После Причастия онко-больные исцеляются от рака, но все-равно в храм - ни ногой!… - Рассказ «Чудеса» батюшки Александра Дьяченко

 

«Чудеса»

 

То, что Причастие поднимает человека с одра, в этом нет сомнений вообще!
И как чудо такие примеры в рассказах вообще не выделяю…
Чудом же для меня в этих историях является реакция человека на чудо исцеления…
Тебя из могилы достали, а ты всё равно не веришь Богу. Вот где чудеса!
 
Иерей Александр Дьяченко

 
Спаситель наш Иисус Христос
Спаситель наш Иисус Христос

 

Тетя Валя, моя бывшая соседка, всякий раз как ложилась в больничку, так и звала меня её причащать. Сама она в храм не ходила, не могла выстоять службу. Однажды, она, уже, будучи в зрелом возрасте, пришла в храм и простояла всю службу, не сходя с места. Подошвы ног у неё потом горели, и после этого она не смогла себя заставить ещё хотя бы раз придти на службу.

«Разве можно объять необъятное»? Спрашивал я её тогда. В Церкви нельзя на «забег», рассчитанный длиной в целую жизнь, выбегать как на стометровку. Как и нельзя с ходу наскоком постичь Бога нашим поврежденным сердцем, и судить о Церкви пораженным страстями умом...

В больницу, считала тетя Валя, батюшка уже сам обязан идти. Каждый год тяжелейший бронхит укладывал её на больничную койку, и всякий раз, только причащаясь Святых Христовых Таин, она возвращалась к жизни. Так было несколько лет подряд, раза 3-4 точно, а в итоге подвело сердечко, прямо на Благовещение...

 
В одно из таких посещений захватил с собой лишнюю частичку запасных даров. Спрашиваю медсестру: «Нет ли у вас кого-нибудь безнадёжно больного, но только, чтобы в разуме был человек»? Думаю: «Всё равно мне потом его отпевать, может, кого и подготовить получится».

 

С этим делом у нас в больнице плохо, не хотят люди уходить из жизни по-христиански. Откладывают исповедь и причастие на такое "потом", что мне остаётся только руками разводить. Боятся батюшку пригласить, примета, мол, плохая. Если пригласишь, - помрёшь, а без него, так может и выкарабкаешься, а с попом - ты уже точно не жилец на этом свете!
 
Иногда слышишь, отказ причащаться мотивируется тем, что брезгуем, мол, с одной ложечки. Старенькая бабушка, годов за 80, болеет онкологией, страдает от водянки, разлагается уже при жизни. «Мать, давай батюшку пригласим, покаяться тебе нужно, святыню принять». «Нет», отвечает, «брезгую я, из одной ложки». А то, что это тобой нужно брезговать, до ума человека не доходит.

 
Провели меня в палату. В ней отдельно, чтобы видимо, не смущать других больных, тихо умирал человек. Женщина. Звали её, помню, Нина. Взгляд безучастный ко всему, голос еле слышен. Сестра говорит мне: «У неё пролежни уже до костей». Я потом видел их, Нина сама мне показывала. Сзади от копчика до поясницы, и на пятках, словно полосы из широкого офицерского ремня. Поскольку человек угасал, то ничего у неё не было развлекающего: ни газет, ни книжек, ни телевизора не было, не было и обычных в таких местах маленьких иконочек на тумбочке.

Я спросил разрешения присесть рядом и спросил Нину: «Вы верите в Христа»? Она сказала, что много слышала о Нём, но конкретно не знает. Я рассказывал ей о Христе, о Его любви к человеку, о Церкви, которую Он основал, и за которую умер. Она внимательно слушала меня, и когда я спросил её, не хочет ли она принять Святое Причастие (а тянуть с предложением было нельзя, никто не знал: доживёт ли она до завтрашнего дня?), - Нина согласилась. Она действительно принесла покаяние (как смогла, конечно) и причастилась. Перед причастием я предупредил её, что Бог волен оставить её на земле, но она должна обещать Ему, что оставшаяся часть её жизни пройдёт в храме. Нина обещала, если выживет, то будет жить совсем другой жизнью, и заплакала...

 
Потом я приходил к ней ещё раз, принес Евангелие. Когда вошёл в палату, то увидел Нину стоящей у окна. Удивительно, но после Причастия её состояние совершенным образом изменилось. Она внезапно и резко пошло на поправку, ей осталось только удалить пролежни и выписаться домой. Наши медики не могли объяснить причину столь непонятного выздоровления фактически обречённого на смерть человека. На их глазах произошло настоящее чудо.

 
С тех пор я встречал Нину несколько раз в посёлке, и ни разу в храме... Я напоминал ей о её обещании перед Причастием, но она всякий раз находила причину, почему она до сих пор не нашла времени даже просто зайти в храм. Почти год она докладывала мне о своих успехах на даче: «У меня трое мужиков, батюшка, мне их всех кормить нужно, вот и тружусь, не покладая рук»!

Где бы не происходила наша встреча, Нина всегда бурно приветствовала меня. Обнимала и целовала у всех на виду, что, понятное дело, было неправильно (так приветствовать священника), но я не показывал виду, - для того, чтобы напомнить о её словах, данных Богу на смертном одре.

«Неужели ты не понимаешь, что если не исполнишь своё обещание, то умрешь»?
Нина на мои слова всегда как-то легко отшучивалась, пока, уже поздней осенью, после окончания всех сельхоз работ, она не сказала мне жестко и определенно:
«Я никогда не приду к тебе в храм. Неужели ты этого до сих пор не понял? Я не верю, ни тебе, ни в твоего Христа»!

 
Не знаю, как сейчас живёт Нина, и живёт ли она вообще. Но я больше не встречал её в поселке. Никогда больше после тех слов не встречал...

* * *

А недавно друзья привезли в храм одну мою старую знакомую, назову её Надеждой. Мы пересекались с ней года три назад...

