Стас Сенькин - О моей встрече на Святой Горе Афон с Валентином Распутиным - Раскрылись однажды широко глаза и ужаснулся миру…

Святая Гора Афон в снегу. Монастырь Дионисиу - Стас Сенькин - О моей встрече на Святой Горе Афон с Валентином Распутиным

Как-то, помню, приезжал на Афон современный классик русской литературы Валентин Распутин вместе со своим другом покойным Саввой Ямщиковым. Я, к тому времени,выпросил у отца Исидора старую пишущую машинку и начинал уже что-то творить. Конечно же, не мог не обратиться к Валентину Григорьевичу с просьбой взглянуть на мои записки. Он взял их на вечер почитать, а на следующий день мы с ним поговорили минут десять:

- Пером владеете, - одобрительно кивнул мэтр. - Художественную литературу не хотите писать?

Смеясь про себя в душе, я отрицательно покачал головой. Какая уж тут художественная литература, когда стою на монашеском пути? В то время у меня не было ни малейшего сомнения, что это моё. Но, как оказалось, Валентин Григорьевич пророчески благословил меня на написание рассказов и даже сам черкнул обо мне пару строк в своём знаменитом очерке.

Единственное, что мне не понравилось в его описании, - мэтр указал, что у меня "рыжеватая топорщащаяся бородка". Бородка, может быть, но не рыжая! Хотя это, конечно, шутка. И вот что Валентин Григорьевич обо мне написал:

В фондарике я не однажды встречал молодого человека лет 25–30 с рыжей топоршащейся бородкой. Мы раскланивались в коридоре и расходились, он был явно не из праздных паломников, не из верхоглядов. Но на второй, кажется, день он подошел, представился и попросил меня прочитать несколько страниц его сочинения. Я не обрадовался: даже и здесь не избежать рукописей. Но здесь и отказать было бы нехорошо. Девять страниц оказались до того плотно с обеих сторон уложены мелким машинным шрифтом (такой был когда-то у машинки «Москва»), что стоило немалых усилий раздвигать слова и понимать смысл.

Это было горячее покаяние перед Господом. Я начал читать с настороженностью: уж где-где, а здесь, на Афоне, как бы излишним было, коли находилось время для сочинений, отдаваться этому жанру, потому что тут ближе и верней всего воспользоваться прямым обращением, не прибегая к литературной форме. Но чем дальше я читал, тем больше убеждался, как глубоко и искренне это покаяние, будто автор сдирал с себя влипшие глубоко в плоть рубашку за рубашкой, самосоткавшихся из неправедной жизни и покрывшихся язвами, и все никак не мог добраться до дна… можно бы сказать, до дна своей падшести, но никакого особого падения он и указать не мог, а только раскрылись однажды широко глаза и ужаснулся миру, в котором пребывал и чувствовал себя в нем совсем еще недавно почти удобно.

Он из Москвы, бывший журналист. На Афоне уже полгода, надеется на постриг. Но решись он написать свою исповедь там, в миру, — не хватило бы слов: там их, годных для покаяния, остается совсем мало. Там мы в глубины свои не умеем или боимся заглядывать. А тут уже через месяц-два точно раскрылись недра и истекли чистые чувства в облачении точного и неоспоримого языка.

— Знаешь ли, — вопрошает прошедший через этот опыт Константин Леонтьев, — сколько христианской воли нужно, чтобы убить в себе другую волю, светскую волю?..

Константин Леонтьев продолжает:

— Помню я, что Белинскому не нравился этот стих:
«Его живит смиренья луч» (из стихотворения Аполлона Майкова «Ангел и демон» — В.Распутин)
Он, кажется, находил смысл его неясным.

Для меня (теперь) он очень ясен. Искреннее смирение, вечная тревога неопытной совести о том, чтобы не впасть во внутреннюю гордость, чтобы, стремясь к безгрешности, не осмелиться почесть себя святым; чтобы, с другой стороны, преувеличенными фразами о смирении своем и о своем ничтожестве не возбудить греховного чувства отвращения в другом, который мою неосторожную выразительность готов как раз принять за лицемерие… Эта сердечная борьба, особенно в монахе молодом, исполнена необычайной жизни, драмы внутренней и поэзии. Идеал искреннего, честного монаха — это приблизительная безплотность на земле; гордость, самолюбие, любовь к женщине, семье, к спокойствию тела и даже к веселому спокойствию духа постоянному — должны быть отвергнуты. Безстрастие — вот идеал. Истинное, глубокое, выработанное безстрастие придает после начальной борьбы самому лицу хорошего инока особого рода выразительность и силу…

«Его живит смиренья луч…»

За несколько дней общения с монахами это не разглядишь. Это даже и не угадать так скоро. Это удается, быть может, лишь заподозрить…те же люди и не те, далеко ушли они от нас, но за всеми оставленными позади порогами, за всеми духовными и моральными победами встают новые испытания… и несть им числа.

Комментарии


Задайте ВОПРОС или выскажите своё скромное мнение:


Заголовок:
Можете оставить здесь свои координаты, чтобы при необходимости мы могли бы с Вами связаться (они НЕ ПУБЛИКУЮТСЯ и это НЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО):

E-mail:
  Ваш адрес в соцсети или сайт:

Прошу ОПОВЕЩАТЬ меня на указанный выше e-mail - ТОЛЬКО при ответах в ветке ЭТОГО коммента!

