Протоиерей Феодор Зисис. Развод и второй брак запрещаются Евангелием и церковными канонами - обличал царя ромеев святой Феодор

Протоиерей Феодор Зисис. «Благое непослушание или худое послушание?»

 

Глава 4.5   СВЯТЫЕ ОТЦЫ О ПОСЛУШАНИИ - Преподобный Феодор Студит

 

Жития святых Максима и Феодора⁶⁵ в чём-то схожи.
Преподобный Феодор Студит⁶⁵ также был простым иеромонахом.

(Впрочем, как и святой Иоанн Дамаскин⁶⁶, который сокрушил иконоборцев — патриархов и иерархов. Может, кто-нибудь полагает, что и он (Иоанн Дамаскин) тоже не был послушен Церкви?).

Но именно преподобному Феодору Студиту пришлось отстаивать истину в двух важных и серьёзных церковных и богословских вопросах того времени, тогда как официальная Церковь в лице патриарха и синода в разрешении этих проблем шла на компромисс и уступки, тем самым упраздняя и ниспровергая Евангелие, Священные каноны и Предание в целом.

  • Первая проблема возникла в связи со вторым браком автократора (самодержца) Константина VI⁶⁷,
  • а вторая - вследствие иконоборческой⁶⁸ политики императоров Льва V⁶⁹ и Михаила II⁷⁰...

 
Без серьёзной причины упрятав свою законную супругу в монастырь, царь Константин стал требовать церковного благословения на брак со своей возлюбленной Феодотой.
Однако развод и второй брак запрещаются Евангелием и церковными канонами.

Как известно, Сам Господь упразднил ту лёгкость,
с которой закон Моисеев дозволял развод (причём всегда не в пользу женщины),
совершенно запретив расторжение брака по какому бы то ни было поводу,
кроме факта супружеской неверности — «кроме вины прелюбодеяния» (Мф. 5, 31 — 32).

Таким образом, Христос учил о нерасторжимости брака:
«Итак, что Бог сочетал, того человек да неразлучает» (Мф. 19, 3 — 10).

Поэтому, второй брак императора, всё-таки освященный пресвитером Иосифом⁷¹ при попустительстве святителя Тарасия, преподобный Феодор считал не браком, но «прелюбодеянием», а совершителя оного — не иереем, но «прелюбодеем».
Впрочем, подвижник не только не одобрил второй брак царя, считая его «вне установлений божественных и человеческих», но и тотчас осудил сие деяние, прервав церковное общение как с самим «прелюбодеем», так и с теми, кто находился с ним в общении — с самим самодержцем и даже с патриархом.

Святой объяснял, что это беззаконие ниспровергает Евангелие и упраздняет Священные каноны; оно есть не что иное, как попытка изменить неизменные заповеди Божии и представить их изменяемыми и изменчивыми, а значит и Самого Бога изменяющимся и превратным:

«Оправдывая это ежедневно вышесказанными ссылками и заключениями под стражу, они действительно нарушили Евангелие, по суждению святых, и насильно внушают, что при всяком преступлении бывает икономия, изменяя неизменные заповеди Божии и представляя их изменяемыми... Отсюда следует не что иное, как то, что Бог изменяем и превратен. Это подобно тому, как если бы кто прямо сказал, что Евангелие безразлично в отношении к спасению и погибели».

В другом месте преподобный Феодор, ссылаясь на мнение святителя Василия о неизменяемости заповедей, писал: «Итак, заповеди Божии изречены неложными устами в значении необходимом и необходимо должны быть соблюдаемы, а не извращаемы так, чтобы можно было их то соблюдать, то нет, или такому-то соблюдать, а такому-то нет, или иногда соблюдать, а иногда нет, но должны соблюдаться всегда, всяким лицом и во всякое время»'*.

Святой справедливо полагал, что если не осудить это прелюбодеяние, то пример царя ромеев⁷² может принести зло и другим, подвластным правителям государства, а также послужить дурным примером и за пределами империи, передаваясь из поколения в поколение как неисцельный недуг. «Так и король лангобардов, и король Готии, и наместник Босфора, ссылаясь на нарушение заповеди, предались развратным устремлениям и несдержанным желаниям, выставляя как удобный предлог поступок императора ромеев, поскольку он впал в то же самое, получив на это согласие патриарха и бывших с ним архиереев».

Однако не греховный поступок императора, а прямота и дерзновение игумена Студийского монастыря, преподобного Феодора явились образцом для других епископов, пресвитеров и иноков. Убедившись, что позиция святого во всём согласна с Евангелием, они отлучили от Церкви тех, кто в пределах их юрисдикции творил подобные беззакония, умаляющие и обесценивающие Предание. «Непозволительно вам иметь жён вопреки постановленным от Христа законам» — вторили они за преподобным Феодором слова, перекликающиеся с тем, что сказал Ироду покровитель Студийской обители, святой Иоанн Креститель: «Не должно тебе иметь жену брата твоего» (Мк. 6, 18).

Бесстрашный защитник Предания, преподобный Феодор прекрасно сознавал, что это стояние за истину может стоить ему многого. Он понимал, что за твёрдую решимость в отстаивании своих убеждений может пострадать не только он сам, но и все насельники знаменитого Студийского монастыря. Однако, несмотря ни на что, святой Феодор смело продолжал отстаивать истину, ради которой готов был пожертвовать всем.

Поэтому он презрел своим покоем и мирным духовным деланием в тихой обители; не убоялся ни страданий, ни трудностей, ни запугиваний; не прельстился обещаниями и посулами. Ибо превыше всего на свете для себя он считал защиту евангельской истины, искажение которой непременно влечёт за собой самые серьёзные последствия для духовной жизни и самого спасения.

Вскоре его, действительно, отправляют в ссылку, а братию насильно распределяют по другим монастырям. Но гонение, которое было воздвигнуто на преподобного Феодора, тот претерпел не напрасно, поскольку его слова и дела, в конечном итоге, сдержали распространение и усугубление зла. «Ибо страсти, оставляемые без наказания, постоянно стремятся к худшему, подобно ехидне».

 
Однако ещё большим мучениям, от тяжести которых он много раз находился на пороге смерти, святой подвергся тогда, когда противостоял императорам-иконоборцам.

