Райнер Мария Рильке - О Правде-Песне, о Руси-матушке и о Боге-батюшке былины горькие человека русского, брата нашего с неметчины

 

«Рассказы о Господе Боге» (или «О господе Боге и другое»)

Райнер Мария Рильке (Rainer Maria Rilke)

Райнер Мария Рильке (1875 – 1926)


 

1. Россия стоит на Боге, и сверху у нее только Бог, и на всё на Руси Его воля Святая

 

 

2. Былина, повесть о бывшем: "Как на Руси появилась измена"

 

 

3. Люди были такими тихими, что песни могли спать в их сердцах

 

 

4. Былина о Песне русской: "Как старый Тимофей пел, умирая"

 

 

5. Мертвые - это быть может те, кто ушёл, чтобы подумать о жизни

 

 

6. Как мир, хлынувший в глубокий, словно колодец, взгляд - утопил безмятежную тихость сердца

 

 

7. Скорбная "Песнь о Правде" - кривда ныне пятой беззаконной повсюду ее попирает

 

 


 
 

Рильке и Россия. О русском человеке. И почему Райнер Мария Рильке - русский

 

Перевод Райнера Марии Рильке с немецкого К. Авадовского

Райнер Мария Рильке, рисунок Эмиля Орлика (1917)

«То, что Россия – моя Родина,
принадлежит к великим и таинственным внутренним убеждениям,
которыми я живу»

 
Выдающийся поэт-мыслитель Райнер-Мария Рильке говорил:

«Если бы я пришел в этот мир как пророк,
я бы всю жизнь проповедовал Россию как избранную страну,
на которой тяжелая рука Господа-ваятеля
лежит как великая мудрая отсрочка.
Пусть Россия испытает все, что ей причитается,
тогда медленнее и яснее свершится ее судьба»
.


И.Д. Рожинский "Райнер-Мария Рильке" [2, с.24]:

"Рильке считал Россию страной, развивающейся медленно, - настолько медленно, что она, Россия, переживает свой первый день - день Творения. Эту медленность развития Райнер Мария Рильке объяснял особыми качествами русского человека..., в основе своей глубоко равнодушного к внешней, материальной стороне жизни; он исполнен смирения и набожности; его внимание обращено к внутренним духовным ценностям, заложенным в его душе..."

Рильке видел в России особый, богоизбранный народ, еще только выходящий на путь широкого исторического развития. Патриархальная Россия воспринималась им как полная противоположность западной цивилизации, погрязшей в рационализме и безбожии и клонящейся к своему упадку. Россия же казалась ему юной страной, которой предстоит еще небывалый духовный расцвет (К.М. Азадовский) [4].

И.Д. Рожинский "Райнер-Мария Рильке" [2, с.25,26,28]:

В одном из стихотворений «Часослова» Р. М. Рильке пользуется древней мифологической символикой, сравнивая мир с деревом, при этом Бог - переплетение корней этого дерева, уходящих в ночную тьму. Иначе говоря, Бог Р-М Рильке - это глубинное творческое начало, заложенное в основе всякой жизни...
Человеческое же творчество - есть глубинный процесс медленного созревания и вынашивания. Как плод созревает в чреве матери, которой надо только ждать, прислушиваться и терпеть. Поэтому художник, поэт должен быть далёк от внешней активности, от человеческой суеты, враждебных подлинному творчеству; его добродетели - смирение, терпение, любовь к одиночеству, равнодушие к популярности и славе...
Русский человек и народ, Россия в целом - как раз обладают всеми этими качествами творца-художника (и это дано было Райнеру Марии Рильке увидеть)...
 
Русский человек - Творчество - Бог - составляют неразрывное единство (потому русским может быть или стать человек любой национальности), и "Русский опыт" Рильке даёт ему наконец то, к чему он так стремился. Россия подарила ему целостность (целомудрие, цельность) глубинной творческой жизни в Боге, коей и жил всегда русский народ. Обретенная им отныне духовная Родина - Россия - сделала Рильке русским человеком и истинным творцом, не могущим жить иначе, как только так - постоянно вглядываясь и слушая Бога (совесть) и творя из Него поэзию и жизнь:
 
"Близкая, дорогая и Святая Россия, эта незабываемая сказка -
навсегда вошла в основы моего существования"
(Райнер-Мария Рильке).

 
«Я внутренне настолько полон Россией и одарен ее красотой, что, находясь за границей, я едва ли буду замечать что-либо».

И как ответный дар, как щедрый отзыв на восторженную любовь Райнера Марии Рильке к России дается удивительное прозрение, позволяющее в совершенно новом для европейца свете увидеть русский характер с его вошедшим в поговорку смирением (суть которого европейцы вовсе и не понимают). Более того, через осмысление русского национального характера западному сознанию приоткрываются начала общечеловеческой мудрости (Eugenija Palette).