Надежда по-человечески очень несчастна. В своё время болезнь истончила её кости, и практически каждое падение приводило к какому-нибудь перелому. А потом ещё и онкология, в довершении всех её бед. Муж её к этому времени уже умер, детей не нажили, да и родственников практически никого не осталось. Надежда была обречена на одинокую и мучительную кончину, если бы на её пути не появился гастарбайтер из Узбекистана по имени Камил.

Не понимаю, что могло привлечь Камила в Надежде, но сам он, будучи человеком немолодым и одиноким, взял на себя заботу об этой женщине.

Камила я знал хорошо, он целый сезон отработал у нас на ремонте колокольни. И не видел я в нём тогда тех качеств, о которых узнал потом. Так вот, именно Камил заявил Надежде о необходимости пригласить к ней на дом «отца», так меня называли наши строители узбеки.
«Отец помолится, и тебе станет легче», - убеждал он Надежду. - «Нужно молиться, Надя. Я буду молить Аллаха, а ты молись Христу, и Он тебе обязательно поможет»!

Надежда мне потом рассказывала, как Камил убеждал её начать молиться, и как ей было трудно преодолеть своё неверие и решиться на разговор со священником. Прежде она никому и ни во что не верила, зализывала в одиночестве свои раны и готовилась умирать. Всё в её жизни было жёстко и определённо, а тут какая-то ирреальность...

Друзья привезли меня в дом к Надежде. Она знала, что я буду предлагать ей принять Причастие, а для этого ей нужно было, хотя бы, не курить с утра, но она, конечно же, выкурила пару сигарет. Помню, как суетился Камил, как он был рад принимать «отца» в качестве гостя в своём доме. Надежда лежала в постели с переломанной на то время ногой.

На удивление легко мы нашли с ней общий язык. Она всю жизнь работала простым маляром на стройках, а я десять лет рабочим - на железной дороге. Это обстоятельство нас, наверно, и сблизило. Она думала, увидит перед собой что-то из другого мира, а пришел такой же работяга, как и она сама, и нам было о чём поговорить!

Я рассказывал ей о Христе и Его страданиях, а она мне о своих болячках и болях. В конце концов, я услышал от неё то, чего ждал. Она сказала, что хотела бы верить Христу, и, наверное, даже бы стала христианкой, но не судьба. «Надежда», ответил я ей тогда, «если ты действительно Ему поверишь, то Он может сохранить тебе жизнь и поставить на ноги. Но потом, ты уже не выйдешь из храма. Если ты на это твёрдо решишься, всё так и произойдёт». И она обещала...

 
Удивительное дело, но думаю, что по вере мусульманина-гастарбайтера, Надежда исцелилась. Её кости, словно цементным раствором, налились, нога немедленно срослась, и женщина впервые за несколько лет вышла из дома без костылей. Дальше - больше: её сняли с учёта, как онкобольную. Она ходила по городу, делала визиты друзьям, но так и не нашла времени приехать в наш храм, и даже больше. Прошло больше года, а она ни разу не зашла в храм, что стоит рядом с её домом. Чудеса...

 
Чем можно объяснить такую неблагодарность тому, Кто только-что, так волшебно - дал тебе ещё по-жить на нашей земле? Понятное дело, не для смотрения телевизора с его безконечными сериалами, и прочей ерунды, а на покаяние!

Я знал по опыту, что её болезнь вернётся. И вновь больничная койка, кучи лекарств, спасибо, что хоть Камил не оставляет, вот уже 10 лет живут вместе.

И вот на первой неделе Великого Поста её привезли к нам на службу. Снова мы разговаривали с Надеждой о грехе, снова готовил её к Причастию. Она знала, что будет причащаться, знала, что ей нужно, ну хотя бы утром воздержаться от курения, но она, конечно же, накурилась, как я с сожалением и предполагал. Тем не менее, я допустил её к Причастию, потому что, может больше у неё и не будет такой возможности - побывать в храме. Причащал и думал, а вдруг Господь даст ей ещё один шанс? Кто знает, но я в этом почему-то сомневаюсь...

Священник Александр Дьяченко

 
PS   Ну и меня от церкви после крещения на 6 лет отвернуло…
А потом Господь через мою знакомую хорошего пинка дал, так как по другому не понимала в тот момент. Так что это вполне где-то даже нормально.

Так как полное чудо, на мой взгляд, происходит тогда, когда человек полностью погружается в духовную жизнь и начинает духовную борьбу со своими страстями. Вот тогда и происходит чудо рождения нового человека во Христе.

Всё действует по заданной схеме проверок:
"А ты действительно хочешь идти за Мной?" - спрашивает Господь.
Одни идут, а другие могут быть не готовы внутри себя, даже не смотря на свершившеся с ними чудо...
И что тут сделаешь? Господь же дал человеку свободу выбора…

Священник Александр Дьяченко:
Согласен, только для некоторых это имеет трагические последствия…

 
PPS   Мама рассказывала, что когда меня не могли вывести из-под наркоза, после вполне стандартного аппендицита, моя соседка по палате, бабулька (которая сама чудом осталась жива, у нее была паталогия, не совместимая с жизнью) достала святую воду, начала меня ею кропить, крестить, молиться... И я почти сразу открыла глаза.
Мама говорит, что со стороны это выглядело тоже как чудо!

Священник Александр Дьяченко: Ещё бы!
А незнающий человек подумает: А зря православные запрещают к бабушкам ходить, - на глазах чудотворят! :)

 
PPPS   Да, просто когда плохо - готов молиться и каяться, лишь бы облегчить свои страдания. И Господь по милосердию своему помогает. Но когда все становится хорошо, то человек забывает о данных обетах. Ведь все уже хорошо… До следующего раза, когда опять все станет плохо…

 
PPPPS   Так ведь и в Евангелии есть рассказ, когда Христос десятерых исцелил от проказы, а вернулся поблагодарить Его только один!

