Россия - любимое дитя у Господа, приняла в сердце Христа… - Кто главный в мире? Господь… - А кто наиболее к Нему ближе?… Россия…

Россия - любимое дитя у Господа, приняла в сердце Христа… - Кто главный в мире? Господь… - А кто наиболее к Нему ближе?… Россия…

 

"Я с детства мечтал стать писателем"

Владимир Крупин

Русский писатель Владимир Николаевич Крупин

Русский писатель Владимир Николаевич Крупин

 

- Владимир Николаевич, Ваше творчество последних лет - православное, хотя Ваше становление, как писателя выпало на атеистическое время. Когда были заложены в Вас зерна веры, которые дали такие плоды?

Владимир Крупин - В Бога верят все, но не все об этом знают. Я из верующей семьи, и это главное счастье в моей жизни. В годы моего детства веру пытались глушить. В моем селе одну церковь превратили в дом культуры, другую сожгли. Но в нашей семье всегда была икона. Мама была верующей. Думаю, что молитва матери и бабушек нас и сохранила.

Семья была большая – детей пятеро, бабушки-дедушки тоже жили с нами. Все, что во мне есть хорошего, было заложено в семье. Жили мы дружно. Мама никогда даже голос не повышала. Как ей это удавалось? Для меня до сих пор – загадка. Она окончила всего 4 класса, но была величайшим педагогом. У всех в семье были свои обязанности. Я выпускал семейную стенгазету «Семья», потому что писал с детства.

В школу пошел в 5 лет – это право я «выревел». Я третий ребенок в семье. Старшие брат и сестра пошли в школу, а я – нет. Как это вынести душе ребенка? Я ревел-ревел, и уже 3 сентября меня тоже отвели в школу.

У меня никакой другой мечты не было, как только стать писателем. Так, я - девятилетний мальчишка и написал в своем дневнике: «хочу стать писателем».

А лет в четырнадцать, ночью, под звуки гимна, который передавали по радио,
я встал и поклялся, что буду русским народным писателем.

Эта мечта заслоняла все. Я очень много читал так, что меня даже прозвали «запечный таракан». Понятно, что ни одна девочка мальчишку с таким прозвищем - не полюбит. Я от этого страдал. И это мне пошло только на пользу. Для пишущего человека страдания хороши: чем больше страданий, тем лучше то, что он пишет.

- Вас называют писателем-деревенщиком. Как Вы сами к этому относитесь?

Владимир Крупин - Да, за ранние работы меня причислили к писателям-деревенщикам. Хотя, последние 30 лет, я пишу на православную тему. Писать светские книги мне всегда было не интересно. Хотя, конечно, для меня большая честь быть в одном отряде с Распутиным, Беловым, Шукшиным, Астафьевым, Абрамовым. Раньше ведь «деревенщики» были не в почете. А время показало, что это оказалось главным, магистральным направлением в русской литературе. Да и в реальной жизни тоже, ведь человек на земле – главный кормилец нашего государства.

- Однако Ваш рассказ «Балалайка» начинается так: «Жителей в деревне осталось трое – старик Авдей и две старухи…». Сегодня умирающая деревня в три двора, увы, реальность. Есть ли будущее у деревни?

Владимир Крупин - Будущее есть. И в рассказе – старики думают о будущем. И в жизни - у меня на родине в Вятке много знакомых, кто кормится с земли. И на жизнь они не жалуются, живут своим трудом сами, еще и горожан кормят. Так было всегда. И будет. Люди еще вспомнят о земле, и тогда деревни оживут.

- Как работаете над своими книгами? Легко ли они Вам даются?

Владимир Крупин - Пишу легко. Я не знаю что такое муки творчества, никогда их не испытывал. Для меня главная мука – дождаться состояния, при котором можно писать. Мне нужно уединение, чтобы никто не отвлекал. Но где его взять? Звонят – приглашают выступить, другие просят написать предисловие… А у меня в это время, например, замысел повести появился, он живет, его вынашиваешь, но нет времени его выпустить в жизнь. Так он и умирает. Если он продолжает «тихо плакать», я стараюсь, хоть рассказ написать на эту тему. Например, так родился махонький рассказ на полстранички «Объявление на столбах». Я хотел написать о семье, которая распадается, о боли, горе. Как они хотят разменять квартиру, отец идет расклеивать объявления, а мальчик тайком бежит и срывает эти объявления. Но времени не было. Вот от этого я испытываю муки, страдаю.