 
Рильке писал Е.М.Ворониной (Шмаргендорф-Берлин, 27 июля 1899) [2, с.169-170]:

«Во всем русском есть великая гордость, но думали ли вы когда-нибудь о том, что гордость и смирение - почти одно и то же, что, пожалуй, именно сходство обеих чувств можно даже было бы принять за меру их истинности и верности… (Гордость Рильке тут понимает скорее как величие, царственность, а не в аскетическом дискурсе)
А чувствовали ли вы когда-нибудь, что к этому пониманию можно прийти только в России! Перед маленькой часовней Иверской богоматери в Москве - коленопреклоненные люди выше тех, которые стоят. А те, что склоняются, выпрямляются до гигантской величины - так это бывает в России...
 
Я становлюсь всё более чужд немецким вещам, а когда я буду знать русский язык и смогу говорить на нём, я буду чувствовать себя до конца русским. Тогда я трижды, как православный, поклонюсь Знаменской, которую люблю больше всего..., лишь подчиняясь чувству, что становишься исповедником этой гордости и покорности, и стремясь всё время подтвердить это,... причём не в Исаакиевском соборе, а скорее в той маленькой церквушке, которую Васнецов построил в Абрамцеве, или в той, что находится в селе Останкино, или... ещё в какой-нибудь, где [иконы] Богоматери обладают величием, девственностью и женственностью... Там, где класть поклоны не означает ритуал..., а лишь выражение могущества и кротости одновременно. Нечто, что лишь косвенно относится к крестам и иконам, и в целом имеет исключительное значение лишь для того, кто этим полон, к егo страсти, к его любви, к переживаниям его души.
 
Скрыто ли в этом нечто, что просит выхода наружу, когда русский крестьянин вот так кладёт поклон за поклоном? Я вижу: вот он приходит в церковь и всё кланяется и кланяется, и, кланяясь, он начинает укачивать в себе Бога и укачивает его своими движениями, как ребёнка, которого надо убаюкать; потому что его Бог внутри него, как дитя в колыбели, и, наверно, как раз теперь безпокоится: вот он и качает его туда и сюда, туда и сюда».

Р-М Рильке. Из письма Е.М.Ворониной (Шмаргендорф-Берлин, 27 июля 1899) [2, с.172-173 + к Бенуа: 177]:

"Не надо читать так много по-немецки, Елена, прошу Вас. Оставьте Ницше. Когда я по вечерам вдруг представляю себе, что Вы собираетесь его читать, я каждый раз лишаюсь сна. К чему это? Уезжайте скорее в деревню, купите себе маленький участок и ждите счастья, как ждут всходов того, что было засеяно по праву и правилу. Ничто из того, что идет извне, не пригодится России. И у вас никогда не будет таких философов, как в Германии. Я имею в виду таких, которые говорят: таков мир, таков человек, таковы его пути, его цели, его одежда, его шляпа или его бог! И вот появляются их сотни, тысячи и больше; они спорят, опровергают друг друга, соглашаются, и вдруг оказывается, что для тысяч людей на самом деле имеется всего лишь один путь, одна цель, одна одежда, одна шляпа и один бог. И это - чудовищное обеднение!
 
Когда из философского развития одного человека вырастает целая система, меня охватывает почти гнетущее чувство какой-то ограниченностиили преднамеренности, и я всякий раз пытаюсь искать человека там, где его опыт, синтетический и нерасчлененный, еще выступает во всей своей живой полноте, без ущерба, наносимого ому ограничениями и уступками, которых требует любая систематизация. Всегда есть некая преднамеренность там, где философия становится религией, т. е. начинает предъявлять к другим догматические требования, в то время как на деле она является лишь грандиозным образом жизненного пути ее создателя, боровшегося с жизнью и смертью.
 
У вас же каждый [русский] человек - мыслитель, толкователь, и, если хотите, поэт. Ибо у него есть свое представление о вещах, и все те, которые далеко или близко, все так называемые малые и великие - равны перед его кроткой справедливостью.
Однако он не требует, чтобы кто-то один, или сто человек, или тысяча переходили на его сторону и разделяли его взгляды. Наоборот, он чувствовал бы, что его передразнивают, высмеивают, мешают ему, если бы такого рода приверженность имела место.
Он - это он, и от других он требует, то есть он ничего не требует (для этого он слишком горд), скажем иначе: он предполагает, что каждый столь же целен и одинок, как и он сам.

