Татьяна Юшманова, художник Русского Севера

Художник Татьяна Сергеевна Юшманова - Но самое главное в Севере для русского человека - то, что он - Русский, и здесь живут настоящие Русские люди

Притяжение Русского Севера

Беседа с художником Татьяной Юшмановой

Дорогие друзья!
Сейчас в Москве (с 3 по 27 февраля 2011 года), в картинной галерее "Измайлово" (в Государственном выставочном зале «Галерея «Измайлово», Измайловский проезд, дом 4) проходит персональная выставка работ Татьяны Сергеевны Юшмановой «Русский Север» (более ста картин). Будем рады видеть Вас на выставке!

 

О гибели «Руси деревянной» говорят уже давно. И мало кого эта тема вдохновляет теперь, когда, как считается, уже почти не осталось ни материальных свидетельств, ни живых свидетелей мудрого и простого уклада сельской старины. Однако если все же познакомиться с этой – такой важной – частью русской жизни, то быть равнодушным уже не получится, – считает известный московский художник Татьяна Юшманова. Вот уже более десяти лет она путешествует по России, чтобы лучше узнать ее, а свои впечатления выражает в творчестве.
 
Ей удалось увлечь русской глубинкой и своего супруга – священника Алексия Яковлева, клирика московского храма Тихвинской иконы Божией Матери в Алексеевском. Теперь сообща семья отца Алексия и община прихода занимаются восстановлением уникальных деревянных церквей, которые все реже, но еще встречаются на бескрайних просторах Русского Севера.
 
Несколько дней назад в галерее «Измайлово» открылась выставка «Русский Север», где представлены более ста картин Татьяны Юшмановой и фотоэкспозиция «Общее дело. Восстановление деревянных храмов Севера». О ее творчестве, а также об уникальном проекте консервации и реставрации деревянных храмов – беседа с художницей.

***

– Татьяна, на вашей выставке много портретов. Каких людей вы выбираете как модели?

Татьяна Юшманова – Я очень люблю писать простых деревенских людей, интересно писать детей, но особенно мне нравится работать над портретами пожилых людей, стариков. Это для меня очень захватывающе. На их лицах отражается прожитая жизнь, размышления о ней; у них особенная глубина взгляда.

В наших поездках иногда встречаются люди, знакомство и дружба с которыми может вдохновить меня на серию портретов. Вот, например, удивительная поморская семья Слепининых, живущая в очень красивой деревне на берегу Белого моря.

Старые уже люди, они не могли равнодушно наблюдать, как разрушаются храмы в родной деревне, и своими силами стали потихоньку ремонтировать колокольню. Тогда-то мы и познакомились, и нас поразил их необычный пример, ведь дядя Саша Слепинин, 75-летний рыбак и плотник, был в то время еще даже некрещеным.

А на глазах Изабеллы Ефимовны, его супруги, сельской учительницы, некогда переполненная деревенская школа с классами по 50 человек была закрыта из-за отсутствия детей. Оба они удивительные люди, и наша дружба – большой подарок для нас. Я написала несколько портретов дяди Саши и один Изабеллы Ефимовны. Теперь работаю над большим портретом Изабеллы Ефимовны у русской печки во время выпечки традиционных северных шанег и пирогов. В этом деле она непревзойденная мастерица.

Мы всем сердцем полюбили деревню, в которой живет эта прекрасная семья, и в меру своих сил стали помогать их трудам по сохранению колокольни и уникального Никольского храма 1636 года постройки. За год удалось заменить двери в храме, вставить окна, завершить ремонт колокольни, а потом нашелся благотворитель, на средства которого удалось профессионально отреставрировать два чудом уцелевших купола и поставить три недостающих. И летом 2010 года Никольский храм поистине стал украшением деревни. Параллельно силами местных жителей удалось полностью восстановить почти рухнувший храм, что на кладбище.

И зародилась идея помочь и другим храмам. Протоиерей Димитрий Смирнов, председатель отдела Московского Патриархата по взаимодействию с вооруженными силами, начальник моего супруга, связавшись с правящими архиереями северных епархий, благословил по возможности провести аварийные работы во всех деревянных храмах Севера.

Так появился проект «Общее дело. Восстановление деревянных храмов Севера». А в деревне, где все начиналось, вокруг возрожденного храма сплачиваются люди, даже появилась церковная община. Летом существует воскресная школа, которую с удовольствием посещают дети местных жителей и дачников. Приходят и взрослые. Занятия проводит отец Алексий (муж Татьяны), я и проводящие в деревне отпуск профессиональные преподаватели.

