Покаяние актрисы, встреча с Тишиной, Дар Любви - Раскаявшийся астролог и другое - в рассказе «Три встречи» о.Александра Дьяченко

 

«Три встречи»

 

Тогда Он коснулся глаз их и сказал:
по вере вашей да будет вам.
И открылись глаза их (Мф. 9:29,30)
 
Страна потомков царя Соломона. Монастырь Дебре-Дамо. Аксум. Фото: Игорь Калядин
Страна потомков царя Соломона. Монастырь Дебре-Дамо. Аксум

 

С Верой Павловной, человеком учёным, всю жизнь посвятившей исследованиям в области создания новых лекарственных препаратов, мы познакомились у нас в храме, лет пять тому назад. Она была уже человеком пожилым, но оставалась интересным и умным собеседником.

- Вот, батюшка, - и она показывает мне упаковку, в которой находится флакон с жидкостью тёмного цвета, - в моих руках результат многолетних исследований. Но я не могу найти понимания ни у одного отечественного производителя, хотя то, что мне удалось получить, в своём роде уникально. Немцы предлагают за него приличные деньги, но мне бы хотелось оставить препарат на родине. Может, среди ваших знакомых есть люди, способные заняться его производством?

- Вера Павловна, лекарственные препараты это несколько не моя область. Но, думаю, что если ваши лекарства не нужны здесь, то следует отдать их тем, кто в них реально нуждается. Если хотите, давайте послужим краткий молебен целителю Пантелеимону, а святой человек сам разберётся что делать с вашим изобретением.

- Молиться? - Учёная женщина посмотрела на меня с нескрываемым удивлением, но как человек воспитанный, ничего не сказав, вышла из церкви.

 
И я почему-то вспомнил, как однажды в воскресный летний день встретил возле нашего храма пожилую интеллигентную москвичку. В руках у неё было ведро, в которое она, после прогона коров на пастбище, подбирала с дороги навоз.
- Матушка, - весело кричу ей, - сегодня праздник, оставь ты это дело, пошли Богу молиться.

Вот она тогда посмотрела на меня точно так же, как и Вера Павловна, но правда, ещё и добавила:
- Иди, иди, батюшка. Я в ваши поповские сказки с детства не верю.

 
Трудно общаться с учёными людьми, им кажется, что в жизни всё можно объяснить законами логики. А, если что-то на сегодняшний день и не укладывается в это прокрустово мерило, так это только на сегодняшний. Наука семимильными шагами идёт вперёд, и тайн становится всё меньше и меньше.

 
Хотя, конечно, так тоже думают не все. Как-то в Москве познакомился с одним доктором наук, который в своё время работал вместе с замечательным учёным, математиком Борисом Раушенбахом. Он рассказывал о том, как Борис Викторович находил выход из, казалось бы, тупиковых ситуаций.

- Шеф отстранял от работ всю нашу исследовательскую группу и вёл в церковь. И там, вместе со священником мы молились и просили Бога о вразумлении. Потом все расходились по домам, а на следующий день, собираясь вместе, вновь обсуждали проблему, и хотите верьте, хотите, нет, но не было такого случая, чтобы мы с помощью Божией общим разумом не находили решения.

Кстати, сподвижник С.П.Королёва, академик Б.В.Раушенбах, всю свою жизнь трудился над апологией Бога. И главным своим трудом считал доказательство Троичного догмата с точки зрения законов математики.

 
Каково же было моё удивление, когда по прошествии пяти лет с той самой встречи с Верой Павловной, наш общий знакомый привез меня к ней на дачу. Хозяйка просила освятить её маленькое поместье в шесть соток, и я ехал, даже не подозревая к кому. Но узнал её сразу, женщина практически не изменилась, только может, немного похудела.

- Отец Александр, как же я вас ждала. Необходима ваша помощь.

Мне оставалось только удивляться, чем же я могу помочь неверующему человеку?
- О, батюшка, - она интригующе подняла палец вверх, - сейчас я вам всё объясню. По вашему же совету я продала права на мои изобретения в Германию, и на часть этих денег построила вот такой небольшой хорошенький домик. Мне здесь очень нравится, но в последнее время меня начинают безпокоить некоторые странности.

- Вот обратите внимание, - указывает она на что-то белое, похожее на белила, разлитое по оцинковке. Вам не кажутся эти следы странными? А вот это пятно тёмного цвета у меня на полу в прихожей. Смотрите, вот оно, и тоже, обратите внимание на форму. Это вам ничего не напоминает?

