Тюремный священник Иоанн Чураков служит Богу в московском СИЗО-5 «Водник»

ierej-Ioann-Churakov
 
Передовая духовной брани, или Что делает тюрьма с душой человека.

Интервью старшего священника СИЗО-5 «Водник» иерея Иоанна Чуракова

Старший священник СИЗО-5 протоиерей Иоанн Чураков
 

В тюрьме почти физически чувствуешь атмосферу греха,
она как будто ощущается в воздухе,
такая концентрация,
что будто можно пощупать ее рукой
- в этом тяжелом и спертом воздухе камерного пространства и тюремных коридоров…

- В 2003 году вы были назначены на пастырское служение в московский следственный изолятор. Что послужило причиной? Как все началось? Нежданно пришел приказ от Святейшего Патриарха, что нужно окормлять СИЗО?

Ст.священник СИЗО-5 Иоанн Чураков: - Да, это был 2003 год. На Епархиальном совете был поднят вопрос, что священники, закрепленные за следственными изоляторами столицы, туда почти не ходят. И шли постоянные жалобы в Патриархию - жалобы от заключенных, что их не окормляют, от родственников сидельцев. Еще осенью 2002 года на Епархиальном совете было решено поручить тюремную работу в епархии владыке Александру, викарию Святейшего Патриарха Алексия II, и распределить между благочиниями ответственность за московские изоляторы, которых в Москве тогда было шесть. Благочиний же в Москве было четырнадцать, и было предложено: пусть каждое благочиние даст по два священника, а изолятор «Матросская тишина» поручить четырем благочиниям, чтобы отдельно окормлять корпуса и больницу. В больнице на тот момент содержалось более тысячи человек с туберкулезом, ВИЧ-инфекцией, гепатитом и другими весьма опасными заболеваниями. Благочиния имели возможность подобрать священников для служения в изоляторах и могли бы помогать финансово, обязывая к этому наиболее благополучные приходы округа. Можно было бы распределить, кто будет давать свечи и какую-то утварь, помогать обустроить храм, содержать хор. Тогда назначали от каждого благочиния по пять священников. Владыка Александр стал подбирать кандидатуры старших священников. Меня рекомендовал на данное послушание благочинному настоятель храма Живоначальной Троицы в Коньково, в котором я служу. И владыка Александр обратился ко мне: попросил сходить в СИЗО-5 и посмотреть, что там есть. У нас в изоляторе до этого настоятелем тюремного храма был протоиерей Георгий Полозов. Когда я увиделся с ним, он говорит: «Там иконостас временный, нужно бы новый сделать - постоянный». И добавил: «За эти годы по-разному складывались у нас взаимоотношения с учреждением, но сейчас к нам неплохо относятся». В конце 90-х, как мне потом признавались сотрудники, в московские СИЗО приходило очень много сектантов, для которых потом доступ туда закрылся в связи с большим количеством выявленных нарушений режима.

В наш пятый изолятор ходила религиозная американская организация так называемая «Церковь спасения», которую, как говорили, возглавлял полковник ЦРУ в отставке. По договоренности с администрацией она отделала под свой офис «евроремонтом» целое помещение наподобие квартиры - две комнаты, кухня и санузел - в одном из корпусов изолятора и обходила каждый день камеры учреждения: разносили свою религиозную литературу и беседовали. Православная Церковь таких полномочий никогда не имела. Все встречи с заключенными происходили в бывшей камере, которую отвели под молитвенную комнату. В ней был создан храм в 1995 году. С инициативой его открытия выступили протоиерей Николай Матвиенко и Наталия Леонидовна Высоцкая. Отец Николай вообще нес послушание в Бутырке, но его попросили здесь помочь, и я видел его прошение по Никольскому храму Святейшему Патриарху на получение антиминса, в котором говорилось о готовности к открытию храма. Подписывая Антиминс, Святейший Патриарх Алексий дал в благословение домовой церкви образ святителя Николая, который находится сейчас у нас в алтаре. Наталия Леонидовна Высоцкая на пожертвования своих спонсоров купила для Никольской церкви СИЗО № 5 подсвечники, напрестольное Евангелие, крест, облачения. Иконостас был из фанеры, закрепленной в металлические уголки, вероятно, в следственном изоляторе и сделанный. Литографические изображения икон были на нем развешаны. В таком состоянии все и находилось, когда я туда пришел.
При встрече с владыкой Александром я рассказал, что храм - это переделанная камера площадью 30 кв. метров. Он сказал: «Это маловато. Было бы хотя бы метров 60». И я, поставленный перед такой задачей, пришел к Сергею Ивановичу Полтавскому, который в то время был начальником СИЗО, и говорю: «Нельзя ли нам как-то за счет соседних камер расширить храм?» А соседние камеры, предназначенные для «сборки», тогда пустовали. Но он мне сразу сказал, что это вряд ли возможно, потому что камерная площадь - это особая площадь, которую уменьшать нельзя, не в его это компетенции. А в то время плотность заключенных по Москве была велика, и при тех нормах распределения полагалось два с небольшим квадратных метра на человека, - места было впритык. В общем, в этом было отказано. И тогда возникла идея построить храм. Начальник учреждения ее поддержал. Вместе с ним подбирали соответствующее место: тоже было непросто, но потом все-таки нашли. Затем пришлось убеждать начальника Управления по г. Москве, - тогда его возглавлял генерал Виктор Федорович Злодеев. Слава Богу, и в Управлении нашлись единомышленники, которые предложенный проектный эскиз и обращение к Патриарху о благословении строительства - показывали своему начальнику, готовили к согласованию.

Но начал я все-таки не со строительства отдельно стоящего храма, потому что это дело долгое и затратное, а с обновления домовой церкви, находившейся в запущенном виде. Тёк стояк, следы от протечек были и на потолке, в углу была чугунная раковина, обычная, которая стояла, еще когда в этом помещении располагалась камера. На стенах шелушилась краска, а сверху белесым мертвым светом светили люминесцентные лампы. Хотелось придать храму традиционный церковный вид. И мы сразу занялись ремонтом.

Там была очень хорошая женщина, которая отвечала за воспитательный отдел, Любовь Леонтьевна. Она много внимания уделяла несовершеннолетним, так как в свое время работала в комнате милиции с неблагополучными подростками. Любовь Леонтьевна подключила службу тыла. И так мы отремонтировали и обновили храм. Повесили настоящее церковное паникадило, деревянный пол, оставшийся в наследство от камеры, покрыли линолеумом и ковром, заменили ковролин в алтаре, вместо старой раковины поставили «тюльпан», побелили и покрасили стены и потолок. Сразу стало как-то чище и веселее. Потом был разработан проект иконостаса. Владыка его благословил. И года два делали иконостас. Он был резной из липы, ручной работы с иконами в древнерусских иконописных традициях, написанными талантливым московским мастером Алексеем Литовкиным.

