Павле Рак. серб-поклонник Святой Горы Афон

Павле Рак «Разбавленное христианство» - о книге «Водою и духом» отца Александра Шмемана (протопресвитера)

 
Священник Александр Шмеман

Водою и духом, или О разбавленном христианстве [священника Александра Шмемана]



С грустью закрываю последнюю, вышедшую на русском языке книгу прот. Александра Шмемана «Водою и Духом - О Таинстве Крещения». Православие не богато литературой по литургическому богословию, наша «наука» все еще с сомнительным успехом пытается превысить уровень семинарских изысканий XIX века, но и эта «многообещающая» работа прот. Шмемана, как и большинство его книг, как-то не радует, хотя автор пытается писать современно и живо. Чужим остается ее огонь.     /////////////   Читать бесплатно всё »»»»»»»

Павле Рак. Приближения к Афону. Афонская повседневность. Опьянение. Глава 5.10

Все утро шел дождь, в углублениях между камнями стоят маленькие чистые лужицы, а ветки при прикосновении немилосердно обливают водой. Недавно поднявшийся свежий ветер прогнал темные облака и белые плети дождя. Из лесистых долин поднимаются к вершинам клочья тумана и тают на проглянувшем солнце. С омытых дождем склонов взгляд скользит по голым камням вниз, на все еще волнующееся свинцовое море.     /////////////   Читать бесплатно всё »»»»»»»

Павле Рак. Приближения к Афону. Афонская повседневность. Один день в келии. Глава 5.7

Каруля Все эти рассказы о пустынниках разожгли во мне желание узнать их поближе. Правда, я видел уже некоторых — разве диакон Пахомий, исследователь пасхалии, не из их числа? Но мне хотелось большего — разделить с пустынником, хотя бы ненадолго, его повседневную жизнь. Сразу скажу, разделить лишь настолько, насколько это вообще возможно, ибо само мое присутствие в пустынной келии уже делает обычную жизнь в ней не такой, какой она была до моего прихода. Монах уже не один, он в обществе, да еще, к тому же, в обществе необычного гостя, мирского, и для пущего неудобства — еще и иностранца (сегодня трудно найти на Святой Горе пустынника не грека). И все же я стремился к такому опыту, заранее смиряясь с его неполнотой.     /////////////   Читать бесплатно всё »»»»»»»

Павле Рак. Приближения к Афону. Афонская повседневность. Мешок сухарей и книги. Глава 5.6

Еще стоит Старый Русик, монастырь, в котором принял постриг Растко Неманич, в монашестве Савва. Всё, что осталось от тех времен — высокая, теперь обшитая досками башня (в которой, по преданию, и совершился постриг). К ней в прошлом веке пристроен четырехэтажный жилой дом, а за ним виднеется ровная вершина холма. На ней три чудесных платана над старым колодцем, огромная необарочная церковь, и еще одна, ближе к морю, поменьше, зато древнее. Кругом луга, недалеко в горах маленький пруд, за ним, на склоне, молодой свежий лесок. И ни одной живой души. Слоняюсь по длинному двору, заглядываю в высокие окна первого этажа и смиряюсь с мыслью, что не увижу Старый Русик изнутри.     /////////////   Читать бесплатно всё »»»»»»»

Павле Рак. Приближения к Афону. Афонская повседневность. Иночество видимое и невидимое. Глава 5.5

В прохладную ночь ранней осени с неба внимательно смотрят тысячи звезд. Их голубоватый свет далек и холоден, неподвижен и строг, как будто человеческая жизнь так же далека для них, как пролетевшее благоуханное лето, когда они тепло мерцали, стаями срываясь с неба, и радовали глаза живых. Сегодня они глядят серьезно, по-стариковски, предчувствуя смерть.
Монастырь Ставроникита     /////////////   Читать бесплатно всё »»»»»»»

Павле Рак. Приближения к Афону. Афонская повседневность. Разрушение и созидание. Глава 5.3

Скит святого Иоанна Предтечи на первый взгляд кажется прочной твердыней. Удобно расположенный на пологом склоне, откуда во всю ширь открывается море, с крепкими, основательными прямоугольными стенами и с массивной красавицей-церковью посередине — на спокойном послеполуденном солнце он умиротворяет глаза, мысли, движения.     /////////////   Читать бесплатно всё »»»»»»»

