Биография Максима Леонардовича Шевченко - Русский бунт только взял передышку,«русская душа» пока не утолила жажду жизни и смерти

Читайте биографию М.Л.Шевченко ниже.

Максим Леонардович ШевченкоРоссия — страна особого религиозного сознания, сочетающего в себе и глубокий «естественный» мистицизм, и столь же глубокое «естественное» богоборчество.

Еще Достоевский показал отсутствие рационализма в движениях «русской души». Даже «бессмысленный и беспощадный» русский бунт — бунт не столько против обстоятельств жизни, сколько против навязанной извне необходимости самой жизни.

    Признание реальности бытия этого «ИЗВНЕ» (Бога!) — диктует и взаимоотношения с ним —
  • или вышеупомянутый истерический бунт («но так, чтобы и все вместе со мной исчезло!»),
  • или полное религиозное смирение, церковная красота которого, собственно, и «спасет мир».

Подобная глобальность, воспринимаемая тонким европейским сознанием как признак варварства, лежит в основе знаменитого русского «мессианства», до сих пор насыщающего евразийское духовное пространство. «Излечить» Россию от этой религиозности можно, только полностью уничтожив ее иррациональную «почву», бросив страну в иные, прагматические миры — миры «всесторонне описанного Бога», поставленного на службу человеку и обществу.

 
Эпоха советского тоталитаризма, нанеся страшный удар по внешним формам проявления религиозности, не затронула ее «почвенной» основы. Безоглядная вера большинства населения СССР в торжество социальных идеалов (от коммунистических до советско-имперских) подтвердила эту гипотезу. Вера необходима России как воздух — вопрос только в формах этой веры.

Большевики ловко использовали этот «вопрос формы», предложив народу в качестве варианта вышеупомянутый «бунт». Поставив перед Россией сверхзадачу лидерства в деле изменения мирового порядка, они потянули ее в бездны «провоцирования» Апокалипсиса. Осмелимся предположить, что любая иная идея (парламентаризм, права трудящихся, всеобщая грамотность и даже социальная справедливость) не подняла бы массы народа на масштабную братоубийственную (а по сути своей почти религиозную) войну.

Но.бунт не бесконечен — прошло время, и «русская душа» потянулась к свету, пытаясь вернуться к своим исконным корням — к традиционной религии. Традиционные религиозные организации России оказались не готовы к духовному лидерству. Достаточно спокойно существовавшие в выделявшейся им социально-духовной нише, они долгое время боролись в основном лишь за изменение обстоятельств своего существования (больше храмов, учебных заведений и т.д.). Иные сферы деятельности — духовные — почти не затрагивались. Впрочем, в этом трудно кого-либо обвинять — любые попытки борьбы с идеалами, выдвигаемыми властью, были бы тотчас жестоко подавлены.

Советская власть со всеми ее «духовными глобализмами» рухнула за пять лет. Это крушение, по крайней мере с 1988 года, сопровождалось так называемым «религиозным возрождением». Сегодня, по прошествии некоторого времени, отчетливо видно, что радостная эйфория по поводу тех событий оказалась несколько преждевременной — возрождение обернулось, в основном, восстановлением имущественных и общественных прав традиционных конфессий, без какого-либо серьезного их проникновения в сферу духовной жизни народа. Привыкшие к жизни в советском болоте, они продолжали действовать по принципу «кто сам к нам пришел — тот и наш, а других нам не надо».

Но свято место пусто не бывает— инертность одних компенсируется активностью других. Русская религиозность требовала и требует форм — на пространстве постсоветского хаоса «кто смел — тот и съел». Неужели, например, православные, не возражающие против государственных карательных мер в отношении «тоталитарных сект», не понимают, что те мальчики и девочки, которые толпами ушли за «дудочкой» Марии-Дэ-ви-Христос в «белое безумие», могли пополнить Православную Церковь?! Но их жажду религиозности утолили другие «ловцы душ». Какие к кому претензии?