– Почему вы избрали источником вдохновения именно Север, ведь в России много и других не менее интересных для художника мест?

Татьяна Юшманова – Я потомственная москвичка и впервые попала в деревню в десятилетнем возрасте, когда родители купили дом на севере Ярославской области, в маленькой деревушке. Там я часто бывала в разное время года и очень сблизилась с местными стариками, старалась помогать им в хозяйстве, полюбила сельскую жизнь, много рисовала и писала. А поступив в Российскую академию живописи, ваяния и зодчества, впервые попала на Север, куда почему-то меня всегда тянуло, и… оказалась дома.

Это была поездка по Архангельской области. Меня восхищало все: удивительная природа, непривычно открытые гостеприимные люди, старые деревни с домами-теремами и, конечно, беспримерные по красоте и гармонии деревянные храмы и часовни – жемчужины и гордость России.

Потом было очень много поездок по Северу, включая Карелию, Заполярье и Сибирь, пройдены берега любимого Белого моря и многие северные реки. Я путешествовала в разное время года и всегда остро и радостно ощущала, что я дома. Мне очень хорошо на Севере, именно в нем я черпаю вдохновение, он стал главной темой моего творчества. Мне приходилось бывать и на юге, и много где за границей, но лучшего края для себя я не видела.

В Русском Севере удивительное сочетание настоящего и прошлого, современности и истории, человека и природы, такого легкого и нежного сочетания воды, воздуха, закатно-восходного неба белых ночей и суровой мощи, нелюдимости и снежных зим.

Но самое главное в Севере для русского человека – то, что он самый русский, как отмечал академик Дмитрий Сергеевич Лихачев. Север сыграл выдающуюся роль в русской культуре. Он не знал ни монгольского ига, ни крепостного права, что сказалось в мужественном, достойном и простом характере северян. Дмитрий Сергеевич Лихачев обращал особое внимание на то, что Север спасал Россию в войны, сохранил нам русские былины, старинные обычаи, русскую деревянную архитектуру, русскую музыкальную и словесную культуру, русские трудовые традиции. Конечно, это так!

А еще в Русском Севере есть удивительная целительная нравственная сила, и мы должны беречь его, сохранять, не допускать опустения деревень и разрушения храмов.

А сколько чудесных монастырей на Севере! На Валааме в 18 лет я крестилась и много писала. Там поразила меня тончайшая гармония неповторимой природы и знаменного распева, дивных монастырских служб. А на Соловках самые сильные впечатления оказались связанными с поморами-рыбаками, их трудом и бытом. Там я на всю жизнь полюбила Белое море и белые ночи и тоже очень много работала в каждый свой приезд на архипелаг. Очень дорог мне и Артемие-Веркольский монастырь на Пинеге.

Художник Татьяна Юшманова с мужем, священником Алексием Яковлевым и сыном - Именно потому, что мой муж – священник, все и успеваюИ я очень счастлива, что мой муж, отец Алексий, разделяет мою любовь к Русскому Северу. Так что с Севером у меня связано очень многое, а три года назад мы купили старый домик в той поморской деревне, где возрожден, с Божией помощью, Никольский храм, и теперь мы с батюшкой приобщаем к Северу и нашего маленького сына.

– Семья священника – всегда пример для прихожан. Как успеваете быть и матушкой, и художником?

Татьяна Юшманова – Именно потому, что мой муж – священник, и успеваю. Люди православные, и особенно священники, с ответственностью относятся к талантам. Раз Бог дал человеку какой-то талант, дар, то нужно его обязательно развивать, а не зарывать. Так что отец Алексий мой первый помощник и вдохновитель во всем. Я очень благодарна ему за поддержку. Я никогда не думала, что буду матушкой, и когда мы с отцом Алексием познакомились, он знал, что я художница и не смогу бросить живопись. И, помогая мне развеять распространенный стереотип, что матушки – это домохозяйки или регенты, познакомил меня с женами священников самых разных профессий. Конечно, с рождением ребенка времени для работы стало гораздо меньше, зато его начинаешь больше ценить и плодотворней использовать.

 
Православие.Ru > Притяжение Русского Севера > Беседа с художником Татьяной Сергеевной Юшмановой
14 февраля 2011 года - pravoslavie.ru/guest/44714.htm

 


 
Татьяна Сергеевна Юшманова. "На Севере"

Художник Татьяна Сергеевна Юшманова. "На Севере" - в Москве (с 3 по 27 февраля 2011 года), в картинной галерее "Измайлово" проходит персональная выставка работ Татьяны Юшмановой «Русский Север»

Уже не первый год в гости в Ворзогоры к Александру Парфирьевичу и Изабелле Ефимовне Слепининым приезжают художник Татьяна Юшманова и отец Алексий из Москвы. Вот и в нынешнем марте (2007 года), правда, всего на три дня, они заглянули в деревню.

