ЮЮ: Дети за решеткой (фото) - Отнятые «за бедность» дети - Что заменит материнскую любовь? - «У вас тут чисто, но слишком бедно»

ЮЮ: Дети за решеткой (фото) - Отнятые «за бедность» дети - Что заменит материнскую любовь? - «У вас тут чисто, но слишком бедно»

Бедность – порок?

Ксения Кириллова

В больницу детей отправили сотрудники подразделения по делам несовершеннолетних Чкаловского РУВД Екатеринбурга

 

Отнятые «за бедность» дети сегодня счастливо живут в родной семье

 

Годом ранее

 

Семью Стародумовых я увидела впервые почти год назад. У дверей меня встретила двухлетняя Маша, с испугом взглянувшая на неожиданно нагрянувшую к ней в дом гостью и тут же спрятавшаяся за маму.

– Нам теперь нужно психолога, и хорошего, – пожаловалась мне тогда прямо на пороге молодая Машина мама, Анастасия Стародумова. – Дочка никогда раньше такой не была. В первые дни после выписки из больницы она просто походила на зверька: пугалась каждого шороха, забивалась в угол, плакала, кричала по ночам. И до сих пор еще побаивается.

Посторонних людей Маша боялась в те дни неспроста. К моменту моего визита к Стародумовым прошло лишь несколько дней с тех пор, как она вернулась домой вместе со своей двухмесячной сестрой Ростиславой и восьмимесячным двоюродным братом Рустамом. В больницу детей отправили сотрудники подразделения по делам несовершеннолетних Чкаловского РУВД Екатеринбурга после того, как 18 февраля 2010 года изъяли их из семьи, определив ее как неблагополучную. По словам правоохранителей, условия проживания в съемной квартире оказались непригодны для маленьких детей: «груднички» спали вместе в одной кроватке, на стенах не было обоев, да и идеальной чистоты не наблюдалось. Словом, весь облик жилища говорил о крайней бедности его обитателей.

Бедность – вот, пожалуй, единственный "порок" семьи Стародумовых. Даже на момент изъятия дети были одеты, накормлены и ухожены, да и сама Анастасия не производила впечатления «асоциальной» мамы. Она не пила, не вела развратного образа жизни и целыми днями сидела с малышами. Помогала молодой маме и бабушка детей – Нина Стародумова. У малышей были погремушки, фрукты и даже косметические средства ухода за детьми.

Тем не менее, в один прекрасный день в семью неожиданно нагрянули сотрудники милиции в гражданской одежде и, не предъявили никаких документов, увезли детей, не оставив родителям даже копии протокола. Более того, сотрудники ПДН не поставили в известность о своих действиях органы опеки Чкаловского района. Именно социальные работники, узнав на следующий день о случившемся, помогли семье вернуть малышей.

О пережитом Настя до сих пор не может вспоминать без слёз.

– Ростислава была грудным ребёнком, когда её у меня отняли. Я кормила её грудью. Разве что-то может заменить ребёнку материнское молоко? – спрашивает она.

Действительно, опыт показывает – детям, изъятым из семей, в казённых учреждениях приходится зачастую гораздо хуже, чем в родной пускай бедной, но любящей семье.

– Кому они нужны в детском доме или в больнице? Все равно за ними там не будут так ухаживать, как дома. Ростиславу, например, нам вернули грязную, немытую, а я каждый день купаю детей, – вспоминает Нина Аркадьевна.

 

На малой родине

 

Само расставание с малышами было для Анастасии самым страшным переживанием в жизни.

– Тогда, год назад, мне в течение двух недель не давали видеться с детьми. Старшую, Машу, мне показали один раз. Она просилась домой, постоянно повторяя: «Мама, забери меня отсюда». Младшую мне даже не показали. Я плакала ночи напролёт, и от пережитого стресса у меня пропало молоко, – рассказывает Настя. – Пусть даже у нас было в Екатеринбурге плохое жильё, но ведь нам могли хотя бы вынести предупреждение, а не забирать детей так просто, по чьему-то произволу, даже без привлечения органов опеки.

Решили проблему с «плохим жильём» Стародумовы довольно быстро – просто сняли другую квартиру, после чего детей им всё-таки вернули. Однако денег на жизнь в столице Урала многодетной семье всё же не хватало, и они вынуждены были вернуться в родной Кировград.