Лев V возобновил иконоборческие споры и воздвиг новые гонения против иноков, прежде всего против главного «зачинщика» — студийского игумена Феодора. К сожалению, сразу нашлись некоторые епископы, согласные с царём-еретиком, а другие, не выдержав давления, вынуждены были ему подчиниться. Поэтому, когда автократор (самодержавный император) созвал собор (в 815 году), который должен был вынести окончательное решение в отношении иконопочитания, на его стороне были почти все клирики и монахи.

На заседании собора царь изложил свою точку зрения, называя почитание и поклонение святым иконам идолопоклонством. В ответ на это иконолюбивые отцы высказали православную позицию, заявив в конце о том, что уже одно только то, что они, удостоверившись в еретических взглядах своих оппонентов, всё ещё с ними заседают и собеседуют, совершенно неправильно и отнюдь не согласно со Священным Писанием: «Великим благом для нас, слышащих, что вы таковы, было бы даже прекратить совещания с вами. Ведь божественный Давид с нами согласится, говоря, что не должно ни сидеть в суетном собрании, ни входить вместе с беззаконными, ни собираться в церкви лукавых».

После такой единогласной позиции преподобный Феодор «проявил большую и более явственную смелость». Несмотря на то, что на соборе присутствовали сам патриарх (сломить которого самодержцу всё же не удалось) и другие иерархи, несогласные с ересью и сильно ей противящиеся, именно святой Феодор, простой иеромонах, взялся полностью опровергнуть доводы царя, поскольку был самым образованным и добродетельным среди присутствующих. «Он выступил первым из собравшихся из-за величия речи и добродетели». (Ведь отнюдь не хиротония сама по себе делает епископа искусным богословом.)

Преподобный Феодор, как лучший из богословов, неопровержимо доказал необходимость почитания святых икон. Более того, назвав еретиков человекоподобными зверями, а их слова и поведение погибельными, он советовал, насколько это возможно, отстраняться от них и даже не встречаться с ними вовсе, ибо с еретиками «разговаривать не только излишне, но и просто вредно».

Император пришёл в ярость от бескомпромиссной позиции преподобного Феодора. Он с трудом усмирил свой гнев и, осыпая исповедника Христова бранью и насмешками, с иронией сказал, что они должны вновь встретиться и продолжить полемику, поскольку он не желает венчать святого Феодора мученическим венцом.

Общая позиция отцов-иконопочитателей в отношении предложения царя ещё раз собраться, чтобы обсудить этот вопрос, имеет для нас огромную важность, поскольку ясно свидетельствует о бесполезности и бесплодности продолжения сегодняшних богословских диалогов с так называемыми инославными, как ныне почтительно принято именовать еретиков. Святые отцы считали, что снова разговаривать с теми, кто уже осуждён Церковью, бессмысленно, поскольку они совершенно невосприимчивы к истине, не в силах принять её: «Ведь нам бесполезно снова разговаривать с уже обвинёнными, так как они глухи к восприятию лучшего и неисправимы во всём».

Кроме того, подвижник недоумевал: зачем, как не судить, позвали их на собор, исход которого и так был заранее предрешён? Ведь расхождение в позициях сторон и отсутствие объективного судьи, способного непредвзято рассудить и вынести верное решение, не предвещали ничего иного. Да и кто пошёл бы против воли государя? Ведь почти все подпали под власть царя, не выдержав угроз и убоявшись гонений.

Преподобный Феодор также напомнил автократору, как до него это делали и другие великие отцы, что правителям не должно вмешиваться в церковные дела, поскольку это сфера деятельности священнослужителей. «Вопросы Церкви принадлежат иереям и учителям, императору же дозволено управление внешними делами».

Когда же самодержец в неистовстве спросил святого: «Следовательно, ты изгоняешь меня сегодня из Церкви?» — бесстрашный подвижник ответил, что не он это делает, но святой апостол Павел, который говорит, что Господь поместил в Церковь, во-первых, апостолов, во-вторых, пророков, и, в-третьих, учителей, но отнюдь не царей (см.: Еф. 4, 11 — 12). И, пожалуй, император сам своими деяниями поставил себя вне Церкви: «И конечно, ты сам ещё раньше тем, что сделал, вывел себя [из Церкви]». И если тот желает вновь вернуться в лоно Церкви, то должен поддержать тех, кто предстательствует и следует истине: «Если же ты хочешь снова стать внутри неё, стань с нами, чтущими истину».

Эти диалоги представляют для нас исключительный интерес, поскольку отвечают на вопрос: «Кто же на самом деле отлучают себя от Церкви: те, кто не слушаются еретиков и еретичествующих архипастырей и правителей, или же те, кто отделяют себя от истины Евангелия и догматов веры?»

Не прекращая страшных угроз, иерархи и властители, уверившись в том, что не могут поделать послушными своим заблуждениям преподобного Феодора и его единомышленников, стали всячески добиваться того, чтобы те, по крайней мере, замолчали. Так, эпарх Константинополя запретил сторонникам святого собираться вместе, требуя «не учить и вообще не говорить о вере». (Мнение о том, что простым верующим, да и монахам тоже, не следует заниматься вопросами веры, весьма распространено и в наши дни, поскольку оно продолжает активно внедряться в сознание людей.)

Преподобный Феодор ответил на это так же, как апостолы отвечали властителям иудейским: «Судите, справедливо ли пред Богом слушать вас более, нежели Бога?» (Деян. 4, 19). (Поэтому и мы скорее предпочтём лишиться языка, нежели перестанем защищать веру православную, в меру сил помогая ей своим словом. Было бы чем-то странным и неразумным, если бы мы, видя усилия некоторых по умножению нечестия, сидели в это время сложа руки: «Где разумное основание того, что вы стремитесь держаться худшего и остаётесь без отклика для намного лучшего?»)

 
В отношении же вопроса, следует ли говорить и клеймить позором зло или же лучше молчать, пребывая в послушании архиереям и иереям, святой Феодор категоричен: когда опасности подвергается вера, всем следует не молчать, но говорить. Никто не может оправдывать себя тем, что, дескать, я не архипастырь и не пастырь, и даже не какая-нибудь важная персона, а всего-навсего простой человек: «Ибо заповедь Господа — не молчать в то время, когда в опасности вера.

