

Сочетание этих проектов позволит миллионам людей по всему миру (и прежде всего в странах с «репрессивными режимами»!) общаться друг с другом без посредничества телефонных операторов и интернет-провайдеров, которых всегда легко «нагнуть и вырубить».

По сути это Новая информационная революция, которая, как повелось со Средних веков, обычно предшествует революциям социальным. Никакой «рубильник», которым ещё вчера можно было вырубить «эти ваши энтернеты», больше не поможет...

Ну а пока завтрашний день не наступил, американцы забавляются дешёвым жульничеством: несколько дней подряд весь Рунет обсуждал новость о том, что штатовские военные работают над приложением, позволяющим манипулировать вымышленными пользователями в социальных сетях и таким образом влиять на общественные настроения.

 
Впрочем, другие спецы заняты более насущным делом: купленная Google в августе 2010 года за $182 миллиона компания Slide в марте 2011 запустила сервис групповой рассылки СМС от любого пользователя мобильника. Уже понятно, что, вооружившись подобным сервисом, сетевой активист на порядок увеличит свою революционную продуктивность.

 
Таким образом, ясно видны главные составляющие нынешних и перспективных твиттер-революций:

  • Первая – явная заинтересованность в них американского правительства и глобалистских структур в лице разнообразных фондов и НПО, очень близко работающих с ключевыми сетевыми активистами.
  • Вторая – технический аспект, позволяющий бунтовщикам не зависеть от каналов информации, подконтрольных свергаемой власти.
  • Однако есть и третий – и, возможно, самый важный – атрибут этих и последующих «восстаний блогов», который до сих пор является загадкой и предметом ожесточённых споров. Речь идёт об успешно реализованном в Египте, Бахрейне, Ливии и ряде других стран выводе блогеров из их «уютных дневничков» под пули правительственных войск. Об этом – читайте ниже...
  •  

    Часть 2.   «Civil Society 2.0» вместо «Томагавков»

     

    Интернет – давно уже реальность

     

    На наших глазах блоги (как новые СМИ) и блогосфера (как новая социальная реальность) превращаются в эффективные инструменты влияния на сознание целых народов. Отдельные блоги-дневники и огромные социальные сети, вся грандиозная кибер-сфера, состоящая из сотен миллионов человек, становится объектом пристального внимания со стороны правительств и корпораций, спец-служб и террористов, политических партий и «мозговых трестов».

    «Виртуальные посиделки» и «чаты для влюблённых» за каких-то пять лет вдруг превратились в организационное оружие. Сегодня, после Туниса и Египта, стало, наконец, очевидно:

    кто контролирует интернет – в городе, в стране, во всём мире – тот контролирует реальность.

     
    Первыми это поняли американцы – недаром отношение правительства США к блогосфере и «сетевому активизму», как одному из ключевых инструментов soft power (мягкая сила, власть) было сформулировано в ряде программных выступлений госсекретаря США Хиллари Клинтон. Именно она в конце 2009 года провозгласила эру «Гражданского общества версии 2.0» (Civil Society 2.0), в котором:

    неисчислимые дезинтегрированные, выстроенные по сетевым принципам автономные сообщества солидарных членов, вооружённые цифровыми технологиями, призваны эффективно устанавливать собственные правила жизни, разрушая государственную монополию на власть, информацию и воспитание граждан.

    Среди основных направлений этого проекта госсекретарь США Хиллари Клинтон перечислила:

    • «цифровое вооружение» низовых организаций знаниями о правильной работе блогов, сетевых сообществ и целых сетей с помощью команд опытных «интернет-технологов»,
    • создание открытых платформ для доступа новых адептов из числа любых желающих,
    • и, конечно, многомиллионное финансирование этих программ (в первую очередь, на Ближнем Востоке и в Северной Африке) через различные благотворительные фонды.

    Важно понимать, что речь тут идёт не о лобовом денежном вливании американских долларов в блогосферу тех или иных стран. Не следует думать, будто за каждым «сетевым активистом» и «кибер-революционером» стоит дядя Сэм с мешком баксов в руках и платит за каждый антиправительственный постинг. Всё осуществляется гораздо изящнее и вместе с тем глобальнее.

    Американскому правительству нет никакой нужды финансировать отдельных блоггеров – вполне достаточно популяризировать по всему свету саму идею социальных сетей и онлайн-сообществ, потакая тщеславному стремлению отдельного человека к славе и влиянию на других людей.

    В этом случае оппозиционеры и ненавистники режимов отыщутся сами, добровольно выйдут в киберпространство, самовольно организуют масштабную пропаганду в сетях и собственными усилиями установят связь с теми, кто разделяет их взгляды!

    Пробились, проявили себя, выстояли под атаками со стороны власти? Вот тут уже с ними нужно плотно работать.

    Впрочем, как на этом настаивают специалисты по арабской блогосфере, вроде тунисца Сами бен Гарбии, подобная помощь ни в коем случае не должна носить открытый характер, но должна всячески маскировать свои финансовые, логистические и моральные связи с местными активистами. В крайнем случае, можно пригласить блогеров на чаепитие в посольство или на стажировку в американский университет.

     
    В случае с подобными активистами для американских властей весьма ценен личностный контакт. Очень часто «сетевыми оппозиционерами» являются те «избранные», кто посещал многочисленные спец-семинары, несколько лет подряд организуемые госдеповскими служащими или аффилированными специалистами из ведущих медиа-корпораций (ABC, CNN, MSNBC, CBS News, National Geographic, MTV) и IT-компаний (Google, Facebook, Howcast, YouTube, Omnicom Group, AT&T, Access 360 Media, Mobile Accord, Meetup и др.). Подобные семинары совсем не обязательно должны проходить в США: можно вполне обойтись и Бейрутом...

    Особую роль в нелёгком деле обучения, продвижения и поддержки сетевых активистов по применению «мягкой силы» на просторах интернета играют НПО (неправительственные организации) под сенью Госдепа США, вроде «Альянса молодёжных движений», Gen Next, Personal Democracy Forum и Digital Democracy, а также школы и фонды при американских университетах – такие, как гарвардский Berkman Center или OpenNet Initiative и Citizen Lab при университете Торонто.

    По мнению американских специалистов по «борьбе с диктатурами»:

    • «открытое общество»,
    • разрушение монополии государства на власть,
    • сетевые содружества множества людей,
    • их духовное родство и налаженная интернет-связь с миллионами сторонников из стран «свободного мира»

    – всего этого вполне достаточно, чтобы если не смести, так потрясти любой авторитарный режим, доселе не подверженный иным внешним воздействиям со стороны «победившей Демократии».

    Прибегая к аналогии, правительству США нет необходимости покупать ружьё каждому повстанцу в Ливии, Мьянме или Венесуэле – достаточно хорошенько вложиться в мировую торговлю вооружением и всячески продвигать «право народов на восстание» и идею свободного ношения оружия среди гражданского населения. Результат – кровавая баня в десятках точек земного шара – не замедлит сказаться.

     

    Как мировой раздуть пожар

     

    Как же это делается конкретно? Вариантов масса.

    Можно, к примеру, «замутить» модный русскоязычный сайт под названием NewEurasia.net, посвящённый «зарождающемуся цифровому обществу» в постсоветских республиках Средней Азии. Зазвать на него юных блогеров, заманив их «передовой формой самовыражения» и чуть ли не статусом «послов мира» в этих закрытых республиках. Пасти эту молодёжь, даже не прикармливая, – на одном лишь голом энтузиазме. Подбадривать: «Тебя, чувак, читают в Канаде, Швеции и Перу! А напиши-ка нам про то, как у вас зажимают оппозицию!» И постепенно расшатывать общество, исподволь пропагандируя собственные идеи.
    Если же кто-то вздумает разобраться, откуда взялся и кто финансирует этот проект, то в три клика мышки выяснится: всю эту пасеку организовали британские академические спецы по Средней Азии, нанятые «кругами, изучающими перспективы использования центрально-азиатской нефти».