Сегодня Маша, теперь уже трёхлетняя, ходит в садик и, по словам мамы, уже оправилась от пережитого шока, и довольно бойко разговаривает. Жилищные условия у семьи в маленьком городке гораздо лучше, и глядя на них, даже странно представить, что у этих женщин когда-то забирали детей. А главное – Настя и её мама души не чают в малышах и создают для них, как, впрочем, и год назад, максимально комфортные условия. Работают мама и бабушка по очереди – уборщицами, не допуская, чтобы дети оставались без присмотра.

Сегодня годовалая Ростислава уже вполне самостоятельно ходит, играет и познаёт мир. На утреннике в детском саду она со старшей сестрой Машей побывала в кафе. Мария блистала на празднике в костюме снежинки, который Настя сшила ей сама. Словом, глядя на эту семью, страшно подумать, что было бы с детьми, если бы тогда, год назад, их не вернули родителям.

К слову, отбирать детей по той схеме, какую применили в случае со Стародумовыми, попросту незаконно.

— Дети могут быть отобраны у родителей только по судебному решению, либо, в исключительном случае, когда есть непосредственная угроза жизни и здоровью ребенка. Это крайняя мера, и применять ее вправе только органы опеки. Если же никакой прямой угрозы жизни и здоровью малышей не было, и тем более к делу не были привлечены органы опеки, то это просто милицейский произвол, — пояснила юрист Елена Ерошевич.

 

Тревожная тенденция

 

Случай со Стародумовыми действительно можно было бы списать на произвол милиции, однако факты настораживают. Примерно в то же время в других городах России произошли похожие случаи. Так, в Нижегородской области органы опеки отняли троих детей у малообеспеченной семьи. Сейчас трехлетний Максим, двухлетняя Анна и Даша, родившаяся осенью 2009 года, находятся в больнице, а родителей собираются лишить прав. Отнимая детей, чиновники цинично бросили главе семьи Сергею Пчелинцеву: «У вас тут чисто, но слишком бедно».

Интересно, что семья не получает ни одного пособия, положенного по закону, в том числе и по федеральным льготам при наступлении многодетности. По словам Пчелинцева, им отказывают даже в выдаче бесплатного детского питания для грудничка после того, как глава семейства выступил на пикетах, где говорил о безработице, бедности, незаконных увольнениях работников нижегородского ГАЗа.

В Санкт-Петербурге женщина также лишилась детей из-за бедности. У Веры Камкиной сначала умерла мать, затем муж. Несчастная женщина не работала и сидела с четырьмя детьми (младшей Ларисе чуть больше полутора лет), живя преимущественно на детские пособия.

– Я не пью, не курю, не наркоманка, – отмечала Вера Александровна в одном из интервью. — Конечно, мы живем крайне бедно. Нам помогают благотворительный фонд и наши родственники.

Тем не менее накануне прошлого Нового года в коммуналку к Камкиным пришли две женщины, представившиеся сотрудницами инспекции по делам несовершеннолетних и органов опеки и попечительства. «Нам нужны документы на детей», – заявили они. Потом ребятишек отправили в больницу на обследование, а оттуда отвезли в детдом.

Подобные случаи не могут не настораживать, учитывая то, что активно лоббируемые некоторыми политическими силами законопроекты декларируют практически неограниченные права ребёнка, ни словом не говоря о правах родителей и приоритете семьи. Казалось бы, государство должно всячески помогать таким родителям и поощрять их материнский и отцовский подвиг. Однако мы все чаще видим обратную картину: родителям не дают шанса на исправление, а просто отправляют детей в интернат без всякого судебного решения. Конечно, в детском доме малышам может быть сытней и чище, однако не стоит забывать, что никакой материальный комфорт не заменит материнскую любовь.

Ксения Кириллова

 
Православие и мир > Семья > Многодетные семьи > Общество
Ксения Кириллова "Бедность – порок?"
4 февраля, 2011 • Православие и мир • pravmir.ru/bednost-porok

Комментарии


Задайте ВОПРОС или выскажите своё скромное мнение:


Заголовок:
Можете оставить здесь свои координаты, чтобы при необходимости мы могли бы с Вами связаться (они НЕ ПУБЛИКУЮТСЯ и это НЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО):

E-mail:
  Ваш адрес в соцсети или сайт:

Прошу ОПОВЕЩАТЬ меня на указанный выше e-mail - ТОЛЬКО при ответах в ветке ЭТОГО коммента!