"Говори, — сказал Он, — и не умолкай" (Деян. 18, 9).
"А если кто поколеблется, не благоволит к тому душа Моя" (Евр. 10, 38).
И ещё: "Если они умолкнут, то камни возопиют" (Лк. 19, 40).
Итак, когда дело касается веры, то не следует говорить: "Кто я такой?.. "»
.

Когда искажается церковное вероучение и Христос бывает гоним, в данном случае, чрез брань против Его святого образа, то не только «тот, кто имеет преимущество по званию и знаниям, [...] но и занимающий место ученика обязан смело говорить истину и свободно отверзать уста». Ведь еретики добиваются как раз того, чтобы нигде не звучало слово истины, но повсюду царило заблуждение.

Если одно только молчание есть уже отчасти знак согласия, то письменное одобрение еретических мнений перед лицом всей Церкви — это уже измена Православию. К сожалению, сегодня мы стали невольными свидетелями такого предательства — посредством принятых документов и письменных решений в наши дни происходит распространение и засилье ереси из ересей — нечестия экуменизма.

Никто не обязан быть в послушании архиереям и синодам, когда те не оказываются верно преподающими слово истины. Так, когда Собор 809 года простил «прелюбодейного» иеромонаха Иосифа, сняв с него запрещение в священнослужении и приняв в клир Константинопольской Церкви, преподобный Феодор прекратил всякое общение со лжеучителями. И не поминал никого из присутствовавших на этом «прелюбодейном» соборе или разделявших мнение его участников, ибо он справедливо полагал, что «сия прелюбодейная ересь» вместе с извращением Евангелия,нарушает и упраздняет ещё и Священные каноны.

Мало того, не только он сам не пребывал в послушании, но и другим советовал проявить непослушание и прервать поминовение еретиков и их пособников, ибо еретичествующие и пребывающие с ними в общении не суть Церковь: «Чтобы ты, зная, что это ересь, избегал ереси или еретиков, чтобы не имел общения с ними и не поминал их при Божественной литургии в священнейшей обители своей; ибо великия угрозы произнесены святыми тем, которые участвуют с еретиками даже и в принятии пищи».

Из этих и других подобных высказываний следует,что прекращение общения для преподобного Феодора означало не просто некую критику или порицание деяния, но именно прекращение литургического поминовения имени епископа.

 
Итак, еретическая синагога [в смысле: собрание] не есть Церковь; еретики и находящиеся с ними в общении никоим образом не могут составлять Церковь. Посему, основываясь на многовековом святоотеческом Предании, согласно которому Церковь существует там, где есть истина, а также на словах Господа, что там пребывает Он, где соберутся двое или трое во имя Его (см.: Мф. 18, 20), преподобный Феодор утверждал, что и трое православных составляют Церковь: «Не будем подавать соблазна Церкви Божией, которая может состоять и из троих православных, по определению святых».

Таким образом, мы, будучи православными, не только не обязаны слушаться тех клириков, которые учат непонятно чему, определяя новые догматы и предлагая доселе неизвестные учения, но даже за пастырей таковых не почитать: «Мы имеем заповедь от самого апостола, что, если кто станет учить или повелит нам делать паче, еже мы приняли, паче, еже в правилах, бывших по временам соборов Вселенских и Поместных, того не должно принимать и не должно считать его в числе святых; не станем произносить того тягостного слова, которое он изрёк».

 
Приведём ещё один эпизод, касающийся противостояния преподобного Феодора Студита и его учеников тем, кто требовал послушания своим заблуждениям.

Так, когда император вознамерился оправдать и восстановить на соборе «прелюбодейного» иеромонаха Иосифа⁷³, студиты вновь начали решительно противиться этому, несмотря на все те мучения, которые они претерпели во время первых гонений за истину.

Желая склонить студийских иноков на свою сторону, царь собрал их во дворце, дабы говорить с ними. Выделив среди монахов самых видных и образованных, царь попытался склонить их к разрыву с преподобным Феодором — их духовным наставником (которого перед этим он сослал на один из Принцевых островов⁷⁴). Но все его попытки не увенчались успехом, так как доводы эти были ими полностью отвергнуты.
Тогда, выйдя к иноческому собранию, он пошёл на следующую уловку: предложил тем, кто желают послушаться его советов «и стать сопричастными патриарху и соборной Церкви», встать одесную его, а тем, кто упорствуют и остаются при своём мнении, избрать левую сторону. Он думал, что таким ухищрением сможет ввести в заблуждение и привести к абсолютному послушанию тех, кто всё на свете оставил ради божественного послушания, «для божественной, по послушанию, непорочной жизни».
Но, когда все, как один, иноки стали не колеблясь по его левую руку, автократор, поражённый таким «дерзновенным исповеданием», пришёл в ярость и отдал приказание разослать всех монахов по ближайшим обителям, «чтобы они охранялись надёжнейшей охраной как не слушающиеся царских и священнических приказаний».

 
Преподобный Феодор Студит (☦ 826), внеся неоценимый вклад в то, чтобы наконец настало время Торжества Православия, немного не дожил до этой радости, представившись ко Господу незадолго до Собора 843 года, на котором праведной царицей Феодорой⁷⁵ было окончательно восстановлено почитание святых икон.

Впрочем, и другой угодник, преподобный Иоанн Дамаскин (☦ 754), много потрудившийся для того, чтобы привести Церковь к торжеству VII Вселенского Собора (787), также не увидел плодов своей неусыпной борьбы за истину в первый период иконоборчества.

Но этот триумф Православия стал возможным во многом благодаря именно их деятельности, направленной на поддержку православного вероучения среди монашествующих, против которых яростно восставали иконоборцы. Ибо как раз иноки, в противоположность нередко податливым и обмирщенным церковным властям, всегда возглавляют борьбу за чистоту веры.