- У священников были указы, по которым они служили в этом храме до реформы 2002–2003 годов?

Ст.священник СИЗО-5 Иоанн Чураков: - У отца Георгия Полозова был указ, и он официально числился настоятелем домового храма при СИЗО-5, а остальные священники, всего вероятней, имели только устное благословение священноначалия на это послушание - как дополнительное.

Потом сложилась новая система: возглавляет работу в следственном изоляторе старший священник, ответственный за работу с администрацией и за составление чреды служения, ему помогают священники, рекомендованные благочинными, при этом все утверждаются указом Патриарха. Когда обсуждался этот вопрос на Епархиальном совете в 2002 году, была выдвинута идея ротации, чтобы все священники прошли через тюремное служение. Считалось, что это будет неплохо, если каждый священник получит представление о тюремном пастырстве. Но потом, когда вышли указы Патриарха по следственным изоляторам Москвы, священники оказывались сменяемыми, только если их переводили служить в другие благочиния.

- Владыка Иринарх в одном из своих интервью говорил, что у каждого священника есть свое призвание для пастырской работы: кому-то трудиться в больнице, кому-то - в армии, а кому-то ближе всего тюремное сужение. И это необходимо учитывать.

Ст.священник СИЗО-5 Иоанн Чураков: - Это понятно. Эффективность пастырской работы в том числе связана с профессиональными знаниями в определенном сегменте социального служения и особыми навыками священника в этой области. Но все-таки определяющим всегда будет ревностное отношение к своему послушанию, горение духа, трудолюбие. Священник должен быть и внутренне расположен к этому служению.

Вместе с тем, если священник служит в тюрьме, то должен знать религиозные права заключенных и общую специфику уголовного законодательства, в какой-то мере изучать психологию, особенности тюремной жизни и субкультуры. Это позволит ему избежать многих ошибок. Но чтобы понять свое призвание, что тюремное служение именно для тебя, надо попробовать его хоть немного. Так что, думаю, идея ротации не так плоха.

- Отец Иоанн, а как правильно называется ваша должность?

Ст.священник СИЗО-5 Иоанн Чураков: - Секретарь комиссии по социальной деятельности в местах лишения свободы при Епархиальном совете г.Москвы. В эту комиссию входят все старшие священники московских изоляторов. Владыка Александр, когда все это только начиналось, видя, что я достаточно молодой и активный, посчитал возможным привлечь меня себе в помощники, и три года я проработал в Московской Патриархии непосредственно с владыкой. Вел документацию, готовил проекты обращений и переписку, был референтом, отвечал за координацию работы в следственных изоляторах Москвы и за взаимодействие с руководством Управления по г.Москве. Являюсь и сегодня секретарем комиссии и членом общественного совета при УФСИН Москвы.

- А у вас есть опыт общения с малолетними преступниками?

Ст.священник СИЗО-5 Иоанн Чураков: - В пятом изоляторе, когда я пришел, было много подростков. Их было около 350 человек, они располагались в отдельном корпусе, но некоторые оказывались даже и в особых камерах общих корпусов, так как детский корпус всех не вмещал. Некоторые из них проходили по Верховному Суду, то есть были собраны со всей России за самые тяжкие преступления. И их присылали сюда, и над ними велось следствие.

Когда я пришел, сразу стало очевидно, что главное внимание надо уделять подросткам. Эта категория заключенных, пожалуй, самая сложная. Они не готовы выстаивать какие-то долгие службы, разговаривать на богословские темы, к ним нужен особый подход. Но Церковь не может оставить их без простого человеческого тепла и отеческого попечения. И тогда мы пригласили несколько человек мирян, чтобы уделять больше внимания беседам с ними. Это были Геннадий Леонидович Колин, Татьяна Павловна Борискина, Николай Львович Кононенко, Зинаида Михайловна Лапушкина и другие. Но не у всех это хорошо получалось. С детьми, да еще такими, общаться очень сложно, часто они ведут себя не лучшим образом, иногда пытаются провоцировать преподавателя. И чтобы они слушали и воспринимали, надо выбрать правильный тон, уметь их увлечь, удерживать их внимание путем диалога. Сейчас преподавателей осталось двое, больше сейчас и не нужно, так как детей осталось всего около пятидесяти человек. Сейчас несовершеннолетних - подозреваемых и обвиняемых, стараются заключать в СИЗО только с особо опасным прошлым.

- Среди подростков много рецидива? Геннадий Леонидович говорил, что некоторые подростки умудряются к нему попадать по три раза.

Ст.священник СИЗО-5 Иоанн Чураков: - Да, конечно. Мне приходилось общаться с руководящим звеном федеральной службы, с профессионалами своего дела, которые хорошо представляют общее состояние уголовно-исполнительной системы и все ее детали. Они однозначно говорят, что самая сложная категория осужденных - это подростки.

- Все эти подростки из социально неблагополучных семей? Вы как-то говорили про условия жизни, которые становятся спусковым крючком для преступления.

Ст.священник СИЗО-5 Иоанн Чураков: - Нет. Иной раз попадаются дети из весьма благополучных семей. У них полные семьи и состоятельные родители. Одно время было очень много скинхедов, с ними бывает трудно общаться. Иногда в такие сообщества попадают из-за особых жизненных обстоятельств, пережитых трагедий. У одного мальчика инородцы убили брата, и он стал им мстить, всем подряд. Среди скинхедов попадаются интеллектуалы, начитанные в так называемой «запрещенной» фашисткой литературе. Многие из них читали «Майн Кампф». При этом они разыгрывали этот мир своих увлечений в лицах прямо в тюрьме. У них там было между собой условлено, кто из них Гитлер, кто Геббельс и Борман. Преступления, которые они совершили, не были на уровне бытовой уголовщины, там была идеологическая составляющая. У некоторых на теле были наколки в виде фашистских знаков: орлов, свастики. Любят они такую экстравагантную символику. Среди таких идеологизированных ребят попадаются очень умные подростки, с холодным расчетливым умом, но, к сожалению, с какой-то глухотой как к религиозному восприятию жизни, так и ко всему, что можно обозначить термином «человечного». В их глазах стальной холодный блеск безучастности. Вероятно, здесь еще и возрастная проблема: старше станут, может, и проснется что-то сердечное. А так трудно говорить с таким человеком - нравственная проблематика за живое его не цепляет.

- И такие все равно не отказываются говорить с вами?