 
Татьяна Юшманова – В Москве жить очень тяжело, - это просто нас удручает. И как только появились свободные дни, мы поехали в Ворзогоры, к нашим любимым дяде Саше и Изабелле Ефимовне.

Первый раз в Ворзогорах Татьяна Юшманова побывала пять лет назад.

 
Татьяна Юшманова – Мы с подругой, будучи студентами академии живописи, поехали отдыхать на Кий-остров, тогда и заглянули в Ворзогоры. Мне здесь очень понравилось. Часто вспоминала деревню в столице, решила созвониться и, получив приглашение от семьи Слепининых, приехала сюда рисовать [и живо-писать]. Причем надолго.

Как рассказывает Татьяна, за десять лет, она побывала проездом "на натуре" на Валааме, Соловках, Пинежье и Лешуконье, других уголках Архангельской области, Кольском полуострове и Заполярье, на Белом море, в Вологодской области, Костроме, Сибири...
 
Но особенно полюбила Ворзогоры, Пинежье и Артемие-Верткольский монастырь. По её мнению, Ворзогоры - одна из самых красивейших деревень. Её здесь поразила природа и архитектура, замечательные люди, простор и море...

 
Крестилась Татьяна Юшманова в восемнадцать лет на Валааме. И, как пишет журналист православного журнала "Фома" Дарья Рощеня:

"крестившего её священника она неожиданно встретит, к обоюдному удивлению, тремя годами позже в глухом деревенском храме, где и прихожан-то "две с половиной бабки".

 
Татьяна Юшманова – Крещение стало закономерным и естественным шагом, - говорит Татьяна.- Не было оно и каким-то большим переломом в сознании. Я с детства к этому шла. Но крещение меня поменяло: как и любому человеку, дало смысл жизни, надежду, расставило все точки над "i". Гораздо легче и радостнее стало, но вместе с тем пришло понимание ответственности.

Выходя замуж, Татьяна опасалась распространенного стереотипа: став матушкой, превратится в домохозяйку. Но благодаря мудрости супруга своего, отца Алексия, счастливо говорит:

 
Татьяна Юшманова – Люди православные, особенно священники, относятся к любому таланту часто трепетней, чем даже обладатели этих самых талантов. Они понимают всю степень и меру ответственности, что ни в коем случае талант зарывать нельзя, нельзя прекращать работать.

Отец Алексий (Яковлев) служит в храме Тихвинской иконы Божьей матери, что на ВВЦ (бывшая ВДНХ). Он сотрудник Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными учреждениями. А ещё он преподает в военной академии ракетных войск стратегического назначения имени Петра Великого и в МГУ на социологическом факультете.

 
Татьяна Юшманова – С тех пор мы и ездим с мужем в онежскую деревню, он тоже полюбил Ворзогоры.

отец Алексий Яковлев – Ворзогоры - самое лучшее место на земле, - продолжает разговор священник, - хотя сам я родом из Воронежа.

Татьяна Юшманова – Чем дальше от больших городов, тем люди чище и более открытые, - добавляет Татьяна. - Более настоящие, менее испорченные. Север- особенный регион. Здесь никогда не было ни крепостного права, ни ига. Природа -красивая, шикарная и одновременно суровая. Это и сформировало характер настоящего русского человека, без какой-либо примеси. Люди добрые, сильные и смелые. Имеют те качества, которые у жителей больших городов пропадают.

И не случайно московская художница выбрала тему своих работ - деревню и Север.
В Ворзогорах Татьяна Юшманова воплотила в жизнь многие свои задумки. Здесь она написала не менее 30 картин. А сейчас закончила большой портрет дяди Саши. Эта картина - 1,5 на 2 метра. В процессе работы 3-х метровый пейзаж Ворзогор. На нем вид деревни, моря, церкви с колокольни. А над Белым морем летят перелетные птицы.
 
Матушка Татьяна - одна из лучших художниц не только Москвы, но, пожалуй, и России. Недаром председатель Союза художников России Илья Глазунов предрекает ей большое будущее. Картины Татьяны Юшмановой можно увидеть на различных выставках в Москве.