Если бы и сегодня церковное священноначалие, а также идущее в ногу с ним и со временем, во многом обмирщенное монашество противодействовали всем нововведениям и уклонениям от истины так, как это делал преподобный Феодор Студит, то

не признавался бы и не благословлялся бы не только третий, но и второй брак;
и дело бы никогда не дошло до приятия и признания браков с инославными;
некоторые наши клирики (в особенности безбрачные) никогда бы не превратились в посмешище и позор для Православия,
не стали бы так горестно походить на католических — своей распущенностью и порочностью;
премьер-министр Греции⁷⁶, имея законную супругу и детей,
никогда бы не посмел появиться на трапе самолёта со своей любовницей перед всем честным народом!

(И ведь ни разу из уст церковных, накрепко затворённых из-за нравственного убожества и духовного упадка, не прозвучало в связи с этим ни единого слова возмущения или же осуждения поступка главы правительства.)

 
Самое прискорбное, что большинство насельников, безбедно живущих в щедро финансируемых государством и Евросоюзом обителях, а также на пожертвования верующих, успокаивают себя тем, что они, дескать, молятся, исполняют свой духовный долг, — а в это время вера православная ниспровергается, экуменизм же и сопутствующие ему вседозволенность и распущенность укрепляют свои позиции.

 
В одном из своих посланий святой Феодор Студит обращается к таким безучастным инокам, которые не решаются вступить в борьбу за истину, ибо превыше всего ценят тихое монастырское жительство (ситуация до боли знакомая — ведь и в наши дни во многом происходит то же самое):

«И почему же мы предпочитаем Богу — обители,
и страданию за благо — здешнее благополучие?»

Получается, что многим предпочтительнее спокойная, беззаботная жизнь в монастырях, нежели послушание заповедям Божиим. Те, кто прячутся за стенами обителей и, имея монастырские должности, предпочитают отсиживаться тогда, когда надо защищать истину, — предают веру и губят свою душу, дороже которой ничего нет.

 
Таким образом, недостаточно, чтобы мы только в глубине души были православными — следует и внешне проявлять это. В связи с этим преподобный Феодор назидает одного из игуменов: «Поэтому, возлюбленный брат, если желаешь быть между нами, смиренными, то откажись от обладания монастырём, как ты обещал; к этому мы и убеждаем тебя, об этом и молимся, чтобы ты был православным как изнутри, так и извне, спасая почтенную душу свою, с которою не может сравниться ничто видимое».

Из всего этого следует, что не должно пребывать в бездействии и безмятежности многим духовникам, игуменам и старцам, которые удерживают своих чад от участия в борьбе против экуменизма — вместилища всех ересей и заблуждений. Ведь такая позиция идёт вразрез со всей историей православного монашества. Так, когда царь Анастасий⁷⁷, преданный евтихианской⁷⁸ и манихейской⁷⁹ ересям, решил поддержать злочестие монофизитов, преподобные Савва⁸⁰ и Феодосий «пламенно восстали в защиту веры, <...> они готовы скорее претерпеть смерть, нежели изменить что-нибудь из постановленного».

Не является исключением и святой Феодор. Обращаясь к иконоборческому собору, он дерзновенно исповедует свою веру, от которой его никто не сможет отвратить. Ничто не могло поколебать веру преподобного и убедить его пребывать в послушании еретикам и в общении с ними — он даже предпочитает умереть, нежели отказаться от своих убеждений: «Наконец, как бы ни было угодно вашей власти, наше смирение готово скорее страдать до смерти, чем отречься от нашего искреннего исповедания».

 
Иноки должны являть подобную непоколебимость и силу своей веры, решительно препятствуя любому, даже малейшему нововведению или уклонению в вере. Это и есть их делание. «Итак, принадлежащие к монахам в настоящие времена пусть покажут это делами. А дело инока — не допустить ни малейшего нововведения в Евангелии, чтобы, подав мирянам пример ереси и общения с еретиками, не подвергнуться ответственности за их погибель».

Таким образом, ревнитель Предания указывает и на их ответственность, особенно в отношении дурного примера для мирян, — ведь если инок не будет всё [мирское, земное, страстное] почитать за сор, тогда что же должен делать мирянин, имеющий определённые обязанности перед своей семьей? «Если монашеский чин не вменит вся в "уметы" (Флп. 3, 8), то есть монастыри и всё находящееся в них, то как мирянин оставит жену, детей и всё прочее?»

 
И последнее: из жития преподобного Феодора Студита становится для всех очевидным, что не столько знание церковного Предания имеет великую ценность, сколько твёрдое следование Преданию и соблюдение всего, что было воспринято от святых отцов. Как были они правы, когда учили абсолютной непоколебимости в вопросах веры и совершенно возбраняли даже малейшее отступление в догматических и нравственных вопросах.

Именно это незыблемое стояние за истину сохраняло в первозданной чистоте веру нашу вплоть до XIX века. В дальнейшем, к сожалению, повсеместно утвердилось господство модернистского духа, детища западного Просвещения. А затем, с начала XX века, постепенно получила распространение всеересь экуменизма, которая сегодня почти полностью одержала верх, завладев умами представителей официальной Церкви и получив неограниченный доступ в церковные учебные заведения.

Всё это привело к отвержению Предания, и даже самого Евангелия, к догматическому и моральному минимализму. Яркие примеры тому —

попытки⁸¹ доказать православность монофизитов Диоскора⁸² и Севира⁸³;
декларирование того, что католическая церковь — это церковь-сестра;
в нравственной же жизни — оправдание добрачных отношений
и даже дискуссия о возможности признания однополых браков...