Священник Александр Дьяченко:

Очень хорошо замечено. Также о.Андрей Кураев, наверно основываясь на этом же месте, говорит, что только один из десяти способен мыслить в духовных категориях…

Меня поражает слепота человека, который умирает и знает, что обречён, а потом вопреки всякой логике остаётся жить. И всё, и забыл. Ему говорят - помрёшь, а он снова не верит! Это уже что-то из сферы вне всякого моего понимания, а не только благодарности…

 
PPPPPS   Да, это вне всякого понимания. Но, отчего особенная горечь, что даже и благодарности в сердце не имеют… Хотя Кого благодарить, если не веруют…

С другой стороны, мне кажется, в глубине души у таких людей есть понимание того, что с ними произошло. Но невыносима сама мысль, что нужно ПРЕКЛОНИТЬСЯ, а значит самому изнутри полностью измениться. Не хотят…

Священник Александр Дьяченко: Вот это, думаю, в точку!

 
PPPPPPS   Папе моему поставили страшный диагноз 3 года назад.
Мама сдела и делает все, что положено: врачи, анализы, облучение, лекарства.
А я читала 4 месяца подряд ежедненвно вечернее правило и (благсловленные духовником) "Богородице дева радуйся" 30 раз и столько же земных поклонов.
Воду из источника привезли папе. (Он крещен в детсве, но не верующий совсем).
Вообщем, общими (!) усилиями выкарабкался папуля!

И когда я, спустя год, как-то обмолвилось о том, что я делала, когда он болел, он с удивлением и жалостью на меня посмотрел и еще раз понял, что дочка его "свихнулась на почве религии".
Вот так!

Священник Александр Дьяченко: Но он хоть никому ничего и не обещал!

 
 
Через полтора года - PS   Священник Александр Дьяченко: Вдогонку

Сегодня на "Правмире" появился мой рассказик "Чудеса". Я написал его во время Великого Поста прошлого года. Там в конце проходит образ Надежды, которая приезжает к нам на причастие, поскольку очень больна. Я писал, что сомневаюсь в возможности её исцеления, но оно вновь произошло! Это поразительно, так не бывает! Не может человек вот так, после причастия, второй раз подряд исцеляться от онкологии!
А она исцелилась повторно, и уже год болезнь не возвращается, её сняли со всех учётов.

Но! В храм она так и не ходит. Её гражданский муж-узбек, на глазах которого произошли все эти чудеса: первое и второе исцеление, стал таким ревностным мусульманином, что на время рамазана в этом году даже прекратил торговать на рынке.
Надежда же в храм так и не идёт, вот где чудеса!
Правда, возможно, все это происшедшее отразилось на её психике, весной этого года она даже хотела покончить с собой...

 
Через полтора года - PPS   А про Нину по-прежнему ничего неизвестно?..
Священник Александр Дьяченко: Нет, о ней я ничего не знаю, и наверно даже забыл её лицо...

 
Через полтора года - PPPS   Грустно с женщинами вышло...
А в таких случаях нельзя ли не брать с них обещания ходить в храм?
Может что-то другое лучше говорить и спрашивать?

У нас в городе я слышала аналогичную историю про умиравшую девушку, исцелившуюся по молитве и с обещанием потом ходить в храм, но в итоге не выполнившую обещание. Как у нее жизнь сложилась дальше, я не знаю...

Когда находишься на грани жизни, это такое состояние, что много можно искренне наобещать такого, что потом не сделаешь. Ведь и в обычной жизни часто бывает, что человек дает себе слово в духе "с понедельника начну новую жизнь", а не начинает ее...

Священник Александр Дьяченко:
А какой тогда смысл возвращать её в мир?
Мы думаем, что для покаяния, в этом смысл и цель исцеления...

 
Через полтора года - PPPPS   Может быть такое наблюдение поможет несколько прояснить эти недоумения:

Заметил. От онкологии чаще всего излечиваются как раз те, кто еще совсем "не готов", но у кого есть потециал роста, но на будущее. Это чаще всего активные люди, которые еще не перегорели и не переболели (собой, самостью) - для принятия Христа.
И наоборот, Господь забирает готовых (Насколько это возможно этому человеку. Да и часто бывает так, что позже - будет хуже, человек деградирует, падает, не подымаясь и т.п.).

Произошедшее же чудо, может "стрельнуть" по сердцу и всплыть в памяти много позже, после соответствующего "созревания" человека, но для этого нужно время!

 
Собственно, смерть же от онкологии, постепенного угасания - это с точки зрения многих отцов - хорошая кончина, помогающая постепенно избавиться от многих страстей и в меру веры приобщиться Христу. (Хотя с точки зрения мира, не креста, - и звучит это дико).

Священник Александр Дьяченко: Спасибо, с вашими словами я согласен.
Действительно, исцеляются не те, кто постоянно ходит в храм, а люди "со стороны"...

 
Через полтора года - PPPPPS   У мусульман нет того самого камня... Они считают, что Бог один, просто пути к нему разные. Один наш местный Муфтий написал письмо Патриарху с просьбой пускать мусульман молиться в Православные Храмы. Иконы как языческие принадлежности обещал завесить тряпочками. И вообще вести себя прилично...
Потому и муж Надежды стал ревностным мусульманином. Ему все едино...

Священник Александр Дьяченко:
Он из суфиев. Для них, как я понимаю, мы тоже мусульмане!

 
Через полтора года - PPPPPPS   А Надежду жалко. Мы не знаем какие причины заставили её посягать на самоубийство. Может с такой тяжёлой болезнью, если идут метастазы в мозг, – то страдает психика, а значит и вся личность. Её надо как-то поддержать, поехать к ней, утешить, порасспрашивать...
Её настоящее имя - Надежда? (чтоб помолиться)

Священник Александр Дьяченко: Я часто с ней общаюсь, её имя Тамара...