- Когда пишите, задумываетесь о читателе, какой он?

Владимир Крупин - Когда пишешь, о читателе не думаешь. Я пишу то, что вырывается изнутри, из души. Думаю, что мой читатель православный или близкий к православию, порядочный человек в годах. Хотя… Я только что вернулся с Крупининских чтений, которые проходили у меня на родине – в Вятке. Так там была молодежь: и школьники, и студенты. Они хорошо знакомы с моим творчеством, делали сценки по моим работам. Поэтому мои читатели – это просто хорошие люди.

- Если бы Патриаршую премию присуждали не за вклад в развитие литературы, а за конкретную книгу. Какую из Ваших книг могли бы выдвинуть?

Владимир Крупин - Я не знаю, какую работу бы выбрали. Но по откликам читателей, хорошо была принята книга о русских святых, ее благословлял еще Святейший Патриарх Алексий II, она выходила под разными названиями - «Русские святые», «Школа святости», «Россию спасет святость».

- Назовите 5 книг, которые необходимо прочитать каждому человеку.

Владимир Крупин - Нет, пятью книгами тут не ограничиться. Уж сотню-то надо точно осилить. Конечно, главная книга – Библия, особенно Новый Завет – это краеугольный камень. Из древнерусской литературы я бы посоветовал прочитать «Слово о законе и благодати» митрополита Иллариона. Конечно классику. Я называю и Пушкина, и Лермонтова, но с оговоркой – классику надо читать с рассуждением. Из прозы надо прочитать Гончарова, Шмелева. Вот я и выбился уже из пяти книг. Это невозможно - выделить всего пять.

- Владимир Николаевич, в чем, на Ваш взгляд, миссия православного писателя?

Владимир Крупин - Сегодня пропаганда пошлости и насилия настолько сильна, что очень многих людей оглупляет. Спасут такое положение только православные писатели.

Цель писателя подтолкнуть читателя к тому, чтобы он хотя бы обратил внимание на Церковь. Чтоб человек зашел в церковную ограду, даже если ничего не знает и не умеет поставить свечи. Писатель должен быть проводником между человеком и верой, Церковью.

Я много писал о Великорецком крестном ходе. Люди говорят, спасибо, Вы нас привели к Богу. Но, конечно, не я их привел, а Сам Господь. Моя роль – проводника. Вот, чтобы лампочка загорелась, нужен проводок, соединяющий эту лампочку с аккумулятором. Какой будет проводок – медный или серебряный, не важно, главное чтобы проводок был. Вот писатель и есть этот проводок, при условии, что сам он уже воцерковлен. Если же он не воцерковлен, а только овладел церковной лексикой, но не отличает проскомидию от Литургии, – это сразу чувствуется и в работах, и в том, как они влияют на людей. Они не приводят читателей к вере.

- Что думаете о современной молодежи?

Владимир Крупин - Еще в египетских папирусах, найденных археологами, было написано: «Что за молодежь нынче пошла, потерянное поколении». Это не про нашу молодежь! Молодежь у нас в основе своей хорошая, талантливая.

И будет еще лучше, если мы - взрослые, дадим им правильные нравственные, духовные ориентиры. Вера в Бога, православные ценности, вот что мы должны прививать детям. Как это делать? Недавно, я услышал великую фразу: «Не с детьми говори о Боге, а с Богом говори о детях».

- Писатели призваны говорить о судьбе России. По Вашему мнению, какое будущее у России?

Владимир Крупин - У России будущее – хорошее. Главное – не унывать. Как у Твардовского, когда бойцы выходят из окружения – у них ни воды, ни еды, ни боеприпасов, кругом немцы. И командир проводил с ними только одну политбеседу – «Не унывать!».