    Можно пойти совсем иным путём – и, как «Репортёры без границ», выложить на своём сайте целый учебник под названием «Новая версия Руководства для блогеров и кибер-диссидентов», в котором даны пошаговые инструкции, как заводить и вести оппозиционный блог.
    Особенно трогательно там читать про целую конспиративную систему, благодаря которой виртуальный борец с режимом будет оставаться анонимным и непойманным спец-службами. Написан учебник весьма уважаемыми в среде «кибер-диссидентства» личностями из различных фондов, движений и лиг, отметившихся на ниве «построения глобализма во всём мире».

    Иногда, впрочем, стоит вложиться по полной в конкретного человека. Например, в знаменитого египетского активиста Ваэля Гонима – того самого менеджера из Google, который стал одной из ключевых фигур египетской революции. Еще в декабре 2008 года Гонима душевно принимали в Нью-Йорке и Вашингтоне в числе активистов из Бирмы, Колумбии и Нигерии. Для них под эгидой госдепа США были организованы спецсеминары с «интернет-специалистами», лекции гуру от Факультета права Колумбийского университета и встречи в рамках «Альянса молодёжных движений» под эгидой госдепа США и на деньги спонсоров: Facebook, Google, YouTube, MTV, Howcast и др. После этого будущего бунтовщика отправили обратно в Египет «ждать революции», поставив на непыльную должность главы регионального отдела маркетинга Google с годовым жалованьем в $700.000 плюс бонусы.

     
    Второй подобный семинар состоялся в Мексике в октябре 2009 года и собрал 43 активиста из нескольких десятков стран: от Молдавии до Саудовской Аравии. Проведённый на деньги госдепа США, этот «саммит сетевых активистов» превратился в мозговой штурм на тему «цифровых революций по всему миру», в котором участвовали не только спецы из Facebook или Google, но и гуру из «Фридом хауса», «Международного республиканского института» и «Мирового банка».

     
    В наших палестинах за подобными примерами далеко ходить не надо.

    «Безпощадный борец с системой» Алексей Навальный, как известно, полгода стажировался в Йеле. Ну, мало ли, бывает: отчего бы будущему юристу не поднять свои навыки в престижном американском университете? Однако Алексея там интересовали совсем иные вещи:

    «По его словам, очень интересно, как создаются маленькие организации, которые затем начинают влиять на политику. «Например, «Чаепитие». Невероятно: собрались несколько старушек, а теперь они наседают на Обаму со всех сторон», - заметил Алексей Навальный. Он выразил желание создать сходное движение в России»...

     

    (Алексей Навальный: …Я думаю, власть в России сменится не в результате выборов.
    - Тунисский или ливийский вариант?
    Алексей Навальный: Мы называем это тунисским сценарием, потому что нет другого названия.
    - Другими словами, вы ждете, когда пойдет волна снизу?
    Алексей Навальный: Я не жду, я ее организую…»
    "Глобальный друг Йеля" Алексей Навальный в либерал-гебраистском журнале New Times)

     
    Куда более завуалированные, но стратегически рассчитанные вложения денег в «сетевые революции» - это финансирование всевозможных «стартапов» в интернете, включая Facebook и Twitter, со стороны ряда американских инвестиционных фондов и «супер-ангелов». Стоит только копнуть - и выяснится, что основатели и топ-менеджеры подобных венчурных фондов либо завязаны на администрацию президента и Демократическую партию, либо тесно дружат с лидерами международных правозащитных организаций, либо заседают на семинарах воротил, финансирующих продвижение «открытого общества» в «странах ограниченной демократии».

     
    Ну а когда требуется быстрый силовой вариант, можно, как это случилось в Молдове в 2009-м, организовать молниеносный уличный погром. Памятный многим «студенческий бунт» организовали - через блоги, форумы, Facebook, SMS- и email-рассылки - именно «энпэошники»: руководитель НПО Think Moldova Наталья Морарь и глава НПО Hyde Park Геннадий Брега. По удивительному совпадению, сайт этого «Гайд-парка» не стоил ему ни копейки, поскольку был запущен в рамках программы «Обучение и доступ в Интернет» управления культурных и образовательных программ госдепа США, созданной при поддержке компании «Акт в защиту свободы». Средства на «твиттер-революцию» перечислялись через несколько американских НПО.

     
    Ещё более простой способ вмешательства госдепа США в дела суверенной страны был продемонстрирован в феврале 2011 года, когда ведомство Хиллари Клинтон завело фарси-язычную страничку в Twitter и принялось забрасывать в него комменты следующего содержания: «Иран показал, что действия, за которые он хвалит египтян, он считает незаконными и недозволенными для собственного народа» и «США призывают Иран дать иранскому народу такое же право на мирные собрания и демонстрации, как в Каире». Страничка тут же приобрела огромную популярность среди иранской оппозиции, превратилась в своего рода «пособие по борьбе» и фактически вывела тысячи людей на улицы иранских городов.

     
    Увы, пока можно с сожалением констатировать, что российские власти практически никак не проявляют своего интереса к социальным сетям - ни на уровне финансовых вливаний в «стартапы», ни в виде сколь-нибудь стоящих пропагандистских воздействий.

     

    Часть 3.   Восстание блогов. Союз сетей и иерархий

     

    Когда френд становится другом

     

    Как это у арабов получилось? Как смогли они взять и дружно, чуть ли не миллионами, покинуть жилища и выплеснуть свой антиправительственный гнев на улицы и площади? Каким образом можно подвигнуть сотни тысяч обывателей встать из-за компьютеров и броситься на площади под гусеницы правительственной бронетехники? Ведь одно дело - выражать свою активную жизненную позицию, «голосуя мышкой» в Сети, и совсем другое - выйти в «реал». И может ли случиться нечто подобное в других частях света?

     
    Этими вопросами сегодня активно занимается социальная психология, вокруг них ломают копья политологи и философы, публицисты и молодёжные лидеры. Ставят их и в России - подвергая, как правило, резкому сомнению способность «сетевых хомячков» замутить в «реале» нечто большее, чем часовая акция протеста двух десятков активистов, зябнущих на морозе с отпечатанными на принтере плакатиками под фотовспышками трёх десятков столь же продрогших репортеров.

    При этом сама возможность коллективных уличных действий сотен и тысяч соратников сомнению не подвергается, однако практически всегда исследователи объясняют подобную слаженность иными, куда более близкими связями между «бойцами», нежели наличие списка общих френдов в ЖЖ.

    Могут ли сочетаться массовость виртуальных «друзей» - и боевые действия на улицах против властей?

     
    Споры об этом идут давно - и в основном на англоязычных интернет-площадках: события начала года лишь подлили масла в огонь дискуссии. При этом даже среди идеологически родственных мыслителей и публицистов имеется чёткий водораздел в отношении к «сетевым хомячкам» как к движущей силе революций.

    Придуманы даже полушутливые термины:

    - slacktivism (что-то вроде «пассивизма» в противоположность «активизму»)
    - и clicktivism (от «кликов» мышки), относящиеся к деятельности миллионов юзеров, которым куда проще протестовать у монитора, чем куда-то бежать.

     
    Однако, как ни странно, в противоположных взглядах спорщиков есть несколько консенсусных позиций, которые могли бы заинтересовать отечественных специалистов из спецслужб.

     

    Говоря кратко, твиттер-революция становится успешной в том случае, когда объединяются позитивные свойства:
    - пассивного сетевого, чётко не структурированного, огромного сообщества граждан, имеющих доступ к пропагандистским ресурсам Сети,
    - и малочисленных, сплочённых, иерархичных, полуподпольных «уличных организаций», использующих Интернет для оргработы и координации.