 
 
Рассказ «Чудеса» батюшки Александра Дьяченко из книги «Плачущий ангел»
Читайте также другие рассказы из книги священника Александра Дьяченко «Плачущий ангел» и другие рассказы батюшки
Прототип рассказа «Чудеса»: жж священника Александра Дьяченко
15.03.2009 - alex-the-priest.livejournal.com/11512.html (Чудеса)
11.10.2010 - alex-the-priest.livejournal.com/38749.html (Вдогонку)

 

Комментарии


Задайте ВОПРОС или выскажите своё скромное мнение:


Заголовок:
Можете оставить здесь свои координаты, чтобы при необходимости мы могли бы с Вами связаться (они НЕ ПУБЛИКУЮТСЯ и это НЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО):

E-mail:
  Ваш адрес в соцсети или сайт:

Прошу ОПОВЕЩАТЬ меня на указанный выше e-mail - ТОЛЬКО при ответах в ветке ЭТОГО коммента (снимите галку в квадратике, если это не нужно)

 

Жертвоприношение

Священник Александр Дьяченко

События, описанные в этом рассказе, подлинны…
Священник Александр Дьяченко

2--muzhika-Foto-varandej

 
Мой приятель Серёга работал у нас на станции в путейской бригаде. И ходил точно так же, как и остальные работяги, в грязном оранжевом жилете, вечно засаленном машинной отработкой или перепачканный вонючим кузбаслаком.

Правда, в отличие от других, Серёга никогда не раздражался и не заводил разговоров про зарплату, а ещё он был верующим. Мой товарищ не просто заходил по обычаю в церковь свечку поставить, а верил глубоко и как-то по-детски искренне.

Мне всегда интересно, почему человек начинает верить, тем более, если это мужчина. Сегодня вижу мужчину на службе, особенно молодого, и понимаю, что пришёл он не просто так. Представляю, какую огромную мыслительную работу проделал, чтобы, в конце концов, решиться стать христианином. Для нас обычен именно такой путь к Богу – через разум, это женщина принимает решение сердцем, чутьём, интуицией. Мужчина – головой. Спросите верующего человека, почему он пришёл в храм, представитель сильного пола, скорее всего, пустится в пространные рассуждения, а женщина просто пожмёт плечами.

Я не говорю, что путеец Серёга не способен на сложный мыслительный процесс – ещё как способен! – но чтобы иметь такую живую веру как у него, мало одной только работы мысли, нужен ещё и опыт живой встречи.

Уже потом, после того, как мы с ним подружились, мой товарищ рассказал, что ещё в шестилетнем возрасте он однажды услышал голос. Просто голос, сам по себе, без всякого рядом присутствующего человека. Скорее всего, голос звучал у него в голове. Ребёнку бы испугаться, но он не испугался, а вступил с ним в диалог, и этот диалог продолжался у них несколько десятилетий, до той поры пока Серёга ни пришёл в храм. Кому принадлежал этот голос? Возможно ангелу хранителю, который и привёл мальчика к вере, а может, искусителю, вынужденному замолчать, потому что человек пришёл к вере. Попробуй тут разберись.

Можно предположить, что ребёнок внезапно заболел, и эти беседы списать на какую-нибудь форму шизофрении, но только голос часто рассказывал мальчику, что ждёт его в будущем, показывал людей, которые потом сыграют в его жизни важную роль. Малыш даже выпросил у хозяина голоса, чтобы тот помог ему выиграть автомобиль в денежно–вещевую лотерею. И тот согласился. Поэтому Серёга знал заранее, в какой день и в каком году ему следует придти в нужное отделение связи, чтобы купить билет, который принесёт ему главный выигрыш.

А однажды, будучи подростком лет двенадцати, он неожиданно услышал:

- Хочешь увидеть свою будущую жену? Странный вопрос, кто же этого не хочет?
– Тогда смотри, – продолжил голос, – вон она, прыгает через верёвочку.

«Помню свою первую реакцию:
- За что, Господи?» – рассказывал он.

Мальчик, сам не понимая почему, именно так обращался к голосу.

– Мы же такие бедные, несчастные. Живём вшестером в одной комнате. Я так надеялся, что хоть жена у меня будет богатенькой, и хоть немножко красивой. А эта, Ты посмотри на неё, Господи, она такая же бедная, как и мы. Ручки, ножки тоненькие, словно ниточки, рыжая, вся в канапушках. Не надо мне такой жены, Господи, дай кого получше!

«Правда, вскоре я напрочь забыл об этой встрече и ту рыжую девчонку в прохудившихся сандаликах. Наш городок совсем маленький, и я, будучи предупреждённым, наверняка бы сделал всё, только бы наши пути в дальнейшем не пересекались. Но тогда не случилось бы того, что должно было произойти. Как-то уже накануне нашей свадьбы мне в руки случайно попал семейный альбом моей невесты. Помню, сижу, листаю, и вдруг меня, словно ошпарило, вот же она та маленькая девочка из моего детства в канапушках и порванных сандаликах. Я всё вспомнил и ту нашу с ней встречу, и тогдашний разговор с голосом».

- Серёжа, а в церковь ты как пришёл? Расскажи.
- Ты понимаешь, это произошло так быстро и необъяснимо чудесным образом, что я даже ни с кем об этом не делюсь. Боюсь, ты мне, просто не поверишь, – а потом предложил:

- Знаешь, если это тебе действительно интересно, то в ближайшие выходные мы с женой будем рады видеть тебя у нас дома, Надежда сама всё и расскажет.

 
Так впервые я оказался в их городе. Зашёл в большой, тогда ещё восстанавливающийся храм, там и познакомил меня Сергей с его Надеждой. Пишу и представляю себе её смеющиеся голубые глаза на лице, густо усеянном веснушками. А после службы мы вместе отправились к ним домой. И уже за обеденным столом я услышал удивительную историю.