Ст.священник СИЗО-5 Иоанн Чураков: - Не отказываются. Но больше общаешься с теми, кто уже пришел на исповедь. Вообще далеко не каждый, даже самый откровенный, разговор с заключенным один на один может стать исповедью: ты можешь с ними долго говорить, но не всегда можно подвигнуть их к раскаянию, желанию поменять образ жизни. Кроме того, в беседе с некоторыми заключенными выясняешь, что всерьез в Господа Иисуса Христа они не верят, и, соответственно. участие в исповеди как Таинстве, невозможно. При этом они достаточно откровенны; у них есть потребность в общении с человеком, который не из их среды и не из администрации учреждения, а с воли. Тем более сан священника вызывает должное уважение.

Когда со взрослыми беседуешь, то понимаешь, что тюрьма помогает некоторые вещи осмыслить по-другому. Если человек первый раз попадает в тюрьму, - это его встряхивает, заставляет о многом задуматься. Думаю, здесь проходит некоторый водораздел. Кто-то старается во что бы то ни стало выйти отсюда и начать что-то кардинально менять в своей жизни. По крайней мере, такой настрой у него, пока он здесь находится.

Другой изначально выбирает курс на приспособленчество. И начинает самоутверждаться в данной среде по ее законам. Когда человек попадает не в первый раз, он ведет себя уже по-другому: все здесь знакомо, он знает, как себя нужно вести, чувствует себя как рыба в воде… Часто причиной рецидива становятся наркотики. Кстати, среди наркоманов попадаются люди религиозные. У них бывает достаточно знаний о христианстве, о Боге, о церковной жизни, в которой они могли бы участвовать в тюрьме или на свободе. Они знают молитвы. И к совместной религиозной жизни подвигают всю камеру.

Наркотики приводят к преступлениям. Наркоман срывается: понимает, что совершает грех. Но не может удержаться. Человек - не сознательный служитель зла, - как может, кается, но грех оказывается сильнее. Наверное, причиной таких грехопадений является большая гордыня, сознательно поощряемый эгоизм, установка на удовольствие как смысл и содержание жизни. Думаю, что причина коренится все-таки в посредственной религиозности, которую человек не готов привнести во все стороны своей жизни… Вера не проходит через сердце, человек сознательно не посвящает Христу свою жизнь.

- Отец Иоанн, вам вопрос как секретарю епархиальной комиссии. Все-таки жалуются люди, что не могут попасть на богослужение. Я читал такие жалобы заключенных, например, в Бутырской тюрьме. Действительно существует такая проблема?

Ст.священник СИЗО-5 Иоанн Чураков: - В Бутырке до сих пор содержится около двух тысяч человек. А в какое-то время было около трех тысяч. При таком количестве людей охватить всех невозможно. В храме нельзя собрать одновременно всех желающих. В СИЗО люди изолируются, прежде всего, подельники преступления. Существует около шестидесяти пунктов, по которым нельзя содержать подследственных в одной камере. Режимникам в своей работе приходится учитывать вот такое большое число факторов, которые делают людей несовместимыми. Потому и выводят на богослужение из одной или двух-трех камер.

- Следователь дает разрешение на посещение храма и встречу со священником?

Ст.священник СИЗО-5 Иоанн Чураков: - Это так подразумевается Правилами внутреннего распорядка СИЗО. Но на самом деле этого не придерживаются. Это правило противоречит правовым основам действующей Конституции, не соответствует Уголовному кодексу и международному праву, которое однозначно указывает на право любого заключенного на конфиденциальную встречу с религиозным служителем своего вероисповедания. Религиозные права человека - это его коренные права, которые не могут быть ущемлены, согласно 56 статье Российской Конституции, ни при каких условиях. Другими словами, человека нельзя наказать ограничением удовлетворения его религиозных потребностей. Священник приходит к заключенным не в качестве родственника или личного знакомого, это не свидание. Священник реализует самые главные потребности верующего православного человека - его участие в церковной молитве и в Таинствах Церкви, без которых человек не может считать себя православным.

- У вас не было проблем с проносом каких-то предметов религиозного назначения в СИЗО?

Ст.священник СИЗО-5 Иоанн Чураков: - Нет, с администрацией учреждения у нас добрые конструктивные отношения, они понимают, что мы делаем нужное для общества дело и стараются идти во всем нам навстречу. Но в этом вопросе важно, чтобы сам священник понимал меру своей ответственности, не злоупотреблял доверием офицеров и проносил только то, что действительно необходимо для богослужения. Никаких выносов и проносов для заключенных лично, минуя администрацию, быть не должно, даже если это совершенно бескорыстно и мотивируется жалостью или сердечным расположением. Все это будет иметь самые плачевные последствия. Таким образом можно дискредитировать не только себя, но и Церковь. А это скажется на всем нашем служении.

- А как складываются отношения заключенных с семьей, родственниками, одним словом, в каком состоянии их социальные связи?

Ст.священник СИЗО-5 Иоанн Чураков: - 67 процентов осужденных не семейные. Чаще всего в заключение попадают люди, которые не смогли правильно построить свою семейную жизнь. Это я прекрасно знаю по исповедям. Это люди, которые в браке не смогли быть верными. За исключением, быть может, некоторых, совершивших экономические преступления. Блуд, безнравственность - как установка жизни и норма поведения - приводят человека к преступлению. Ведь блуд развращает, разворачивает душу наизнанку и идет рука об руку с пьянством и наркозависимостью, а те, в свою очередь, как правило, приводят к преступлениям против другой человеческой личности, уже караемым уголовным правом. Такая выстраивается греховная цепочка…

Вместе с тем уголовная система сама по себе разрушает нормальные социальные связи и, в первую очередь, семью. Когда человек сидит годами, у него исчезает привязанность к детям, к жене. Мало того, что его никто не ждет, иногда просто и не хотят, чтобы он выходил на свободу, потому что причинил много горя и слез своим близким. Он и сам уже не может смотреть на женщину как на спутницу жизни. У человека складывается потребительский, утилитарный взгляд на все, он думает в каждой ситуации, как можно чем-то или кем-то воспользоваться. Сам свыкается со своим одиночеством, никому не верит и озлобляется. Он в обиде на общество, что оно лишило его здоровья, заставило гнить в тюрьме; он не хуже других, которые остаются на свободе, но так вышло, что именно он здесь, а они там, и это несправедливо. Поэтому все ему обязаны… Вот такая складывается психология, если пребывание в тюрьме не приводит человека к покаянию.

Есть, конечно, и уголовные семьи, где тюрьма достается как бы в наследство, где и отец, и мать, и дети по нескольку раз бывали в тюрьме. Для них она как бы родной дом.

- Говорят, что некоторые бездомные специально совершают мелкие преступления, чтобы оказаться в тюрьме. Такие действительно там встречаются?