 
 


ПРИМЕЧАНИЯ
 

⁶⁵ Преподобный Феодор Студит (759 - 826) - один из главных учителей аскетизма и апологет иконопочитания. Вместе с супругой Анной ушёл в монахи и принял пострижение в обители Саккудион, в 794 г. став её игуменом.
Из-за конфликтов со светской властью святой Федор Студит неоднократно изгонялся из монастыря. В первый раз он был сослан из-за протеста против прелюбодейного брака императора Константина Vi (780 - 797) с Феодотой, родственницей преподобного Феодора, (после своего брака она даже пыталась задобрить его дарами, но он отверг их). В другой раз император Константин хотел побывать в монастыре Саккудион, проезжая поблизости, но иноки не вышли ему навстречу. За это оскорбление и за обличение царя, святой бьш заключён в темницу, откуда в 796 г. после жестоких истязаний его сослали в Солунь.
После смерти Константина его мать, святая царица Ирина (797 - 802), освободила преподобного Феодора, и в 798 г. он поселился со своими учениками в Студийском монастыре. При нём число братии увеличилось с 12 до 1000 человек и студиты приобрели громадный вес в церковной жизни, с ними считались патриарх и император.
Вскоре святой вновь подвергся гонениям от Никифора I Геника (802 - 811) - когда возник вопрос о прощении изверженного из сана священника, повенчавшего Константина, преподобный Феодор восстал против этого, опять вопреки императору и патриарху, и был изгнан на один из Принцевых островов, где пробыл два года (809 - 811), после смерти царя возвратившись в столицу.
При императоре Льве V Армянине (813 - 820) он выступил с осуждением иконоборчества, был заключен в тюрьму и после страшных пыток, был сослан в отдалённую ссылку, где никого к нему не допускали, но святой своими посланиями разным линам (сохранилось более 500 его писем) продолжал борьбу за чистоту Православия, за что его подвергали побоям и лишениям. Хотя со смертью Льва закончилось изгнание преподобного Феодора, но свой многострадальный жизненный путь он окончил опять-таки в скитаниях, окружённый преданными учениками. Но уже через два года после своей смерти он был канонизирован, а на соборе 843 г., когда восторжествовало Православие, его имя было прославлено в числе первых.

 
⁶⁶ Преподобный Иоанн Дамаскин (ок. 680 - ок. 784) - богослов, гимнограф и мелург (греческое мелургос – композитор, пишущий духовную музыку. От греч. мелос – пение, мелодия). Родился в христианской арабской семье возле Дамаска - его мирское имя было Мансур (с араб. победоносец). Был казначеем халифа, но после клеветы оставил Дамаск, став насельником в обители святого Саввы близ Иерусалима.
Будучи главным противником иконоборчества, он пострадал за свою ревность - халиф, поверив подложному письму, составленному императором-иконоборцем Львом III (717 - 741), приказал отсечь святому Иоанну десницу, которая по горячей молитве праведника перед иконой Богородицы вновь приросла к телу. Изображение исцелённой руки он поместил к окладу этой иконы, из-за чего икона стала именоваться Троеручицей.
Его непревзойдённые труды «Источник знания». а также «Точное изложение православной веры» стали образцами для богословов на многие века. Он систематизировал и записал мелодии всего богослужебного крута - Октоих, способствовав оформлению византийской системы осмогласия; автор более 60 канонов - таких как пасхальный «Воскресения день» и богородичный «Отверзу уста моя». Также написал теоретические труды о построении гласов и их связи с древнегреческими тропосами. За всё это был прозван Златоструйным.

 
⁶⁷ Константин VI (771 - после 797) - последний император (с 780) Исаврийской (Сирийской) династии.

 
⁶⁸ Иконоборчество - возникшее в начале VIII в. еретическое движение против иконопочитания, ошибочно принятого за осужденное в Ветхом Завете идолопоклонство. С догматической точки зрения запрет на изображение Сына Божия (Его принципиальная неизобразимость) отрицает полноту воплощения Бога-Слова. Гонения на иконы начались при Льве III Исавре (717 - 741), который в 730 г. запретил почитание икон; продолжились при его сыне Константине V Копрониме (741 - 775) и внуке Льве IV Хазаре (775 - 780). Иконоборческий собор 754 г. в Иерии осудил иконопочитание; на нём были сформулированы основные принципы иконоборчества, а почитание икон приравнено к идолопоклонству и объявлено ересью; были уничтожены десятки тысяч священных изображений (икон, фресок, скульптур), преследовались те, кто их хранил.
Сын Льва IV Константин Vl (780 - 797) под влиянием своей матери святой Ирины созвал в Никее VII Вселенский Собор (787), осудивший ересь иконоборчества и утвердивший догмат иконопочитания.
Вторая волна гонений на иконы была при Льве V Армянине (813 - 820), который созвал новый иконоборческий собор (815), на котором были отменены постановления VII Вселенского Собора и вступили в силу постановления иконоборческого собора 754 г., однако иконы предписывалось не считать идолами. Гонения продолжились при Михаиле II Травле (820 - 829) и Феофиле (829 - 842).
Окончательное восстановление иконопочитания произошло в 843 г. при святой царице Феодоре, когда были канонизованы его ревностные защитники, а иконоборцы преданы анафеме. Римская Церковь, не пострадавшая от иконоборцев, всегда твёрдо противостояла императорам-иконоборцам. Однако это не помешало ей на соборах во Франкфурте (794, инициатива Карла Великого) и Париже (825) признать служение перед иконами идолопоклонством; впрочем, не отрицалось их значение как украшений храмов. Всё это в конечном итоге привело Запад к замене сакрального церковного образа светским бездуховным полотном Ренессанса и, в качестве реакции на это, к восстановлению элементов иконоборчества в протестантизме.

 
⁶⁹ Лев V Армянин (813 - 820) - византийский император; тайный иконоборец, способствовавший быстрой реставрации этого учения. В 814 г. он поручил тогда малоизвестному клирику Иоанну, за учёность прозванному Грамматиком [Иоанн Vll Морохарзаний (Ованнес Керакан), патриарх Константинопольский (837 - 843), родом армянин, ярый иконоборец; идеолог возрождения иконоборчества], ещё раз с богословской точки зрения рассмотреть вопрос об иконах; нечестивец подтвердил: иконам поклоняться нельзя. В 815 г. в Константинополе был созван новый иконоборческий собор, отменивший постановления VII Вселенского Собора (787), запретивший «несогласное с преданием, или, ещё вернее, бесполезное, производство икон и поклонение им» и провозгласивший возврат к постановлениям иконоборческого собора в Иерии (754). Возвращаясь к начинаниям Льва III (717 - 741), Лев Армянин заявил: «Вы видите, что все государи, которые признавали иконы и поклонялись им [имеются в виду правившие до него Константин VI (780 - 797), святая Ирина (797 - 802), Никифор I (802 - 811), Ставракий (811) и Михаил I (811 - 813)], умерли или в изгнании, или на войне. Только не почитавшие икон умерли своей смертью на престоле и, с почётом перенесённые в императорские усыпальницы, были погребены в храме Апостолов. Я тоже хочу подражать им и уничтожить иконы, чтобы после долгой жизни моей и моего сына царство наше держалось до четвёртого и пятого поколения».