 
А это и есть человек, такой, каким он будет через тысячи лет и каким он, вероятно, был тысячи лет назад: короче не живущий сегодня и не бывший вчера человек, не человек ближайшего будущего, но постоянный, вечный, всегда возможный, чудесный человек: чувствуете Вы Россию?"
 
Дорогой друг! Если бы я пришел в этот мир как пророк, я бы всю жизнь проповедовал Россию как избранную страну, на которой тяжелая рука Господа-ваятеля лежит как великая мудрая отсрочка. Пусть Россия испытает все, что ей причитается, тогда медленнее и яснее свершится ее судьба. Не в сбивчивом неясном ритме, а в свободном вдохе втягивает она в себя свой прогресс, и ее широкая грудная клетка вздымается чудно и спокойно".

Райнер-Мария Рильке. Из письма к А. Н. Бенуа (28 июля 1901) - о русском слове «тоска» [2, с.175]:

«Как трудно для меня, что я должен писать на том языке, в котором нет имени того чувства, которое самое главное чувство моей жизни: тоска. Что это - Sehnsucht? Нам надо глядеть в словарь, как переводить «тоска». Там разные слова можно найти, как например: «боязнь», «сердечная боль», все вплоть до «скуки». Но вы будете соглашаться, если скажу, что, по-моему, ни одно из десяти слов не дает смысла именно «тоски». И ведь это потому, что немец вовсе не тоскует, и его Sehnsucht вовсе не то, а совсем другое сентиментальное состояние души, из которого никогда не выйдет ничего хорошего.
Но из [русской] «тоски» народились величайшие художники, богатыри и чудотворцы русской земли.
И мне всегда кажется, как будто эти три, на первый взгляд, близкие так выражения: langueur (фр.), Sehnsucht (нем.), тоска - [показывают] масштаб глубины народов, которым они принадлежат…»

"Письма к молодому поэту" Райнера Марии Рильке, Париж, 17 февраля 1903 года [2, с.184]:

"...Исследуйте причину, которая Вас побуждает писать, узнайте, берёт ли она начало в самом заветном тайнике Вашего сердца, признайтесь сами себе, умерли бы Вы, если бы Вам нельзя было писать. И прежде всего - спросите себя в самый тихий ночной час: должен ли я писать?
Ищите в себе глубокого ответа. И если ответ будет утвердительным, если у Вас есть право ответить на этот важный вопрос просто и сильно: "Я должен", тогда всю Вашу жизнь Вы должны создать заново, по закону этой необходимости; Ваша жизнь - даже в самую малую и безразличную её минуту - должна стать заветным свидетельством и знаком этой творческой воли..."

Райнер Мария Рильке - «Основные тенденции в современном русском искусстве» [2, с.386]:

«...Русская культура известна во всем мире. Поэтому уместно спросить, помнит ли кто-нибудь из читавших русские книги упоминания в них о картинах, о живописи, одним словом, об изобразительном искусстве. Отрицательный ответ на этот вопрос, видимо, вызовет недоумение. Однако русские писатели, на самом деле, почти никак не связаны с изобразительным искусством.
 
Они похожи на чрезвычайно озабоченных людей, которые глядя вдаль, полны тяжких дум и потому совсем не замечают природы; они похожи на рабочих, которые по вечерам, когда на небе высыпают звезды, склоняют чело, размышляя о дневных тяготах. Жизнь русского человека целиком протекает под знаком склоненного чела, под знаком глубоких раздумий, после которых любая красота становится ненужной, любой блеск – ложным.
 
Он поднимает свой взгляд лишь для того, чтобы задержать его на человеческом лице, но в нем он не ищет гармонии или красоты. Он стремится найти в нем собственные мысли, собственное страдание, собственную судьбу и те глухие дороги, по которым прошлись долгие безсонные ночи, оставив эти следы.
 
Русский человек в упор рассматривает своего ближнего; он видит его и переживает и страдает вместе с ним, как будто перед ним его собственное лицо в час несчастья.
 
Этот особый дар ви́денья и воспитывал великих писателей: без него не было бы ни Гоголя, ни Достоевского, ни Толстого. Но создать великих художников он не может. Русскому человеку не хватает безстрастия, чтобы взглянуть на лицо с живописной точки зрения, то есть спокойно, незаинтересованно, безучастно, как на предмет; от созерцания он незаметно переходит к состраданию, любви или готовности помочь, то есть от образного содержания к сюжетному. Неслучайно русские художники в течение долгого времени писали сюжеты».

