Сборник рассказов "Райские хутора" священника Ярослава Шипова (2007)

Русские после драки кулаками не машут, злопамятство не в чести, милосердны к убогим и попавшим в беду...
("За тенью")

В сети широко представлены все рассказы о. Ярослава Шипова (кроме "досвященнического" периода), так любимые русскими людьми. Но, чтобы их найти и читать, надо было обойти десятки сайтов. Теперь все они собраны воедино на нашем сайте, на радость настоящим ценителям крепко-русской духовной прозы. Продолжаем "полное электронное собрание сочинений" отца Ярослава Шипова 3-м сборником его рассказов "Райские хутора".

Священник Ярослав Шипов. Райские хутора («Светлый берег», Москва, 2007, в книге 158 страниц)

ОГЛАВЛЕНИЕ книги:

Иллюстрация к рассказу отца Ярослава Шипова «Райские хутора»Пеликан
Драма
Интенданты в ночи
Западная окраина
За тенью
Должник
Первые послевоенные
Венец творенья
Туда и обратно
На овсах
Дахау
Рыбалка в Финляндии
День медика
Сила немощи
Три рыбы от святителя Николая
Царственная
Райские хутора

 
Попова Лариса Ивановна, АНТОЛОГИЯ православного рассказа Форума Андрея Первозванного (приводим 3 ее поста):
31.03.07 02:02 :
Неделю назад удалось нам приобрести в церковной лавке новую маленькую книжечку отца Ярослава Шипова. Слов нет... Рассказ из этой чудесной книги: ВЕНЕЦ ТВОРЕНЬЯ (вбит в ручную, отсюда и взят на наш сайт af0n.ru).
09.05.07 17:18 :
Очень люблю рассказы. Вместить в небольшое по объему произведение интересный сюжет, отшлифовать его по высшему классу - для этого нужно иметь особое дарование...., как у отца Ярослава Шипова. С детства зачитывалась рассказами Чехова, но по сравнению с о. Ярославом, мне кажется, он отдыхает.
11.05.07 00:30:
Ну а теперь рассказ, давший название сборнику (на мой взгляд - просто шедевр!): "Райские хутора" (отсюда и взят на наш сайт af0n.ru).

Андрей Кульба 08.06.07, Специальный корреспондент Журнала "Нескучный сад" - "Байки с окраин":

«В дельте Волги, где нет уже почти никакой тверди, только тростник да камыш, встречаются иногда весьма загадочные персонажи, род отшельников. Судьбы их, вероятно, различаются степенью витиеватости, однако объединяет всех этих людей способность обходиться без человеческого общения, что, согласитесь, не может не вызывать определенного интереса. Ведь если внимательно присмотреться, человеческое общение и составляет самое дорогое удовольствие на земле. Впрочем, и платить за него приходиться самыми большими скорбями».

Отец Ярослав Шипов, автор любимой многими книги «Долгота дней», ответил на немой запрос православной общественности -- выпустил еще один сборник новелл. Отзывы первых прочитавших сдержанные. Рассказчик отказался от фирменной иронии и в сборе сюжетов ушел далеко за пределы одного прихода.
Да, есть истории, которые от Шипова ожидаешь, вроде чудесной рыбалки сельского батюшки.
Но, кроме этого, в новом сборнике описаны и послевоенная овражная шпана на окраине Москвы, и документы концлагеря Дахау.
И прежние рассказы писателя-священника нельзя было назвать масштабными полотнами, а тут и вовсе карандашные зарисовки, дорожные байки. Среди них есть и невеселые. Но, во-первых, про скорби нас предупредили в самом начале. А во-вторых, тем не менее можно дать эту книжечку школьнику, не опасаясь, что он прочтет там что-нибудь несусветное или заснет на четвертой строчке. А то под видом литературы для «среднего школьного возраста» православные издательства сейчас нередко выпускают неликвиды разных жанров.
Черно-белые зарисовки Шипова -- про жизнь, немультяшную, прячущуюся в тени. Про то, как в русских деревнях после войны кормили бредущих домой немцев. Или про птичьи характеры -- «человек, изучивший жизнь лебедей не только по балету Петра Ильича Чайковского, знает, что романтизированная нами птица драчлива и довольно жестока, и все пернатые стараются держаться от нее подальше».
Непонятно, намеренно или нет, но и этот сборник (как и «Долгота дней») начинается историей одиночества при живых близких. Земля наша большая -- шагни в сторону и никого вокруг. Всегда есть что-то пронзительное в твоей жизни или рядом с ней.
Давно кончилась война. Рыба клюет. Пеликан кладет голову тебе на плечо. Вот и все райские приметы. А чего еще?