Размышляю вслух:
- А что оно мне должно напоминать, грязь как грязь, да и оцинковке положено окисляться. Всё в пределах нормы.

Вера Павловна с разражением:
- Ну, а что вы скажете на это? - она подводит меня к саженцам яблоньки и сливки:
- Почему у них обломаны вершинки?

- Так к вам на участок пройти ничего не стоит, мало ли здесь мальчишек лазают, вот кто-нибудь и напроказничал.

- Батюшка, - начинает кипятиться старушка, - как же вы не понимаете?! У меня на даче обосновались инопланетяне. И пятно, на которое вы изволили сказать, что это "грязь", вовсе не грязь, а следы от их космического топлива. А верхушки у деревьев не обломаны, а срезаны бластерами!

Ах, вот, оно в чём дело.

Добрая хозяйка повела нас за стол. Видно было, что она готовилась к нашей встрече. Накупила к чаю несколько видов печенья, мороженого.

- Короче, - заговорила она с доверительно заговорщицким видом. У меня в земле под участком расположена их база. Часто по ночам я слышу, как гудят их компрессоры по откачке воздуха.

- А с чего вы взяли, что на вашем огороде завелись именно инопланетяне? – вежливо поинтересовался наш общий знакомый.

- А вы что же, голубчик, здесь, у себя в провинции, прессу не читаете? Вот смотрите, - и она предъявила несколько номеров богато иллюстрированной газеты, со страниц которой на нас смотрели странные существа с огромными глазами и длинными пальцами с присосками на концах.

- Уже в течение трёх лет я не пропускаю ни одного номера, и в каждом пишут об инопланетянах, и мой случай уже далеко не единичен, существует целая сеть. Инопланетяне вокруг нас.
- А вы не пробовали обратиться в редакцию этой уважаемой газеты и рассказать о вашем случае? - снова заявил о себе наш третий товарищ.

Вера Павловна посмотрела на него с мудрым спокойствием Штирлица:
- Я ездила к ним, - два раза. В первый раз, когда я уже выходила из метро, пришельцы прокололи мне барабанную перепонку в правом ухе. Ну, а во время моего второго посещения, как вы догадываетесь, мне прокололи вторую перепонку, уже в левом ухе. Я пошла в поликлинику Академии наук. Меня там долго смотрел врач "ухогорлонос", который сказал, что у меня через нос в голову вставлен металлический штырь размером, никак не меньше 12-ти сантиметров. И что вы на это скажете, батюшка? По вашему, это всё тоже «шалуны»?

Мне её было жалко, но я понимал, что переубеждать старушку безполезно, ни к чему это не приведёт. Да и зачем, ведь во всём остальном она рассуждала вполне здраво и логично. Поэтому и пришлось, поджимая губы, сочувствующе качать головой:
- Подумать только, совсем обложили, уже и на даче от них не скрыться, и куда смотрит правительство? Откуда такая безпечность?

Уже прощаясь, я предложил Вере Павловне:
- Матушка, а может, всё-таки, в храм станете ходить? Всё же и защита, какая никакая, будет?
- Не получается, друг мой, - вздыхает пленница инопланетян, и доверительно берёт меня под руку, - как только соберусь к вам, они меня начинают забрасывать воздушными шариками, сбивают с дороги и приходится возвращаться.

 

Старость – венец жизни. Именно в состоянии, когда плоть становится немощной, а время вокруг летит неудержимо быстро, человеку мыслящему свойственно подводить итоги. Их подводят и в 30, и в 40, и 50 лет, но это, как правило, итоги промежуточные. А вот, когда переступаешь рубеж 60-ти, и всё ещё продолжаешь ходить по земле, то должен воспринимать это как милость Божию. И понимать, что финальный свисток не за горами.

 
Вот, приблизительно так думала и Людмила, преодолев рубеж своих 65-ти. Кто я? Бывшая актриса средней руки. Как прошла моя жизнь? Во множестве попыток проживать на сцене жизнь чужую. А моя собственная чего стоит, в чём её ценность и неповторимость? И чем больше она так задумывалась, тем больше убеждалась, что в душе и за душой у неё пусто. А здесь подоспело ещё и время всех этих ваучеров, демонстраций и танков на улицах Москвы. Хотелось зажать уши руками, закрыть глаза и исчезнуть из этого мира, но разве это возможно?

