Алексей Ильич Осипов - о трудах архимандрита Софрония Сахарова, митрополита Антония Сурожского и протоиерея Александра Шмемана

Известный русский богослов Алексей Ильич ОсиповАлексей Ильич Осипов высказывается о трудах архимандрита Софрония (Сахарова), митрополита Сурожского Антония и протоиерея Александра Шмемана ("Русская Неделя", выдержки из выступлений).

Известный русский богослов Алексей Ильич Осипов проверяет на истинность православия почти всех духовных авторов, советуя держаться писаний святителя Игнатия Брянчанинова и святителя Феофана Затворника, а также игумена Никона (Воробьева). Остальным же от него достается немало критики.

Так вначале Алексею Ильичу не понравились «Письма» архимандрита Софрония Сахарова. На одной из публичных лекций, отвечая на вопрос: «Что вы можете сказать по поводу писем отца Софрония (Сахарова)?»,
- Алекcей Ильич Осипов сказал:

- Представьте, вас пригласили на роскошный прием, полно яств, даже ананасы есть. Но вдруг кто-то указывает вам на одно блюдо и говорит: «Не ешьте! Это бледная поганка, а вовсе не шампиньоны». Вы в недоумении чешете затылок. А другой говорит вам: «Да ничего подобного. Прекрасные грибочки!» Третий подходит: «Нет, нет, что вы! Не верьте!» Начинается дискуссия. Как же поступить разумному человеку? Яств полно, в том числе и разных грибочков. Наверное, разумный человек скажет: «Да ладно, что мне нечего здесь есть, что ли? Не буду я есть эти грибочки».

Разумный человек поступит так, но не «афинянин». Кто такие «афиняне»? Те, кто любят всегда услышать что-нибудь новенькое. В наше время появляется масса мистической, религиозной литературы. Как по-настоящему духовной, так и всевозможной псевдодуховной, псевдорелигиозной. И в этом смысле мы с вами тоже оказались перед таким широким столом – яств множество. Но будьте внимательны и разумны. От непроверенных книг да избавит Бог.

С тем, о чем вы не знаете, хорошо это или плохо, и у вас нет оснований, чтобы судить об этом, нужно поступать по совету святых Отцов: не хули и не принимай.

В отношении трудов отца Софрония (Сахарова): в них есть целый ряд моментов, сталкиваясь с которыми, понимаешь, что это не то, что есть у наших святых отцов: у дорофеев, марков, антониев, симеонов… Не то! Взлеты, падения, восторги, отчаяния – все это так напоминает католических терез и францисков. И я отложил его.

Потом Алексей Ильич обратил свой пристальный взор на труды митрополита Антония Сурожского. Вот как он отвечает на вопрос: «Ваше отношение к трудам митрополита Антония Сурожского?»

- Вот задали вы вопрос! С собой взяли гнилые помидоры и тухлые яйца? Если взяли, то я спрячусь под стол, и оттуда буду отвечать, во избежание недоразумений. Сколько я смотрел, читал его, знаете, что меня больше всего поразило? У него все крутится вокруг себя: «я сказал», «мне сказали», «ко мне пришли», «мой совет такой-то», «я отвечал» и все непрерывно вокруг себя. Странное дело. Я конечно не психолог, но мне кажется, что есть что-то подозрительное, когда «все вращается вокруг меня». Он хороший моралист. Его морализм похож на истории из конфуцианских книг и книг стоиков. Но как только касается вопроса духовности, так странное дело…

Митрополит Антоний много говорит о любви, а как она приобретается? А что такое христианская любовь? Он указывает на жертвенность. Но кошка моя, я думаю, не менее жертвенна. Она набрасывается даже на собак, защищая своих котят. Жертвенность хороша, особенно на людях, когда люди узнают, какой я жертвенный, тут я силен. Как все же приобретается христианская любовь? Что это такое? Ответа на эти вопросы я у владыки Антония не нашел. Но есть вещи и посильнее.

Открываю его книгу, и он пишет: «Мы с митрополитом Иоанном (Вендландом) стоим на коленях в буддийском храме и творим молитву Иисусову». Ничего не понимаю. Это что такое? Я помню, когда сам был в Индии с нынешним Патриархом Грузии Ильей, мы зашли в индуистский храм. Он хватает меня и говорит: «Бежимте быстрее отсюда, это ужас, это сатанизм». Мы там действительно видели вещи страшные. Но стоять на коленях в буддийском храме и творить молитву Иисусову? Что это такое?

Я помню, когда в 1992 году Синод Англиканской церкви принял решение о рукоположении женщин, ко мне подошла корреспондент радио «Би-Би-Си» и попросила прокомментировать решение Синода. Я прокомментировал, реакция моя была отрицательная. Они не передали в эфир. Через какое-то время опять ко мне подбегает и снова задает вопрос. Я у нее спрашиваю, почему прошлый мой ответ не передали? Ответ: «Мы спросили у митрополита Антония, он иначе ответил. У него не было такого негативизма, как у вас. Он не нашел ничего страшного в этом».