Мы не имеем право унывать. Мы должны помнить, что Россия - любимое дитя у Господа. В мире должна быть иерархия ценностей, иначе все просто рассыпется.

Кто главный в мире?
Господь, Который этот мир сотворил.
А дальше, тот, кто наиболее к Нему ближе – это Россия.
Она наиболее близко приняла в сердце Христа.
Какой народ в Росси живет?
Самый чистый, целомудренный.
А всю пошлость и мерзость нам навязывает Европа.
И мы сможет всему противостоять, если будем со Христом.

Сейчас все говорят о конце света. Попусту тратят свое время – ведут расчеты, называют даты. Глупо рассуждать об этом. Надо думать о своем конце – он-то точно неизбежен. А говоришь ты о конце света, или не говоришь – ты все равно на это никак не повлияешь. Ты лучше о своем конце думай, да заслужи, чтоб попасть в Царствие Небесное. Да помни, что конец света – не означает конец жизни. Наоборот, после конца начнется жизнь Вечная. Вот о чем думать надо, и время свое драгоценное надо тратить на то, чтобы подготовиться к жизни Вечной.

Владимир Николаевич Крупин

 

Краткая биография Владимира Николаевича Крупина:

 

Vladimir-Krupin-pered-mikrofonom Владимир Николаевич Крупин родился 7 сентября 1941 года в селе Кильмезь Кировской области.
После окончания школы в 1957 работал в газете.
Отслужив в армии, поступил на филологический факультет МОПИ (Московского областного педагогического института).
Работал учителем русского языка.
Работал редактором в издательстве «Современник».
Первую книгу выпустил в 1974, но широкое внимание привлёк к себе в 1980 году повестью «Живая вода».
Главный редактор журнала «Москва» в 1990-1992.
С 1994 преподает в Московской духовной академии;
с 1998 - главный редактор христианского журнала «Благодатный огонь».
Сопредседатель Союза писателей России.
Многолетний председатель жюри фестиваля православного кино «Радонеж».

Источник: газета "Возглас" - 25 июля 2011 - taday.ru/text/1158819.html

Владимир Крупин: "Я с детства мечтал стать писателем".
Предлагаем Вам интервью с лауреатом Патриаршей литературной препии имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия "За значительный вклад в развитие русской литературы" писателем Владимиром Николаевичем Крупиным.

Комментарии


Задайте ВОПРОС или выскажите своё скромное мнение:


Заголовок:
Можете оставить здесь свои координаты, чтобы при необходимости мы могли бы с Вами связаться (они НЕ ПУБЛИКУЮТСЯ и это НЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО):

E-mail:
  Ваш адрес в соцсети или сайт:

Прошу ОПОВЕЩАТЬ меня на указанный выше e-mail - ТОЛЬКО при ответах в ветке ЭТОГО коммента!

Я же не могу таким рывком, как в сказке. И не пить, и не курить, да ещё и жениться. Буду курить и думать

 

И ещё буду родиться

Владимир Крупин

Русский писатель Владимир Николаевич Крупин

Русский писатель Владимир Николаевич Крупин

 

Стою в родном селе у родильного дома. Вот именно здесь я появился на белый свет. Дом сохранился, хотя уже совсем-совсем старенький. Помню, мама рассказывала, как мы с ней шли к реке, к парому, и она сказала: «Вот здесь ты родился». - «А ты, до чего мне это дивно было, ты говоришь: “Я здесь родился и ещё буду родиться!”».

Постоял я около дома и осмелился войти. Поздоровался с дежурной сестрой, женщиной в годах. В коридоре красят стены два парня в колпаках, сделанных из газет.