Однажды, неожиданно для себя, она зашла в одну небольшую старую церквушечку на окраине Москвы. Именно здесь в тишине и прохладе храма, среди сосредоточенных на чём-то неземном иконных ликах, она почувствовала, как царящая в храме тишина входит в неё, и ей становится радостно и покойно, может, впервые за последние месяцы.

Ей никуда не хотелось идти, время для неё остановилось. Потом состоится первый в её жизни разговор со священником, она станет читать Евангелие, но то состояние покоя и тихой радости, что посетила её в ту первую встречу с Тишиной, она уже не забудет никогда. Ей будет хотеться вновь и вновь возвращаться в тот день, и только потом она поймёт, что путь в ту радость лежит через покаяние.

«Мы не умеем каяться, - скажет мне Людмила. В лучшем случае вспомнишь о чём-то дурном и отчитываешься перед священником. Отчитался и иди, греши дальше. А мне с самого начала хотелось по-настоящему, ведь евангельская проповедь всегда начинается с одного и того же слова – «покайтесь». Но каков его подлинный смысл, тогда ещё не понимала.
 
Я стала ходить в храм на службы, слушала пение клироса, проповеди священников. И всё больше и больше погружалась в Новый Завет. И однажды меня осенило, что для моего спасения одного только крещения, совершённого в детстве, недостаточно. Душа должна ещё и омыться слезами покаяния за совершённые ею грехи. А в грехах не отчитываются, их отхаркивают со слезами, словно мокроту из лёгких, и только тогда душа, начиная дышать свободно, действительно рождается к вечности и устремляется верой к Богу. И уже нет той силы, которая была бы способна свернуть её с этого пути. Покаяние, о котором говорится в Евангелии, исключает теплохладность.
 
И когда пришло это понимание, я закричала в самой себе:
- Каюсь, Господи! Не хочу жить так, как жила, хочу с Тобой раз и навсегда, помоги мне и веди меня за Собой.
 
С той минуты моя жизнь стала стремительно меняться. Через несколько месяцев, похоронив мужа, остались мы вдвоём с сыном. Мне хотелось найти духовного отца, я молилась, и Бог дал его мне. Мой батюшка - монах и возглавляет небольшую монашескую общину, которая тогда восстанавливала в столице известный старинный монастырь. Нужна была помощь, и здесь годились руки даже такого маломощного человека, как я. А ещё нужны были деньги, и тогда я решилась продать свою единственную ценность, что имела, квартиру в Москве. Мой сын меня понял и пошёл мне навстречу. После того, как продали квартиру, переселились в монастырь. С этого времени и началась моя монашеская жизнь...»

 

Добавлю, что через несколько лет, один из монастырских благотворителей, в благодарность за ту жертву, подарит сыну матушки Людмилы прекрасную квартиру. А сама она так и останется в монастыре. И сейчас, не смотря на почтенный возраст, матушка старается не пропускать ни одной службы. За её решимость и самоотверженность Бог дал ей чудный дар – дар Любить. К этой маленькой немощной женщине стекается народ со всей Москвы, потому что все мы, и старые, и юные, на самом деле хотим одного, - чтобы нас любили и немножко жалели. Удивительно, но её хватает на всех.

 
Я очень обрадовался, когда мой друг, отец Виктор, сообщил, что его старица, матушка Людмила, хочет побывать в тех местах, где он служит, посмотреть наши деревенские храмы, познакомиться со священниками, в том числе и со мной. До сих пор звучат у меня в ушах её слова:

«Батюшка, мы все хотим, чтобы нас, словно детей, кто-то сильною, но доброю рукой гладил по головке. Я поняла, что служение любого христианина, а уж тем более священника, это, в первую очередь, служение Любви, потому что Сам Бог есть Любовь. А всё остальное к этому уже только прилагается».

 
Не прошло и недели после отъезда матушки Людмилы, как мне позвонили и попросили поехать в соседнюю деревню причастить умирающую. Мы договорились о встрече и поехали. Меня привезли даже не в саму деревню, а в большой дачный посёлок, разросшийся вокруг неё.

Встречала нас женщина средних лет, а встретив, сразу же провела в дом. В одной из комнат на кровати лежал человек, вернее то, что осталось от человека. Я увидел на подушке почти лысый череп, обтянутый кожей. На меня смотрят два потухших выцветших глаза, в них нет жизни, нет и интереса ко мне. Спрашиваю:
- Как ваше имя?
Человек молчит. Начинаю водить рукой у неё перед глазами, зрачки двигаются следом. Чуть ли не кричу:
- Вы понимаете, кто я?
Глаза ответили, что да, понимаю.

