Совещание московского тюремного духовенства часть I

12 сентября в здание Синодального отдела по тюремному служению состоялось совещание московских тюремных священников. Его возглавил преосвященный Иринарх, епископ Красногорский, Председатель Отдела.
Началось совещание словом преосвященного владыки. Он вкратце дал оценку состоянию основных направлений тюремного служения. Но основной темой конференции была богослужебная духовно-просветительская деятельность священнослужителей в СИЗО. На ней преосвященный владыка и сконцентрировал внимание присутствующих. Особое внимание владыка обратил на организацию воскресных школ, видеотек и библиотек в системе исправительных учреждений. Сейчас Отделом внешних церковных связей был издан Новый Завет с Псалтырью для военнослужащих и осужденных, и сейчас эти книги распространяются по московским СИЗО.

Далее владыка остановился на вопросе о статусе тюремного храма. Обращаясь к собравшимся, он сказал: «Сегодня мы должны обсудить вопрос о статусе тюремного храма. В июне прошлого года по инициативе ФСИН началась регистрация приходов из числа сотрудников. И в прошлом году в Воронежской, Белгородской, Смоленской и Липецкой епархиях было создано 27 приходов, и 23 прихода находились в стадии завершения регистрации. Эта инициатива не была поддержана Святейшим Патриархом по причине нецелесообразности, так как такие приходы не имели бы поддержки у заключенных. Епархиальные архиереи попали бы в существенную зависимость от ФСИН, так члены Приходских советов и бухгалтера будут избираться из числа сотрудников этой организации. Приход должен быть самостоятельным юридическим лицом, но в виду специфики организаций системы исправления наказаний некоторые виды деятельности (например, сбор пожертвований) затруднены. Это может стать причиной исключения приходов из ЕГРЮ на основании ст. 21.1 Федерального закона о государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. По этим причинам Святейший Патриарх и Высший Церковный Совет не поддержали эту инициативу, но 50 подобных приходов уже существует. Наша позиция: такие храмы могут быть приписными или создаваться по примеру подворья. То есть настоятель назначается архиереем, настоятель подбирает бухгалтера и хозяйственника и согласовывает их кандидатуры с администрацией. Но возникают финансовые вопросы, ведь у храма на территории ФСИН нет доходов.
В Воронеже есть хорошая практика. Там храм построен не внутри колонии-поселения, а рядом с входом, в метрах двухстах. То есть храм имеет и своих прихожан, и из колонии могут ходить. Но это исключение, такой вариант в колониях строго режима, воспитательных колониях не пройдет.
И последнее, храм может находиться в помещении, временно выделенном администрацией. Тогда заключается соглашение. Форма такого соглашения выработана и согласовывается сейчас с Министерством юстиции. Надо отметить, что если храм будет на балансе учреждения, то ремонт и прочие затраты по содержанию храма лягут на учреждение. Если он передается в собственность (есть бывшие монастыри и храмы, в которых размешаются исправительные учреждения), тогда все обеспечение ложится на церковь. Можно передать храм Церкви в пользование. Есть форма соглашения, но, по сути, наличие храма на территории любого государственного объекта незаконно. Но это реальность, продиктованная необходимостью, и сейчас готовятся поправки. Как сказал Святейший Патриарх, пока все затраты по тюремному служению ложатся на церковь. И ФСИН должна взять на себя хотя бы оплату коммунальных платежей.
Но вопрос этот непростой, например. Бутырский храм можно взять только в пользование, но это будет решаться Министерством юстиции. Надо будет заключать соглашение, но всякое соглашение имеет срок, а церковь строится на века».
Также владыка поднял вопрос о защите прав и достоинств заключенных.
Он отметил, что в первую очередь речь идет об Общественных наблюдательных комиссиях. Священнослужители туда не могут быть назначены, но могут быть избраны через общественные организации. Члены ОНК очень разные люди, иногда они не находят общего языка. А священник, как отмечают многие, вносит мир в эти собрания, что позволяет комиссии работать плодотворно. Кроме того Церковь имеет свою программу защиты прав, свободы и достоинства человека. По этому поводу был принят соответствующий документ. В нем есть п. 5, в котором говорится о правозащитной деятельности Церкви. С одной стороны Церковь не занимается политикой, но с другой стороны благословляет правозащитную деятельность. Это печалование перед властью о судьбе людей невинно осужденных известно еще с древности.
Преосвященный владыка передал собравшимся мнение министра о том, что священники могли бы принимать более активное участие в вопросах помилования и УДО. Конечно, ходатайствовать о помиловании осужденного может только священник, служащий в этой колонии, который знает его совесть и информирован о его поведении. В этом смысле священник может принимать в участие в помиловании. Владыка отметил, что он как епископ отказывал в подобных просьбах или направлял к священникам, так как не был знаком с этими осужденными.
Далее владыка проинформировал собравшихся, что согласно решению Архиерейского собора 2011 года, все правящие архиереи к первому сентября должны составить списки духовенства, служащего в исправительных учреждениях на постоянной основе. А к февралю месяцу все должны окончательно определиться с этими списками. Поэтому московским старшим священникам СИЗО надо обратиться к викарным епископам, чтобы те восполнили вакантные места тюремных священников. Владыка отметил, что ранее вопрос о штатном тюремном духовенстве упирался в финансирование, но сейчас идут переговоры со ФСИН о содержании тюремного духовенства, и надо надеяться, что они пройдут успешно. По крайней мере, надо обеспечить по одному священнику из тюремного храма. А сейчас действует 501 храм. У нас 1100 священнослужителей, но точной цифры пока нет это данные двухлетней давности. Если планировать зарплату на уровне уборщицы: 15 тыс. рублей, то без налога это где-то 240 млн. руб. Если на уровне младшего лейтенанта (30 тысяч) – полмиллиарда в год. Далее священнослужителям был поднят ряд вопросов.
Вопрос у нас в третьем изоляторе человек хотел пожертвовать на храм, но никто не смог ему сказать, куда перечислить деньги.
Такая проблема существует. Заключенные хотят пожертвовать или приобрести иконки или книги. Нужна определенная форма юридического лица, чтобы это осуществлять. Приписной храм и перечислять на приход, будут определенные сложности. Так что надо чтобы была возможность перечислять на тюремный приход.

Комментарии


Задайте ВОПРОС или выскажите своё скромное мнение:


Заголовок:
Можете оставить здесь свои координаты, чтобы при необходимости мы могли бы с Вами связаться (они НЕ ПУБЛИКУЮТСЯ и это НЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО):

E-mail:
  Ваш адрес в соцсети или сайт:

Прошу ОПОВЕЩАТЬ меня на указанный выше e-mail - ТОЛЬКО при ответах в ветке ЭТОГО коммента (снимите галку в квадратике, если это не нужно)