«Дальнейшая жизнь протекала уравновешенно и почти бесстрастно. Николай Николаевич полюбил смотреть на небеса -- облака мог наблюдать долго-долго. Он не знал, что это душа просилась домой -- тосковала по своим небесным обителям».

 
АП (Ахтубинская Правда), 6 ноября 2008 г.:
Ярослав Алексеевич Шипов родился в 1947 году в Москве. Окончил литературный институт. Автор нескольких книг прозы, член Союза писателей России. С 1991 года он – священник. Четыре года служил в Вологодской области, по возвращении в Москву был назначен на Патриаршее подворье в Зарядье, где служит и поныне. Сборник «Райские хутора» в 2007 году был удостоен Национальной премии «Книга года», второй сборник Я. Шипова «Долгота дней» - премии «Прохоровское поле» (2005 г.).
«Райские хутора» читаются на одном дыхании: взял книгу в руки и уже не можешь оторваться от нее, пока не перевернешь последний лист. У героев Шипова нелегкая жизненная дорога, но они с удивительным достоинством принимают все, чем встречает их судьба. А еще, читая «Райские хутора», вы испытаете чувство восхищения от прекрасного языка, которым они написаны. Оттого нам так хочется, чтобы читатели «АП» разделили с нами восхищение от встречи с прекрасной книгой.

 


 
В книгах отца Ярослава Шипова размещены замечательные иллюстрации Татьяны Юшмановой.
В этой связи читайте о ней и о ее муже, священнике Алексее:

 
Уже не первый год в гости в Ворзогоры к Изабелле Ефимовне и Александру Парфирьевичу Слепининым приезжают художник Татьяна Юшманова и отец Алексий из Москвы. Вот и в нынешнем марте, правда, всего на три дня, они заглянули в деревню.

Художник Татьяна Юшманова - В книгах отца Ярослава Шипова размещены замечательные иллюстрации Татьяны Юшмановой- В Москве жить очень тяжело, - рассказывает Татьяна. -Это просто нас удручает. И как только появились свободные дни, мы поехали в Ворзогоры, к нашим любимым дяде Саше и Изабелле Ефимовне.

Первый раз в Ворзогорах Татьяна Юшманова побывала пять лет назад.

-Мы с подругой, будучи студентами академии живописи, поехали отдыхать на Кий-остров, тогда и заглянули в Ворзогоры. Мне здесь очень понравилось. Часто вспоминала деревню в столице, решила созвониться и, получив приглашение от семьи Слепининых, приехала сюда рисовать [а больше живописать красками]. Причем надолго.

Как рассказывает Татьяна, за десять лет, она побывала проездом "на натуре" на Валааме, Соловках, Пинежье и Лешуконье, других уголках Архангельской области, Кольском полуострове и Заполярье, на Белом море, в Вологодской области, Костроме, Сибири...

Но особенно полюбила Ворзогоры, Пинежье и Артемие-Верткольский монастырь. По её мнению, Ворзогоры - одна из самых красивейших деревень. Её здесь поразила природа и архитектура, замечательные люди, простор и море...

 
Крестилась Татьяна Юшманова в восемнадцать лет на Валааме. Как пишет журналист православного журнала "ФОМА" Дарья Рощеня, "крестившего её священника она неожиданно встретит, к обоюдному удивлению, тремя годами позже в глухом деревенском храме, где и прихожан-то "две с половиной бабки"

- Крещение стало закономерным и естественным шагом, - говорит Татьяна.- Не было оно и каким-то большим переломом в сознании. Я с детства к этому шла. Но крещение меня поменяло: как и любому человеку, дало смысл жизни, надежду, расставило все точки над "i". Гораздо легче и радостнее стало, но вместе с тем пришло понимание ответственности.

Выходя замуж, Татьяна опасалась распространенного стереотипа: став матушкой, превратится в домохозяйку. Но благодаря мудрости супруга своего, отца Алексия, счастливо говорит:

"Люди православные, особенно священники, относятся к любому таланту часто трепетней, чем даже обладатели этих самых талантов. Они понимают всю степень и меру ответственности, что ни в коем случае талант зарывать нельзя, нельзя прекращать работать".

Отец Алексий нынче служит в храме Тихвинской иконы Божьей матери, что на ВВЦ (бывшая ВДНХ). Он сотрудник Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными учреждениями. А ещё он преподает в военной академии ракетных войск стратегического назначения имени Петра Великого и в МГУ на социологическом факультете.

- С тех пор мы и ездим с мужем в онежскую деревню, - рассказывает художница. - Он тоже полюбил Ворзогоры.