В таком состоянии причащать человека можно только в том случае, если раньше он ходил в церковь, исповедовался и причащался. А если нет, то, находясь в разуме, умирающий должен подтвердить свою веру во Христа, иначе я обязан уйти.

Прошу хозяйку: - Расскажите мне о ней.
- Эта женщина моя старшая сестра. Всю жизнь прожила на юге, преподавала в университете. Она добрый и очень образованный человек, всегда много читала. Когда в стране, в начале 1990-х, стали происходить известные события, ей уже исполнилось 65 лет. Но ощущала она себя много моложе своих лет.

Её всегда влекли к себе две вещи: мистика и политика.

Избрав первое, она с головой окунулась в таинственное. Стала изучать астрологию, а если она что-то бралась делать, то делала это очень основательно. Тогда же поступила учиться на курсы к известному астрологу Павлу Глобе, и проучилась у него пять лет. Потом ещё увлекалась нумерологией, училась гадать и лечить людей экстрасенсорными пассами. У неё многое получалось, но потом, видимо, возраст стал брать своё.

Вы на меня не смотрите, моя сестра много старше, ей за 80. Она уже не могла ходить, а последние года четыре только лежит. Муж её давно скончался, а дети к себе не берут, вот и лежит она у меня здесь на даче. Стараюсь за ней ухаживать, но ничего не могу поделать, тело покрывается пролежнями, на спине участками оголился позвоночник и в костях открылись гнойные свищи.

Батюшка, она очень страдает. Все эти годы врачи обещают, что сестра умрёт со дня на день, а она разлагается, но не умирает. Я советовалась со знающим человеком, и он сказал, что если сестру причастить, то её не станут больше задерживать, и она умрёт. Я уже приглашала священников, но никто не согласился.

- Отчего же вы полагаете, что я стану причащать астролога? Если она сознательно шла против Бога, то в такой ситуации и я безсилен.

- Батюшка, но ведь человек способен меняться, может же она изменить свою прежнюю точку зрения и покаяться!
- Но для того, чтобы ей покаяться, она должна быть в разуме! – восклицаю, досадуя на непонятливость моей собеседницы.
- Батюшка, она в сознании и полном разуме, и никогда его не теряла. Поговорите с ней сами.

Подхожу к больной:
- Поймите меня, если вы не покаетесь в том, чем занимались раньше, - я не смогу вас причастить.
- И ещё. Вы должны подтвердить, что верите во Христа как Бога.

Глаза ожили и посмотрели в мою сторону:
- Каюсь, - прошептал человек, - и верую, пожалейте.
И из них покатились слёзинки.

Через несколько дней мне сообщили, что она умерла.

 
А здесь недавно стою на перроне, встречаю электричку из Москвы. Людей немного, вдруг замечаю маленькую знакомую фигурку. Вот здорово, Вера Павловна, моя старая приятельница, видать домой в Москву собралась.
- Вера Павловна, - приветствую её, - почему у вас такой расстроенный вид, что-то случилось?
- Случилось, батюшка, - вздыхает женщина и достаёт кошелёк.
- Вот, здесь, в этом кармашке у меня лежали пять купюр по сто рублей. Я сама сегодня утром положила их сюда, а сейчас, можете полюбоваться, пусто!
Лезу в карман:
- Голубушка, давайте я вас выручу, хуже нет, как оказаться в дороге без денег.
- Нет-нет, отец Александр, вы меня не поняли, деньги у меня есть, доберусь... Меня другое печалит, - и она с грустью смотрит мне в глаза.

Наконец до меня доходит:
- Неужели, вы подозреваете, что это они?
- К сожалению, больше просто некому.

Вот я и вспоминаю, как мы их ждали, мечтали о контакте. Думали, что станем дружить и обмениваться научными достижениями.
Когда они принялись меня изучать, то я сама как учёный, соглашалась на всё, и на проколы в ушах, и на этот штырь в носу, а они, в конце концов, меня просто взяли и обокрали. Вместо контакта они шарят у меня по карманам. Вот вам и высокоорганизованная цивилизация, братья по разуму, а оказались, банальными жуликами, батюшка.

И с обидой махнув рукой, она направилась навстречу электричке, сопровождаемая пронзительным скрипом колёс её старенькой тележки.