Все это подрывает ценность брака

Православные врачи Санкт-Петербурга предложат поправки в законопроект об охране здоровья граждан РФ

Законопроект «Об охране здоровья граждан РФ» обсудили 8 февраля члены Общества православных врачей (ОПВ) Санкт-Петербурга имени святителя Луки (Войно-Ясенецкого) на заседании в Государственном медицинском университете имени академика Павлова.

Большая часть статей законопроекта вступит в силу 1 января 2012 года. С его основными положениями коллег познакомил врач высшей категории Николай Жарков. Главным принципом новой системы здравоохранения, по его словам, будет приоритет не лечебной, а профилактической медицины.

Многие статьи документа вызвали одобрение членов общества. Например, пункты о запрете на эвтаназию и клонирование человека. Но некоторые статьи, по мнению врачей, не учитывают христианского мировоззрения многих граждан России. Аборты по-прежнему узаконены, а отказ врача-гинеколога проводить подобную операцию не считается правомерным и может привести к увольнению.

«Развивается система правовой защиты таких явлений, как суррогатное материнство, искусственное оплодотворение одиноких женщин, которые по желанию могут теперь даже не пытаться выстраивать семью, разрешение стерилизации мужчин не по медицинским показаниям. Все это подрывает ценность брака», — отметил председатель ОПВ, доктор медицинских наук, кандидат богословия, протоиерей Сергий Филимонов.

Еще одна из статей, по которой будет предложена поправка, касается целительства. По новому закону лицензированные целители имеют право беспрепятственно осуществлять свою деятельность. При этом в документе не оговорено, как и кому будут выдаваться лицензии. В нормативном акте нет разделения на целительскую помощь (фитотерапевтов, остеопатов, гомеопатов) и производимую с помощью оккультных практик.

«Надо не просто править законы, а полностью отказаться от навязывания нам атеистического безбожного мышления», — так выразил общее мнение член ОПВ, настоятель храма святителя Николая протоиерей Александр Григорьев. В ближайшее время православные врачи северной столицы подготовят документ с предложениями о внесении поправок в новый закон.

«Вода живая», 08.02.11 - aquaviva.ru/news/2011-02-08/2225.html

ЮЮ: Кто жестоко обращается с детьми? - Защитим наших детей от жестокого обращения чиновников - Татьяна Шишова и Ирина Медведева

 

Кто жестоко обращается с детьми?

 

ЮЮ: Кто жестоко обращается с детьми? - Защитим наших детей от жестокого обращения чиновников

Замысел прост, но коварен:
кто осмелится заявить, что он за жестокое обращение с детьми?
 
А раз так, то никуда вам, голубчикам, не деться: принимайте новые правила жизни!
 
XXI век – без насилия над детьми!

 

Как мы и прогнозировали, основную ставку ювеналы теперь делают на «защиту детей от жестокого обращения». Что, впрочем, легко объяснимо. В ситуации, когда общество активно отвергает ювенальную юстицию (ЮЮ) и, мягко говоря, не в восторге от идеи защиты детьми своих прав, справедливо считая это поощрением своеволия и доносительства, на информационное поле боя выкатывают тяжелую артиллерию. Замысел прост, но коварен: кто осмелится заявить, что он за жестокое обращение с детьми? А раз так, то никуда вам, голубчикам, не деться: принимайте новые правила жизни! XXI век – без насилия над детьми!

 
... Действительно, поговорим о жестоком обращении с детьми. Тем более что разговор этот отнюдь не надуманный, не высосанный из пальца. Жестокое обращение с детьми и вправду имеет место. Только местом этим реже всего бывает семья, поскольку никто так не любит детей, как родители. А любовь и жестокое обращение – две вещи несовместные. Между матерью и ребенком достаточно долго существует настолько неразрывная связь, что любые неприятности и особенно страдания, которые испытывает ребенок, воспринимаются матерью как ее собственные. Даже на физическом уровне: что болит у ребенка, то болит и у нее.

Конечно, бывают отдельные выродки – люди, как правило страдающие тяжелой формой психопатологии (садисты, маньяки, изуверы-алкоголики). Но их число не столь велико, чтобы делать далеко идущие обобщения. И для них, для их преступлений в нашем Уголовном Кодексе предусмотрены соответствующие меры наказания.

Нет, огород городится не ради них. Сейчас законы хотят изменить, чтобы под жестоким обращением подразумевать совсем другие вещи.