 
⁷⁰ Михаил II (820 - 829) - император Византии, основатель Аморийской (Фригийской) династии, по прозвищу Травл (шепелявый). Плохо разбирался в богословских тонкостях и к вопросам веры был равнодушен. Сам он не был иконоборцем по убеждению,однако официальная религиозная доктрина государства продолжала оставаться иконоборческой - в храмах святые изображения, если они ещё существовали, помещались высоко, в школах внушалось презрение к иконопочитанию как следствию необразованности. Папского посла святителя Мефодия I (будущего Константинопольского патриарха, 842 - 846) Михаил за призывы восстановить иконопочитания наказал плетьми. Низложенный при Льве V (813 - 820) патриарх Никифор I (806 - 815) писал к Михаилу, прося возродить иконопочитание. Император отвечал ему: «Не вводить новшества в догматы веры пришёл я и не разрушать... установленное. Пусть каждый поступает по своей воле и желанию... Мы в каком положении нашли Церковь, в таком решаем и оставить её. Поэтому мы определяем, чтобы никто не дерзал поднимать слово ни против икон, ни за них ... и да будет соблюдено глубокое молчание по отношению к иконам». Однако постепенно он отступился от своих первоначальных намерений, начав гонения на православных: одних проповедников иконопочитания он изгнал из города, других заключил в тюрьму.

 
⁷¹ Иеромонах Иосиф, игумен монастыря Кафаров близ Никеи, клирик храма святой Софии Царьградской, эконом Великой Церкви (должность, близкая к современному протопресвитеру - протоиерею).

 
⁷² Ромей (греч. римлянин) - самоназвание византийцев, основанное на греческом произношении слова «римлянин». Изначально свидетельствовало о гражданской принадлежности к Римской империи, позже, после падения Западной её части в V в., - к Византийской империи.
Населяющие её разные народности воспринимали культуру и язык Византии, становясь их носителями. Но в то же время все эти люди оставались разными по национальности и они отличали себя среди прочих ромеев - общим у них был язык общения (греческий) и элементы культуры, привнесённые Византией.
При том что они считали себя ромеями, византийцы из «центра» империи их таковыми не считали, называя как угодно, но не ромеями - варварами, скифами и проч. усматривая своё превосходство над варварами в культурно-государственной сфере, ромеи, однако, были чужды этнических антипатий.
Современные греки всё ещё называют себя ромеями, поскольку Восточная Римская империя просуществовала ещё тысячу лет после падения Западной (476).

 
⁷³ При святителе Тарасии (784 - 806) Иосиф был извержен из сана за то, что в 795 г. повенчал царя Константина VI (780 - 797), который насильно постриг в монахини свою первую жену Марию и женился на любовнице Феодоте (родственнице святого Феодора Студита; 759 - 826).
Иосиф, пользуясь сменой как гражданской (императором стал Никифор I; 802 - 811), так и церковной власти (был избран святитель Никифор I; 806 - 815}, добился того, что в 806 г. новый патриарх под давлением со стороны царя допустил Иосифа служить. Видя это, преподобный Феодор перестал поминать патриарха, который в конечном итоге, опасаясь со стороны императора действий, направленных ко вреду Церкви, пошёл на дальнейшие уступки: в 809 г. он созвал поместный Собор, постановивший снять с Иосифа запрещение в священнослужении. Тогда святой Феодор заявил протест против такого беззакония, убеждая патриарха «лишить священства того, кто низвержен и канонами, и прежним патриархом, был отрешён в течение целых девяти лет». Патриарх уклонялся от переговоров с преподобным Феодором по этому делу. Тогда святой Феодор и студиты отложились от него открыто. Вместе с ними отделилось от патриарха и немало верующих. За отказ подчиниться церковным властям преподобный Федор (которого патриарх назвал «отщепенцем от Церкви»), вместе с братом Иосифом и дядей, святым Платоном, был сослан на один из Принцевых островов, где пробыл два года, до смерти императора. После чего патриарх Никифор опять лишил Иосифа священного сана. И тогда в Церкви «опять наступил мир, которого здесь, по вине императора Никифора, не было свыше пяти лет».

 
⁷⁴ Принцевы острова - группа из девяти островов на северо-востоке Мраморного моря, близ Константинополя. В византийское время на некоторых из них были монастыри, служившие местом ссылки низложенных императоров и патриархов, а также опальных сановников и монахов.
Халка - место ссылки преподобного Феодора Студита, 'пребывавшего там с 809 по 811 гг.
На Оксии в первой ссылке находился святой Платон Исповедник (809 - 811).
Принцип - самый большой из всех остров, византийцы называли его «островом принца». Принкип был местом изгнания значительного числа византийских церковных и светских сановников. К 821 г. на нём нашёл убежище с частью своих учеников преподобный Феодор Студит (759 - 826), там же он и скончался.

 
⁷⁵ Праведная царица Феодора I († 867) - супруга императора Феофила-иконоборца (829 - 842), происходила из древнего знатного армянского рода Мамиконян. Не прошло и двух месяцев после смерти Феофила, как святая царица Феодора, став первым регентом (842 - 856) при малолетнем сыне, поставила точку в борьбе с иконоборчеством, вторая волна которого поднялась со времён правления Льва V (813 - 820). Для этого 11 марта 843 г. в первое воскресенье Великого поста в Константинополе был созван поместный Собор, который, утвердив догмат иконопочитания VII Вселенского Собора (787), восстановил почитание икон, а все иконоборцы были преданы анафеме и даже вынуждены были участвовать в общем крестном ходе с иконами, который проходил по улицам столицы. Акты Собора были вырезаны на трёх больших плитах, помещённых в храме святой Софии. В память об этом событии было установлено ежегодное празднование Торжества Православия, крестный ход и особый Чин Православия, на котором читается «Синодик в Неделю Православия», состоящий из актов Собора с некоторыми позднейшими дополнениями. Впоследствии этот праздник приобрел общий характер торжества Церкви над всеми ересями. По достижении совершеннолетия её сыном, императором Михаилом III Пьяницей (856 - 867), святая Феодора в результате интриг оставила Константинополь и с четырьмя незамужними дочерьми удалилась в монастырь, где и почила.