Священник Александр Дьяченко

 
Кара Господня?
Спаси Вас Бог за рассказ, отче! Позвольте поделиться навеянными мыслями.
Я знаю одну бабушку (Наталью) лично. Узнала я ее пару лет назад, когда только пришла в храм - горб на спине, ест в основном просфоры, целый букет болезней, а 2 месяца назад вообще упала, сломала бедро, лежит в гипсе и в пролежнях... Она 18 лет в церкви работала до нашего знакомства, говорит, что в церковь пришла здоровой... Галина, добрейшей души женщина, которая ухаживает за ней, ходит еще к нескольким таким же беспомощным одиноким старушкам (монахиням, между прочим) и рассказывает о жутких пролежнях и дырах в теле, размером в куриное яйцо...
Я хочу сказать, что "оголившийся позвоночник" и прочее - не суть признаки астролога.
Наказание ли это? Человек страдает, просит смерти - значит наказание.
А за что же в равной мере наказывать и астролога и монашку?
Ах, как сложно постичь справедливость Божьего Суда...

 
Re: Кара Господня?
Простите, если я ошибаюсь, но самое страшное - умереть без покаяния.
А остальное уже не суть важно.

 
о.Александр Дьяченко: Re: Кара Господня?
Наверно умереть без покаяния насущно для нераскаявшегося грешника. Для христианина, который всю жизнь проводит в поисках Бога, это не так насущно. Он будет готов всегда.

 
Re: Кара Господня?

"Рассказывают, что авва Антоний (Великий), будучи однажды приведен в недоумение глубиною домостроительства Божия (управления миром) и судов Божиих, помолился и сказал:
 
Господи! отчего некоторые из человеков достигают старости и состояния немощи, другие умирают в детском возрасте и живут мало? Отчего одни бедны, - другие богаты? Отчего тираны и злодеи благоденствуют и обилуют всеми земными благами, а праведные угнетаются напастями и нищетою?
 
Долго был он занят этим размышлением, и пришел к нему глас: Антоний! внимай себе и не подвергай твоему исследованию судеб Божиих, потому что это - душевредно".
 
Необходимо подвижнику и каждому христианину отличить то, что предоставлено его пониманию, от того, что предоставлено лишь его созерцанию. Уму ограниченному не естественно понимать со всею удовлетворительностию действия ума неограниченного, ума Божия; тщетное усилие к пониманию и объяснению того, что превыше понимания, ведет единственно к заблуждениям, к богохульству, к ересям и безбожию...

ОТЕЧНИК, составленный святителем Игнатием Брянчаниновым

 
Re: Кара Господня?
Не стану спорить ни с Вами, ни с аввой Антонием, ни с Игнатием Брянчаниновым, все вы несомненно правы... Буду впредь смотреть прежде всего за собой. Говорю же: "Навеяло..." :)
Простите меня, что ввела вас в искушение, просто только-только пришла от той больной старушки (которая с гипсом и пролежнями), а тут такой рецепт: покайся, веруй и отойдешь с миром...
Как же должны молиться священники, чтобы найти те нужные слова, способные утешить таких больных, поддержать в них веру в справедливость.

 
Re: Кара Господня?
Это Вы меня простите! ) это очень тяжкий во всех отношениях труд, и нести его безропотно крайне сложно, а порой кажется невозможно. это нужно столько любви, терпения и смирения..
И все же нельзя нам ставить на одну чашу весов покаяние, скорби и болезни одного человека, а на другую - другого. Получается тем самым мы примериваем на себя не свойственную нам роль судьи. Только наш суд узок и субъективен, ибо не имеет пред собою всех доказательств, чтобы вынести правильное решение. Спаси Вас Господи и укрепи!!

 
о.Александр Дьяченко: Re: Кара Господня?
То, что я написал полностью списано с реальности, здесь я только изменил имена, даже по времени и по возрасту действующих лиц - полное совпадение. Я нигде не пишу о наказании.
Ведь если говорить по большому счёту, то мне кажется, что наказана только Вера Павловна. И то, наказана собой, потеряв рассудок, и придя к конечному разочарованию в контакте с инопланетянами, вряд ли она теперь способна искать Бога. Человек не верит в Бога, но верит во всякую ерунду. Кого здесь винить?
По поводу астролога: то Бог, напротив, к ней милостив. Ведь она должна была уже давно умереть, разлагалась, но! Господь ждал её покаяния, и это произошло. У каждого свой путь!