     
    У обоих этих сообществ есть свои плюсы и минусы. Сочетание плюсов тех и других наряду с устранением минусов и делает возможной твиттереволюцию!

    К организационным минусам сетевой структуры пользователей Facebook или ЖЖ относится тот факт, что подобная сеть не предполагает:
    1. сильного влияния авторитетов,
    2. единых правил и норм,
    3. не подразумевает никаких отношений подчинения.
    4. В такой структуре тяжело или невозможно быстро достичь дисциплины,
    5. добиться согласия и общности целей,
    6. погасить вспыхнувший конфликт
    7. или установить стратегическое видение ситуации.
    8. Такая структура чрезвычайно уязвима перед внешним влиянием,
    9. не способна по-настоящему организованно сражаться на площадях
    10. и не заинтересована в системных изменениях.

     
    Что ещё важнее, в сетевой конгломерации блогеров очень слабы межличностные связи, в то время как уличные выступления - это всегда вопрос близких, фактически братских отношений соратников, готовых идти один за другого на смерть.

    Друг тянет за собой друга:

    по данным специалистов, изучавших опыт Красных Бригад, афганских моджахедов и выступлений немцев в Восточной Германии накануне крушения Берлинской стены, 70% новоявленных рекрутов уже имели по крайней мере одного близкого друга в этих рядах.

     
    Поэтому одно лишь «восстание сетевых хомячков» не способно привести к успеху твиттер-революции. Всегда и всюду оно нуждается в закваске - её роль в арабских бунтах сыграли иерархические организации «братьев-мусульман» и группы «спецсеминаристов».

    Не случайно в появившейся в открытом доступе египетской инструкции по ведению уличных действий на первом месте среди практических шагов стоит пункт «Проводить с друзьями и соседями демонстрации на улицах жилых районов, расположенных вдали от массовой дислокации сил безопасности».

    Небезызвестный текст «Как делается революция» идёт ещё дальше, утверждая: «Чтобы сводное подразделение (часть) успешно работало, надо, чтобы в его основу была положена готовая командная вертикаль уже слаженной боевой единицы».

    Такой боевой единицей выступает уличная иерархическая организация.

     
    В свою очередь, одни лишь заговоры малочисленных иерархических групп «бойцов» также обречены на провал без массовой поддержки сетевых активистов. И здесь уже могут сыграть свою роль позитивные качества сетевых сообществ.

    1. В частности, сети могут гораздо быстрее, чем иерархии, собрать для конкретной акции толпы участников.
    2. Сети служат отличным механизмом для нагнетания необходимого уровня общественной истерии, выгоняющей людей на улицы;
    3. для заражения их гневом, воодушевлением, поддержкой, чувством близкой победы.
    4. Сети разрушают монополию государства на информацию и трактовку событий.

    Именно сети явились тем мостом, который связал восставших в Тунисе или Египте, Бахрейне или Ливии с остальным миром: к падению североафриканских режимов привела в том числе и международная солидарность - искренняя или проплаченная - миллионов юзеров из Америки и Европы с тунисскими «фэйсбуковцами» и «твиттерянами» из Египта.

     

    Как это будет в России?

     

    На примере Египта всё это выглядело примерно так:

    1. После очередного «зверства режима» происходит катализация протестных энергий: люди, чьё сознание подготовлено щедрой агитацией революционеров, в том числе и в Интернете, солидаризируются через близкие родственные и соседские связи и выходят на мирные уличные манифестации сравнительно малыми группами: по десять, сто, двести человек.
    2. Вслед за ними на улицы выходят сотни бойцов иерархических отрядов, готовых к стычкам с полицией.
    3. Они тянут за собой «внешних друзей» - симпатизирующих им людей, морально готовых вступить в ряды соратников.
    4. На улицах уже несколько тысяч человек. Информация об этом активнейшим образом продвигается в сетях, создавая полное впечатление «запущенной движухи», к которой не страшно примкнуть колеблющимся и которая становится объектом внимания мировых СМИ.
    5. После этого на улицы выходят уже сотни тысяч человек, бороться с которыми полицейскими методами невозможно...

    Как бы тривиально это ни звучало, успех подобных революций напрямую зависит от того, насколько развито в каждом конкретном обществе личностное чувство чести:

    - Насколько будет стыдно человеку, отказавшемуся последовать за другом или братом-соратником на улицу, под полицейские пули?
    - Насколько стыдно будет юзеру из Facebook, пообещавшему на своей страничке выйти на демонстрацию и струсившему?

    Это очень простые вещи, но именно так это и происходит!

     
    А как же в России? Может ли нечто подобное произойти у нас?

    Чтобы понять это, необходимо разобраться в гипотетических составных частях русской твиттер-революции.

    1. Существуют ли в России закрытые иерархические «боевые» организации, способные выйти на улицы против правительственных сил?

    - Да, существуют: к таковым можно отнести, например, полуподпольные союзы футбольных фанатов. Их спаянные соратники, договаривающиеся о сходках по закрытым информационным каналам, способны «замутить»:
  • не только массовую акцию протеста - как это случилось на Манежной площади 11 декабря 2010 года (порядка 5 тысяч участников),
  • но даже и уличные погромы в центре Москвы (9 июня 2002 года на Тверской).
  •  

    2. Возможно ли в России массовое уличное сопротивление власти?

    - Да, возможно: не только начало 90-х годов, но и недавно прокатившиеся по России «пикалёвские бунты» подтверждают это.

     

    3. И теперь возникает ключевой вопрос: способны ли боевые группы футбольных фанов и гипотетические сотни тысяч мирных протестантов объединиться и, поддерживая друг друга, пойти против сил полиции и внутренних войск?

    Напомним, что пятнадцати тысяч кишинёвских студентов вполне хватило, чтобы разнести в щепки парламент собственной страны, - а ведь молдаване ментально не сильно отличаются от россиян (в отличие, возможно, от «революционных киргизов»).
     
    - Подобной возможности, когда бы москвичи превратились в каирцев, а фанаты - в аналог «братьев-мусульман», и оба эти множества, инфильтрованные десятками сетевых активистов под эгидой госдепа США, пошли бы захватывать столичные площади и правительственные учреждения, - подобной возможности пока не просматривается. Слишком далеки от социально-политической жизни фанатские группировки, слишком разобщены между собой жители крупных городов, даже соседи по подъезду.

     
    4. И всё же в России есть регион, в котором каирские события вполне могут произойти. Это Северный Кавказ, и прежде всего, на мой взгляд, две его республики - Карачаево-Черкесская и Кабардино-Балкарская. Именно столица последней из них, Нальчик, с населением 269 тысяч человек, думаю, является уникальной точкой на карте России, в которой вполне могут сойтись три основополагающие силы вероятной твиттер-революции:

    1. Сила №1 - это боевой раж ваххабитского подполья, на счету которого не только две атаки на административные объекты города 13 октября 2005 года и 25 февраля 2011 года, но и вполне мирное «ползучее» распространение своей идеологии среди населения.
    2. Сила №2 - это массовое недовольство близко знающих друг друга горожан, чьи социально-экономические чаяния, общие для Северного Кавказа, переплетаются с обостренным национальным вопросом в отношениях между кабардинцами, адыгами и черкесами и балкарцами и карачаевцами.
    3. Сила №3 - это весьма развитые и популярные местные интернет-площадки, способные в считанные часы аккумулировать протестный потенциал сотен тысяч сторонников, а в «мирное время» служащие инструментами для пропаганды антигосударственных и сепаратистских настроений.

     
    Опыт двух террористических атак на Нальчик, последняя из которых состоялась всего полтора месяца назад, свидетельствует, что ситуация в республике далека от спокойной и что власти не в полной мере контролируют её, чтобы иметь возможность подавить в зародыше вспыхнувший массовый бунт.
     