Павле Рак. Приближения к Афону. Афонская повседневность. Рыцарь веры. Глава 5.1

«Он полностью целен и тверд... Он полностью принадлежит миру, ни один мещанин не может принадлежать миру полнее, чем он... Никакой небесный взгляд, ни один знак несоизмеримости не выдает его... Его мощное, нормальное пение псалмов в лучшем случае доказывает, что у него хорошие легкие... И все же этот человек осуществил движение бесконечности и продолжает осуществлять его в каждое следующее мгновение».
Кьеркегор. «Страх и трепет»

Не таков «рыцарь веры» на Афонских горах. Здешний рыцарь веры не всегда может похвастаться унтерской выправкой или легкими горниста. Между тем, случается, что некий знак — и еще как — «выделяет его из числа остальных членов паствы», а именно — нездешний покой и свет, льющийся из глаз.     /////////////   Читать бесплатно всё »»»»»»»

Павле Рак. Приближения к Афону. Праздник. Семь монашеских добродетелей. Глава 4.9

Небольшое судно, скорлупка с полутора десятками паломников, пыхтит и стучит, но все же быстро скользит по тихому морю. Мы приближаемся к самому суровому и устрашающему мысу, где бури с гор обрушиваются в море и где течения так неистовы и прихотливы, что некогда Ксеркс со своим воинством предпочел лучше выкопать десятикилометровый канал для своего флота, нежели испытывать в здешнем море судьбу. Но наше путешествие проходит спокойно Келия скита Катунакия.

Мы мирно подплываем к одиноким келлиям, жители которых ревниво оберегают свой мир от чужих. Один старичок в поношенной мантии, пришедший забрать мешок с мукой, заметил, что какой-то немецкий турист пытается сфотографировать его. Монаха это возмутило, он стал размахивать руками, угрожать, но как можно объяснить человеку, с которым его разделяют целые миры, что есть монахи, не выносящие фотографии, не желающие существовать в каком бы то ни было виде для людей, не имеющих понятия об их жизни. Немец, разыгрывая сострадание и понимание — ах, эти чокнутые бедняги, чего только не снесет человек, чтобы уклониться от стычки с ними! — прячет в футляр свой драгоценный аппарат и уходит на корму, подальше от старика. А оттуда (зачем спорить и ссориться умному и цивилизованному человеку, если все равно не убедить монаха, что в фотографии нет ничего опасного), улучив момент, когда его не видят, снимает опять. И вдруг худощавый старик, которому по виду уже под восемьдесят, прыгнул как мальчик на палубу, подскочил к безобразнику и жестами дал ему понять, что сейчас либо он сам, либо его фотоаппарат полетит в воду. Немец побледнел, испугался, смущенно улыбается. Монахи-путешественники успокаивают старика. И до самого конца нашей поездки никто из них больше не обращает на немца внимания, будто и нет его вовсе.     /////////////   Читать бесплатно всё »»»»»»»

Павле Рак. Приближения к Афону. Праздник. Путешествие по-афонски. Глава 4.8

Неделя после Воскресения Христова называется Светлой. И всё на Афоне источает особый свет. Монастырь Симонапетра     /////////////   Читать бесплатно всё »»»»»»»

Павле Рак. Приближения к Афону. Праздник. Утро. Глава 4.6

Монастырь Симонапетру Куда делась, куда исчезла усталость после стольких на ногах проведенных ночей? Вот уже закончилась и пасхальная литургия, и торжественное разговление в монастыре, где все поздравляли друг друга с праздником, дарили друг другу пасхальные яйца. Всех угостили кофе с пирожными и рахат-лукумом. Но никому и в голову не приходит разойтись и отдохнуть. Навещают друзей, все вместе ходят по кельям, рассказывают веселые истории. А в монастырских коридорах непрерывно слышится тропарь на всех языках — по-сербски, по-гречески и по-русски. Монахи веселы, как на свадьбе.

Когда старшие все же устали и разошлись по своим кельям, молодые монахи вышли за монастыр ские стены, чтобы разделить свою радость с полями.