- Ворзогоры - самое лучшее место на земле, -продолжает разговор священник. - Хотя сам я родом из Воронежа.

- Чем дальше от больших городов, тем люди чище и более открытые, - добавляет Татьяна. - Более настоящие, менее испорченные. Север- особенный регион. Здесь никогда не было ни крепостного права, ни ига. Природа -красивая, шикарная и одновременно суровая. Это и сформировало характер настоящего русского человека, без какой-либо примеси. Люди добрые, сильные и смелые. Имеют те качества, которые у жителей больших городов пропадают.

И не случайно московская художница выбрала тему своих работ - деревню и Север.

В Ворзогорах Татьяна Юшманова воплотила в жизнь многие задумки. Здесь она написала не менее 30 картин. А сейчас закончила большой портрет дяди Саши. Эта картина (на снимке) 1,5 на 2 метра. В процессе работы трехметровый пейзаж Ворзогор. На нем вид деревни, моря, церкви с колокольни. А над Белым морем летят перелетные птицы.

Матушка Татьяна - одна из лучших художниц не только Москвы, но, пожалуй, и России. Недаром председатель Союза художников России Илья Глазунов предрекает ей большое будущее. Картины Юшмановой можно увидеть на различных выставках в Москве. Скоро появится персональная выставка, на ней будет представлено много и ворзогорских работ.

- Нет ли желания показать свои картины в Онеге? - спрашиваю Татьяну.

- Может, оно и есть, - отвечает она, - но технически сделать это сложно. Картины необходимо привезти из Москвы. Но в будущем свои картины я покажу онежанам и ворзогорцам с радостью.

- Знаю, что вы приехали в Ворзогоры не отдыхать. Вот и три года назад отец Алексий (в первый раз посещения деревни) здесь отслужил панихиду.

- Впервые за минувшие 70 лет, -добавляет священник. - Вот и сейчас мы планируем отслужить панихиду и молебен в Зосимо-Савватиевском храме на кладбище. Это очень важно для всех ныне живущих, чтобы была такая живая связь с теми, кто основал и построил эти храмы, и с теми, кто сейчас живет.

- Все началось с того, когда Танюшка, - так батюшка ласково называет свою супругу, - приехала в Ворзогоры и увидела, что какой-то дедушка на колокольне чинит крышу. Она поднялась к нему на колокольню, так и познакомились. Оказалось, что дедушку звать Александром. И хотя тогда он был не крещеным, ему стало жалко все эти храмы. Ведь если за ними не ухаживать, то они лет через десять рухнут. И он стал своими силами, на свои деньги восстанавливать их. А потом к этому подключились и другие жители Ворзогор. Сейчас шестеро мужчин восстанавливают храм и на кладбище.

- Нам с Танюшкой и самим очень жаль все наши русские храмы. Их строили наши дедушки и бабушки для своих внуков и правнуков. За счет храмов и жили деревни. И что важно: эти храмы нужно оставить теперь уже нашим потомкам. А раз мы их не можем восстановить, то хотя бы законсервировать. Бог даст, наши внуки будут усерднее нас, и они более серьезно будут к ним относиться.

Из разговора с И.Е. и А.П. Слепиниными за чашкой чая мы узнали, что Татьяна и отец Алексий в своем храме и на выставках, показывая картины, написанные в Ворзогорах, предлагают прихожанам и посетителям помочь деревне кто чем может. И собранные средства-пожертвования дважды в год привозят в деревню и передают их на восстановление храмов, а также малоимущим людям.

- Нам тяжело видеть, как разрушается и вымирает деревня. Обидно и больно наблюдать, как все это гибнет, уходит безвозвратно, - говорят московские гости. - Гибель деревни-страшная проблема для России, даже чисто исторически.

Именно для того, чтобы люди как-то задумались и вспомнили, и пишет свои картины прекрасная художница Татьяна Юшманова. В своих работах она рассказывает и о стариках, отказывающихся покинуть заросшие бурьяном умирающие деревни, где родной дом; о людях, которые всю жизнь работали для своей страны, лишаясь многого, работали для будущего, для нас с вами...

- И если любишь Россию, чтобы лучше её понять, почувствовать её, успеть еще увидеть осколки прошлого, обязательно стоит съездить на Север, -считает Татьяна Юшманова.