 
Другой, не менее серьезный по своим последствиям внутренний конфликт современной России заключается в появлении достаточно широкой уже не западнической (в терминологии XIX века), но западнообразной, чиновничьей и интеллигентской, прослойки. «О, лучше бы он был холоден или горяч!» — слова из Апокалипсиса Иоанна, адресованные «ангелу Лаодикийской церкви», вполне применимы и к этим людям. Дело не в их атеизме (русский атеизм вполне в рели­гиозном духе) — дело в их безразличии ко всему, кроме обстоятельств жизни. Если до революции они только угадывались, потерянные среди общего кипения и борьбы, в раннее советское время отсиживались в стороне, а в хрущевско-брежневские годы формирования пристойного в глазах «мирового коммунистического истеблишмента полезли наверх, то сейчас — их время. Это не Ставрогины, не Карамазовы, не Верховенские — это даже не Смердяковы. Это подлинная «третья сила».

Дьявол, патетически воскликнул Достоевский, борется с Богом, и поле этой борьбы — душа человека.
А если не борется? Если «консенсус»?

Не холоден, не горяч разум «консенсуса» — позитивистские рационалистические религии современного Запада как раз по нему. «Бог любит вас» и «как попасть на небо» — простые истины раздавались пачками на станциях московского метро.

 
Но осмелимся утверждать, что в России эти игры даром не проходят. То, что так модно называть «конфликтом архетипов», приобретает в российских реалиях страшный смысл. Позитивистское безразличие современных образованных слоев России, карикатурно повторяющее естественный позитивизм западной цивилиза­ции, вступает в жестокое противоречие со слепыми духовными метаниями населения страны. В духовных недрах России вызревают опасные плоды.

Ничего еще не кончилось — русский бунт только взял передышку, «русская душа» пока не утолила жажду жизни и смерти.

 
Неужели не ясно, что дикое увлечение населения нашей страны магией и колдовством не имеет ничего общего со спокойным «бытовым эзотеризмом» "new age" США и Европы? Что эти «странные люди», маги и волшебники, просто так получают колоссальную власть над толпой? Власть, не снившуюся никаким Гитлерам, — власть религиозную! Какова «их религия», кому она подсудна?

 
Нерелигиозной Россия быть не может — тогда она просто перестанет быть Россией. Стало быть, вопрос выбора религии для нее — вопрос первоочередной. С этого выбора она когда-то началась при князе Владимире. При другом Владимире (В.И.Ленине) она сделала оборотный выбор. При ком произойдет еще одна перемена?

Разрушение же традиционного сознания страны вызовет ее гибель!

 
«НГ-религии» появилась на свет в трудное время. Но в любое иное религиозный вопрос не привлечет даже интеллектуального интереса.

Представляя вниманию читателей первый номер принципиально нового в России издания «НГ-религии», мы считали своим долгом довести до вашего сведения эти соображения, приведшие нас к мысли о необходимости подобного издания.

    Россия расположена на пересечении трех цивилизаций:
  1. европейской (имеющей основные культурные черты христианства и иудаизма),
  2. переднеазиатской (до сих пор остающейся глубоко и пассионарно религиозной в контексте ислама)
  3. и дальневосточной (с ее иллюзорностью мира в буддизме и сакрализацией общественного бытия в конфуцианстве)

— возможно, это обусловливает некоторые, так называемые исконно русские, черты. Этот же факт навел нас на мысль о необходимости совмещения в одном издании интересов религий, определяющих все эти три цивилизации. Что, в свою очередь, и предопределило структуру издания.
Высказывайтесь — кафедра открыта!