Поэтому, я повторяю вам, митрополит Антоний очень опытный, разумный человек, у него много замечательных советов. Но еще раз повторяю, что касается ответов на вопросы духовной жизни, то их или просто нет, или они говорят совсем не о том. Я помню, когда он приезжал к нам в академию, собрали всех студентов, преподавателей, и он прочитал нам лекцию на тему: «О Божественном мраке». Мы, конечно, недоумевали немножко, что это такое, но особенно нас поразило, когда он в качестве примера правильного понимания Божественного мрака привел не кого-нибудь, а средневекового раввина Моисея Маймонида».

Теперь Алексею Ильичу не угодил протоиерей Александр Шмеман, который только-только приходит в Россию своими книгами и записями (читайте о книге «Водою и духом» отца Александра Шмемана). В эфире телекомпании «Союз» Алексей Ильич прокомментировал, насколько полезно с христианской точки зрения читать книги протоиерея Александра Шмемана.

- «Это, смотря, что вы хотите… Что значит, полезно ли читать? Полезно идти по улице и смотреть? Полезно ходить по музеям, по библиотекам? Что значит «полезно»? Каков критерий полезности? Вот о чём нужно поговорить. Но если вы спрашиваете с христианской точки зрения о полезности, то это – все то, что помогает мне изменить мою жизнь, нехорошую и греховную. Вот и смотрите, дает ли эта литература путь к изменению жизни?».

«Шмеман, я бы сказал, очень умный человек, это человек очень высокого рацио. И его рассуждения в рациональном плане действительно человека подчас привлекают, – продолжил богослов.
– Он умница, я бы сказал так, но он, к сожалению, очень далек от понимания духовной жизни.
В своих дневниках он прямо пишет: «Я не могу принять этих Брянчаниновых, Феофана Затворника. Моя душа не соприкасается с ними, не находит общения».
Так вот, пожалуйста, и посмотрите, чтение Шмемана вам дает импульс к изменению своей жизни или нет?
По этому критерию и нужно оценивать литературу».

Как в русской поговорке, всем сестрам досталось по серьгам.
Кто-то дальше попадет под тяжелую руку Алексея Ильича?

Русская Неделя - 11.08.10 СР 18:54 - russned.ru/russned_new/hristianstvo/abne-eshte-eto-blednaya-poganka-a-vovse-ne-shampinonybb

Читайте также : Алексей Ильич Осипов - Экзорцизм - с добавлением критики от Паломника

 


Сходили мы на Рождественские чтения. Послушали людей.
Лучшее определение всего этого – поминки по христианству, даже не похороны, а именно поминки.

Только Алексей Ильич Осипов один раз сказал слово «Христос», больше оно не произносилось. А самое искреннее христианское слово, как это ни странно, произнес новый ректор Тюменского госуниверситета Геннадий Николаевич Чеботарев.

Протоиерей Димитрий Смирнов нарисовал страшную демографическую картину, уверив присутствующих, что если женщины не станут рожать по 8 детей, то ближайшее время – нам крышка. Но он говорил как всегда живо и доходчиво, но после его речей стало по-настоящему страшно. И главное – безысходно.

Совсем плохо стало после выступления Алексея Ильича Осипова. Он говорил вразнобой, из него сыпались несвязные куски его лекций. И человек, до этого времени не слушавший его, должен был придти в замешательство, которое должно было бы развеяться в конце историей про тост старого немца, который рассказал, как он был в плену после войны и добрые русские женщины кормили их, военнопленных, хлебом и картошкой. Рассказав это, немец плакал. На щеках слушателей должны были наворачиваться слезы, но они не навернулись.

Потому что основным доводом борца с несуществующим атеизмом - был фантастический довод. Оказывается человек стоит перед выбором: либо конечная смерть - [от] атеизма, либо вечная жизнь - [от] христианства.

Но вот я поймал себя на том, что я не только не понимаю, что такое вечность, го даже и теоретически не способен это сделать. Более того, я не могу верить в вечную жизнь, я могу, по слову Символа веры, только «чаять воскресения мертвых и жизни будущего века». Но даже и это чаяние эмпирически мне не дано. Более того, я даже со временностью моей жизни не могу ментально справиться, я не постигаю скорость времени, его развороты, узлы и последовательность. Смысл моей истории может быть понят только из конца. И пока конец этот не наступил, я не могу дойти по понятия этой истории, и, тем боле, выбирать в ней что-то. А меня ставят перед этим выбором, как будто есть такая возможность.

Помню мои недоумения, когда приглашенный к моим студентам отец Максим Иванов, (видимо следуя идеям Алексея Ильича), ловко разделил мелом доску на два поля, на одном написал «Бог», на другом – «атеизм» и заговорил о вечной жизни и конечной смерти. Я не понимал и не понимаю, передо мной не может стоять такой выбор.

Будучи христианином, я был бы весьма рад,
если бы моя смерть стала концом – всего меня,
чтобы меня не было, чтобы меня никто не помнил и никто не судил,
но, к сожалению, я знаю, что это не так.
Не знаю, как это будет на самом деле,
но знаю, что не умру до конца - в воскрешающем нас Христе.
И это придает ответственности.