Ст.священник СИЗО-5 Иоанн Чураков: - Осенью, к первым холодам, как правило, наполняемость тюрьмы становится более интенсивной: в тюрьме тепло, кормят. И люди, которые долгие годы отсидели в тюрьме, подчас уже нуждаются в таком режимном учреждении: здесь устраивает то, что кормят, предоставляют медицинскую помощь, дают одежду, выдают белье, и «с общака» они могут взять табак, сахар, чифирь. В человеке формируется иждивенческий подход ко всему. Тюрьма отбирает у человека инициативность, так как здесь он находится не по своей воле, вопреки своему желанию, нет настоящей мотивации, чтобы что-либо делать. Заключенный часто не способен принимать самостоятельные решения, нести ответственность, трудиться от души. Он часто разучивается что-либо делать и не желает этому учиться, потому что он не хочет это делать добросовестно, считает любой созидательный человеческий труд унизительным. Конечно, все эти характеристики относятся далеко не ко всем заключенным, но такие настроения не просто характерны, они чаще всего формируются данной средой и системой.

В тюремном укладе извращено нравственное сознание, все христианские ценности. Кто такой, к примеру, «вор в законе»? Это человек, придерживающийся некоторых установок, которые напоминают монашеские обеты, только наоборот. Если человек - авторитет, то он не имеет права иметь семью, но может сколько угодно блудить. У него нет права на ответственную личную жизнь, потому что он полностью должен принадлежать воровскому сообществу. Он, соответственно, не имеет своей собственности. Все, чем он владеет, это «общак». Он должен по справедливости распределять его среди преступного сообщества на общие нужды, хотя и пользуется, как считает нужным, всем этим сам. Ему нельзя трудиться простым человеческим трудом, но вся его деятельность направлена на то, чтобы овладевать чужим имуществом путем обмана, воровства или насилия. А в плане послушания он обязан быть абсолютно непослушным ко всякой легитимной власти, и особенно тюремной администрации, должен все делать вопреки ей. Получается подобие монашеских обетов, только в какой-то извращенной форме, наоборот. Конечно, сегодня, в посткоммунистическую эпоху, все эти представления подверглись серьезной коррозии, но сатанинская суть тюремной субкультуры очевидна.

Когда я первое время начал ходить в следственный изолятор, то почти физически чувствовал атмосферу греха. Она как будто ощущается в воздухе, такая концентрация, что можно как будто пощупать ее рукой в этом тяжелом и спертом воздухе камерного пространства и коридоров. Дух уныния, лжи, порока, озлобленности, цинизма, безысходности, отчаяния как бы растворен в воздухе. Потом привык и перестал это остро ощущать. Это выражается и в специфическом запахе. Везде есть свои запахи: на хлебозаводе, в больнице и т.п., а есть специфический запах тюрьмы.

И священник должен понимать, что когда он ходит в тюрьму, он находится в месте, где диавол считает себя хозяином положения, где по его понятиям строится жизнь людей и их взаимоотношения. То есть ты вторгаешься в его вотчину. Это как бы передовая. «Седящие во тьме и тени смертной, увидят свет великий», - сказано у пророка Исайи (Ис. 9, 2). Как известно, эти слова являются пророческими о сошествии Христа во ад. Я часто в тюрьме вспоминаю это ветхозаветное пророчество. Это то место, где человеческие души окованы врагом рода человеческого, и это страшнее, чем наручники, засовы и решетки, придуманные людьми.

- А не подходят ли сюда слова: «Где умножился грех, там преизобилует благодать»? (Рим. 5, 20).

Ст.священник СИЗО-5 Иоанн Чураков: - Да. Тюрьма часто становится местом, где человек встречается со Христом. Как ветхозаветные праведники со Христом встретились в аду. Помните, в статьях Великой Субботы: Христос сошел на землю найти Адама, не нашел его там и пошел искать даже до ада.

Есть удивительные случаи уже из современной жизни, как именно в тюрьме Господь находит людей. Мне это рассказывал один человек, который попал в один из следственных изоляторов. Зам. начальника по режиму был, видно, лично заинтересован, чтобы в широком доступе у заключенных были наркотики, алкоголь и все подобное, чтобы был полный «магазин». Для того чтобы получить дозу наркоты, требовалось постучать по «кормушке», и через десять минут доза была у желающего. Для бутылки водки требовалось ждать сутки. Дежурный сотрудник уходил со смены и появлялся в течение 24 часов. Бутылка была в распоряжении заключенного. В камере, когда этот человек поступил в изолятор, было всего два человека, употреблявших наркотики, а когда он уходил из этой камеры, только двое не употребляли наркотики, а остальные уже оказались в этой страшной зависимости. Одним из этих двух, которые сумели удержаться, оказался этот человек. Что же его спасло?

Литературы в те годы вообще не было приличной: в библиотеке СИЗО в пользовании оказались одни труды классиков марксизма-ленинизма или низкопробные детективы, читать было нечего. Скука, тоска, ощущение безысходности и бессмысленности угнетало душу этого человека.

Однажды где-то в коридоре на подоконнике ему попался листочек. Это оказалась беседа преподобного Серафима с Мотовиловым. Один листочек - какой-то кусочек этого диалога Преподобного. Он прочел этот отрывок, и что-то внутри перевернулось, открылись очи сердца, он вдруг поверил. Есть духовный мир, есть Бог, есть Его благодать, Его нравственный закон, и это реальность; все, о чем свидетельствует Церковь, - правда, - подумалось ему в эту минуту. И он начал, как умел и, как получалось, молиться, обращаться к Богу. Потом каким-то образом он достал и молитвослов, и Новый Завет.

Ему дали срок, он был этапирован в колонию. Жить там было очень тяжело. Это были страшные годы. Кормили гнилой капустой. Раз в месяц преступное сообщество присылало уазик с самым необходимым на «общак». Работы никакой не было. Так же доступно, как и в СИЗО, оказывалось спиртное. Он спасался тем, что развел огородик, сделал грядочки.

Нашел себе единомышленников среди сидельцев и в религиозных вопросах. Администрация пошла навстречу - помогла открыть молитвенную комнату, а потом и храм. Там и укреплялись духом, находили силы выживать. После заключения этот человек поступил в богословский ВУЗ, сейчас уже его закончил. Такое вот обращение на нарах…

Не секрет, что в нашем обществе существует большое предубеждение к тем, кто сидел или находится в заключении. Что с этим делать, какой может быть христианский взгляд на это явление?

Думаю, что очень важно формировать именно христианское отношение к заключенным как в церковной среде, так и вообще в окружающем нас обществе. Видеть их роль и значение для всех нас в свете Божией правды и промысла.

Часто люди, которые никогда не бывали в тюрьме, боятся туда идти, потому что считают, что там сконцентрированы все отъявленные негодяи и преступники. Я всегда в этом случае вспоминаю слова приснопамятного протоиерея Глеба Каледы, который говорил, что на улице он чувствовал себя намного менее безопасно, чем в камерах смертников в шестом коридоре Бутырок.