 
НГ-Религии ("НГР") – 1997 г. "Бессмысленный и беспощадный" - Номер 01 (1) от 30 января 1997 г., www.uni-potsdam.de/u/slavistik/zarchiv/0197m/kr001-15.htm


 

Яков Кротов: Существование различных народов, племен, этносов - реальный факт, который предшествует всякому сознанию человека. И поэтому Библия, Ветхий завет, как и многие другие предания человечества, отвечали на вопрос о том, почему в мире много племен, и одновременно же это был и ответ на вопрос для крошечного народа, порабощенного иноземными угнетателями - почему Вавилонская империя, такая великая и могучая, все-таки не достигает до неба, не сумела покорить все народы. На этот вопрос отвечало сказание о Вавилонской башне. Люди объединились, чтобы достичь неба, стать равными Богу. Но Бог разделил людей на языки, на народы. Каждый говорит на своем языке, отсутствует понимание, начинается ссора. Так появились народы, отсюда пошли и нации...
Но сегодня, когда христиане, когда богословы обращаются к существованию наций, всегда встает вопрос - только ли негативен смысл существования наций...

...
Яков Кротов: Понятие о нации возникло далеко не сразу. В древнем мире чувство нации было всего у двух народов - евреев и греков. И поляки, и итальянцы, и немцы, и русские говорили о том, что христианский народ должен нести спасение миру. Но можно ли себе представить, скажем, русский народ без христианства?
Говорит Максим Леонардович Шевченко, главный редактор газеты "НГ-религия":

Максим Шевченко: Без христианства нация, которая сформировалась как нация христианская, бесспорно скатывается к совершенно тяжелейшим глубинам подсознания, языческим. Этому пример дала Германия. Поднимаются те глубинные силы, которые многие века зажимались христианством и загонялись как бы во внутрь. И отсюда появляется чудовищная иррациональная жестокость, отсюда появляется и то, что принято называть фашизмом, который противопоставляет себя христианству.
Что касается лозунга "Русь святая, храни веру православную". Этот лозунг не вызывает у меня возражений. Другое дело, что мы называем "Русью святой". Если Русь святая, - а так оно и есть, как мне кажется, - это Церковь православная. Лозунг "Церковь православная - храни веру православную" настолько очевиден и бесспорен, что с ним я даже спорить не буду.

Яков Кротов: Но если русские - христианский народ, где же место в России людям русским по крови, по плоти, но при этом неверующим, атеистам, антихристианам?

Максим Шевченко: На территории России, - ведь я же не сказал раньше, что только христиане дают пример нации. Может быть, это общность метафизической идеи формирует из племен нацию. И я вполне допускаю, что атеистическая, а скажу более жестко - и антихристовая идея может сформировать некую новую общность, которая также будет нацией. Почему бы нет, собственно говоря?

Другое дело, что если мы вглядимся в душу этой нации, мы увидим в этой душе только пульсацию крови, такой родовой крови, которой будут преданы черты какого-то нового человечества. И это не может вызвать ничего кроме ужаса!

Потому что все-таки вглядываясь в душу христианского народа, мы видим в ней как и грех, тяжелый грех, абсолютно любой, но также мы видим и свет Христов, и способность к покаянию, способность к раскаянию, способность к спасению, в конце концов, способность к самопожертвованию.

Мне кажется, что атеистическая нация, атеистическая русская нация - это будет, я просто вижу ее черты в современной России. Она может быть сформирована совершенно спокойно. Это будет нечто, что будет противостоять истории России прямо, жестко и совершенно конкретно.

...
Яков Кротов: К сожалению, за национальным сознанием, словно тень за человеком, следует национализм, или, может быть, лучше сказать, нацизм, шовинизм. Национализм как учение об особых правах данной нации. Национализм как движение, которое старается реализовать эти особые права, будь то права русского народа или немецкого. И, что конечно самое ужасное, национализм прокрадывается и в церковь. Церковь организована по национальному признаку, но речь не об этом. Речь, конечно, о том, что есть люди, которые говорят: "Наша нация лучше, потому что наш народ есть тело Бога". Эти слова есть у Достоевского в романе "Бесы".
Несет ли церковь, несет ли Русская Православная Церковь (РПЦ) ответственность за национализм, который прикрывается православными хоругвями?
Мнение Максима Леонардовичf Шевченко, главного редактора газеты "НГ-религия":

Максим Шевченко: Если националисты полагают, что церковь Христова, христианство может стать орудием их действия, или может быть использована для достижения их целей...
Мне кажется, что церковь молится об этих людях, о просвещении их ума и их рассудка. И именно эти люди приносят церкви потом очень большое зло.