 

Жестокое обращение с детьми в ювенальной трактовке

 

«Понятие жестокого обращения в настоящее время законодательно не определено, – отмечает юрист О.В. Леткова в статье «Проект ”Защита детей”, или Новые угрозы ювенальной юстиции». – В этой связи дано поручение Верховному Суду РФ обобщить судебную практику и дать соответствующие разъяснения. Заметим, что в последнее время судебная практика по данной категории дел весьма широка. Родителей привлекают к уголовной ответственности и в случае применения мер воспитательного характера, и за привлечение детей к элементарному домашнему труду, и за попытки дисциплинировать ребенка, и по многим другим надуманным основаниям, заставляя родителей жить в страхе под ”дамокловым мечом” ювенальной юстиции, а приемных родителей – массово возвращать детей в приюты, опасаясь возможных уголовных преследований».
ruskline.ru/analitika/2010/12/08/proekt_zawita_detej_ili_novye_ugrozy_yuvenalnoj_yusticii

 

В методических разработках, посвященных жестокому обращению с детьми, уже не раз попадались определения с расшифровками, подобными приводимым ниже. Цитирование начинаем с обложки, чтобы не было сомнений в солидности источника. И чтобы читатель обратил внимание на год выпуска «методички» – уже шесть лет назад саратовские чиновники позаботились о праве на ювенальную опричнину:

«Межведомственная комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав Саратовской области
Методические рекомендации для специалистов органов и учреждений системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних по вопросу защиты детей от жестокого обращения
(утверждены на заседании межведомственной комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав Саратовской области 20 сентября 2005 года)
 
Насилие – любая форма взаимоотношений, направленная на установление или удержание контроля силой над другим человеком.
 
Физическое насилие – действия (бездействие) со стороны родителей или других взрослых, в результате которых физическое и умственное здоровье ребенка нарушается или находится под угрозой повреждения».

 

  • Как это прикажете понимать? Отец совершил действие, например купил мороженое сыну, на следующий день у мальчика заболело горло. Выходит, налицо факт физического насилия со стороны отца?
  • А что значит бездействие? Ребенок играл на улице в салочки, упал, разбил коленку. Если следовать процитированной инструкции, его родители могут быть обвинены в физическом насилии, потому что бездействовали – не запретили ему бегать.

 
Эта цитата тоже впечатляет:

    «Влияние физического насилия на ребенка. Поведенческие и психологические индикаторы:
  • задержка развития, малоподвижность;
  • дети могут становиться агрессивными, тревожными;
  • могут быть необычайно стеснительными, нелюбопытными, избегать сверстников, бояться взрослых и играть только с маленькими детьми, а не с ровесниками;
  • страх физического контакта, боязнь идти домой;
  • тревога, когда плачут другие дети, тики, сосание пальцев, раскачивание…»

Все перечисленные «индикаторы» могут быть симптомами различных психологических и психиатрических отклонений, никакого отношения к физическому насилию не имеющих. Напротив, родители таких детей нередко грешат слишком мягким обращением с ними, боясь даже разумной строгостью усугубить их состояние.

Еще одна выдержка:

«Заподозрить физическое насилие над ребенком можно, если:
  • родители поздно обращаются за медицинской помощью или индикатором обращения являются другие люди;
  • следы травм различной давности;
  • родители дают противоречивые, путаные объяснения случившемуся;
  • обвиняют ребенка в нанесении самоповреждений;
  • не оказывают ребенку поддержки при медицинском осмотре;
  • отсутствует обеспокоенность за здоровье ребенка или, напротив, демонстрируется преувеличенная забота (псевдолюбовь);
  • повторные госпитализации в стационар с травмами различного характера…»

Надеемся, читателям понятно, что при таком широком спектре весьма размытых признаков физического насилия заподозрить в последнем можно при желании любого–каждого родителя. Особенно подозрительна преувеличенная забота, она же псевдолюбовь…

Из той же серии и другие «показатели» родительской жестокости:

«Отсутствие заботы о детях (пренебрежение основными потребностями ребенка) – невнимание к основным нуждам ребенка в пище, одежде, медицинском обслуживании, присмотре. Влияние на ребенка:
  • не растет, не набирает подходящего веса или теряет вес;
  • ребенок брошен, находится без присмотра, не имеет подходящей одежды, жилища;
  • нет прививок, нуждается в услугах зубного врача, плохая гигиена кожи, запущенное состояние детей (педикулез, дистрофия);
  • не ходит в школу, прогуливает школу, приходит на занятия слишком рано и уходит из школы слишком поздно;
  • устает, апатичен, имеет отклонения в поведении».