- Капитальный ремонт?
- Какое там. Хоть немного подмазаться. Их военкомат положил на обследование, а так-то они здоровые, чего им?
- Ну как, обрадовали сегодня страну пополнением?
- Обрадовали. Татарка родила, да узбечонок родились.
- Дед, - уважительно обратились парни, - на сигареты не поможешь?
- Пойдём.
Пошли с одним из парней. Бумажный колпак он бросил под ноги и топнул.
- В армию, значит?
- А чего тут дождусь? Сопьёшься или статья.
- А статья почему?
- Дак как? Выпил - надо продолжать. А на что?
- И в армии можно спиться.
- Там-то всё-таки. - В свою очередь и он поинтересовался: - А вы зачем в роддом пришли? Внучка на сохранении? Это ваша, такая молодая, красивая, всё ревёт? Ваша?
- Нет, я сам тут родился.

Парень посмотрел на меня, как на ожившего мамонта.
- Так это значит, что наш роддом такой капитальный? Да-а. Круто! Я ж тоже тут выскочил. Надо же! Я думал - у тебя внучка на сохранении. Надо же! Ну, дед, ты сигаретами не отделаешься.
- Мне и сигареты-то тебе неохота покупать, а тебе ещё и вино. Давай лучше куплю коробку конфет, отнесёшь этой девушке.

Парень задумался.

- Ну, а что? А давай! А что? Я уж заговаривал, дичится. Сестра сказала, что сволочуга тут мелькнул, охмурил, она и поверила. Так-то она мне нравится.
- Жалко её, - сказал я, - она, думаю, хорошая. Видишь, на замужество не надеется, а аборт не стала делать. Хорошая будет мать. А подлецу за неё Бог отомстит.

- Да-а. - Парень поскрёб в затылке. - А давай и коробку и … а?
- Нет, - решительно отказался я.

Мы уже подошли к магазину. В витрине парень разглядел красивую упаковку.
- Главное, что отечественные, - одобрил я выбор парня.
- Но сигарет ты тоже всё ж таки купи, - попросил парень. - Я же не могу таким рывком, как в сказке. И не пить, и не курить, да ещё и жениться. Буду курить и думать…

Мы простились. Он пошёл к роддому. Я шёл-шёл и оглянулся. Гляжу, и он тоже…

Владимир Николаевич Крупин

Владимир Крупин - "И ещё буду родиться"
28 Июнь 2011 - "Русский Дом" - russdom.ru/node/4011

Иван Роса: Мы Русские, это - состояние души, Духа

 

Я – русский

Иван Роса

Ivan-Rosa

Иван Роса, Русский православный человек

 

Недавно дал послушать одному своему товарищу мою новую песню. В ней есть такой рефрен: Мы русские, мы на Русской земле. После прослушивания товарищ помрачнел и сказал, что такие слова разжигают национальную рознь. Естественно я поинтересовался, с чего вдруг он-то решил, что даже такая простая и спокойная констатация очевидного факта принадлежности к русской нации и русской земле может являться пресловутым «разжиганием»? Он ответил не лишенными определенной актуальности фразами о том, что русские дегенерируют и спиваются, страна развалена, церковь разложилась и в этой ситуации пафос идущий от этого рефрена кажется ему режущим слух. Вот если бы слова, сказал он, были типа: мы - христиане, мы – братья… ну тогда такая песня имела бы право на существование. А идея такой разнузданной этнофилии, да еще в контексте христианского творчества кажется ему какой-то провокацией. И вот здесь, в этом простом, казалось бы, его непонимании скрыто непонимание совсем другого масштаба.

Что же это такое - быть русским?

Написано уже огромное количество литературы об этом, но актуальность этого вопроса вряд ли стала меньше. Особенно если посмотреть на него именно в контексте православного христианства в сегодняшней, нашей, конкретной стране, а не «вообще».

Конечно, во Христе нет ни эллина, ни иудея, и как бы хорошо было, если бы такая идеальность имела место в реальном мире. Но и в истории человеческой, и в истории христианских церквей достаточно фактического исторического материала, который не позволяет наивно применять эту евангельскую фразу, иначе зачем бы было болгарам воевать с византийцами, использующими всю возможную и невозможную хитрость для ослабления и удержания в раздробленном состоянии Болгарского царства в средние века. Ведь и те и другие были христианами, а один из «милосерднейших» и «наихристианнейших» византийских императоров после одной из битв повелел ослепить десятки тысяч пленных болгар, включая женщин и детей! Можно вспомнить и политику Константинопольской Патриархии умело «разводящую» Поместные Церкви и вовлекающую их в вечное противостояние и выяснение, кто первый и более православный. Но почему-то не стали наши русские князья и русские епископы сохранять ситуацию, когда Русской Церковью управляли греки в первые века существования нашей Церкви на Руси. А так вроде бы чего, ведь мы же братья?