    Что ещё хуже, в последние недели мы все являемся свидетелями Ливийского кризиса, в котором, в отличие от Туниса и Египта, Бахрейна и Сирии, главные события происходили вдали от столицы, в землях национального меньшинства (Киренаика), под сепаратистскими лозунгами «мирных граждан», вооружённых пулеметами и Твиттером, под бдительными взглядами всего мирового сообщества.

     
    Таким образом, русская твиттереволюция (не дай Бог!) вполне может случиться, - но произойдёт она не на улицах сытой Москвы, а скорее в отдалённой северокавказской провинции, в которую давно уже протянулись интернет-кабели и просочились адепты отделения региона от России, но до которой всё никак не докатятся веяния «модернизации»...

     

    Заместитель главного редактора газеты "Завтра" Денис Тукмаков, жж: olly-oxen.livejournal.com

     

    Восстание блогов, часть I: Технологии «сетевых бунтов» - 11 апреля 2011 - file-rf.ru/analitics/46
    Восстание блогов, часть II: «Гражданское общество 2.0» вместо «Томагавков» - 15 апреля 2011 - file-rf.ru/analitics/54
    Восстание блогов, часть III: Союз сетей и иерархий - 18 апреля 2011 - file-rf.ru/analitics/62

     


     

    Все «под колпаком» (продолжение темы)
     
    Денис Тукмаков

     

    Способов «заткнуть рот» любому антигосударственному сетевому источнику информации – великое множество.

    Еще со времён фильма «Бумер» россиянам известно, что «убежать от сети, находясь в сети», невозможно. Все интернет-провайдеры и все сотовые операторы находятся в режиме «плотного сотрудничества» со спецслужбами. Любой серьезный интернет-сервис, вроде Google, также практически всегда и везде выражает готовность сотрудничать с госорганами. До сих пор в России действует режим, при котором ни один гражданин не в состоянии сколь-нибудь успешно сохранять свою анонимность при пользовании мобильной связью или подключении к Интернету. Если дело касается интернет-денег, то анонимность практически исключена.

    Укрыться от «всевидящего ока спецслужб» реально лишь в случае «сбоя системы», вызванного её непрофессионализмом, коррупцией или собственной вовлечённостью в антигосударственный заговор. Во всех остальных случаях невозможно представить ситуацию, когда бы тот или иной сетевой активист сколь-нибудь долго не подпадал «под колпак» органов. Зафиксирована, подсчитана и прослушана может быть любая «цифра» – за редким исключением, вроде тех данных, что зашифрованы с помощью алгоритмов с длиной ключа 256 бит – однако шифровками революцию не совершишь.

    Это, так сказать, «общий фон», существующий постоянно. В более конкретных случаях возникают столь же конкретные «технологии противоборства».

    Апрельские «блогауты» ясно показали: у спецслужб есть все возможности подобную атаку при желании осуществить. Это может оказаться дорогим удовольствием, быть раскрыто публикой, потребовать повышенного профессионализма от сотрудников – но это осуществимо. И принцип тут прост: любой высококлассный хакер, умеющий работать с ботнетами, взламывать сервера и валить сайты, находится ближе к спецслужбам, чем кажется внешним наблюдателям.

    А как же «революционные мобильные технологии» ближайших нескольких лет, которые снизят до минимума роль «рубильника»? И здесь власти нечего опасаться. Уже на уровне сертификации можно «вывести с рынка» устройства тех производителей, которые не предоставят ФСБ свои алгоритмы шифрования, аппаратные «заплатки», коды и прочие «явки и пароли», позволяющие органам оперативно реагировать на угрозы. Так обычно и происходит – просто делается это тихо, не публично, безо всяких споров. В случае с мобильными серверами можно сузить под них частотный диапазон так, чтобы его легко можно было контролировать: в конце концов, сертификацию радиочастот, равно как всевозможные «глушилки» и «черви», ещё никто не отменял.

    Нетехнические средства воздействия могут оказаться ещё эффективнее – но это уже вопросы вербовки, агентурной работы органов «на земле», а также воспитания «сетевых эскадронов» проправительственных блогеров, табуны которых способны затоптать любую дискуссионную площадку и «форум по интересам».

    Способы борьбы с «сетями и иерархиями» (Читайте статью выше) – то есть с сетевыми интернет-сообществами из тысяч «френдов» и сплочёнными боевыми группами немногочисленных соратников – также известны. Они построены на выявлении и «раскачивании» недостатков обеих, столь непохожих социальных структур. Суть проста: отделять первые от вторых, дезориентировать и переманивать первые, подавлять и обезглавливать вторые.

    Проблемы сетевой структуры знакомы многим: отсутствие чётко выраженного лидера и единых норм, слабые внутренние связи, недостаток стратегического видения ситуации, слабая дисциплина, подверженность инфильтрации извне. Неудивительно, что подобные сообщества являются лакомым куском для внешней атаки со стороны грамотных ребят из специфических «контор по работе с виртуальным населением».

    Принцип борьбы с иерархиями ещё более прост: дискредитация идей, создание ложных целей, выведение из игры ключевых фигур путем давления, демонизации или перевербовки, внедрение агентов, работа на раскол единомышленников с пестованием «второго центра силы».

    Подытоживая, можно сказать следующее. Ни одна из передовых технологий «оранжевых революций» и никакие толпы «сетевых активистов» не способны сокрушить власть, если она обладает волей к жизни и способностью консолидированно сопротивляться атакам.

    В случае же «порчи власти», когда центробежные силы источили её изнутри, когда элементы её системы враждуют друг с другом и когда нет никакой единой воли к сопротивлению, её не спасут ни технические средства, ни силовое решение, ни организационные меры...

    Денис Тукмаков

    Блогаут: Способно ли государство противостоять «сетевым бунтам»? - 22 апреля 2011
    Это последняя треть статьи. Полностью тут (Кто обрушил ЖЖ в апреле 2011 года?): file-rf.ru/analitics/81

     

    Комментарии


    Задайте ВОПРОС или выскажите своё скромное мнение:


    Можете оставить здесь свои координаты, чтобы при необходимости мы могли бы с Вами связаться (они НЕ ПУБЛИКУЮТСЯ и это НЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО):

    E-mail:
      Ваш адрес в сети:
    Прошу ОПОВЕЩАТЬ меня на указанный выше e-mail - ТОЛЬКО при ответах в ветке ЭТОГО коммента

     

    "О критике и критиканстве"
     
    Священник Димитрий Шишкин

     

    «В России есть только один культ хуже православия – культ Дня победы»
    (Популярный блоггер, правнук писателя А. Н. Толстого,
    известный веб-дизайнер Артемий Лебедев)

    Артемий Лебедев - "Я гораздо умнее евреев"
    Артемий Лебедев: Я гораздо умнее евреев…

     
    В России нет ничего страшнее, чем цинизм, порождённый безбожием…

    И в этой связи хочется поговорить вот о чём – о критиканстве. О дурной привычке критиковать всех и вся, а особенно власти предержащие. Это у нас считается чуть ли не признаком хорошего тона, и даже с оттенком пафоса, особенно в последнее время. Снова баррикады мерещатся, диссидентство, оппозиция, правое дело – торжество гуманизма и справедливости, попираемой нынешним «режимом»… Э-э постойте, охолонитесь, милостивые государи! Я ещё понимаю, когда всю эту околесицу несут юнцы, новоявленные Че Гевары – жертвы бушующих гормонов. Но когда взрослые люди начинают поносить светские и церковные власти – это уже попахивает не кипением крови, а хронической амнезией. Давайте освежим маленько память.

    Где-то в середине 90-х мне стали всё чаще попадаться пророчества о судьбах России, о её грядущем могуществе и силе, не только и даже не столько экономической или военной, но духовной, нравственной. Но по-человечески рассуждая, тогда очень трудно было вместить, понять, как именно может это всё осуществиться. Ведь рушилось абсолютно всё. Рушилась сама жизнь государства, народа, безнадежно рушились духовные, нравственные устои.
     