И уж совсем ничего не стоит, руководствуясь такими методическими пособиями, обвинить родителей в психическом насилии. Впрочем, судите сами:

«Психическое насилие (эмоционально дурное обращение с детьми):
  • обвинения в адрес ребенка (брань, крики);
  • принижение его успехов, унижение его достоинства;
  • отвержение ребенка;
  • длительное лишение ребенка любви, нежности, заботы и безопасности со стороны родителей;
  • принуждение к одиночеству;
  • совершение в присутствии ребенка насилия по отношению к супругу или другим детям;
  • причинение боли домашним животным с целью запугать ребенка.

Влияние на ребенка:

  • задержка в физическом, речевом развитии, задержка роста (у дошкольников и младших школьников);
  • импульсивность, взрывчатость, вредные привычки (сосание пальцев, вырывание волос), злость;
  • попытки совершения самоубийства, потеря смысла жизни, цели в жизни (у подростков);
  • уступчивость, податливость;
  • ночные кошмары, нарушение сна, страхи темноты, боязнь людей, их гнева;
  • депрессии, печаль, беспомощность, безнадежность, заторможенность».

Ну скажите, может ли кто-то из нас, прочитав этот перечень, быть уверенным в своей невиновности?

 
А эксперт по проблеме насилия над детьми Е.И Цымбал считает, что «предположить возможность пренебрежения основными потребностями ребенка позволяют следующие особенности поведения родителей:

  • необоснованный отказ от профилактических прививок;
  • низкая медицинская активность (несвоевременное посещение поликлиники для профилактических осмотров, обращение за медицинской помощью только в случае тяжелого заболевания ребенка, невыполнение рекомендаций врача, плохое состояние зубов у ребенка);
  • неправильное питание ребенка (неполноценная диета, родители дают ребенку продукты, не соответствующие его возрасту, несоблюдение режима кормления);
  • увлеченность родителей ”экстремальными” методами воспитания (закаливание грудного ребенка с помощью холодной воды, обучение его плаванию, использование не апробированных методик раннего интеллектуального развития и т.п.).

 
О выявленных неблагополучных семьях должны быть проинформированы органы опеки и попечительства, к компетенции которых относится принятие мер по защите ребенка, вплоть до незамедлительного отобрания его у родителей»
(Цымбал Е.И. Жестокое обращение с детьми: причины, проявления, последствия. Учебное пособие. М.: Российский благотворительный фонд «Нет алкоголизму и наркомании», 2007. С. 166).

 
Иными словами, любое отклонение от того, что в данный момент считается «компетентными специалистами» нормой, это уже жестокость.

Взять хотя бы приучение к плаванию. Одни «компетентные специалисты» в свое время усиленно это дело пропагандировали, в результате чего во многих детских поликлиниках понастроили специальных бассейнов для грудничков, то есть медицинская инновация была поддержана официально, на государственном уровне. Теперь приходят другие «спецы» и заявляют, что все это вредно.

В принципе такое в науке не редкость. Как не редкость и то, что жертвами научных баталий становятся живые люди, в том числе дети. По пословице: «Паны дерутся, а у холопов чубы трещат». Однако раньше никому не приходило в голову возлагать вину за неудавшийся эксперимент на самих жертв, да еще их за это наказывать.

Очень мило, что в том же процитированном отрывке жестоким обращением предлагается считать несоблюдение рекомендаций врача… То есть родитель, как ягненок из басни И.А. Крылова, виноват уж тем, что хочется чиновнику кушать.

Да, чувствуется, что стратегию «борьбы с семейным насилием» разрабатывают в штабе ювеналов давно и основательно…

 

ЮЮ поражает именно жестокостью чиновников

 

... В критике ювенальной системы пока что недостаточно отчетливо звучит тема жестокости по отношению к детям. А ведь любое ювенальное дело, какое ни возьми, поражает именно жестокостью чиновников.

Жестокостью, которая сплошь и рядом принимает крайние формы. Сколько детей, которых огромными усилиями удалось вырвать из цепких ювенальных лап, нуждаются сейчас в психологической, а то и психиатрической реабилитации!

1. Разве не жестокое отношение к детям то, что произошло в Тульской области? Две малышки, которых якобы в их собственных интересах отняли у отца с матерью, за время пребывания в детдоме задержались в развитии и впали в состояние аутизма. Удастся ли теперь, когда их под влиянием большого общественного протеста с привлечением телевидения и других СМИ вернули в семью, эти отклонения компенсировать, – большой вопрос.