 
"C христианской точки зрения" (выдержки, где высказывался Максим Шевченко), 19 февраля 1998 , ведущий Яков Кротов, Радио Свобода / Радио Свободная Европа, Инк., 1997, archive.svoboda.org/programs/Christ/1998/Christ.021998.asp


 
Максим Леонардович Шевченко, Об ЭЛИТЕ:

Ведущий «Первого канала», ведущий аналитических программ радио «Маяк», главный редактор общественно-политического журнала «Смысл» Максим Шевченко считает, что те, кого мы сейчас именуем элитой, элитой на самом деле не являются: «Я бы назвал их правящим слоем, слоем управленцев, представителями номенклатуры. Но не элитой... Это даже не контрэлита советской эпохи...»

- Тогда что такое элита? Ваше определение.

- Элита берет на себя ответственность за исторический процесс. Ощущает собственную идентичность в диалоге с историей и со временем. Советский и постсоветский правящий класс не был готов к этой роли. Он стремился лишь к контролю над ресурсами, понимая в качестве таковых страну, население, идеологию и информационное пространство. Поэтому слово «элита», на мой взгляд, к нему не применимо.

И, в общем, он это убедительно доказал. Советская номенклатура сдала огромную империю без всякого сопротивления. Лишь с неким поскуливанием со стороны тех, кому ничего не досталось. Основная же масса, входящая в высшие эшелоны (члены ЦК, кандидаты в члены ЦК, некоторые функционеры из Политбюро) просто перезаключила контракт на владение страной. Ранее условия контракта были не совсем удобны, ведь номенклатура была связана некими обязательствами перед населением. В новом же контракте, который был подписан с мировыми элитами, всякая ответственность снималась...

 
МАКСИМ ШЕВЧЕНКО: «ПОДЛИННАЯ ЭЛИТА НЕ БУДЕТ СФОРМИРОВАНА В БЛИЖАЙШИЕ ГОДЫ» (выдержка из беседы Георгия Ковалева с М.Шевченко 24.07.2007), Информационный сайт политических комментариев "Политком.RU", www.politcom.ru/4879.html


 
Максим Леонардович ШевченкоМаксим Леонардович Шевченко,

Биография


Является одним из ведущих российских журналистов и экспертов по проблемам этно-культурной и религиозной политики.
Родился 22.02.1966, в Москве. В 1990 году закончил Московский Авиационный Институт по специальности проектирование и системный анализ микроэлектронных устройств. Второе образование незаконченное востоковедческое - на курсах при Институте стран Азии и Африки МГУ.
В 1991-1995 годах работал преподавателем истории России и Западной Европы в первой классической православной гимназии "Радонеж-Ясенево".

    С 1987 года в независимой журналистике. Работал в изданиях:
  • "Вестник христианской демократии" ХДС России(1987 – 1991) (специальный корреспондент и редактор),
  • "Первое сентября" (1992 – 1995) (заведующий отделом общество и культура),
  • журнал «Твёрдый ЗнакЪ» (1991 – 1996) (заведующий отделом поэзии),
  • "Независимая газета" (1995 – 2002) (автор проекта и ответственный редактор приложения "НГ-религии")
  • и специальный корреспондент по "горячим точкам"),
  • журнал "Смысл" (автор проекта и главный редактор),
  • с 2005 года ведущий программы "Судите сами" на Первом канале российского TV (телевидения).

В качестве специального корреспондента "Независимой газеты" по "горячим точкам" работал в Афганистане, Пакистане, Чечне, Дагестане, Югославии, Израиле и Палестине.