Когда много общаешься с заключенными, то понимаешь, что это такие же обычные люди, которые находятся рядом с нами: ездят в транспорте, ходят по улицам. Они плоть от плоти нашего общества, они порождение его среды. Иногда страшно становится не только в подворотне, но и на проспекте повстречаться с лицом человека - нашего современника.

А в тюрьме переживаемое испытание, страдания, труд, сложные бытовые условия - делают человека чище, светлее, собраннее. Встречаешься с таким человеком, общаешься, смотришь ему в глаза и думаешь: «Как же тебя угораздило сюда попасть? Что ты здесь делаешь?» Я это говорю к тому, что для меня как для тюремного священника нет этого рубежа, который делил бы людей на тех, кто «там» и кто «здесь», на преступников и законопослушных людей, в зависимости от того, сидели они или сидят - или нет. К слову сказать, в нашей стране каждый четвертый мужчина побывал или находится в местах не столь отдаленных.

А если со всей строгостью не закона Божиего, а только закона человеческого отнестись к тем, кто находится среди нас, но по тем или иным причинам еще на свободе, и их всех осудить и посадить, какая малость людей, наверное, останется по этой стороне решетки. И вывод один: сколько до времени долготерпелив Господь к нам.

Но и это еще не все, потому что в свете правды Божией - мы все преступники Его закона. И в этом смысле, одно - суд Божий, а другое - суд человеческий. «Если беззаконие назриши, кто постоит?» (Пс. 129, 3). И, как сказано у Пророка: «Все ваши добрые дела передо мною как грязная одежда». Стоит также помнить другие слова Нового Завета «Суд без милости не сотворшему милость» (Иак. 2, 13).

И главное: «Не судите и не будете судимы; не осуждайте и не будете осуждены» (Лк. 6, 37) - очень важный для нас Евангельский императив, о котором в контексте тюремной темы мы можем говорить, что осуждение преступника человеческим судом по закону - не есть перевод человека в категорию отверженных, неприкасаемых, людей второго сорта. Наказание человеческое на земле должно нести в себе педагогическую задачу и цель - исправления человека. Наказание должно являться попыткой порвать греховную цепочку, оплетающую его душу, оно призвано нести потенциал к росту тех неистребимых росточков добра, которые насадил в каждую душу человеческую Господь.

Да, человек исключается из общества, подобно тому, как коринфский грешник был отделен на время Апостолом Павлом от общины верующих, но для его же исправления… Пока жив человек, это значит, что Господь ждет Его покаяния и оставляет за ним возможность к этому шагу. И не нам его клеймить, наша задача - ему посочувствовать и помочь, а если не помочь, то, по крайней мере, не судить, презирая грешника за его грех или даже ничего не зная о его грехе.

Несомненно, будет и Второе пришествие, и Страшный суд, и это событие станет окончательной точкой разделения человечества на овец и козлищ, после которой кто-то из нас вдруг может услышать страшные Евангельские слова: «Отойдите от меня, проклятые, в огнь вечный, уготованный диаволу и аггелом его». И поэтому, пока мы живем и действуем в этом мире, есть время на покаяние, и суд человеческий в этом смысле не может быть конечной инстанцией.

И еще. Часто в этих людях концентрируются себе духовные болезни всего нашего общества, подобно тому как в Евангелии гадаринские бесноватые страдали от дручения бесов за всех жителей той страны… Мы должны помнить, что святые преподобные отцы плакали о грехе ближнего, как о своем собственном. И в силу своей великой Христовой любви понимали всю значимость такой человеческой ответственности друг за друга.

Диакон Петр Пахомов

Комментарии


Задайте ВОПРОС или выскажите своё скромное мнение:


Заголовок:
Можете оставить здесь свои координаты, чтобы при необходимости мы могли бы с Вами связаться (они НЕ ПУБЛИКУЮТСЯ и это НЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО):

E-mail:
  Ваш адрес в соцсети или сайт:

Прошу ОПОВЕЩАТЬ меня на указанный выше e-mail - ТОЛЬКО при ответах в ветке ЭТОГО коммента!

Приход помогает детям

На это Рождество, точнее 8 января 2012 года, священник Иоанн Чураков пригласил меня на встречу с прихожанами своего храма, духовными чадами и друзьями. Когда я пришел туда, то был поражен количеству собравшихся людей. Я давно знаю о. Иоанна и, как мне кажется, хорошо. Последние годы мы общаемся с ним по тюремной работе: о. Иоанн является секретарем комиссии по социальной деятельности в местах лишения свободы при епархиальном совете г.Москвы.

Но если бы о.Иоанн сосредоточился бы только на тюремной работе, по понятным причинам к нему не пришло бы столько людей. На встрече я узнал, что накануне, 7 января 2012 года, в праздник Рождества Христова епископ Красногорский Иринарх, викарий Московской епархии, куратор Андреевского благочиния Юго-Западного округа гор. Москвы, председатель Синодального отдела Московского Патриархата по тюремному служению посетил детский дом-интернат для умственно отсталых детей № 7 Департамента социальной защиты населения города Москвы, который находится на Юго-Западе гор. Москвы в районе Черемушки.

В сопровождении директора интерната Андреевой Светланы Владимировны, сотрудников интерната и клириков Андреевского благочиния ЮЗАО — священника Иоанна Чуракова, священника Александра Зорина, сотрудника Синодального отдела по тюремному служению и игумена Максима (Рыжова) — владыка Иринарх осмотрел учебные и игровые помещения, компьютерные классы, кабинеты восстановительного лечения, комнаты отдыха и классы для спортивных и музыкальных занятий. Все помещения оснащены современным учебным, медицинским, спортивным и игровым оборудованием. В детском доме функционируют отделения медико-социальной, психолого-педагогической, социально-трудовой реабилитации и отделение милосердия. Работа педагогического коллектива направлена на создание развивающей среды, в которой осуществляется реабилитационная деятельность, затрагивающая все стороны жизни детей.

Особенно трогательным было то, что во время посещения преосвященным Иринархом классов интерната воспитанники искренне приветствовали Владыку, поздравляли его и всех гостей с Рождеством Христовым, дарили подарки, сделанные своими руками: новогодние украшения, аппликации и витражи на рождественские и новогодние темы, рассказывали стихи. В свою очередь владыка Иринарх передал патриаршее благословение воспитанникам и сотрудникам интерната, вручил каждому ребенку подарок и поздравил с Рождеством Христовым.