Быть русским – значит быть сопричастным к могучей ветви, некогда привитой к Животворящему дереву Православия, давшей удивительные, прекрасные плоды.

Быть русским все равно, что влюбиться.
Это – состояние души, Духа.

Именно это ощущение сопричастности звучит в замечательном восклицании победоносного Александра Васильевича Суворова: «быть русским, - какой восторг!».

У М.В.Меньшикова есть в его известных «Письмах к русской нации» такая мысль, - русская нация это не только те люди, которые живут сейчас, это и те, кто жил до нас, наши предки, многие из которых живут уже вечно со Христом, и те, кто еще будет рожден, наши потомки. И вот это понимание, что мы не взялись вдруг и ниоткуда, а имеем свою историю и своих предшественников, которые оставили нам нашу землю и которую мы передадим нашим детям, когда сами отойдем ко Христу, - должно помниться всегда. По меньшей мере из уважения к нашим предкам, которые положили свои жизни для того, чтобы на русской земле жили русские люди, их дети и внуки.

Для кого иначе проливали они свою кровь - для китайцев, для таджиков? Вообще для общечеловеков? Так зачем нам тогда и суверенитет, давайте отдадим Россию в «общечеловеческое братское пользование»? Прискорбно, что даже в русской православной среде слова «мы русские, мы на русской земле» может вызвать ассоциацию с разжиганием розни. До какой же степени нас приучили стыдиться своих корней и сопричастности своей земле!

Когда я говорю, что я русский, я напоминаю себе, что и я сопричастен к чему то великому и напоминаю себе, что быть русским ответственно, ведь и у нас есть свой путь и Господь ведет нас по этому нелегкому пути.

 
Хочу рассказать один эпизод из своей паломнической практики. Случай имел место в прошлом году. Я посещал монастырь Преображения в Бостоне для встречи с духовником монастыря отцом Пантелеимоном, лично знавшем таких духовных светильников как старец Иосиф Исихаст, преподобный Иероним Эгинский, и многих других. И вот он, сам будучи греком по национальности, сказал мне тогда:

«…русские особенно сильны своими новомучениками, прославленными в ХХ веке. Помню, как читал рассказы одного русского архиерея, упрятанного большевиками в сумасшедший дом, назывались они, по-моему, «Записки из красного дома».
Над ним ставили опыты, издевались, помещали его вместе с самыми буйными больными, так что он уже плохо понимал и осознавал себя. Но он как-то умудрялся писать маленькие записки на тонюсеньких полосках бумаги, таких маленьких, что их можно было спрятать за ногтями. И в одной из последних он написал,- « Господи, я знаю, что завтра Ты можешь отнять единственное, что у меня осталось,- рассудок, но сегодня, когда я еще могу понимать и сознавать, пока я еще в своем уме, я пишу Тебе – я люблю Тебя».
 
И вот эта сила духа, эта Любовь, эта способность к самопожертвованию - это и есть русские, и вы, живущие сегодня, плоть от плоти, и кость от кости от них.
 
И если вы не будете «солены», то и не знаю, кто еще сможет

И вот эта сопричастность, эта «плоть от плоти и кость от кости» еще одна крепкая нить, связывающая нас вместе с нашим языком, и с нашей землей воедино в то состояние духа, которое я и определяю, как «быть русским». И если уж кому то кажется предосудительным от себя говорить за многих, то тогда скажу просто: я – русский.

Иван Роса, православный паломник и рок-музыкант

"Я – русский" Автор: Иван Роса - 2011-07-27 - russned.ru/obschestvo/ya-2013-russkii

Вопросы-ответы за месяц