В 2000 году создал "Центр стратегических исследований религии и политики современного мира" - независимое некоммерческое экспертно-аналитическое сообщество, объединяющее и привлекающее на проектной и контрактной основе экспертов и аналитиков, специализирующихся в вопросах проблематики современного политического, социо-мифологического и религиозного сознания.

Ведет на Первом канале ТВ общественно-политическое ток-шоу "Судите сами".
Кроме того, ведет на государственной федеральной радиостанции "Маяк" программу "Выбор веры", "Стратегия" и другие аналитические программы.

Юлия Вербицкая говорит про М.Шевченко: "Давит эрудицией, прижимает экспрессией, подавляет пафосом, гипнотизирует патетикой, вызывает уважение профессиональной хваткой, неконтролируемым лидерством в разговоре".

Философ Александр Дугин: "Максим Шевченко… Это, мне кажется, лучший сейчас наш TV-ведущий, действительно серьезный человек, который ставит серьезные вопросы, поднимает серьезные проблемы".

Биография Максима Шевченко, Православие и мир • www.pravmir.ru

 
— После "НГ-Религий" вы делали очень любопытный журнал "Смысл". А потом?
— Потом создал Центр стратегических исследований религии и политики современного мира, потом меня пригласили ведущим Первого канала. И все последние годы я работал в структуре ВГТРК на государственном радиоканале "Маяк". И до сих пор продолжаю вести программу "Выбор веры", по пятницам, в 21:00.

— Но это внешняя сторона жизни. А сторона внутренняя?
— Внутренняя? С годами я ушел от всех радикальных иллюзий, как левых, так и правых. Соблазны нужно уметь преодолевать. Если кто-то говорит, что их у него нет, значит, он либо святой, либо лгун. Я являюсь последовательным демократом, последовательным сторонником мультикультурализма, последовательным интернационалистом и последовательным сторонником свободного общества. Я считаю, что свободное развитие каждого есть условие свободного развития всех. Я сторонник собственности. Я считаю, что человек имеет право защищать свою собственность. В том числе и оружием. Я являюсь безусловным сторонником свободы совести и считаю, что никакая религия в нашей стране не должна иметь юридических преференций...

— Вы государственник?
— Безусловный. Государственник, но не империалист. Одна из трагедий России заключается в том, что творческая энергия православного русского народа была оторвана от рычагов управления государством. В России XIX века 75 % национального дохода находились в руках представителей иных конфессий, тех конфессий, которые были отодвинуты от официальной политической и религиозной жизни — старообрядцев, сектантов. Об этом говорил неоднократно Солженицын. Православные должны вернуться и в политику, и в бизнес, и в производство. Но не с помощью властной вертикали, а естественным образом, не нарушая конституционного принципа равенства всех перед Законом. Утопия православного государства смертельно опасна для России — она сродни коммунистической утопии. Крови будет не меньше...

— Готовы ли вы заниматься православной миссией в исламской среде, которую очень хорошо знаете?
— Миссионерство не является религиозной основой православия, в отличие от евангелического протестантизма, например. Не существует ярко выраженной православной традиции, направленной на прозелитизм среди мусульман, есть большой свод полемических сочинений. Несмотря на это, православные Ближнего Востока и в Сирии, и в Иордании, и в Палестине, и в Ливане прекрасно столетиями живут с мусульманами. Прозелитизмом никто не занимается с обеих сторон. Ходят друг к другу на Пасху и на Рамадан. Я не миссионер и ничем подобным заниматься не буду — есть любители как с той, так и с другой стороны. Я не из их числа.

— Мусульмане ближе к православным или к иудеям?
— Конечно мусульмане ближе к иудеям. Потому, что иудеи и мусульмане отрицают богочеловечность Христа. Но из двух религий только ислам говорит хорошо о христианстве.