Если говорить сухим языком официального отчета, детский дом-интернат для умственно отсталых детей № 7 Департамента социальной защиты населения города Москвы открыт 14 сентября 1970 года. В настоящее время в нем проживает 152 ребенка-инвалида. Это дети, неспособные в силу своего заболевания к обучению в учебных заведениях системы образования и нуждающиеся по состоянию здоровья в медико-социальной помощи, социальной адаптации и в материально-бытовом обслуживании.

В детском доме действует комплексная программа медико-социальной реабилитации. Осуществляют ее специалисты разных профилей: врачи, средний и младший медицинский персонал, педагоги, трудинспекторы. Программа включает восстановительное лечение ребенка, коррекцию психических функций, организацию интеллектуального и личностного развития детей, его социальной адаптации.

Этот интернат окормляет о. Иоанн уже 15 лет. На моих глазах о. Иоанн пошел в этот интернат. Пошел туда потому, что его попросил об этом персонал. У кого-то может вызвать удивление, что интернат находится явно не на территории прихода. Просто батюшки из близлежащих храмов не смогли им тогда заняться: то ли не хватало времени, то ли правильно рассчитали свои духовные силы: поверьте, - это подвиг работать с такими несчастными людьми, и в то время многие были недовольны этим выбором о.Иоанна. Особенно когда он однажды привел этих несчастных детей в храм. И недовольство это можно объяснить. Не всем дано переносить это зрелище… Но отец Иоанн так и продолжал тихо трудиться в этом интернате, вплоть до знаменательного дня: первого посещения этого скорбного дома епископом.

Заслуга о. Иоанна еще и в том, что он смог сплотить людей и привлечь их к работе в интернате.

Вот, что мне рассказала Юлия - певчая в тюремном храме СИЗО-5 и помощница в интернате:

В 1997 году при храме Живоначальной Троицы в Конькове была организована группа прихожан-добровольцев для посещения дома-интерната № 7 для детей-инвалидов с целью преподавания им Закона Божьего.

Закон Божий был включен официально в расписание общеобразовательных дисциплин в детском учреждении. Раз в неделю прихожане храма занимаются с учениками в классах и в группах с необучаемыми детьми. Дети, проживающие в интернате, имеют серьезные заболевания, влияющие на их самочувствие и восприятие информации, поэтому уроки составлены с учетом замедленного развития детей.

Уровень подготовки учеников очень разный: от детей, которые запоминают рассказанное на занятии и могут ответить подробно на вопросы, хорошо помнят изученное даже в предыдущие годы, - до детей, которые никогда не смогут ответить на вопрос или вообще не умеют говорить. Задача педагогов-добровольцев учесть индивидуальность каждого ребенка, его состояние и проводить свои беседы так, чтобы все ребята участвовали в обсуждении темы и были активны на уроке. Задача не из легких.

На занятиях детям преподаются основы Закона Божьего – рассказывается о событиях Ветхого и Нового Завета, о жизни и деяниях Апостолов и Святых, подробно повествуется об Иисусе Христе, Богородице, о Церковных Праздниках, Таинствах Церкви, разъясняются молитвы.

Из скромного опыта проведения уроков было замечено: чтобы удержать внимание и интерес учеников, необходимо использовать красочные тематические иллюстрации, проводить различные викторины, конкурсы, ставить маленькие спектакли с участием детей. Одна из главных задач преподавателя это участие и индивидуальный подход к каждому ребенку.

Для занятий используются вспомогательные материалы – красочные распечатки, иллюстрирующие рассказы преподавателя, книги, загадки, стихи для заучивания. После каждого урока детям оставляется домашнее занятие. В связи с проблемами в умственном развитии многих учеников делается акцент на работу «руками».

В течение всего учебного года небольшие группы детей (от 7 до 15 человек), при содействии и непосредственном участии прихожан храма в организации этого мероприятия, посещают Божественную Литургию, где приступают к Таинствам Исповеди и Святого Причастия. Каждый, физически способный к этому ребенок, несколько раз в год посещает храм. Дети всегда очень рады посещать храм и чрезвычайно к этому стремятся, часто спрашивая на уроках о возможности побывать в церкви.

Детей, не способных самостоятельно передвигаться, постоянно лежащих в своей кровати, либо не выходящих за предел блока, несколько раз в году отец Иоанн причащает в группах. Остальных подопечных организованно приводят в актовый зал, где в присутствии персонала интерната, дирекции и помогающих из храма ребята приступают к Святым Христовым Тайнам.

Юные насельники интерната с огромным удовольствием принимают участие в церковной жизни. Дети очень рады, когда Великое Освящение воды совершает священник Иоанн непосредственно у них в гостях, в интернате в день Праздника, предоставляя прекрасную возможность быть участниками этого события детям.

Немалую радость ребятам доставляет присутствие на освящении куличей в Страстную Субботу. Они с большим удовольствием готовятся к Пасхе, украшая пасхальные яйца своими руками, и приносят потом вместе с куличами на освящение.

Большинство подопечных - очень талантливые детишки. Каждый год дирекция воскресной школы при храме Живоначальной Троицы в Конькове приглашает их на Праздничные концерты, посвященные Рождеству Христову и Пасхе. Для этого ребята заранее готовят выступления, прекрасные костюмы. Дети с удовольствием общаются со своими сверстниками, быстро находят контакт с окружающими. Ни с чем не сравнимую радость ребята испытывают при посещении интерната священником Иоанном и преподавателями от храма с подарками и поздравлениями на Рождество Христово и Пасху. Как правило, соборно подготавливаются подарки, большая часть из которых собирается с учетом умственных и физических возможностей каждого проживающего. Подарок состоит из развивающих игр, раскрасок, игрушек и сладостей. Отец Иоанн посещает все группы и вручает подарок каждому ребенку лично, проявляя отеческое внимание и заботу. В ответ поздравления прихожан, ребята читают стихи, поют праздничные песни, дарят памятные подарки, сделанные своими руками.

Закончился интересный вечер, насыщенный хорошим общением и радостными встречами. Пока мы с матушкой шли домой, я думал о странной закономерности, по которой «тюремные» батюшки, видимо, подышав спертым воздухом СИЗО, устремляются на свободу к страждущим людям. И трудятся в совсем не простых местах, как этот интернат. Я знаю еще одного тюремного священника, настоятеля храма в Бутырке, кроме своего приходского храма окормляющего интернат душевно больных. Или наоборот, увидев страдание людей в подобных местах, они идут в место наивысшей концентрации греха: в тюрьму. От этих пороков и страдают наши дети, а взрослые сходят с ума. Идут, чтобы не только целить больные души, но и посекать новые ростки зла.