- Серёжу я знала задолго до замужества. Он тогда уже был взрослым, а на меня, малявку, внимания не обращал. Всюду они появлялись вдвоём со своим братом Костиком. Оба невысокие, но крепко сбитые спортивные ребята, несколько лет занимались боксом, Серёжка, тот вообще мастер спорта. У них на двоих был один мотоцикл. Любили они подъехать к открытой танцплощадке, и как бы невзначай затеять с кем-нибудь ссору. Вставали спиной к спине и дрались, невзирая на число противников. Потом Серёжа ушел в армию, за ним Костя. После службы ребята посерьёзнели, остепенились. Тогда мы и познакомились, а вскоре Сергей сделал мне предложение. Он мне нравился, смелый надёжный парень, без вредных привычек. Одно смущало: мне всегда казалось, что мой жених, как бы это сказать, человек несколько жёсткий. А уж когда мы поженились, поняла, что Серёжа не просто жёсткий, а жестокий.

Не помню, что бы он меня когда-нибудь пожалел, проявил внимание, или просто приласкал. Даже когда беременная была, детей носила, даже тогда. Родилось двое деток, а он и с ними так же, по-солдатски, орёт на них, руку поднимает. Я уже не знала, что и делать. Стала в постели от него отворачиваться, так он с вьетнамками связался. Их тогда много из самого Вьетнама к нам на ткацкую фабрику прислали. И главное, одних только девушек, без парней. Вот и были они доступные, а нашим мужикам всё в диковинку. Мой Серёжа стал к ним ходить. Утром домой заявится, и давай рассказывать, с кем он мне изменяет. Спокойно так, даже, вот на столечко, – показала мне пальчиками, – не смущаясь. Ладно, если бы пил, можно было бы всё на водку списать, так он же спортсмен, абсолютный трезвенник.

Вспоминаю то время, как мне было тяжело, родители уже умерли, и поплакаться ни к кому не пойдёшь. Тогда я впервые попала в нашу церковь. Она ещё только – только начала восстанавливаться, но службы уже шли. Познакомилась с прихожанами, а потом и с батюшкой. Научили они меня молиться, Евангелие читать, детей на причастие приводила, только Серёжа мой всё крутил пальцем у виска, мол, совсем я уже рехнулась. А мне хорошо, может, только там и было.

Время шло, а дома совсем житья не стало. Он не скандалил, нет, просто иногда молча зажмёт меня в каком-нибудь в углу и смотрит испытующим взглядом, и, наконец, однажды ударил головой мне в лицо. А когда ударил, то, всё. Поняла я дальше так жить невозможно. На что уж у нас соседи народ незаметный, так и те мне в один голос советуют:
- Надежда, бросай его и уходи, убьёт тебя этот злыдень.

- Сама боюсь, а куда идти, ещё и с детьми? Да и человек-то он был ну, не совсем уж плохой, ведь не пил, и для детей старался. Однажды прихожу в церковь на вечернюю службу, стою и чувствую, всё, не могу я так больше. Не знаю как оказалась у иконы Пресвятой, стала на колени и молюсь. Слёзы льются, а я не замечаю, только кричу Ей безмолвным криком: «Матушка, дорогая, помоги, сил больше нет! Столько времени молюсь о своём Сергее, а он только хуже становится. Забери меня, Матушка, я человек верующий и знаю, у Тебя там хорошо, мне туда хочется, где любят. И ещё, чтобы Серёженька мой стал добрым, он же неплохой человек, Матушка, помилуй его. Я согласна умереть, только пускай он изменится. Жизнь за жизнь, Матушка!»

Всё это время, пока Надежда рассказывала мне их историю, Сергей сидел молча, обхватив голову руками. А потом продолжил:
- И ты понимаешь, я вдруг почувствовал, что-то со мной происходит. Будто взял меня кто-то, словно кусок теста, в свои большие ладони, и давай месить. Чувствую, другим становлюсь, слышать стал то, что раньше не слышал, запахи новые появились, и главное, вот здесь, – показывает глазами на сердце, – будто плотину подмывает. Я же ничего тогда не знал о её просьбе к Пресвятой Богородице, что условилась она за меня свою жизнь отдать.

Вечером иду домой, прохожу мимо церкви, и чего-то вдруг подумалось, зайду, свечку, может, поставлю. В храме покойно, молящихся совсем немного, тихо поют на клиросе. Взял свечу, решаю к какой иконе подойти, и взгляд упал на образ Пресвятой, тот самый, возле которого всегда молилась моя Надюша. Подошёл, перекрестился и думаю, что бы такое сказать, ведь возле иконы как-то принято молиться. И тут-то плотину окончательно прорвало. Не знаю, как это можно описать только в одну секунду увидел себя таким, какой есть на самом деле. Я ведь до этого считал себя неплохим человеком, а увидел и ужаснулся. Сколько же я горя приношу, и самое главное, своей семье. Стою у иконы глотаю слёзы, и ничего не могу с собою поделать, хорошо, что темно было, и никто меня не видел. Домой прихожу, встречает меня моя половинка, в глазах привычный страх, что наору сейчас или ударю. Упал перед ней на колени, словно перед иконой, и снова заплакал, а она мою голову к себе прижимает и тоже плачет, так мы с ней и стояли.

- Утром, – продолжает Надежда, – я пошла в церковь. Подошла к Пресвятой, благодарю Её и говорю: «Я согласна, Матушка, как условились, жизнь – за жизнь». Смотрю на лик, а глаза у Неё улыбаются, никогда такими я их больше не видела. Не приняла Она мою жертву, а помочь помогла. С тех пор Серёжа совершенно изменился, это же другой человек. У него радость в глазах появилась, молиться стал, в храм ходит. Батюшке теперь в алтаре помогает. Удивительная история.

Порою жизнь так человека закрутит, в такое положение поставит, что слетает с него всякая наносная шелуха, обнажая подлинное человеческое. И всё в одночасье становится на свои места. Это как во время атаки, поднялся солдат, пошёл на пули и победил. Или не нашёл в себе мужества встать во весь рост предал близких своих и умер от подлости и страха.