— Много пишут о ваших симпатиях к методологам...
— Рассуждения графоманов о философии Георгия Петровича Щедровицкого имеют такую же ценность, как рассуждения шамана о Гегеле. Георгий Щедровицкий — автор уникальной русской школы философской мыследеятельности. Немногим при советской власти удалось создать свою философскую школу. Удалось Зиновьеву, удалось Щедровицкому, философам мирового уровня. Методология является универсальным способом анализа и проектирования ситуации. Обвинять человека в том, что он интересуется трудами методологов, так же смешно как обвинять в том, что он читает Шопенгауэра или Иосифа Волоцкого.

— Как вы оцениваете действующую партийную систему?
— Нынешняя партийная система рациональна. Она полностью соответствует уровню духовного и психологического развития общества. Демократия должна укоренится в самом сознании народа. Этого пока нет. Для меня настоящая демократия не в наличии партий с демократическим названием. Демократия возникает из чувства свободы в человеке, из частной собственности, из способности формулировать и отстаивать свои права. Партии — это лишь сгустки политической воли в общественном пространстве. Главная проблема России это номенклатура и бюрократия, которая не позволяет стране развиваться. Земля в ведении бюрократов, религия в ведении бюрократов, свобода слова в ведении бюрократов. Почти все форматы свободы находятся в ведении бюрократов.

 
Ведущий "Первого канала" Максим Леонардович Шевченко отвечает 1 декабря 2005 года на вопросы журнала "Религия и СМИ" (выдержки)

Комментарии

Здраствуйте! уважаю вас, за ваш непредвзятый, честный и справедливый подход к своему делу.
Хотел спросить у вас, вы верите в заговор против России, и его народа?

Ситуация в мире и России давно уже всем понятна.
Назовете это заговором или естественным следствием царящих в мире порядков - какая разница?
Это не конструктивно (на этом сосредотачиваться).

Конструктивно - правильно строить свою жизнь - по заповедям Бога и служа ближним и своему народу.

А Максим - человек слишком занятой, чтобы лично вести здесь блог и отвечать на вопросы.

Уважаемый Максим, только что просмотрела видеоролик Вашими высказываниями о передаче "Наша Раша". Во всем с Вами солидарна. Меня удивляет то, что такую античеловеческую передачу, недопустимую передачу свободно пускают в эфир, да еще в самое смотрибельное время. Неужели создатели этой передачи не знают что , все народы - дети одной семьи. Унижая, оскорбляя другие народы, они унижают и русский народ. Как можно ожидать уважения к себе, если ты сам других не уважаешь. И вообще, телевидения в последнее время все больше и больше становится разрушительной силой. Вы согласны со мной?

Это все уже всем понятно, это данность. Мир очень изменился, наступила новая эпоха...

И наша задача - не удивляться этому, а принять все это как исходные условия жизненной задачи:

Думать и учиться продолжать жить в таких сложных новых условиях...

Оставаться людьми, помогать близким, защищать свои семьи и ближних...

Добрый день. Давно смотрю ваши выступления, предачу Судите Сами, отношусь с большим уважением к вам и к вашей работе. Верю в вашу искренность когда вы говорите и ведете большую работу по Северному Кавказу.Сегодня 11 02 2011 года смотрел и слушал вас и вы знаете, чем речи торжественные и общие фразы наших политиков, ваша речь была более глубокой , полезной конструктивной. Как уроженец Дагестана который с оружием в руках защищал свою родину(служил в пскове ВДВ 6 рота) готов вам помочь чем смогу и поработать в вашей команде. Думаю и уверен что принесу большую пользу для моего народа и для России. с Уважением Руслан. мои данные 8 911 360 98 98 tsar-of-pskov@mail.ru

Я телевизор не смотрю, потому мало что знаю.
Если не трудно, то просветите меня: что за команда у Максима Шевченко?
Что она делает? Ездит на Кавказ? Делает репортажи?

Вот уж веселая командная семейка, во главе к-ой ОРТОДОКС)))

Если Максим Леонардович Шевченко поставит свою кандидатуру, лично я пойду на избирательный участок и проголосую только за него. Хоть я раньше никогда себе не допускал подобное.
Житель г.Махачкала