 
Пишет карульский монах Афанасий:
Считаю необходимым поместить здесь потертые Стасиком в его блоге мои комментарии.

Почитали, проповедник ты наш, с отцами твой бред и в ужас пришли от того, как человек, вроде бы и на Афоне поживший, и каких-то духовных людей все-таки встречавший, может в таком полнейшем помрачении разсудка пребывать.

Не буду разпространяться о содержании твоего журнала - духовные верхушки, самолюбование и вальяжность ко Святыне - только на заголовок укажу. Это какого же демонического самомнения надо быть, чтобы взять за эпиграф своего журнала подобную хулу! Ты что же, барбос, свою графоманщину выше крови Святых Мучеников ставишь?!

Ты вот вырвал слова мои из контекста. Поэтому читателям твоим поясню, что говорил их именно тебе, что "нет никого хуже ПОДОБНЫХ ТЕБЕ православных". (К сожалению, много сейчас таких). Ведь тогда еще тебе на гордость твою внимание обращал!

И еще добавлю. Иди работай. Честным трудом на хлеб зарабатывай, а не у православных деньги за писанину свою вымогай (см. профиль Стаса Сенькина). Потерся немного на Святой Горе и учительствовать? Нет, русским людям своим "творчеством" морочить головы тебе не позволим!

Если, не дай Бог, увещеванию этому не внимешь, и журнал этот не прикроешь, получишь, как и сам говорил, как в Церкви делается, "пинка под зад". Только не фигурально, а так что с месяц на седло свое не присядешь - гарантирую.

А зная, что гордые увещеваниям не поддаются, а реагируют только на силу, даю честное монашеское слово обещание это постараться выполнить. Так что смотри...

"После ответа твоего гнусного еще поразсуждали с отцами о названии и содержании твоей "жужжалки", а также о твоем духовном состоянии. И пришли к выводу, что эпиграфом этим ты не только от Православия отрекся, а от Христианства вообще.

Пишу это не для тебя, - знаю, что от гордости только Сам Бог человека излечить может, - а для твоих читателей, чтобы писаниной твоей не соблазнялись. И на клевету твою читателям же отвечу, что матерщинником не являюсь и не сквернословлю, а просто геев по-русски пидарасами называю.

Вот и тебя сейчас пидарасом объявляю. Не из сиюминутного гнева - имею на это все основания.

Если ты по пьянке забыл, напомню тебе о нашей единственной встрече, как я тебя на машине подвозил. Тогда тебя, зайца во хмелю, увещевал - словами не бросаться, если в глаза их не можешь человеку сказать. А когда после многих увещеваний, ты направился в монастырь отцу Макарию "морду бить", тебе сказал, что, если этого не сделаешь, для меня ты чистый пидарас. И ты, кстати, тогда согласился!

Если на меня "обиделся" или скажешь такого не было, оставляю свой московский телефон 792 08 86. После Пасхи буду в Москве. Тогда и объясню, "кого о себе возомнил".
Конец связи и Богу слава!

 

На мой взгляд вполне корректный коммент, как и предыдущий, несмотря на его меня в хулиганстве обвинения. Во всяком случае, корректней гнусненьких комментариев самого Стасика, скатившегося, чуть ему хвост прищемили, с высокого "духовного" штиля на жаргон пэтэушников.

Так как пока не имею возможности обратиться к нашему гуру лично, хотел бы попросить вас, читателей его блога, спросить его, что он может ответить по существу постановки вопроса.

P.S. Кстати о моих литературных пристрастиях, как и о мне самом, Стасик может знать только с чьих-то разсказов или даже, простите, легенд, которых обо мне здесь, так уж сложилось, множество ходит. Так как я Стасика имел счастие видеть только однажды и то - с двух банок пива встельку пьяного. Поэтому ему опять возражу - любимым моим писателем Григорий Климов не является, несмотря на то, что даже имел с ним, хоть и по телефону, но личное общение.

Однако считаю, что Климов, несмотря на все его чудачества, достоин как минимум Государственной премии за выявление связей: вырождение - еврейство - латентный гомосексуализм - перманентное бунтарство. Типичный пример, - опять же, - наш Стасик.

И, в связи с этим, хотелось бы поинтересоваться чем же, по вашему мнению, мы все, признающие наличие этих взаимосвязей, друг на друга похожи.

Здравствуй, Александр.

Ты попросил меня, чтобы я тебе позволил опубликовать свои рассказы на твоём сайте, для того, чтобы он - твой сайт -развивался, а ты теперь вместо благодарности даёшь всяким матершинникам возможность поливать меня грязью, матом и смеяться надо мной. Я тебе предлагаю опубликовать здесь книгу "отдайте мне родину" схимонаха Афанасия про "пидорасов" и дальше иметь дело с этим на всю голову ушибленным человеком, а все мои посты и рассказы я требую немедленно убрать. Я у тебя блог не веду и вести не собираюсь. Мне такие друзья, которые вместо благодарности свинью подкладывают, не нужны. Короче я делаю скриншот этого письма.

21 марта 2011 года

С уважением, Станислав.

Я немного растеряна, но твердо верю, что Господь все управит ко всеобщему благу! А Станиславу советую прислушаться к критики старца, ведь себя плохо видно, а гордость такая тонкая штука, она все время маскируется... Простите, если смутила и помоги нам всем Господь.

Последние комменты