    Потом появились серьёзные критические статьи: мол, источник этих пророчеств сомнителен, проверить их подлинность невозможно.
     
    И действительно: удостовериться в подлинности пророчеств прп. Серафима Саровского, монаха Авеля, даже свт. праведного Иоанна Кронштадтского, добраться до ответственных ссылок было довольно сложно.
     
    И всё-таки сердце чувствовало, что во всех этих пророчествах, в самой их сути есть какая-то глубокая правда. И правда эта кроется в тайне единства лучших сынов и дочерей нашего Отечества со Христом: «Верно слово: если мы с Ним умерли, то с Ним и оживём; если терпим, то с Ним и Царствовать будем» (2Тим. 2; 11, 12). Посмотрите же, откройте глаза те, кто помнит хорошо девяностые. Мы стали свидетелями чуда спасения Богом России! Ведь вопреки естественном ходу вещей, вопреки прогнозам и ожиданиям Россия не исчезла с лица земли, как великая держава, более того: сбывается всё, о чём говорили святые отцы.

     
    И тем не менее, всё больше людей втягиваются в какой-то порочный круговорот критиканства. Эти люди не понимают, что не критика даже, а состояние души, которое можно назвать перманентной озлобленностью, опасно для них самих, для их вечности. Больше того, складывается определённый тип человека, которого трудно даже назвать русским. Это тип вечно недовольного «правдолюба», которому мерещится какая-то «иная Россия», безбожная, удобная, комфортная, стандартная, причёсанная и умытая, понятная и доступная.

    Но эти люди не понимают, что они мечтают о стране, которая будет лучше той – прежней – только по внешним параметрам. Они не понимают, что мечтают о пустоте, потому что все наши замечательные и самобытные национальные черты без Христа – это тело без души, а проще говоря – покойник, пусть даже причёсанный, побритый и одетый в свежую сорочку.

    Россия – огромная страна, и в ней было и будет всегда достаточно головотяпства, расхлябанности, воровства и бюрократии. Будет всегда. Независимо от строя, идейного тренда… и если даже всё будет именно и только так, как хотят нынешние бунтари – всё равно останется и коррупция, и пьянство, и бездушие чиновников, и головотяпство. Потому, что легко только рассуждать, а в реальности есть вещи, которые изменить в этом мире очень сложно, и именно потому, что менять нужно не государственный строй, а самого себя. И созидать, а не брюзжать, скрипеть, ворчать, обличать, критиковать безконечно, незаметно для себя превращаясь в «агента влияния», выразителя фрондирующего, разрушающего духа.

    Это очень серьёзные вещи. Я не хочу сейчас говорить о «теории заговора» и «мировом правительстве», но не потому даже, что не верю в то, что есть какая-то программа по установлению «нового мирового порядка». Очевидно, что такая программа существует и действует. Но самые высшие и посвящённые адепты этой программы – всего лишь марионетки в руках иных «элит» – духов тьмы поднебесных, цель которых погубить православие в его чистоте.

     
    Можно стать врагом своего отечества и даже не заметить этого. Можно реально «лить воду на чужую мельницу» и думать, что ты борец и глашатай истины. Посмотрите вокруг, как реализуются планы сильнейших мира сего в планетарном масштабе. Именно через критиканство, через дух нигилизма, вечного недовольства и ропота.

    Сейчас всё большее распространение, главным образом посредством информационных технологий, приобретает лукавое «правдолюбие». Мы живём в мире, где против каждого, даже честного человека, можно найти «компромат».

     
    Подлость момента заключается лишь в том, чтобы правильно подать нужный «факт», смешав истину с ложью, и тогда можно изящно разделаться с неудобным человеком, сообществом, режимом, государством. В отношении последнего схема проста: в любом из государств нужно выделить «группу разложения», объявить её частью прогрессивного человечества и от имени последнего разгромить неугодное большинство.

    Так лукавое «правдолюбие» становится разменной монетой, удобным инструментом для сведения личных и государственных счётов. А ненавистникам православия только это и нужно, чтобы от имени недовольных воскликнуть: долой режим! А «долой» не потому, что за лучшее ратуют! Не потому, что Отечество наше любят, а потому, что только и ищут его погибели, и это ведь не шутки. Это реальность, нужно только приглядеться внимательнее. Вот почему Фёдор Михайлович Достоевский сказал когда-то жёсткие, но отрезвляющие слова:

    «Русскому, ставшему действительным европейцем, нельзя не сделаться в то же время естественным врагом России».

     
    Всё нам мерещатся замки хрустальные… и построим их непременно и только мы, а те все, прежние и нынешние, – они не понимают ничего. Вот бы нам дорваться до власти, тут бы уж рай воцарился! Ну, откуда такая наивность и даже, простите, глупость. Неужели не понятно ещё, что иначе как чудом то, что случилось с Россией за последние десять лет, не назовёшь, и вместо того, чтобы оплёвывать и охаивать всё, что было сделано за это время – не лучше ли и самому внести свою лепту: терпеливым трудом, талантом, верой, устремлённостью – сделать добрый вклад в общее дело возрождения Святой Руси. Как это делают тысячи, сотни тысяч наших соотечественников, без лишних ламентаций, брюзжаний и ядовитого сарказма.

     

    Особенно принято сейчас осуждать «срастание Церкви с властью», критиковать их сближение, как будто это две враждебные, непримиримые силы.

     
    Вот что хочется сказать по этому поводу.

    То, что Церковь у нас отделена от государства, может быть и верно юридически, но с точки зрения духовной – это утверждение абсолютно безсмысленно. Что такое «государство»? что это за особенное такое собрание безбожников, отлучённых от Церкви?! Если такой «совет нечестивых» и существует, то он не связан непременно с государственной властью, а рассеян, вкраплён в народ. И, напротив, во всех слоях общества, от какой-нибудь Гильдии дворников до Государственной Думы есть воцерковлённые, православные люди. Естественно, есть они и в органах высшей законодательной и исполнительной власти. Так почему же Церковь должна отлучать этих людей от Себя? Государство состоит из людей, и Церковь пронизывает Собой государство, включая всех его членов: тех, кто ищет Царствие Божие и правды Его.

    Другое дело, что посещение святейшим Патриархом детского реабилитационного центра, например, не так интересно для СМИ, как встреча Предстоятеля с президентом или премьер-министром. И посещение священниками тюрем, домов престарелых и интернатов, каждодневное и «рутинное» – это события «не рейтинговые», почему их и не принято освещать. Так что, судя по новостям, у нас только и происходит, что – сближение Церкви с властью. Но в реальности дело обстоит иначе – после десятилетий безбожия идёт отрадный процесс воцерковления общества. И этот процесс обязательно принесёт и уже приносит свои благие плоды.

    Живая, острая критика для Церкви, да и для государственной власти не страшна. Это скребок, счищающий ракушки с корпуса корабля. Больше того – этого скребка нам как раз и не хватало в последние несколько сотен лет. Но этот скребок должен принадлежать команде, цель которой – доплыть до дома, а не потопить корабль. Вот в цели всё дело. В критике самой по себе нет ничего плохого, но в критике, которая стремится не уничтожить, а обнаружить суть, критика, которая готова сотрудничать, а не разрушать.

    Создавая новую историю России, мы должны помнить и говорить прямо, что единственное основание нашей государственности – это Православие. Всё остальное, все достижения и приобретения, всё древо нашей тысячелетней истории, так или иначе, произросло из этого корня, и если это древо ещё зеленеет и приносит плоды, то только потому, что продолжает питаться от живительного Источника.

    Хотим мы этого или нет, но у России действительно есть свой, особенный путь, определённый промыслом Божиим и каждому из нас надо потрудиться над своим сердцем, чтобы этот промысел Божий понять и принять.