 
 
Спасибо Вам. За раскаявшегося астролога - особенно...
Только бы мне никогда не забывать, что нет непрощяемых грехов, есть только нераскаянные.

 
Непрощаемых грехов - нет? Неужели?
А как же тогда формулировки вроде: "все время жизни своей должен быть в числе плачущих, и обязан исповедаться, а при конце жизни удостоиться причастия Святынь" (см., например, правило 73-е Василия Великого)? Зачем мне тогда уже в 39 лет возвращаться в христианство, а не пребывать эдак до 83-х лет, например, в исламе? Вот ещё - накладывать на себя "бремена неудобоносимые" вроде поста по средам...

 
Re: Непрощаемых грехов - нет?
А разве это противоречит?
Вспомните притчи Спасителя о блудном сыне, о потерянной овце, и о потерянной драхме.
Вспомните и разбойника из Евангелия от Луки.

 
Re: Непрощаемых грехов - нет?
Есть ещё разница не быть христианином по незнанию или заблуждению, или знать и понимать, но не хотеть, оттого, что "неудобоносимо".

 
Некоторые по аналогичным мотивам откладывали до старости таинство крещения.

 
Re: Непрощаемых грехов - нет?
А Вы перечитайте притчу о безрассудном богаче (Лк. 12:13-21). Кто-либо с настроением вроде "озвученного" мною станет пребывать вне Церкви лет до 60, а умрёт нежданно-негаданно в 40. Так и вспоминается покаянный канон (который должны читать как раз причастники):
"Не уповай, душе моя, на телесное здравие и на скоромимоходящую красоту, видиши бо, яко сильнии и младии умирают" (из 7-й "песни"). Но ведь лет через 20 после моего отпадения от Церкви я могу и забыть эту фразу, рассуждать, как тот богач...

 
 
Телесные муки безбожников бывают для вразумления. Человек через страдания все-таки приходи к Богу (хотя и не всегда, конечно). Телесные же муки праведников даны для сугубого подвига. Одному подвижнику, когда он вопросил о своей смерти, были показаны два креста - один из них как бы не до конца был возведен. Когда второй крест будет закончен, тогда и умрешь было сказано подвижнику. Что одному для простого спасения, то другому для великой награды.

о.Александр Дьяченко:

Мне хотелось, чтобы здесь обратили внимание на Людмилу, с ней-то самое главное произошло. Ведь это актриса, человек очень вольной профессии, и от того, что сегодня артистов хоронят на почётных местах, суть-то их образа жизни, за самым небольшим исключением, не меняется...

Вот как человек такой жизни сумел в 65 лет придти к покаянию, да ещё так придти, что стать практически "старицей", - вот здесь самое главное!

А астрог - это так, очень распространённая картинка, на каждом шагу. Но, что характерно, её путь тоже начался именно с 65 лет, как и у Людмилы...

 
 
Большое спасибо за рассказ, батюшка! Как всегда, прочел с удовольствием. Благодарю Бога за то, что имел возможность лично пообщаться с Б.В.Раушенбахом, ходил к нему на семинар по истории космонавтики. В высшей степени замечательный человек! Хотя, по глупости, на его знаменитые лекции об иконах не пошел, мне тогда это было неинтересно :(
о.Александр Дьяченко: Как я вам искренне завидую...

 
 
Рассказ «Три встречи» сельского батюшки отца Александра Дьяченко
Читайте также рассказы из книги священника Александра Дьяченко «Плачущий ангел» и другие рассказы батюшки
Прототип рассказа: жж священника Александра Дьяченко
20.03.2010 - alex-the-priest.livejournal.com/30628.html

 

Комментарии


Задайте ВОПРОС или выскажите своё скромное мнение:


Заголовок:
Можете оставить здесь свои координаты, чтобы при необходимости мы могли бы с Вами связаться (они НЕ ПУБЛИКУЮТСЯ и это НЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО):

E-mail:
  Ваш адрес в соцсети или сайт:

Прошу ОПОВЕЩАТЬ меня на указанный выше e-mail - ТОЛЬКО при ответах в ветке ЭТОГО коммента (снимите галку в квадратике, если это не нужно)

Батюшка,спасибо большое!Читаю,читаю ,читаю с огромным удовольствием!В чём ещё сомневалась недавно-поняла в Ваших рассказах.Особенно про астролога.Выбросила всю эту белиберду на мусорку.

каких бы научных степеней они не имели, это ни о чем не говорит. Истинный ум и талант - дар Божий, и к Создателю он не повернуться не может.