 
С Верой, смуглой симпатичной женщиной лет сорока, мы раньше уже были знакомы, когда в субботу вечером увидел её стоящей ко мне в очереди на исповедь. Я знал, что она работала отделочницей в строительной фирме, только прежде никогда не замечал, что у неё такие большие глаза, большие и блестящие. И только когда она подошла к аналою, стало понятно, что этот блеск от непрерывно набухающих слёз.
– Верочка, что случилось?

И женщина, уже не имея сил сдержаться, заплакала в голос:
– Батюшка, у меня всё очень плохо, очень. Велено в понедельник немедля ложиться на операцию, а надежды на выздоровление почти нет.

- Ты только не отчаивайся, раз врачи от тебя не отказываются, значит, надежда ещё есть. Положись на волю Божию и молись. Раньше когда-нибудь была на исповеди? Нет? Тогда давай поговорим о заповедях, а завтра ты приедешь на причастие и после службы я сразу же тебя пособорую.

А потом почему-то спросил:
- Вы с мужем венчаны? Нет? Тогда я вас обязательно обвенчаю. Когда? А вот как выздоровеешь, так и обвенчаю. И не смотри на меня так, если я обещаю, значит делаю.

Зачем я ей это сказал? Наверное, просто чтобы, приободрить.

Потом она приезжала уже после операции, ей предстояло пройти длительный курс химиотерапии. Я видел, что Вера ухватилась за причастие, словно за спасительную соломинку. В течение короткого срока реабилитации она успела раза три подойти к чаше. Исповедовалась, причащалась и потом долго ещё продолжала стоять возле образа целителя Пантелеимона.

Спустя ещё какое-то время, недели может через две, подхожу к храму и вижу, сидит женщина на лавочке. И прошёл бы мимо, но та меня окликнула, и только после этого, приглядевшись, я с трудом узнал в ней Веру. Судя по внешним чертам, это была она, но только очень измученная и внезапно постаревшая лет на двадцать, в платочке, прикрывавшим совершенно лысую голову.

Я помог ей подняться, и мы пошли в храм. И уже там, пытаясь улыбнуться, она сказала:
- Батюшка, видимо ты ошибся тогда, пообещав обвенчать нас с мужем. Не выдержу я лечения, лучше уж сразу умереть. Мне всё равно, и нет никакого страха. Я верю в Бога, и знаю, Он там меня встретит, я готова к этой встрече.

Только одно меня тревожит, мой муж. Представляешь, что он сказал? «Если ты умрёшь, я тоже уйду. Дети выросли, обойдутся и без нас». Думала, просто пугает, мужики народ капризный, а на днях у него сердце так прихватило, пришлось скорую вызывать. Кардиолог его смотрел, говорит, дело очень серьёзное, и жить ему с таким сердцем осталось месяца три. А он, словно, и рад. Что же делать, батюшка, как детей одних оставлять?

- Ты можешь попросить его приехать ко мне?
- Да он постоянно со мной приезжает, он же таксист. Я в храм иду, а он никак. Сидит в машине один. Не созрел, говорит, а я знаю, сидит там и места себе не находит. Уж лучше бы вовсе не ездил.
- А если я сам к нему подойду?
- Нет, лучше не надо, а то напугается, вообще замкнётся.

Разговариваем с Верой, а я всё думаю, что же делать, как им помочь? Как заставить её надеяться, поверить в исцеление? И вспоминаю моего давнего приятеля Серёгу и его Надежду, однажды в момент отчаяния, решившую в обмен на спасение мужа предложить Небу собственную жизнь.

- Вера, я знаю, что нужно делать. Жертва нужна, понимаешь, подвиг. Да, тебе очень тяжело, не хочется жить, вообще ничего не хочется, умереть бы и только. Но если умрёшь ты, умрёт и он. Жизнь за жизнь, Верочка. Значит, делаем так, служим молебен святителю Луке Крымскому, мы как раз собираемся в его честь строить у нас в посёлке большую часовню. И ты обещаешь, что будешь бороться за свою жизнь, чего бы тебе этого не стоило, пройдёшь через все муки, а в обмен будем просить Господа сохранить жизнь твоему мужу. Согласна?

Я видел, как ей было тяжело решиться. Ведь это же очень трудно, смирившись с мыслью о смерти, и приняв решение прекратить лечение, вновь возвращаться в больницу и проходить оставшиеся семь курсов химеотерапии. Ещё семь раз умирать и возвращаться к жизни, без всякой гарантии, что действительно встанешь и вернёшься к обычной человеческой жизни, к той самой, которую, будучи здоровыми, так часто не ценишь. Но это был единственный шанс спасти мужа и не оставить детей одних, и она согласилась. Мы помолились, я причастил её запасными дарами и проводил на выход. Уже у самой двери она обернулась ко мне:
- Как ты думаешь, а, может, нам сейчас обвенчаться, пока ещё не поздно? Думаю, мне удастся его уговорить.

Конечно, я венчал людей и перед самой их смертью, но ей почему-то отказал.
– Вот выздоровеешь, и обвенчаю.

Весь год я ежедневно поминал её на молитве, да и не только я один. Наши прихожане, зная историю Веры, радовались её очень редким, но таким знаменательным для всех нас приездам в церковь, переживали за них с мужем и тоже молились.

Иногда она шла сама, порой её кто-то сопровождал. Всякий раз Вера брала из храма святую воду, дома пила и с её помощью приходила в себя после очередного приёма лекарств. Ей было очень тяжело, но она не сдавалась и всегда помнила наш уговор: жизнь за жизнь. И ещё, возвращаясь в те дни, я не помню, чтобы женщина плакала или как-то себя жалела. Когда, наконец, был завершён курс химеотерапии, приезжать она стала реже. Только однажды заехала попросить у меня «церковного вина» и я на радостях отдал ей бутылку массандровского кагора, берёг его на какой-то праздник.