 
⁷⁶ Папандреу Андреас (1919 - 1996) - премьер-министр Греции (1981 - 1985, 1985 - 1989 и 1993 - 1996). Основатель (1974), лидер и председатель (1984 - 1996) Всегреческого социалистического движения (ПАСОК); наряду с правой партией Новая Демократия, находящейся ныне у власти, это одна из самых влиятельных политических группировок Греции, самая большая оппозиционная партия в парламенте.

 
⁷⁷ Анастасий I Фракиец (ок. 430 - 518) - император Восточной части Римской империи (с 491), прозванный Дикором (дословно: разные глаза) за разный цвет глаз - чёрный и голубой. Некоторые историки и хронисты за монофизитство прозвали его Нечестивым. Патриарх Евфимий ! (490 - 496) согласился венчать Анастасия на царство только после того„как тот признал определения Халкидонского Собора.
Его правление прошло в распрях между монофизитами и православными, так как решения IV Вселенского Собора не были ни явно признаваемы, ни вовсе отвергаемы - каждый верил так, как ему заблагорассудится. В 511 г. среди православных началось возмущение, когда певчие дворцовой церкви стали петь Трисвятую песнь с добавлением, вопреки традиции, слов «распныйся за ны», как это принято было у монофизитов Антиохии. Накал борьбы дошёл до того, что Анастасий в страхе запер двери дворца и держал наготове корабли для бегства. В 512 г. он, подговорив двух негодяев обвинить патриарха Македония VI (496 - 511), которого прежде прилюдно непотребно оскорблял, в мужеложстве и ереси, безо всякого суда сослал, а многих его сторонников из числа клира посадил в тюрьму. Из-за прибавлений к Трисвятому в Константинополе вновь начались волнения. В 513 г. предводитель федератов Виталиан, объявив себя защитником Православия, осадил столицу. Императору пришлось согласиться с требованиями восставших созвать новый Вселенский Собор, а также возвратить всех изгнанных православных епископов. Но Анастасий не сдержал слова. Мятежники вновь подошли к Царьграду. Заключив перемирие, император вероломно нарушил его и, напав на флот Виталиана, разбил его. Анастасий умер ночью во время страшной грозы - по мнению летописцев, он был убит молнией.

 
⁷⁸ Евтихианство - ответвление монофизитства, учившее, что Христос не единосущен нам, то есть не признавалось единосущие человечества Христа нашему человечеству. Евтих (или Евтихий) - константинопольский архимандрит, поддерживавший тесную связь с Александрией и Египтом, глава значительной группы монахов (412 - 444). В 448 г. на поместном Соборе в Константинополе за еретические взгляды Евтихий был отлучён от Церкви и лишён сана. Однако у императора Феодосия II (408 - 450) был один приближённый, по имени Хрисафий, креатура александрийского патриарха Диоскора (444 - 451) и сторонник Евтихия. Хрисафий добился от императора созыва в Ефесе под председательством Диоскора собора (449), восстановившего Евтихия. За атмосферу грубого нажима и откровенного террора со стороны Диоскора этот собор впоследствии получил наименование «разбойничьего».
Святая царица Пульхерия (398 - 453), сторонница низложенного православного патриарха, святителя Флавиана Константинопольского (506 - 512), удалилась из дворца. Вскоре открылись интриги Хрисафия и император его отстранил, а свою сестру святую Пульхерию вновь приблизил. Созванный по инициативе нового императора Маркиана (450 - 457) и его супруги святой Пульхерии - IV Вселенский Собор в (451) осудил Евтихия как еретика.

 
⁷⁹ Манихеи (акониты) - последователи религиозного синкретического учения, основанного в Персии магом Мани (Манесом; ок. 216 - ок. 276). Манихейство - самый влиятельный из дуалистических культов, объединяющий элементы христианства и халдейско-вавилонских, персидских верований (зороастризм, маздеизм, парсизм) и опирающийся на предшествовавшие ему гностические учения.
В основе манихейства лежит докетическая доктрина о призрачном теле Христа, громоздкая запутанная космогония с учением об изначальности зла, воззрение на материю, как на зло, а на человека - как на творение диавола. Манихеи считали, что душа человека - частица пленённого материей света, поэтому цель жизни для них - освобождение света (души) из плена материи через самоотречение и аскезу. Культовая практика и их быт отличались суровым аскетизмом: отсутствие общественного богослужения, абсолютное половое воздержание, запрет на употребление вина и мяса, на уничтожение растений (запрещалось земледелие); кроме этого, не разрешались торговля, всякий труд, так как в нём есть элемент власти тьмы (материи); нельзя было иметь собственность.
Это еретическое учение широко распространилось от Рима до Китая и просуществовало вплоть до VIII - XlI вв., пережив максимальный расцвет в IV - V вв.; идеи его многократно возрождались в последующих религиях, течениях и ересях.
Подвергалось гонениям со стороны христианства, зороастризма, ислама. Так, в 382 г. святой Феодосий I Великий (379 - 395) издал закон против манихеев, предписывающий смертную казнь и конфискацию имущества. Однако манихейские идеи оказались очень живучими - они сохранились в народных сектах Средневековья: у павликиан и мондракитов - в Армении, богомилов - в Болгарии, альбигойцев - в Западной Европе. На Западе манихейство просуществовало до VI в., а на Востоке, достигнув в Vll в. Китая, было окончательно запрещено только в XIV в. В Уйгурском царстве в 763 - 840 гг. было государственной религией. На Востоке оно особенно распространилось среди согдийцев и в их колониях в Синьцзяне. (В рядах манихеев одно время был блаженный Августин (354-430)).