    И назвать этот путь можно и нужно прямо, тем более что ещё полтора столетия назад, в полном согласии с пророчествами святых отцов, это сделал всё тот же Ф. М. Достоевский:

    «Не в православии ли одном сохранился божественный лик Христа во всей чистоте? И может быть, главнейшее предызбранное назначение народа русского в судьбах всего человечества и состоит лишь в том, чтоб сохранить у себя этот божественный образ Христа во всей чистоте, а когда придёт время, явить этот образ миру, потерявшему пути свои!»

     
    Но до исполнения этого пророчества нам ещё очень и очень далеко. И даже не во временном, а в нравственном измерении. Увы… А пока, при видимой экономической, общественной стабильности в России идёт откровенный развал духовной жизни, при бешеном разгуле страстей.

    В чём же причины нашей духовной и нравственной деградации, столь скорой и катастрофической? Почему мы так легко и быстро потеряли то, что было приобретено трагическим и болезненным опытом последнего столетия, почему мы так легко потеряли человеческий облик, доверившись очередной идее, где главная цель – комфорт и сытость – оправдывает любые средства.

    Отчасти можно это объяснить тем, что в истории человечества, по сравнению с историей одного человека, всё «заторможено». Сейчас мы всё ещё продолжаем расхлёбывать последствия открытия «железного занавеса», из-за которого хлынуло к нам содержимое вселенской помойки. И мы активно, с детской доверчивостью и энтузиазмом всю эту нечисть поглощаем.

     
    Но это пройдёт, обязательно пройдёт и там, где любой другой народ просто остепенился бы, «отолстел сердцем»… нас обуяет тоска по истине, по красоте, по настоящему. Вот увидите, обязательно обуяет, когда наглотаемся вдоволь помоев, когда опять на самое дно опустимся. Да уже и рядом дно. Жаль только, безумно жаль, что по-другому не получается у нас, что доводы на нас не действуют, что непременно нужно нам вываляться в грязи, чтобы потом плакать по-настоящему.

    Ну да что поделаешь. Будем ждать. Но, ожидая преображения жизни, нужно ведь с Божьей помощью и трудиться. Уже сейчас - над собой. И именно это «осуществление ожидаемого» называется верой.

    Как нынешнее растление подготавливалось десятилетиями воинствующего атеизма, а затем агрессивной пропагандой греха и вседозволенности, так и духовное возрождение подготавливалось исповедничеством и мученичеством наших благочестивых предков, а ныне осуществляется животворящей деятельностью Церкви.

    Но поле этой деятельности столь обширно, что нужно время, чтобы добрые плоды этой деятельности были явлены во всей полноте. Как же хочется, чтобы мы пробудились, наконец, от обморока, чтобы понятие Святой Руси снова наполнилось для нас реальным, а не только историческим содержанием. В противном случае нам придётся и в самом деле жить в стране, в которой не останется ничего русского, кроме названия. И сейчас этот процесс «выветривания» идёт, и так хочется, чтобы мы поняли это и каждый старался в меру своих сил привлекать в нашу жизнь животворящий Дух Христов.

     
    Мы больны вечным подпольем, вечной революционной борьбой, антагонизмом и мечтой о свержении гнёта. Больны! Я не шучу – это очень серьёзно и должно быть непременно изжито. Мы как будто напрочь разучились мирному, созидательному труду. Мы привыкли безконечно проклинать тьму. И, главное – во имя чего? Что мы можем предложить или сделать на самом деле? И где эти благие плоды нашей деятельности? А уж коль скоро мы критикуем церковную и государственную власть, то где хотя бы серьёзная программа, где ясное представление о том, каким именно должно быть наше Отечество и что именно нужно для этого сделать? Всего этого или нет, или до смешного поверхностно и наивно.

    Как же мы не понимаем, что дух, овладевший нами, именно и есть дух разрушения, разрушения и больше ничего. Так в семнадцатом году всеобщим ликованием встречали Февральскую революцию, а затем и Временное правительство. Ну, так вот на поверку и оказалось, что и революция эта и эйфория, и правительство – лишь проявление духа разрушения, лукавого духа, маскирующегося под правдо- и свободолюбие.

    Гениальный Антон Павлович Чехов устами одного из своих персонажей ясно выразил содержание этого духа: «Главное, перевернуть жизнь, а всё остальное не важно». Вот цель – перевернуть, разрушить, свергнуть, разметать, уничтожить… а дальше? А что дальше, оказывается, совершенно неважно.

    Сейчас очевидна роль Временного правительства в истории – разрушить основание, а что было дальше, мы все знаем. Так неужели мы так слепы, что не понимаем: всё повторяется вновь, и вместо того, чтобы безконечно проклинать тьму, пора бы просто зажечь свечу – каждому. И тогда в этом мире, несомненно, станет светлей.

    Священник Димитрий Шишкин

    Священник Димитрий Шишкин "О критике и критиканстве"
    23 мая, 2011 • pravmir.ru/o-kritike-i-kritikanstve

     

    Теневые энторнеты

     

    The Obama administration is leading a global effort to deploy “shadow” Internet and mobile phone systems

    Весь ЖЖ гудит из-за "теневого интернета", якобы разрабатываемого в "недрах секретных лабораторий" Госдепа. Все ссылки — на одну-единственную статью в NYT (nytimes.com/2011/06/12/world/12internet.html?pagewanted=1&_r=1&sq=shadow%20internet&st=cse&scp=2).

    Граждане, прочитайте статью-то, прежде чем паниковать. Это же смехота!

    Вот разрабатывают "интернет в чемоданчике". Можно секретно переправить через границу, потом развернуть антенки и бац! — имеется независимая от властей интернет-точка, на которую можно замкнуть кучу девайсов и гаджетов. Прекрасно! И два миллиона баксов, выделенных "шарашке из гаража" на разработку сего устройства, явно не окажутся для парней лишними. Но фишка-то в том, что никуда от 40-х годов мы принципиально тут не уходим. Ау, радистка Кэт! За тобой уже выехало гестапо!

    Ведь чемоданчик кем-то хранится, кто-то его носит, настраивает, подключает, заряжает от электричества. И вот с этим "кем-то" и будут, как и семьдесят лет назад, работать спецслужбы. Обычная такая работа "на земле" по поиску и нейтрализации подрывного элемента.

    Ну а про "афганскую теневую сотовую связь" — вообще эпос! За бешеное бабло американцы в Афганистане создали-таки супер-пупер сеть, неподвластную талибской взрывчатке. Гений американской инженерно-технической мысли никогда еще не поднимался на такую высоту! Что было сделано? Имеющие склонность к ночным подрывам сотовые вышки были размещены... на территории американских частей. Бинго! Талибан атакуэ, а энторнетам пофиг! Между прочим, это не хрен собачий, а совместная разработка Пентагона и Госдепа — в газете так прямо и указано. Проект "Палисад" называется.

    Ну да, mesh-технологии. Ну да, "в обход провайдеров" и "каждый мобильник сам по себе станет передатчиком". И мы об этом уже писали. А главное — обсуждали. И все обсуждения сводились к одному и тому же: главное — люди. Человеческий фактор. Все "технологии" — на третьем плане. Ни на что сами по себе они не способны, поскольку все действуют по принципу "хитрого болта и гайки с резьбой".

    Основной же вопрос "твиттерреволюции" таков: готов ли данный конкретный человек пойти и броситься под танки пожертвовать собой во имя революции или нет? Вот и всё. А гаджеты Дмитрию Анатольевичу оставьте.