Я не заговаривал с ней о муже, понимал, если ему будет хуже, то мы об этом узнаем первыми. Просто продолжал молиться о них обоих, даже когда Вера практически исчезла из поля зрения и прекратила приходить в храм. По опыту уже знаешь, если человек перестаёт на тебя выходить, значит, ему стало лучше, и нет причин для беспокойства.

Прошло ещё сколько-то времени, и, наконец, она объявилась.
– Батюшка, уже два года, как я дала обещание. Помнишь, тогда, жизнь за жизнь? Так вот, вчера ездили в областную больницу, меня сняли с учёта как онкобольную.
– Это прекрасное известие. А как твой муж?
В ответ она снова улыбается:
- Сейчас у него не подтверждается ни один прежний диагноз. Сердце как будто ему всего двадцать. Но тот знакомый кардиолог, сказал, если бы я умерла, его бы сердце остановилась. Такая вот между нами непонятная взаимосвязь.

 

Слушал я Веру и не переставал удивляться. Вот две истории, казалось бы с абсолютно разными сюжетами. В одной из них человек соглашается умереть ради спасения мужа, в другой, наоборот, – соглашается жить. А итог один и тот же, люди приходят к Богу, спасая не только тело, но и душу.

 
- Ты снова одна, где твой таксист? Он что, всё ещё «дозревает»?
Вера уже смеётся:
- Батюшка, мой «Фома неверующий» начал молиться, правда, при мне ещё немного смущается, говорит, что научился этому, когда сидел и ждал меня возле храма. Сначала просто сидел и горевал, а потом от безвыходности попробовал обо мне молиться. Кстати, вот и он, – она повернулась в его сторону. Мужчина тут же подошёл к нам.

- Батюшка, – продолжила Вера, – во-первых, мы приехали узнать, как обстоят дела со строительством часовни святителю Луке?
– Стены уже стоят, на следующий год планируем отделывать.
- Шпатлёвка и покраска за мной.
- Договорились.
- А, во-вторых, хочу напомнить ещё об одном нашем уговоре. Я выздоровела, и своё обещание исполнила, теперь очередь за тобой.
Сперва я не сообразил, чего она от меня хочет, но Вера продолжила:
- У нас скоро серебряная свадьба, и мы хотим, наконец, повенчаться. Она смотрела на мужа, а тот на неё. И я убедился, что от радости тоже плачут, даже самые сильные люди, и вовсе не факт, что только женщины.

Священник Александр Дьяченко

 
PS   calea_lactee

Красивый рассказ, хоть и о страшных вещах. Знаете, батюшка, я как-то читала в научном журнале статью про то, как живые организмы устроены, из маленьких клеток. Мы в школе учим, что клетки - это вроде кирпичиков, и управляются они нервами, а это не совсем так. Клетки - вроде муравьев, и они общаются между собой химическими сигналами. Даже когда рана затягивается, она не просто зарастает по краям, как травой, а клетки с края раны расползаются по открытой поверхности и соединяются в новую кожу. И организм здоров, пока между разными органами царит согласие, пока каждая клетка выполняет свое предназначение в сотрудничестве с другими. Это как большое государство. Мне кажется, когда у человека в жизни появляется смысл, это как раз и передается на клеточный уровень. Народ тоже не может жить без смысла.
Была еще одна поразительная деталь: оказывается, это предназначение состоит еще и в том, чтобы вовремя умереть. Если у какой-то клетки повреждена ДНК, она сигнализирует другим: "я больше не буду делиться", и погибает, и вместо нее размножаются другие. А раковые клетки - это те, которые хотят жить и спастись в одиночку, даже с нарушенной ДНК. Они очень живучи, живут гораздо дольше своих "законопослушных" сородичей, за счет которых существуют, не воспринимая их сигналов. Полные аналоги либеральных индивидуалистов!
Так что, может быть, каждый случай рака - это не просто испытание. Это означает бунт, ведь какая-то часть человека взбунтовалась против него самого. Мне кажется, в этом может быть ключ к тому, что так много стало всякой онкологии. Мы живем не в согласии сами с собой.

 
PPS   о.Александр Дьяченко

Что-то наподобие муравейника или пчельника:)
Хочу написать продолжение на эту тему, только уже немного трагичнее. Опять таки на живых примерах, а их очень много. "Жизнь человеческая и состоит из подвигов и предательств...

 
PPPS   yulala_borka

На мой субъективный взгляд - худший Ваш рассказ.
Хоть одна история есть, где муж жену, которая пошла шляться по мужикам-гастарбайтерам, да еще и ему об этом рассказывала, вымаливал ценою своей жизни?
Какое -то ощущение гадливости, наверное не все истории из жизни нужно выворачивать перед людьми изнанкой.

 
PPPPS   о.Александр Дьяченко

У меня есть история из жизни одного священника, которого бросила жена а потом возвращалась к нему много раз и снова уходила. А он всё одно прощал её, принимал, но жить как с женой уже не мог. Каноны не позволяют. История, что я описал, вовсе не изнанка жизни. Если хотите знать, то так сегодня, да наверно и всегда, живёт множество семей. Я стараюсь не переходить границ и не обнажать дно, от которого порой мутит и тянет вырвать. Упаси Бог!
Здесь другое. Я пишу о "голосе", что сопровождал моего друга лет 25 его жизни. Безусловно, это голос беса. В результате такого общения Серёга и входил в состояние безграничной жестокости. Так цинично рассказывать об изменах можно только тогда, когда не бьёшь рукой, но хочешь убить словом. Это неприкрытый садизм. В том-то и подвиг женщины - подставив другую щеку, она восходит на необыкновенную высоту самопожертвования и этим освобождает самого близкого человека от общения с бесом и даже приводит его в церковь. Это реальный подвиг, и от того история очень ценна.