 
⁸⁰ Святой Савва Освященный (439 - 532) был родом каппадокиец, с восьми лет жил в монастыре под руководством преподобного Евфимия Великого (377 - 473), в 484 г. основал близ Иерусалима знаменитую Лавру; благодаря ему в 517 г. восторжествовало православное учение, несмотря на то, что монофизитству покровительствовал император Анастасий (491 - 518). Святой также составил устав, известный как Иерусалимский.
«Освященным» преподобный назван потому, что был иеромонахом (в те времена редко кто из монахов и игуменов принимал священство).
Святой Феодосий Киновиарх (423/424 - 529) родом был также из Каппадокии, основал в Палестине киновию, привлекшую множество подвижников (до 700 иноков, в то время как Лавра преподобного Саввы Освященного в период своего расцвета в Ч - Vl вв. насчитывала не более 150 монахов). Киновия святого Феодосия стала впоследствии образцом общежительного монашества. В XVI в. была разорена турками, но в конце XIX в. восстановлена. Монастырь находится к западу от Лавры преподобного Саввы.

 
⁸¹ Речь идёт о защите в 2002 г. на богословском факультете ФУА двух откровенно промонофизитских диссертаций, в которых ересиархи-монофизиты патриархи Диоскор (444 - 451) и Севир (512 - 518) обеляются и объявляются православными.

 
⁸² Диоскор I Александрийский (444 - 451) - преемник святителя Кирилла (412 - 444) по кафедре, преследовал родственников и сотрудников своего предшественника и на этой почве поссорился с Константинопольским патриархом святителем Флавианом I (446-449), оказывавшим поддержку гонимым. Был ярым защитником еретика Евтихия (412 - 444) и участником монофизитской смуты. Евтихий был осуждён за ересь на Константинопольском «домашнем» соборе 448 г. под председательством святителя Флавиана. Евтихианство родилось из крайностей александрийского воззрения, а Диоскор, как представитель Александрийской богословской школы, счёл нужным принять его под своё покровительство в борьбе с антиохийской христологией. Кроме того, имела место борьба за иерархическое первенство - константинопольские епископы, как столичные архиереи, благодаря близости к императорскому двору, имели большое влияние на церковные дела и первенство чести среди других епископов Востока. Александрийская Церковь, как более древняя, вправе была претендовать на такое же первенство. Это проявлялось, например, в том, что Александрийский епископ Феофил (385 - 412) некогда осудил Константинопольского архиепископа святого Иоанна Златоуста (398 - 404), а святитель Кирилл (412 - 444) - Нестория (428 - 431). Поэтому некоторые александрийские епископы соперничали с царьградскими. Дело Евтихия для Диоскора представлялось удобным случаем для интриг против святителя Флавиана. Поэтому был созван II Ефесский «разбойничий» собор (449), на котором Диоскор был председателем.
С помощью военных отрядов императора Феодосия II (408 - 450) и фанатичных монахов он стал чинить произвол и насилие в отношении епископов-диофизитов и добился смещения патриарха святителя Флавиана; Евтихий же был оправдан. Однако святитель Лев I (440 - 461) собрал в Риме собор, осудивший Диоскора и Евтихия и сам «разбойничий» собор. Между тем император умер (450) и престол занял Маркиан (450 - 457), женившийся на святой Пульхерии (398 - 453), сестре Феодосия. По распоряжению нового царя был созван IV Вселенский Собор (451), на котором «разбойничий» собор бьп осуждён, а Диоскор извергнут из сана. Мотивация его низложения была чисто дисциплинарная - против него не было выдвинуто обвинений в ереси, так как нравственное правило требовало, чтобы он мог иметь возможность оправдаться, а он на суд не явился, проигнорировав три вызова на собор. Но и одних канонических преступлений было достаточно для лишения его сана - за неправды и насилие, к которым он прибегал на «разбойничьем» соборе, Диоскор был низложен и сослан; умер он в ссылке в 464 г.

 
⁸³ В царствование императора Анастасия (491 - 518) одним из наиболее ревностных противников Халкидонского Собора был Севир (Север, Северий) Антиохийский (512 - 518), основатель ереси северианства. Основав собственный монастырь, был рукоположен в сан иерея монофизитским епископом Епифанием, изгнанным православными со своей кафедры. В годы притеснения майумских монахов-монофизитов со стороны иерусалимского патриарха Илии II (494 - 517) Севир и около двухсот его монахов перебрались в Константинополь, где собрали вокруг себя столичных монофизитов. Признавая вселенское значение собора «разбойничьего» (449), считая его председателя Диоскора (444 - 451) таким же учителем Церкви, как и святитель Кирилл Александрийский (412 - 444), Севир высказывал и другие еретические мнения. Учение Севира было в целом монофизитским, хотя и избегало крайних суждений монофизитства. Патриарх иерусалимский Иоанн III (517 - 524) проклял Севира; император Юстин I (518 - 527) лишил его епископской кафедры и отправил в ссылку. Несмотря на это, благодаря влиянию святой царицы Феодоры (500 - 548), он был участником поместного Константинопольского собора 536 г., где представлял монофизитов. На соборе против него были выдвинуты обвинения в ереси и, не смотря на поддержку монофизитской оппозиции, Севир был осуждён и вместе с другими еретиками-монофизитами анафематствован. Вскоре, согласно императорскому указу, он вновь был отправлен в ссылку в Египет, где и скончался (543).

 
 
Протоиерей Феодор Зисис (Πρωτοπρεσβύτερος Θεόδωρος Ζήσης),
профессор Фессалоникского университета имени Аристотеля
«Благое непослушание или худое послушание?» ("Κακή ὑπακοή καί ἁϒία ἀνυπακοή")
Глава 4.5 СВЯТЫЕ ОТЦЫ О ПОСЛУШАНИИ - Преподобный Феодор Студит

Θεσσαλονίκη, 2006
Русский перевод с греческого
Издательский дом «Святая Гора», Москва, 2009

Комментарии


Задайте ВОПРОС или выскажите своё скромное мнение:


Заголовок:
Можете оставить здесь свои координаты, чтобы при необходимости мы могли бы с Вами связаться (они НЕ ПУБЛИКУЮТСЯ и это НЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО):

E-mail:
  Ваш адрес в соцсети или сайт:

Прошу ОПОВЕЩАТЬ меня на указанный выше e-mail - ТОЛЬКО при ответах в ветке ЭТОГО коммента (снимите галку в квадратике, если это не нужно)