    14/6/2011 14:34 - http://olly-oxen.livejournal.com/170495.html

     

    Особенности национальной Интернет-пропаганды

     

    Особенности национальной Интернет-пропаганды

    Написанию этого поста способствовало мое желание обратить внимание Интернет-аудитории на то, что реально творится в блогосфере. Наблюдая пристально более трех лет за ее развитием, мне неприятны происходящие в ней процессы. Если прочитав это, хоть один человек задумается, значит уже все не зря…

    Пропага́нда - (лат. propaganda дословно — «подлежащая распространению (вера)», от лат. propago — «распространяю») — распространение фактов, аргументов, слухов и других сведений, в том числе заведомо ложных, для воздействия на общественное мнение.

     

    1. Троллинг – группы рунета

     

    Недавно ко мне обратился один знакомым, который всерьез занимается пропагандой в сети Интернет на федеральном уровне.
    - Слушай, Диман, а есть в твоем регионе или городе объединенные группы блоггеров? - спрашивает он меня, - я бы их купил. Рядовым 200 баксов в месяц, старшему 300 для начала.
    Мне стало интересно, спрашиваю, - А что от них требуется?
    - Короче, надо 5-6 человек, чтобы у каждого было аккаунтов по 7 на нескольких основных блогоплощадках. Таких региональных групп у меня уже десятки, в Самарском регионе такая тоже нужна.
    - На кого работаешь, - спрашиваю, он улыбается и отвечает, - на себя и на того, кто заплатит больше…

    Я привел этот разговор, как пример того, что сейчас происходит в русскоязычной блогосфере. Многие заинтересованные стороны поняли, что для успешной промывки мозгов (или для создания такой видимости) нужны сетевые массы. Иметь свою карманную армию троллей в политике стало так же модно, как к примеру иметь свою газету или телеканал. Причем эти люди не задумываются, а если и задумываются, то им глубоко пофиг к какому результату может привести работа этих бригад. Главное иметь свой рупор.

    Если раньше таких объединений были десятки, то сейчас их сотни по всей стране. И их количество и мощь постоянно растет. Представьте что будет если у них всех появится один заказчик, далекий от защиты интересов России…

     

    2. Прокремлевская молодежная Интернет-движуха

     

    Это особая история. Несколько лет назад практически на моих глазах был создан этот молодежный блок интернет-активистов. Надо отдать должное, что на момент зарождения, это была весомая и ощутимая пропагандистская сила блогосферы. Чувствовалась четкая организация и элементы креатива. Прошло пару лет и боеспособная сила превратилась в бюрократический аппарат показухи и пофигизма. В настоящее время они варятся сами в себе, создавая видимость работы оперируя большими цифрами и пафосными отчетами. Правильно, а как цифры могут быть маленькими если они посоздавали тысячи аккаунтов, зафрендили друг друга, сами пишут тексты и сами читают. Для разнообразия, спамят в различные сообщества. А чо, отчетность прет, все довольны, те кто курируют все равно не рубят в этой теме, можно им и по ушам проехаться.
    Конечно, в этой движухе есть и харизматики, которые пытаются тащить все это еще и на себе. Но что могут сделать несколько человек ограниченные правилами игры системы.

     

    3. Спецпроекты, ТОПовые блоггеры и либеральный фронт

     

    Это особая стезя Интернет пропаганды. На данный момент, возможно, самая рабочая. Взять хотя бы Навального. Немного креатива и серьезная поддержка сделали свое дело. Внимание политизированной среды Рунета было привлечено. Простые схемы манипуляции общественным мнением, аля шоубиз и массированное продвижение захватили определенную аудиторию. Опять же, появился «враг» с которым можно бороться, на которого можно показывать пальцем и пугать им младенцев. Как же, он же борется с системой и даже с самим Путиным! Главное пипл хавает. А если точнее сказать – хавал. Да и в целом, получается, что либеральный фронт оказался более мощным и эффективным в силу креативного подхода, а именно: эффектные образы, умелые провокации, согласованные взаимные действия, поддержка друг друга. Как результат - абсолютное превосходство в численном виде либералов. А у прокремлевских нет ни одного действительно популярного блоггера. Кроме Кристины Потупчик.
    То же самое касается ТОПовых блоггеров. Хотя правильнее говорить - коллективов продвигающих аккаунты в верхние места рейтингов Рунета.

     

    4. Регионы

     

    В последнее время, я стараюсь читать максимально возможное количество сообществ городов России. Интересно наблюдать как менялся за последний год характер и содержание записей. Вместо постов «продам», «куплю», «смотрите», «подскажите», появились посты торговцев протестом, в основном, либерального и экстремистского толка. Пока региональная блогосфера скептически относится к этим «правдорубам», однако и вода камень точит.

     

    5. Реальность

     

    Так что мы имеем в реалии на данный момент в сети Интернет? Кто формирует повестку дня и манипулирует массами?

    Получается, что - любой, кто способен платить за это деньги. Т.е. абсолютно любой, вне зависимости от целей и задач. Любой может заказать армию троллей, продвинуть любую мысль с любой информацией на первые места рейтингов и сделать ее главой новостью Рунета. Любой может создавать ТОПовых блоггеров, которые постепенно зомбируют интернет среду, постоянно навязывая свое мнение. В противовес этому, в сети Интернет, мы имеем слабую госпропаганду, отстающую в развитии от реалий информационных войн настоящего времени на несколько шагов.

    Для чего я это все написал? Для того, чтобы те кто только приходят в блогосферу и да и те, кто давно здесь, лишний раз задумывались над тем, что действительно происходит и не являются ли они объектами чужих игр. Порою, довольно мерзких…

     
    Особенности национальной Интернет-пропаганды
    Jun. 24th, 2011 - simple-kot.livejournal.com/101509.html

     

    Америка готовит мировую интернет-войну

    Юлия АЛЕХИНА

    Вместо «оранжевых» революций Вашингтон готовится
    свергать неугодные правительства с помощью «цифровых» бунтов

    Вместо «бурь в пустыне» американские военные скоро переквалифицируются на «бури в Интернете»

    Госпожа Хиллари Клинтон готовится менять власть в других странах по щелчку пальцев Фото: АП
    США, похоже, решили не ограничивать себя Арабским Востоком и готовы перелопатить «катком революций» весь остальной мир. Администрация Обамы, с подачи неугомонного госсекретаря Хиллари Клинтон, открыла финансирование новой, совершенно необычной программы: американцы решили бесплатно раздавать по всему миру спутниковые телефоны, системы мобильного Интернета и даже закапывать шпионские спецтелефоны в землю в секретных местах. Однако получат их не все, а только «диссиденты», которые выступают против своих правительств.

     

    СТЕЛС-БУНТЫ

     

    По существу США анонсировали новый проект преобразования мира - «революции гаджетов». На него уже выделено $70 миллионов, и это только по линии госдепартамента, и еще $50 миллионов - по линии минобороны США. Это большие деньги - с учетом того, что все «железо» для проекта уже создано. Технология стелс-интернета включает в себя базовые станции, похожие на чемоданы с антеннами, для моментального доступа в Мировую паутину в районах массовых беспорядков.

    Теперь правительства не смогут перекрыть протестующим кислород, лишив их сотовой связи и Интернета, и они смогут координировать свои действия друг с другом (и с кураторами из Вашингтона, разумеется).

    Другой проект, который опирается на технологии «Mesh Network» , объединяют мобильные телефоны, смартфоны и персональные компьютеры для создания невидимой беспроводной сети без центрального концентратора - каждый такой телефон действует в обход официальной сети, то есть напрямую. Сообщается, что опытные включения такой «шпионской» сети уже производились в Венесуэле и Индонезии, а также, как ни странно, в Австрии. Что американцы задумали в мирных, тихих Альпах - пока непонятно, возможно, планы на будущее?

    Проводятся эксперименты и с использованием Bluetooth-технологий: скажем, рассылка важных сообщений по всем телефонам такой альтернативной сети, минуя официального интернет-провайдера. Эта функция требует только модификации микропрограмм в трубках, и больше ничего. При большой плотности телефонов в городах это позволит координировать протестующих, даже если мобильную сеть в районе беспорядков власти отключат совсем.