 
PPPPPS   yulala_borka

"Если хотите знать, то так сегодня, да наверно и всегда, живёт множество семей"

Ужас какой-то, мне все-таки кажется, что это не так. Но если это так, то может разводы и не зло вовсе, чего ради так жить,зачем? Брак не для того чтобы друг друга топтать ногами.
Мне просто очень жалко эту женщину, представляю ее состояние, если ей на тот свет захотелось.
Голос - да, наверное беса, если не фантазирует, слишком уж необычно. Бесы, насколько я понимаю, могут в помыслы лезть, смысл им себя обнаруживать? И как-то легко сдался бес...

 
PPPPPPS   v_okope2010

Очень важный рассказ! Дважды описан механизм Секелага (1 Царст. гл.30), на настоящих жизненных примерах. Молитвенного действенного действия. Возможно для кого-то это станет внутренним прорывом. Слава Богу! Спаси, Господи!

 
28 июля, 2011 • Священник Александр Дьяченко • "Жертвоприношение"pravmir.ru/zhertvoprinoshenie

Читал и плакал а на душе радасть , Спаси Господи . отец Александр!

 
Про Серегу батюшка Александр (Дьяченко) уже писал в своем рассказе: "Машинка времени" (немного мистики).

Тогда истории сыпались из-под руки замечательного рассказчика священника Александра Дьяченко - как из рога изобилия, так что в каждом рассказе в тесноте соседствовало сразу несколько интересных историй из жизни...

Теперь - не так... Начинается (возможно, вымученное) "лит-творчество"...
Старому Сереге батюшка дал другую жену, приписал длительный период житейской злобы, блуд с вьетнамками...
И т.д., что говорить?

 
Известный проповедник, протоиерей Димитрий Смирнов, как-то сказал, что священники в России сталкиваются с таким почитанием от своей паствы, что практически все не могут устоять, и падают в гордыню...
Начинают вышагивать с гордо поднятой головой, вещать со значительным видом прописные истины, ну и всё такое...
По-проще бы надо быть, помнить о "железнодорожном" богословии и о словах святителя Иоанна Златоуста (Хризостома), что мало, кто из священников спасается...

 
Отец Александр, очень была дорога в Ваших рассказах простота и искренность. Если Вы чего и добавляли "ради красного словца", то делали это спонтанно, легко и естественно, не погрешая против Правды Жизни.
Если же теперь будете целиком выдумывать рассказы, лишь вставляя туда реальные эпизоды и антураж, то рискуете девальвировать значение (для проповеди православной Веры и отношения к жизни) и старых Ваших прекрасных рассказов.

Особенно опасно выдумывать чудеса. Тут всегда надо быть сугубо правдивым во всех деталях. Всё надо протоколировать с чрезвычайной точностью: Место, Дату, Имена действующих лиц и свидетелей... Можно их и не публиковать, но всегда иметь под рукой для ответа, если кто спросит...

Помню, как когда-то плакал, читая известный труд "Отец Арсений". И как же я разочаровался, когда узнал, что это "лит-труд" одного интеллигента - на основе, разумеется, реальных событий. Кстати в "отце Арсении" как раз моделировалась точность протоколирования, автор понимал, что иначе ему могут не поверить!

Православному человеку очень дорога Правда, реальные Чудеса, настоящие истории людей, а не собирательные персонажи "на тему". Тут очень важна МЕРА вымысла. Русские легко прощают небольшие преувеличения, гротеск, не искажающие смысл, а лишь придающие выпуклость или усиливающие комичность ситуации. Но если рассказчик начинает откровенно привирать о важном, то его уже относят к "краснобаям", "пустословам" и "трепачам"...

Простите меня, отец Александр!

Однажды услышала одну фразу, которая теперь очень помогает и отрезвляет по жизни: "Лучше осудить весь мир, чем одного священника!" И присмотритесь к себе, рассуждая, не осуждаете ли?

Верить или не верить - это дело каждого лично!!!
Но задуматься все же есть над чем!!!
Спасибо, отец Александр, за Ваши прекрасные рассказы!

Мне понравились рассказы отца Александра, ВЕРЮ каждому слову!

Жизненные ситуации в рассказах, хоть и могут быть приувеличения .Хотя иногда жизнь красивее или трагичнее самых изощренных любых преувеличений,просто не все знаем, да и не так легко людям рассказать правду о себе.

Написано литературным языком в жанре рассказа и автор, о. Александр, этого не скрывает. Посему не знаю в чем его можно упрекнуть; разве только, что не открывает настоящих имен и не приводит конкретные даты, но кому это нужно? А все рассказы о. Александра очень поучительны и назидательны! И всякому хочется иметь такого священника, который поможет вселить надежду даже казалось бы в самых безнадежных ситуациях. Очень повезло в жизни тем людям, которым Господь подарил встречу с таким священником-другом. А нам нужно делать выводы из чужих ошибок, хотя и это о.Александр нам на блюдце преподнес. Спасибо Вам, батюшка. Христос воскресе!

кто не испытывал ничего подобного,не может поверить,ибо не проверить.В рассказах рассыпаны зерна истины и они падают только в благодатную почву.Мне очень дороги эти живые ,пропитанные верой,истории!Желаю всем тоже встретиться с чудом,приобрести такой божественный опыт,чтобы не подвергать сомнению житейскую правду,описанную отцом Александром.Кстати:НИЧЕГО НЕЛЬЗЯ ДОКАЗАТЬ И ОПРОВЕРГНУТЬ

Чудесные, светлые рассказы. дарующие надежду! В описанное отцом Александром верю абсолютно! Сама была свидетелем многих чудес. Хочется еще добавить мысль о раковых клетках. Не помню откуда. но запомнилась такая информация: здоровая клетка отдает организму 80% и забирает 20% (энергии, веществ и т.д.), а раковая наоборот - отдает только 20%, а берет 80%. Сбой такой происходит "эгоистический".

Очень поучительный рассказ. Да и комментарии интересные. Услышала про отца Александра на радио Радонеж. Так что, искала эти рассказы целенаправленно. Спаси Господи Вас !!!