 
- Нет ли желания показать свои картины в Онеге? - спрашиваю Татьяну.

Татьяна Юшманова – Может, оно и есть, - отвечает она, - но технически сделать это сложно. Картины необходимо привезти из Москвы. Но в будущем свои картины я покажу онежанам и ворзогорцам с радостью.

- Знаю, что вы приехали в Ворзогоры не отдыхать. Вот и три года назад отец Алексий (в первый раз посещения деревни) здесь отслужил панихиду.

отец Алексий Яковлев – Впервые за минувшие 70 лет, - добавляет священник. - Вот и сейчас мы планируем отслужить панихиду и молебен в Зосимо-Савватиевском храме на кладбище. Это очень важно для всех ныне живущих, чтобы была такая живая связь с теми, кто основал и построил эти храмы, и с теми, кто сейчас живет.

отец Алексий – Все началось с того, когда Танюшка приехала в Ворзогоры и увидела, что какой-то дедушка на колокольне чинит крышу. Она поднялась к нему на колокольню, так и познакомились. Оказалось, что дедушку звать Александром. И хотя тогда он был не крещеным, ему стало жалко все эти храмы. Ведь если за ними не ухаживать, то они лет через десять рухнут. И он стал своими силами, на свои деньги восстанавливать их. А потом к этому подключились и другие жители Ворзогор. Сейчас шестеро мужчин восстанавливают храм и на кладбище.

отец Алексий Яковлев – Нам с Танюшкой и самим очень жаль все наши русские храмы. Их строили наши дедушки и бабушки для своих внуков и правнуков. За счет храмов и жили деревни. И что важно: эти храмы нужно оставить теперь уже нашим потомкам. А раз мы их не можем восстановить, то хотя бы законсервировать. Бог даст, наши внуки будут усерднее нас, и они более серьезно будут к ним относиться.

Из разговора за чашкой чая с Александром Парфирьевичем и Изабеллой Ефимовной Слепиниными мы узнали, что Татьяна Юшманова и отец Алексий в своем храме и на выставках, показывая картины, написанные в Ворзогорах, предлагают прихожанам и посетителям помочь деревне кто чем может. И собранные средства-пожертвования дважды в год привозят в деревню и передают их на восстановление храмов, а также малоимущим людям.

 
Татьяна Юшманова – Нам тяжело видеть, как разрушается и вымирает деревня. Обидно и больно наблюдать, как все это гибнет, уходит безвозвратно. Гибель деревни - страшная проблема для России, даже чисто исторически.

Именно для того, чтобы люди как-то задумались и вспомнили, и пишет свои картины прекрасная художница Татьяна Юшманова. В своих работах она рассказывает и о стариках, отказывающихся покинуть заросшие бурьяном умирающие деревни, где родной дом; о людях, которые всю жизнь работали для своей страны, лишаясь многого, работали для будущего, для нас с вами...

 
Татьяна Юшманова – И если любишь Россию, чтобы лучше её понять, почувствовать её, успеть еще увидеть осколки прошлого, обязательно стоит съездить на Север, - заповедует Татьяна Юшманова.

 
Онега , 24 марта 2007 (№ 33) , Сергей ГОРБУНОВ, "Лучшее место на земле"

 


 

Биография Татьяны Сергеевны Юшмановой

 

Татьяна родилась в 1979 году в Москве - в семье математиков (и за последние 100 лет все в ее семье были математиками, физиками, химиками). Крестилась на Валааме в 18 лет.
В 1997 году с отличием закончила МАХЛ (Московский Академический Художественный Лицей при Российской Академии Художеств).
В 2003 году окончила с красным дипломом РАЖВиЗ (Российскую Академию Живописи, Ваяния и Зодчества).
Есть у Татьяны Сергеевны Юшмановой и персональный сайт: yushmanova.com

Татьяна Сергеевна Юшманова - Но самое главное в Севере для русского человека - то, что он - Русский, и здесь живут настоящие Русские люди

 

Комментарии


Задайте ВОПРОС или выскажите своё скромное мнение:


Можете оставить здесь свои координаты, чтобы при необходимости мы могли бы с Вами связаться (они НЕ ПУБЛИКУЮТСЯ и это НЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО):

E-mail:
  Ваш адрес в сети:
Прошу ОПОВЕЩАТЬ меня на указанный выше e-mail - ТОЛЬКО при ответах в ветке ЭТОГО коммента

Хотелось бы верить, что Татьяна Юшманова и Батюшка Алексий действительно любят деревню Ворзогоры и людей которые там живут.