     

    КИБЕРСЕТЬ

     

    В этом году американцы развернули еще один новый проект: альтернативную сотовую сеть в Афганистане. Мобильные базовые станции были развернуты там на американских военных базах. Так как правительство в Кабуле фактически не контролирует остальной Афганистан, реальная власть по-прежнему в руках талибов. И талибы на время своих боевых операций запросто отключают сети афганских сотовых операторов «на профилактические работы». Правительственные силы и полиция тут же теряют связь друг с другом и с Кабулом.

    Даже частные военные компании, которые делают в Афганистане половину грязной работы, как выяснилось, вовсю используют гражданские сотовые сети для неформальных военных коммуникаций.

    Впрочем, американцы не скрывают, что главная цель нового военного проекта - круглосуточный сбор разведданных от своей агентуры через обычные мобильники. Эксперимент признан успешным, и военные немедленно попросили еще $250 миллионов на продолжение развертывания сети (которые им, правда, не дали, сказав, что это уже чересчур).

     

    В ТЮРЬМУ ЗА SMS

     

    Однако военные приложения, похоже, для американцев не основные. Цель программы стелс-интернета - обойти запреты на пользование Интернетом и даже мобильными SMS, которые ввели ряд правительств в момент безпорядков в их странах. Так, подобные ограничения были введены в Сирии, Ливии, Египте, Иране...

    Отдельной проблемой для США стал Китай, который отделился от Мировой паутины шлюзом и фильтрует весь интернет-трафик, блокируя вредные сайты. Свой «халяльный Интернет» создают и в Исламской Республике Иран.

    Естественно, США пытаются создать спецпрограммы, которые способны все эти фильтры обойти. Хотя это и прямо противоречит законодательству многих стран: так, в Иране за подобные штучки с передачей шифрованной информации, скорее всего, просто казнят как шпиона. Несладко придется альтернативщику и в Китае. Да и в России еще в начале 1990-х введен порядок, запрещающий использование средств шифрования информации, если ключ заранее не предоставлен ФАПСИ (сейчас вошедшего в состав ФСБ). Использование этих американских «новшеств» наверняка приведет множество людей по всему миру на скамью подсудимых: впрочем, госпоже Хилари Клинтон это даже на руку - будут новые основания для обвинения особо строптивых стран в «авторитаризме» и хороший повод для вмешательства в их внутренние дела.

     

    ПОВОД ДЛЯ АТАКИ

     

    Сами же США отказываются играть по тем правилам, которые они прививают остальному миру: так, недавно они пригрозили применять высокоточное оружие (вплоть до крылатых ракет), если их собственная интернет-безопасность будет нарушена и это «приведет к тяжким последствиям». Однако что считать тяжкими последствиями и как определить, что интернет-атака проводилась по заданию какого-либо правительства, а не самодеятельными хакерами, решать будут сами американцы.

    Не исключены и провокации. Теперь для удара по другой стране не нужно ждать взрыва башен-близнецов, а достаточно организовать на себя интернет-атаку.

    В этом году Белый дом США обнародовал Международную стратегию в отношении кибер-пространства, в которой, в частности, провозглашается, что Соединенные Штаты будут использовать «все необходимые средства» для защиты своих жизненно важных кибер-ресурсов. В этой стратегии говорится, что Соединенные Штаты «намерены принимать ответные меры в случае враждебных действий в кибер-пространстве, расценивая такие действия точно так же, как любые другие угрозы», в том числе оставляя за собой право предпринимать военные действия.
     
    Теперь Пентагон разрабатывает следующий документ, в котором будет изложена его роль в реализации этой стратегии Белого дома. Некий полковник Лэйпен заявил, что в документе вряд ли будут оговорены конкретные меры в случае конкретных видов кибер-атак: «В случае нападения на нас мы оставляем за собой право предпринимать любые ответные действия в любом сочетании и объеме – точно так же, как если бы речь шла о военном нападении. Как один из вариантов, не исключаются военные действия. Есть и другие варианты».

    Развертывание во время массовых безпорядков подконтрольных только Соединенным Штатам сотовых сетей, скорее всего, возмутит любое государство, как демократическое, так и авторитарное. Просто в тоталитарном протестующих привлекут по политической статье или дадут дубинкой по голове, без всякой статьи. А в демократическом, блюдущем права человека, - привлекут за нарушение лицензионных прав, правил радиосвязи, неуплаты налогов или как-нибудь еще. Повод найдется, в конце концов вся эта техника - контрабанда. Не будут же ее ввозить легально: разрешите, дескать, разместить аппаратуру для свержения вашего правительства?

    Как сообщают американские источники, агенты США уже заложили целые партии модернизированных мобильников в землю в условленных местах - для пользования «группами диссидентов в час Х». В частности, указывается, что партии трубок уже заложены агентами в районе китайско-корейской границы, чтобы корейские оппозиционеры координировали свои усилия друг с другом (и с госдепом США) в самый критический момент, когда режим Северной Кореи закачается.

     

    БЕЗ ЕДИНОГО ТАНКА

     

    Российский МИД критически отозвался о планах США по созданию «теневого» Интернета, который может угрожать суверенитету других государств. С таким заявлением выступил уполномоченный МИД РФ по вопросам прав человека, демократии и верховенства права Константин Долгов.

    По его мнению, все эти планы США могут обернуться подрывом прав человека, международно-правовых принципов, а также создать непосредственную опасность для мирного населения.

    По существу спецслужбы в самых разных странах вплотную столкнулись с новым вызовом: если раньше всякими шпионскими прибамбасами, вроде шифрованной связи, пользовались только профессионалы, то теперь - в момент беспорядков - могут быстро возникать агентурные сети, объединяющие разом тысячи и десятки тысяч абонентов. Ни технически, ни организационно спецслужбы ни одной страны мира пока не готовы противодействовать таким угрозам.

    Но в извечной борьбе щита и меча не бывает победы навечно. Чем ответят на эти новые американские хитрости защитники национальных суверенитетов? Наверняка ответ найдется. Но это будет уже новый мир - мир ожесточенных информационных войн.

    На наших глазах блицкриги - танковые войны моторов XX века - сменяются мобайл-кригами века XXI, революциями гаджетов.

    Смотрите: НАТО бомбит Каддафи который месяц, афганских талибов - который год, тратя миллиарды и сотни миллиардов долларов. Эффекта - ноль. А с помощью Интернета и SMS правительства меняются на раз. От вполне себе европейской Молдовы до африканского Египта. И без единого танка.

    Юлия АЛЕХИНА

     

    МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА   -   Нам самим пора овладеть этим оружием

     

    Анатолий ВАССЕРМАН, участник интеллектуальных игр, политконсультант:

    - Выдающийся историк Арнольд Джозеф Тойнби говорил: русская цивилизация в ответ на внешнюю угрозу всегда сжимается, пытается уйти от нее, но затем резко расширяется, вбирая источник угрозы в себя и превращая его в один из источников своей силы.
     
    После Второй мировой войны главная угроза нашей цивилизации идет из-за океана и проникает через информационное пространство. Долгое время мы пытались от нее закрыться глушением зарубежных агитационных радиостанций.
    Затем резко сжали страну, уйдя в границы XVII века.
     
    Но, как видно любому завсегдатаю Интернета, война ради истребления самих основ нашей цивилизации продолжается. Значит, пора овладеть информационным пространством и через него атаковать источник новой угрозы, подчиняя его нашей традиционной русской тяге к равноправию и справедливости вместо покорения и подавления. А овладевать оружием противника мы всегда хорошо умели.

    Анатолий ВАССЕРМАН

     
     
    Юлия АЛЕХИНА - "Америка готовит мировую интернет-войну" - 28.07.2011 - kp.ru/daily/25727.4/2717471