Но, убей меня, я не видел стерильных атеистов, - никогда. Может быть мне повезло?

Другое дело: мне становится [непонятной] подоплека таких разговоров, когда на Рождественских чтениях все начинают говорить, что «наши главные христианские ценности – это любовь, смирение, послушание, помощь ближнему».

Я-то в это не верю, потому что твердо уверен, что наша главная ценность – Христос.
Но Он почему-то на таких конференциях всегда – фигура умолчания.

12 янв 2009, 18:09, Мирослав Юрьевич Бакулин, "Сходили мы на Рождественские чтения. Послушали людей", forum.russned.ru


После радостного и жизнелюбивого Шмемана стал перечитывать жесткого и даже жестокого (и от этого не менее любимого) владыку Антония Сурожского. Владыка Антоний жесток как хирург, и в этом есть своя правда. Он натолкнул меня на очень дельную мысль по поводу пьянства. Он рассуждал о боли и тех уроках, которые мы получаем от нее. И в этом смысле алкоголь - это одно из самых не замечаемых обезболивающих. Вред алкоголя, по мысли владыки, в том, что мы не получаем урока от жизни, мы не замечаем (проходим пьяные мимо) ее сложностей, трудностей, которые могут сделать нас сильнее и совершеннее.

Но почему тогда мои знакомые алкоголики - люди более чем восприимчивые, чувствующие все более тонко, чем их непьющая братия?

12 янв 2009, 18:14, Мирослав Юрьевич Бакулин, "Терпи боль - становись совершеннее", forum.russned.ru


Читайте также:
Статью Алексея Ильича Осипова - "Экзорцизм, Отчитки" - с добавлением критики от Паломника

Комментарии

Понимаю, что полемизировать с автором этих размышлений бесполезно.
Глубина Вашего понимания и опыта очевидна из Ваших размышлений...
Возможно, Вас посетит Господь и Вам станет стыдно.

PS.

Надеюсь, Вы правильно поняли.
Стыдно должно быть не Осипову.

А что скажете на мои замечания по поводу отношения Алексея Ильича Осипова к отчиткам (если пройти по ссылке выше)?

и развернуто в посте: Жизнь отца Василия (Борина) † 1994, праведника, экзорциста, безкровного мученика,"негодного попишки" - Протоиерей Сергий Бельков

Кто из нас без греха?

«Умный и у дурака может чему-нибудь научиться, а дурак и у умного ничего не возьмет»

Протоиерей Димитрий Смирнов

Глава Синодального отдела ответил на вопрос, полезно ли слушать лекции профессора А.И. Осипова, если он вводит в смущение своим утверждением о малой духовности митрополита Антония Сурожского…

«Хотя эти два великих человека и старше меня по возрасту, и я благоговею и перед тем и перед другим. Конечно, они очень разные, и, действительно, в разной культуре воспитаны, но я и в том и в другом всегда находил для себя полезное» – заявил протоиерей Димитрий Смирнов, отвечая на вопрос телезрителя, полезно ли слушать лекции профессора Алексея Ильича Осипова, если он вводит в смущение своим утверждением, что в митрополите Антонии Сурожском практически нет никакой духовности.

«Как вы относитесь к профессору Духовной академии Алексею Ильичу Осипову? – задал вопрос отцу Димитрию один из телезрителей. – Нам очень нравятся его лекции, но вводит в смущение его отношение к Антонию Сурожскому. Осипов говорит, что в нём нет духовности или очень мало её из-за влияния западной католической религии. Как вы относитесь к самому Антонию Сурожскому и профессору Алексею Ильичу Осипову, полезно ли слушать его лекции нам, мирянам?»

«Ещё когда я учился в семинарии, к нам приезжал владыка Антоний, и потом, уже когда стал священником, я несколько раз имел счастье с ним встречаться и был на его лекциях. Они до сих пор памятны – он был замечательный проповедник, – ответил отец Димитрий Смирнов. – Алексей Ильич тоже, все его лекции я помню очень близко к тексту. Даже когда недавно мы с ним где-то пересеклись, я сказал: «Алексей Ильич, у меня к вам большая претензия – вы мне спать не даете, потому что на телеканале «Союз» в ночные часы ваши лекции – и когда у меня бессонница, а такое, к сожалению, очень часто случается, я включаю, слушаю и не могу остановиться, в результате не высыпаюсь» Ну вот так посмеялись».

«Поэтому вопрос пользы – это уже к вам, полезно это или нет – сказал священник Димитрий Смирнов.
– Когда я учился в институте, у нас был преподаватель по истории искусств, звали его Иван Иванович Ястребов. Он говорил – умный и у дурака может чему-нибудь научиться, а дурак и у умного ничего не возьмет».

«Это два великих человека, обладающих огромным умом и обширным образованием, поэтому общение с ними я считаю нужным. А если у кого-то какое-то мнение, ну что ж, это тоже очень интересно. Апостол Павел говорил: «Пусть будет между вами разномыслие, чтобы выявились искуснейшие». А я люблю и того и другого, хотя один уже отошел ко Господу», – заключил священник Димитрий Смирнов.

Русская линия - rusk.ru/newsdata.php?idar=46814