 
Через 20 лет после последнего путешествия в Россию и вынужденного расставания с русской землёй Райнер Мария Рильке в письме к литератору Леопольду фон Шлёцеру признался: «Чем я обязан России? Она сделала из меня того, кем я стал; из нее я внутренне вышел, все мои глубинные истоки - там!»
А через пять лет внезапная, бурная дружба с двумя молодыми русскими поэтами - Мариной Цветаевой и Борисом Пастернаком [4], озарила последние месяцы жизни Рильке, став для него прощальной вестью и прощальным даром России - духовной его Родины [3].

Перевод Р-М Рильке с немецкого К. Авадовского

 

Райнер Мария Рильке (Rainer Maria Rilke)

 

Биография Райнера Марии Рильке

 

Портрет Райнера Марии Рильке Паула Модерзон-БеккерРайнер Мария Рильке (Rainer Maria Rilke, полное нем. имя: René Karl Wilhelm Johann Josef Maria Rilke - Рене Карл Вильгельм Иоганн Йозеф Мария Рильке) родился в Праге (Австро-Венгрия) 4 декабря 1875 года и умер в Вальмонте (Швейцария) 29 декабря 1926 года.

В 1899 с апреля по июнь - первая поездка Р-М Рильке в Россию (Москву и Петербург) со своим другом Лу Андреас-Саломе, по совету которой сменил своё имя Рене на более «мужественное» Райнер. Р-М Рильке встретился со Львом Толстым, художниками Ильёй Репиным и Леонидом Пастернаком (отцом Бориса Пастернака).

С мая по август 1900 - второе пребывание Р-М Рильке в России (Москва-Тула-Ясная Поляна-Киев-Кременчуг-Полтава-Харьков-Воронеж-Саратов-Симбирск-Казань-Нижний Новгород-Ярославль-Москва). Р-М Рильке снова встречался с семьёй Пастернаков и познакомился с поэтом Спиридоном Дрожжиным.

В 1901 Р-М Рильке женится на Кларе Вестгофф (Clara Westhoff), дочери скульптора и ученице Родена. В декабре 1901 у них родилась дочь Рут (Ruth).

Своими любимыми книгами Р-М Рильке называл Священное Писание (Библию) и произведения Енса Петера Якобсена.
В честь Райнера Марии Рильке назван кратер на Меркурии.

 
[1] Райнер Мария Рильке. Из сборника «Рассказы о Господе Боге» («Geschichten vom lieben Gott»), 1904, 2-ое изд. или «О господе Боге и другое» («Vom lieben Gott und Anderes»), 1900, 1-ое изд.
Харьков, 1999, Издательство "Фолио" - Перевод с немецкого Е. Борисова - lib.ru/POEZIQ/RILKE/skazki.txt
 
[2] Р.-М. Рильке «Ворпсведе, Огюст Роден, Письма, Стихи», Москва, 1971, Издательство "Искусство" - Перевод с немецкого Е. А. Огневой
synnegoria.com/tsvetaeva/WIN/writer/rilke/lord04a.html
synnegoria.com/tsvetaeva/WIN/writer/rilke/lord05a.html
synnegoria.com/tsvetaeva/WIN/writer/rilke/lord06a.html
 
[3] "РУССКИЙ РИЛЬКЕ" - Райнер Мария Рильке, Новые стихотворения («Литературные памятники»), «Наука», Москва, 1977, 543 стр. (академическое издание, состоявшееся благодаря страсти и таланту поэта-переводчика Константина Богатырева, одного из лучших наших переводчиков-германистов) - imwerden.info/belousenko/books/Rilke/Rilke_NS.htm
[4] Трехсторонняя переписка поэтов: Р.-М. Рильке, Марины Цветаевой и Бориса Пастернака - журнал «Вопросы литературы», 1978, № 4 - sky-art.com/rilke/prose/letters2/letters01_2_ru.htm
[5] Райнер Мария Рильке (1875 – 1926) «Избранные сихотворения», «ЭКСМО», Москва, 2006
[6] "Рильке и Россия" Азадовский К.М. (Статьи и публикации - Новое литературное обозрение) - Москва, 2011, 432 с., ISBN 978-5-86793-863-5

Комментарии


Задайте ВОПРОС или выскажите своё скромное мнение:


Заголовок:
Можете оставить здесь свои координаты, чтобы при необходимости мы могли бы с Вами связаться (они НЕ ПУБЛИКУЮТСЯ и это НЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО):

E-mail:
  Ваш адрес в соцсети или сайт:

Прошу ОПОВЕЩАТЬ меня на указанный выше e-mail - ТОЛЬКО при ответах в ветке ЭТОГО коммента (снимите галку в квадратике, если это не нужно)

Спасибо за прекрасные стихи! Такое утешение в Пост.
Тяжко бывает, спотыкаюсь обо всё и вся. Вошла, почитала - отлегло.
С поклоном - Кира