2. Разве не жестокое обращение с детьми – история приморского священника отца Александра Орехова, у которого семеро своих детей и двое приемных? Органы опеки несколько лет назад принялись терроризировать его многодетную семью, заявлялись с проверками ночью, будили детей, допрашивали их, придирались к крошкам на столе. Один из приемных сыновей, спасаясь от милиции, пришедшей изымать его из семьи, всю ночь прятался в холодном сарае. Вам это не напоминает фильмы про войну – как дети скрывались от рыскавших по домам фашистов?

3. А разве не жестокое обращение с детьми – трагедия, разыгравшаяся под Москвой? Женщина, растившая без мужа девятилетнюю дочь, ухаживала за больной раком матерью. Состояние больной было уже очень тяжелым, помощи ниоткуда, в том числе и от государства, не поступало. Но зато государство вдруг решило помочь на ювенальный манер девятилетней девочке. Вломившись в квартиру бабушки, где в это время находился и ребенок, детозащитники заявили, что детям с лежачей больной, да еще в неубранной квартире, жить не подобает, и поэтому ребенка надо немедленно изъять. Мать в ответ пролепетала, что у нее с девочкой есть своя квартира и там очень даже чисто. И предложила непрошеным гостям проехать туда, чтобы в этом убедиться. Они согласились, но, выйдя на улицу, оторвали девочку от матери, и хотя ребенок сопротивлялся и кричал, втолкнули его в милицейскую машину и увезли.

Мать скоропалительно лишили родительских прав, и это тоже новая «ювенальная технология»: завели на мать уголовное дело, обвинив в насилии над дочкой. А девочку, тоже по ювенальной схеме, сперва упрятали в инфекционное отделение больницы, чтобы исключить свидания с матерью, после чего поместили в опекунскую семью, где стали запугивать переводом в детдом, если она не даст показания против мамы. А показания из ребенка надо было выжать для того, чтобы упечь мать за решетку.

Еще недавно казалось, что такое нагромождение жестокостей бывает только в фильмах ужасов. Даже трудно сказать, какая жестокость ужасней: насильственное разлучение ребенка с матерью или попытка посадить мать руками дочери. Каково было бы повзрослевшей девочке жить с таким страшным грузом на совести? А какое воспоминание останется у нее о том, как она простилась с умирающей бабушкой? (О самой бабушке, которой напоследок устроили такую «веселую жизнь», и о матери, которая непонятно как вынесла такое двойное горе, мы уж молчим, ибо наша тема – жесткое обращение с детьми). Каково подрастающему человеку сознавать, что он живет в государстве, где добивают слабых и больных?

Описанный нами случай, когда проживание в квартире лежачего больного или инвалида было расценено опекой как «угроза жизни и здоровью ребенка», что и стало основанием для его изъятия, отнюдь не единичен. Это еще одна «ювенальная технология».

Сама логика, по которой слабые, больные и бедные недостойны воспитывать детей, разве не есть жестокое отношение к людям и к детям, в частности? Это же логика сатанизма: падающего толкни, слабого добей! А сатанизм – это апофеоз жестокости.

 

Виновные в жестоком обращении с детьми чиновники должны быть наказаны!

 

Список злодеяний по отношению к детям со стороны «сердобольных» ювеналов можно продолжать чуть ли не до безконечности. На самом деле пора уже писать «белую книгу» ювенального детства. Но мы, по крайней мере сейчас, этого делать не будем, а призовем людей и организации, которые противодействуют установлению в нашей стране ювенального ГУЛАГа, вызволяя незаконно отобранных детей и возвращая их в кровные семьи, на этом не останавливаться.

Необходимо доводить дело до логического конца: виновные в разыгравшейся трагедии чиновники должны быть наказаны.

Причем не только за подтасовку фактов и превышение должностных полномочий. В первую очередь – за жестокое обращение с детьми!

... напоследок выразив надежду, что борьба против настоящего жестокого обращения с детьми, о котором шла у нас речь, будет продолжена уже не только в информационном поле, но и в реальной жизни. Ведь, действительно, надо защищать детей! С этим не поспоришь.

Татьяна Шишова, Ирина Медведева
«Ты этого хотел, Жорж Данден!» (Жан-Батист Мольер)

 
20 апреля 2011 года - Полностью тут: ПРАВОСЛАВИЕ.RU - pravoslavie.ru/jurnal/46052.htm
 

Надо создать ответную

Надо создать ответную организацию на государственном уровне "Родители в беде"!

Вопросы-ответы за месяц