Но оказывается все не так красиво как изложено здесь.
У моей тети, которая в деревне живет одна, Батюшка хотел отобрать баню, при этом говоря что люди то темные и документов на баню нет, и ничего предпринять не смогут.
И вообще тут живут только пьяницы и старики.
И не стыдно стариков то обижать.

Под такими заявлениями надо бы подписываться. Скажите как зовут тётю и её адрес.

Вы имеете в виду ту же деревню Ворзогоры или про другое место пишете?

Да, я имею деревню Ворзогоры..
Мне очень неприятно было это писать.Но когда мне пожаловалась моя тетя, которая живет одна, и которой нужна помощь, хотелось ее как то защитить.
Надеюсь, что это всего лишь недоразумение. Люди в Ворзогорах далеко непростые, так что отчасти понимаю Татьяну.

Спасибо большое за такие картины.
И если Вы к Северу с душой, то и Север Вас полюбит..

Медаль. Рассказ

По окончании стажировки иеромонах Евгений был направлен в глухое село, да еще и жилье перепало за три километра в полупустой деревне. Изба оказалась старинной, большой и поначалу отцу Евгению необыкновенно понравилась: он любил все старинное и традиционное.

Правда, начало это выпало на теплую осень, зато зимой, когда углы ветхого сруба покрылись изнутри густым инеем, молодой батюшка загрустил: сколько ни топи, изба вмиг выстужалась. Кровать пришлось переставить вплотную к печи, а спать — в шапке-ушанке, завязанной под бородой. Однако невзгоды он претерпевал стойко: ни одной службы не отменил и на требы ходил безотлагательно. Бывало, заметет за ночь дорогу, а он рано утром — еще и бульдозер не прошел — пробивается через сугробы к храму, торит трехкилометровую тропу. И в этаком геройском подвижничестве молодой иеромонах отслужил долгую зиму, что вызвало у немногочисленных прихожан благодарное чувство. И вот, когда уже началась весна и потеплело так, что изба наконец просохла, отец Евгений впервые в священнической жизни своей столкнулся с грубой-прегрубой клеветой, которая показалась ему столь значительной, что он впал в отчаяние.

Его обвинили в сожительстве с некоей Анимаисой.

— Это кто? — растерянно спросил он у старухи-соседки.
— Как — кто? Баба!
— Уже неплохо для нашего времени, — признал иеромонах, — да хоть кто она есть-то?
— А помнишь, в магазине балакала?
— Пьянехонькая такая?
— Она.
— Ужас! — отец Евгений вспомнил безобразно пьяную тетку, которая донимала всю очередь матерной болтовней.
— Ужас не ужас, а ночевать к тебе в четверг приходила.
— Да откуда ж вы это взяли?
— А — говорят! — победно заключила соседка.

И поведала, что муж у Анимаисы сидел, но в четверг преждевременно воротился. А дома у нее был сварщик с газопровода. Муж зарезал сварщика, хотя и не до смерти: одного забрали в больницу, другого — обратно в тюрьму. Ну, Анимаиса к монаху и подалась.

Батюшка представил поножовщину лихих мужиков, лужу крови, врача со шприцем, милиционеров с наручниками и несчастную Анимаису, которая после всего выпитого и всего случившегося отправляется в ночь за три километра пешком, чтобы обольстить незнакомого человека.

— Бред какой-то, — заключил иеромонах.
— A — говорят! — обиделась старуха-соседка.

Отца Евгения эта напраслина так придавила, что он словно постарел. И до середины лета жил придавленным и постаревшим. На преподобного Сергия поехал в Лавру. Поисповедовался, а потом рассказал о своих скорбях. Старенький игумен спокойно сказал:

— Медаль.
— Что — медаль? — не понял отец Евгений.
— Считай, что заработал медаль, — пояснил игумен. — На орден эта клеветка не тянет, а на медаль — вполне. Так что иди и благодари Господа.
— Господи! Как здорово-то! — воскликнул отец Евгений.

Вернулся заметно помолодевшим. Отслужил благодарственный молебен и бросился совершать новые подвиги, навстречу грядущим медалям и орденам.

Священник Ярослав Шипов

Спасибо. Очень поучительный рассказ, бывает очень тяжело от таких медалей, но надо встать и жить дальше, навстречу грядущим медалям и орденам..

Смешно, что Илью Глазунова автор почему-то назначил председателем СХ России ...

Зачем подписываться, и зачем адрес моей тети анониму? У кого на душе не чисто, тот и так поймет и сделает выводы... Мне лукавить не к чему...