Диакон Петр Пахомов - rusbereza.ru/html/jour/2012/201203/20120304.shtml

 

О встрече Бога уже в этой земной жизни

Эссе священника Иоанна Чуракова в день памяти преподобного Григория Синаита

 
Церковная богослужебная жизнь подобна восхождению к горным вершинам богообщения, где верующим людям дается возможность пережить в церковном опыте - встречу с Господом, - насколько могут вместить, или говоря словами тропаря Преображения - «якоже можаху». Эта встреча может отдаленно напоминать те явления, которые нам известны в Ветхом Завете: встречи с Господом Боговидца Моисея на горе Синай и пророка Божия Илии на горе Хорив. Они как раз происходили в заоблачной высоте горных вершин.

В духовной жизни Церкви бывают спуски и подъемы, которые переживаются индивидуально и сообща. Каждая литургия в пространственной аналогии является для христианина таким восхождением для богообщения к Престолу Вседержителя и возвращением в мир для исполнения воли Божией.

Но в богослужебных праздниках года во временном годовом цикле - эти восхождения и спуски имеют историческое Евангельское измерение и переживаются как приобщение спасению, явленному в земной жизни Богочеловека. Праздник Преображения Господня является духовной вершинной церковной жизни постпятидесятнических летних месяцев богослужебного года. А с этой вершины открывается другая высота, отстоящая от Преображения в сорокадневном временном шествии – Воздвижение Креста Господня.

Почему хочется сказать об этой аналогии? Горы притягивают всякого, кто их видел и в них побывал пространственным охватом и надмирностью, открывающейся с вершин. А еще близостью неба, которая с одной стороны по-прежнему - как у подножия горы - недостижима, а с другой облачка прямо таки наскакивают на близлежащие вершины в самой непосредственной близости от тебя. Недавно мне это посчастливилось пережить в прибрежных горах в окрестностях Марселя.

Здесь как бы аналогия встречи с Богом. Сущность Божия остается недосягаемой на любой высоте как бы высоко не поднималась в сферу обитания Бога Его творение, а с другой стороны - такая осязаемость небесных облачков Богоприсутствия в нетварных энергиях, в действиях Бога, который в них Весь Своим личностным общением и откровением твари. Неслучайно гору Фавор в момент Преображения осенило облако, из которого ученики услышали голос Бога Отца о Предвечном Сыновстве Господа Иисуса Христа (Лк. 9, 34-35).

Два понимания сути явления Бога в Преображении - это очень важный момент, точка невозврата в разделении между Восточной и Западной Церквями в 14 столетии (а отнюдь не 1054 год или даже полемика вокруг filioque). Эти два понимания были ярко выражены в противостоянии между Свят. Григорием Паламой и Варлаамом Калабрийцем.

Какой свет видели ученики на Фаворе - тварный (говоря по-современному, поток фотонов), - или это было явление Божественных энергий, которые созерцали ученики Христовы умными очами?

Святитель Григорий Палама настаивал на возможности приобщения человеком - жизни вечной - через откровения Бога человеку в нетварных Божественных энергиях, в благодати Духа Святого. Опыт такого причастия учениками Христа как раз и был сообщен в событии Преображения.

Западное же богословие (томизм) отстаивало трансцендентность Творца и невозможность опытного познания Его природы, категорически отрицало возможность усвоения человеком нетварной Божественной благодати. Между Богом и Его творением западные богословы вновь воздвигали непреодолимую пропасть, как будто и не было Воплощения Сына Божия. Смысл Воплощения они рассматривали лишь с позиций юридических (как искупление рода человеческого и примирение с Богом), а не как открывшуюся свободу обожения твари. Все аргументы западных богословов того времени оказались в рамках отвлеченных философских категорий.

Православный же восток, поддержанный Паламитскими соборами 1341 и 1351 годов, усилил духовную жизнь, и это взыскание обожения подвижниками в богословской науке получило название исихазм. Замечательным памятником этой горной вершины Православия стали удивительные светоносные фрески той эпохи и богопросвещенные писания отцов того времени. Один, из которых - преподобный Григорий Синаит и прославляется сегодня, 22 августа, Церковью.

А что Церковь Запада? В это время как раз начинается эпоха Возрождения. Постепенно угасает тот пыл по потерянному небу, который сильно сквозит в готическом архитектурном стиле и изобразительном искусстве. Весь экстаз и надрыв человеческих сил и тварных человеческих энергий по отношению к Богу в направлении неба - истощается, и человека теперь более всего беспокоит, - как обустроить земную жизнь и как в онтологической автономии земного измерения найти полноту и гармонию. Эта отправная точка построения мировой секулярной цивилизации.

О ее зрелых плодах в 21 веке расскажу как-нибудь в другой раз.

Ст.священник СИЗО-5 Иоанн Чураков - 22 августа 2013 - vk.com/id196871042

ierej-Ioann-Churakov-v-ochkahПо словам преп. Максима Исповедника:

"отношение к миру должно быть не чувственное, не бесчувственное, а сочувственное".

Конечно, примером такого отношения могут быть дела милосердия и благотворительность, но самым главным инструментом жизни, протягивающим ниточку от нас до Бога и ко всем и всему, что нас окружает - молитва.
Это удивительный Божий дар, который всегда с нами и научиться овладеть им - главная задача жизни. Как говорил свят. Феофан Затворник: "молитва - это дело, все остальное - поделье".

Молитва не отменяет необходимости конкретных дел любви, жертвенного служения людям, благотворительности, но она как камертон задает правильную тональность всем нашим взаимоотношениям.

Ст.священник СИЗО-5 Иоанн Чураков - 02 сентября 2013 - vk.com/id196871042

Освящен первый отдельный храм в следственных изоляторах Москвы

Епископ Красногорский Иринарх совершил малое освящение тюремного храма Святителя Николая в СИЗО-5…

По благословению Святейшего Патриарха Кирилла 5 января 2014 года состоялось малое освящение храма Святителя Николая при следственном изоляторе № 5 г. Москвы.

Особенность этого учреждения – наличие несовершеннолетних подследственных и отбывание наказаний в хозяйственном отряде, как мужчин, так и женщин заключенных.

Построенный Никольский храм – первый в следственных изоляторах Москвы – стоит отдельным храмовым зданием. До этого на территории СИЗО №5 «Водник», как и в других московских учреждениях уголовно-исполнительной системы действовал небольшой домовой храм, расположенный на одном из этажей корпусов следственного изолятора.

Закладка нового храма состоялась восемь лет назад, по благословению Святейшего Патриарха Алексия 8 ноября 2005 года, Преосвященным Александром, епископом Дмитровским (ныне митрополит Брянский и Севский). Автором проекта храма является главный архитектор епархии Гончаров Сергей Григорьевич, заведующий кафедрой Архитектуры и реставрации Российского Православного Университета. Технические разделы проекта выполнены институтом МосжилНИИпроект.