 
Онега , 24 марта 2007 (33) , Сергей ГОРБУНОВ , Лучшее место на земле

 


 

Иллюстрация из сборника священника Ярослава Шипова «Райские хутора»

 

Рассказ «Райские хутора» священника Ярослава Шипова

 

Раньше там была обычная жизнь – а потом она рухнула, и даже название места забылось: хутора да хутора. На самом деле не хутора, а целый куст деревень – среди полей и лугов, с бегущей понизу речкой. Существовала там бригада, занимавшаяся откормом телят, ползали трактора, детишки ходили в школу. Потом коллективного хозяйства не стало, телята сгинули, школа закрылась, и народ стал разбегаться. А когда по весне ручей разметал бревенчатый мост, хутора и вовсе оказались на положении острова: зимой дорогу к ним изредка пробивали бульдозером, летом – никакая техника пройти не могла.

В первый раз я попал туда осенью – позвали на требы. Исповедовал, причащал, отслужил панихидку. Заброшенность угодий и малочисленность населения, рассеянного по весьма обширным пространствам, наводили тоску. При этом хутора таили в себе столь добрую привлекательность, что вскоре я снова посетил их. А потом – еще и еще. С течением времени они все более становились похожими на самоцвет, пусть и не драгоценный, но редкостный – точно. Однако, вернемся к первому путешествию.

Автобус затормозил прямо в лесу, хотя остановки здесь не было.
- Вас встречают, - сказал шофер, - кавалерист и сторожевая собака.

Там, где среди деревьев едва угадывалась лесная дорога, меня ждал старик на безжизненной лошади. Рядом крутилась рыжая собачонка. Этой компанией мы и отправились в путь: пройти надо было километра четыре.

Дед рассказал, что сильно болеет ногами: по деревне еще передвигается самостоятельно, а дальние походы – только верхом. Мы поговорили о здоровье, об урожае клюквы и белых грибов, и вдруг собачка, семенившая пред нами, с визгливым лаем бросилась догонять какого-то зверя. Путь наш проходил через редколесье, и мы увидели, как зверек взлетел на вершину гнилой березы. «Куница, - определил старик. – Пойдет сейчас по верху, и собака отстанет». Но даже самые правильные предсказания иногда не сбываются: трухлявое дерево подломилось и, увлекая за собой зверька, грохнулось оземь. Я сходил к месту диковинной катастрофы и принес добычу. Куница была жива, но совсем без чувств по причине контузии. Оставлять ее в таком беспомощном виде на произвол судьбы не хотелось, и дальше она поехала в притороченном к седлу пластиковом мешке. Придя в сознание, выбралась из мешка и убежала.

Интересно, что при каждом визите на хутора случались забавные встречи с лесными животными. То зайцы чуть с ног не сбили, то горностай разыгрался прямо на тропе, а однажды довелось переговорить с барсуком. Шел как-то по весенней хляби – ветер в лицо, дождь сеет, - а впереди – барсук: сидит спиною ко мне и что-то в луже полощет. Может, лягушку поймал, а может, лягушачью икру таскает. Из-за дождя и ветра он не расслышал меня. Стал я над ним и спокойным голосом говорю: «Барсук!». Он подпрыгнул на всех четырех лапах, развернулся в воздухе и шлепнулся у моих ног. Шерсть дыбом, зубами стрекочет…. Не поднимая головы, посмотрел за один сапог – никого, за другой – тоже никого. Успокоился – и опять в лужу. Я подождал немного и еще: «Барсук!». И снова он взлетел, как на пружинах. Развернулся, шлепнулся, страшно пострекотал зубами, повыглядывал за сапоги и, не обнаружив опасности, вернулся к важному своему занятию. Мне надобно идти дальше, а он – крупный зверь – дорогу перегораживает. Я уж тогда погромче : «Ну ты что, барсук!». Не сходя с места, он глянул на меня через плечо и бросился вглубь леса.

Старуха, с которой дед и прожил свою долгую жизнь, была дочерью диакона и сохраняла наследственный интерес к богословию. Обилие диких зверей радовало ее. «У нас – как в раю, - утверждала она, - где все живут мирно и друг друга не обижают».
Я подозревал, что это – свободное толкование слов пророка Исаий о временах, когда «волк будет жить вместе с ягненком, и барс будет лежать вместе с козленком; и теленок, и молодой лев, и вол будут вместе, и малое дитя будет водить их». Образ этого светлого дня некогда запечатлелся в ее детской головке.
Еще она объясняла, что переход хуторов к райской жизни начался сразу после отъезда мужиков: «Ни водочного, ни табачного духа не слышно у нас, оттого благодать и произрастает».
Я спрашивал насчет кабанов и волков, мол, насколько они благодатны. Выяснилось, что кабаны по осени картошку тревожат, а потом исчезают неизвестно куда. Волки тоже бывают лишь мимоходом: «Раньше, когда телятник был, случалось, разбойничали, а теперь скотины нет, так что они вежливо зайдут разочек, другой, поприветствуют. Словом – рай!».