Строительство небольшого по размерам, но уютного и стройного здания церкви, растянулось на несколько лет из-за недостатка финансовых возможностей и проектных доработок. Ждали этого события все: и тюремные священнослужители, и сотрудники учреждения и, конечно же, заключенные. В преддверии праздника Рождества Христова храм оказался почти полностью готовым, недописанными остались иконы в иконостасе, но по благословению Святейшего Патриарха, было принято решение уже сегодня начинать его полнокровную богослужебную жизнь.

Освящение храма возглавил Преосвященный Иринарх, епископ Красногорский, викарий Святейшего Патриарха Кирилла, Председатель Синодального отдела Московской Патриархии по тюремному служению. Служба началось чином водосвятия, которое совершил старший священник храма иерей Иоанн Чураков. Потом своим чередом читались часы и молитвы ко Причастию, совершалась исповедь.

После торжественной встречи архиерея и его облачения, начался чин освящение храма. В Богослужении приняли участие священнослужители г.Москвы – протоиерей Иоанн Каледа, старший священник Краснопресненского СИЗО-3; протоиерей Дмитрий Медведев, старший священник СИЗО-7 «Капотня» г.Москвы; иерей Дмитрий Бобков, священник при СИЗО-6 «Печатники» на Шоссейной улице и двое священнослужителей, которые несут тюремное послушание в СИЗО-5 «Водник»: игумен Макарий (Юртайкин) и протоиерей Орест Оршек.

Мирная ектенья, каждение храма, тропарь Святителю Николаю с кондаком, предварили чтение священнодейственных молитв, которые при малом освящении храма и являются главным приготовлением перед служением первой Божественной Литургии на Святом Престоле. Владыка освятил святой водой алтарь и передал кропило отцу Иоанну Чуракову, который окропил иконы, стены храма и молящихся.

Божественная литургия состоялась в присутствии мужчин и женщин, заключенных хозяйственного отряда, которые сами пожелали стать участниками этого знаменательного события. Некоторые из них исповедовались и причастились Святых Христовых Таин. За время своего пребывания в СИЗО, они успевают привыкнуть к тюремному храмовому богослужению, еженедельно встречаются и с группой мирян-волонтеров, с которыми проходят беседы по основам православной веры и дружественные чаепития. За литургией молился и причащался миссионерский актив – многолетние помощники старшего священника в многопрофильной катехизаторской и социальной работе, которая проводится в учреждении.

На Богослужении присутствовали руководитель Управления по Москве – Анатолий Николаевич Тихомиров, в бытность которого начальником СИЗО № 5 велось строительство храма и Валерий Георгиевич Аведов – первый заместитель Начальника Управления Московского ФСИН. Участником церковной службы стал и новоназначенный и.о. начальника СИЗО № 5 Евгений Александрович Добров.

На освящение храма и первую Божественную Литургию были приглашены и представители общественности, которые принимали посильное участие в строительстве храма: Алексей Александрович Каульбарс – глава Департамента при Министерстве обороны РФ; Александр Сергеевич Иванов – генеральный директор ЗАО «Российская оценка»; Алексей Павлович Павлов – директор ООО «ТД АвтоМотоАльянс»; Наталья Леонидовна Высоцкая – бессменный руководитель благотворительного общества помощи заключенным «Вера. Надежда. Любовь» во имя Святителя Николая Чудотворца; Мурад Заурович Махарашвили - генеральный директор ООО «ПАРКЕТ ПОЛ».

По-домашнему тепло и просто, но стройно и молитвенно пел хор под управлением Елены Борисовны Чураковой, регента местного храма. Среди певчих не было специально для этой службы приглашенных. Все певцы – многолетние участники еженедельных тюремных литургий, совершаемых в домовом храме учреждения.

Все присутствующие стояли под куполом храма так, как это бывает в обычном приходском храме: благоговейно и естественно. И казалось, что никакие социальные различия, которые действуют за порогом храма в этом режимном учреждении, здесь, в эти минуты, не имеют значения. В погонах и в гражданской одежде, в арестантских бушлатах и священнических ризах – все как одно целое, как мистическое церковное Тело, становились причастниками той благодатной духовной реальности, для актуализации которой и строятся храмы и совершается Божественная Евхаристия.

Служба завершилась возглашением многолетия и словами приветствия старшего священника и Преосвященного епископа. На молитвенную память о знаменательном событии владыке Иринарху был преподнесен архипастырский жезл и традиционный букет белых роз. Владыка вручил за понесенные труды благословенные грамоты Синодального отдела по тюремному сужению присутствовавшему руководству Федеральной службы исполнения наказаний и старшему священнику учреждения.

После службы состоялась праздничная трапеза, на которой были обсуждены вопросы взаимодействия Церкви и уголовной исполнительной системы. Добрые пожелания и сердечная благодарность были выражены благотворителям и всем бескорыстным труженикам, которые принимали участие в строительстве тюремного храма.

Иерей Иоанн Чураков, старший священник храма Святителя Николая
при следственном изоляторе № 5 г.Москвы
09.01.2014 - pravoslavnye.ru/news_rl/2014/01/09/osvyawen_pervyj_otdelnyj_hram_v_sledstvennyh_izolyatorah_moskvy

Воспитанники Можайской «малолетки» обсудили творчество Антуана де Сент-Экзюпери с настоятелем храма Успения Пресвятой богородицы в Матвеевском города Москвы протоиреем Иоанном Чураковым

Можайская «малолетка» /></p>
<p>Настоятель храма Успения Пресвятой богородицы в Матвеевском города Москвы протоиерей Иоанн Чураков встретился с воспитанниками Можайской воспитательной колонии. Встреча священнослужителя РПЦ с несовершеннолетними осужденными совсем не случайна. Отец Иоанн уже более десяти лет несет пастырское служение в местах лишения свободы. <br clear=

В Можайской воспитательной колонии протоиерей Иоанн Чураков провел для несовершеннолетних воспитанников молебен в храме колонии, а затем рассказал ребятам о возможности нравственного очищения, через покаяние и веру.
- В каждом человеке есть ростки добра, которые насадил в душу человеческую Господь. Встав на путь исправления, вы сможете порвать греховную цепочку, которая связывает вас с прошлой жизнью,- отметил отец Иоанн, обращаясь к воспитанникам колонии.

Кроме этого, настоятель храма Успения Пресвятой богородицы в Матвеевском города Москвы протоирей Иоанн Чураков обсудил с ребятами книгу «9 жизней Антуана де Сент-Экзюпери», знакомящую читателей с творчеством известного французского писателя, поэта и профессионального летчика Антуана де Сент-Экзюпери, автора книги о «Маленьком принце», а также его жизненным опытом, позволяющим найти свое место в жизни.

Пресс-служба УФСИН России по Московской области
18.07.2016 - 50.fsin.su/news/detail.php?ELEMENT_ID=265587

Последние комменты