Однажды собачка притащила домой двух зайчат и давай их вылизывать. Сама она щениться уже не могла, а понянчить маленьких очень хотелось. У бабки коза была, козьим молоком зайчат выкормили. Они так и остались зимовать. Надо отметить, что изба у стариков была доисторическая и преогромных размеров: десять на двадцать пять, да о двух ярусах, то есть пять сотен квадратных метров. Зайцы носились по стенам сеновала, взлетая под самую крышу, выбегали в огород, гуляли вокруг избы, но возвращались. Один ушел в начале весны, а другой – летом, да потом еще несколько раз захаживал в гости. Собачка узнавала его и радовалась.

А в старых досках, сваленных у забора жили ящерицы. Как только доски освобождались от снега и подсыхали, ящерицы выползали погреться на солнышко. Двигались они еле-еле. Старик угощал их теплым сладким чаем из ложечки: им очень нравилось.

И вот настал день, когда старухе пришлось защищать этот рай с оружием в руках, доблестно.
Пошла она как-то на реку – полоскать белье. Вскоре возвращается: Глаза победно сверкают. «Я, - говорит, врага одолела. Он только высунулся из воды, я его – коромыслом по лбу». Белье она на коромысле носила, как в старые времена. Дед спросил, как выглядел супостат, и засомневался: мол, не такого вида они.

- А ты почем знаешь?
- Но ведь раньше-то, когда пил, они ко мне частенько захаживали, а твой больше смахивает на бобра.

Спустились к мосткам – действительно, бобр кверху пузом. Старик обличил ее в преступлении против закона и против благодати, сунул бобра в пододеяльник – белье ведь под рукой было – и отнес в хлев. Потом они с бабкой размышляли, как поступить с убитым зверем и что вообще может произойти от такой неприятности. Бобр тем временем очнулся и убежал. «В точности как с моей куницей», - изумился дед. Стало быть, благодать и на сей раз восторжествовала.

Когда я уходил из деревни, старики провожали меня до калитки и долго смотрели вслед – обернусь, а они все стоят и прощально машут руками.

Много лет уже не бывал я в тех далеких краях, но и сейчас перед моими глазами двое русских крестьян, удостоившихся райской жизни.

 
Рассказ «Райские хутора». Ярослав Шипов, священник. Сборник рассказов "Райские хутора", Москва, 2007

Комментарии


Задайте ВОПРОС или выскажите своё скромное мнение:


Заголовок:
Можете оставить здесь свои координаты, чтобы при необходимости мы могли бы с Вами связаться (они НЕ ПУБЛИКУЮТСЯ и это НЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО):

E-mail:
  Ваш адрес в соцсети или сайт:

Прошу ОПОВЕЩАТЬ меня на указанный выше e-mail - ТОЛЬКО при ответах в ветке ЭТОГО коммента (снимите галку в квадратике, если это не нужно)

Пишу в полной безнадёге, что дождусь ответа. Ты меня и в прошлом вниманием не баловал, да я не в обиде. Просто всё меньше вокруг своих остаётся. К тому же ровестнички с интернетом не дружат.

Гвоздь, дорогой, по субботам с 17 до 19.30 и по воскресеньям с 9 до 11.30 я в храме Св. Георгия Победоносца на Варварке. Буду рад встрече. Твой о. Ярослав.

Я в восторге! Спасибо большое! Куплю ещё одну книгу и подарю подруге.спааасибоооо!!!!

Читала ваши рассказы,очень понравились. . . . Катя

Купила в Киево - Печерской Лавре книгу "Райские хутора". Это превосходная книга про людей! Времени практически мало, но стараюсь каждый рассказ прочитать медленно, даже , я бы сказала, с расстановкой. Т.к. это моя книга, на страницах делаю заметки. Философская книга!!!!

Спасибо Вам огромное! Ангела-хранителя Вам!
Я была крещена на хуторе Чебатовка в 1961 году, не могу нигде найти данных о священниках, церкви в Чебатовке, помогите пожалуйста!
Заранее Вам благодарна!

Спасибо! Читаю не отрываясь. И знакомо многое , я с 1944г. И детство прошло на Соколе , и живу рядом с Хорошевкой. Ноглавное, читая про русские глухие деревни, про жизнь людей в наши уже дни. так щемит сердце ... А читая рассказ "Райские хутора" просто текут слезы. Остается только молиться за нашу землю. Еще раз спасибо, низкий поклон Вам.

Спаси Вас Господь,за Ваш труд. Я такими рассказами сердце отогреваю....