Они зажигают лампадки перед алтарем кладбищенской церквушки. И с той же радостью спускаются в усыпальницу, где на грубых простых полках сотнями лежат безымянные черепа их предшественников. Пасхальный тропарь по-особому звучит на этом месте. Лежащие здесь монахи всю свою жизнь посвятили этому празднику, и он, прежде всего, принадлежит им. Нет более трогательной пасхальной радости, чем радость, разделенная с этими скромны ми безмолвными праведниками. И смысл того, что эти кости почили именно здесь, связан исключитель но с праздником Пасхи.     /////////////   Читать бесплатно всё »»»»»»»

Павле Рак. Приближения к Афону. Праздник. Погрузиться во тьму. Глава 4.1

Как прибрана, спокойна и торжественна церковь русского монастыря сегодня вечером, в Прощеное воскресенье, перед началом Великого поста. Все входят в нее тише, чем обычно, приготовившись уже за две недели, начиная с того дня, как на литургии читали Евангелие о возвращении блудного сына. Сегодня всех зовут вернуться и примут не менее радостно.
Било

Как просветленны, спокойны и торжественны иереи и диаконы, служащие вечерню. Их серебристые одеяния блестят в свете тысяч свечей, каждое их движение озаряется созвездием искристого мерцания. Празднично сияют иконы, лежащие на златотканых покровах.

Все же спокойное течение службы и величественное настроение что-то таят в себе. Всё тише, чем всегда.

В этом сиянии хрустально выводят монахи «Свете тихий». Они поют, возводя очи к иконостасу, к куполу храма. И долго-долго тянется, не затихает эта трогательная мелодия...     /////////////   Читать бесплатно всё »»»»»»»

Павле Рак. Приближения к Афону. Встречи на пути к вершине. Старцы, юные как дети, юноши, спокойные как старцы. Глава 3.2

Монастырь Агиу Павлу На дорогах и тропах Афона гораздо легче сбиться с пути, нежели придерживаться нужного направления. Даже если вы держите в руках самую лучшую карту здешних мест, то можете быть уверены, что на ней нанесена едва ли треть дорог и десятая часть тропинок и, наоборот, многие только на бумаге и существуют, а на самом деле давно заглохли и заросли колючками*, как и те обиталища, к которым они вели. Святая Гора — это место, где время утратило свое значение. Вернее, время здесь даже драгоценнее, чем где бы то ни было, но оно не унижается до того, чтобы служить таким утилитарным целям, как перемещение в пространстве. Время здесь служит обретению внутреннего спокойствия, служит тому, чтобы человек попытался обновить свой божественный образ, а этому хорошо способствуют долгие блуждания по горам и случайные встречи, когда уже потерял надежду и думаешь, что заблудился.

Например, вы решили из Кареи пройти к скиту Пророка Илии и не хотите идти кружной дорогой, долгой и пыльной, по которой два раза в день проезжает старый автобус, а потом еще пробираться лесом по горам вдоль берега. Карта обещает вам прямой путь через Андреевский скит, немного в гору, а потом прямо к вашей цели. И вы пускаетесь в путь.

Андреевский скит с трех сторон окружен крутыми склонами, почти отвесно обрывающимися в пропасть. Я спускаюсь несколько дальше, чем нужно, до ручья, текущего по дну. Зато там приятно и свежо, густая тень, от скал веет прохладой. Потом шагаю вдоль ручья по красивой утоптанной тропинке, перескакивая через журчащую светлую струю. Утоляю жажду. Кроны деревьев здесь негустые и солнце досаждает все больше, но пока это не страшно; мир вокруг кипит и переливается всеми красками. На соседнем холме, против солнца, каменный купол, он играет со мной в прятки, то и дело исчезая в буйной листве. Слева, в глубокой долине, черная башня со строгой террасой контрастирует с чересчур веселым зданием напротив. Оно держится на нескольких столбах, все залито светом, балконы выкрашены небесно-голубой краской. Время от времени справа и слева возникают сказочные домики.     /////////////   Читать бесплатно всё »»»»»»»

Павле Рак. Приближения к Афону. Встречи на пути к вершине. Красноречивые бессловесные твари. Глава 3.1

Когда вокруг СВЯТОЙ Горы на несколько дней стихают ветры, а над вершиной с самого утра медленно растет и густеет мутное облако, когда горизонт съеживается и застилается дымкой, когда тяжелая глухота давит на виски — в такие тяжелые дни здешние дороги становятся как будто заколдованными. Путник вяло бредет по склонам, прижимаясь к скалам в напрасной надежде получить облегчение в ненадежной тени утесов и древесных крон; пот стекает в пыль Мулы.

Вот и сегодня белая пелена укрывает дали и тяжкая муть, чреватая головной болью, замедляет мысли. Вянет на обочинах усталая трава, ступни погружаются в мягкую пыль, оставляя в ней глубокие следы. Как назло, после полудня солнце растопило немногочисленные облачка, с утра вяло тащившиеся по небу, и теперь обрушилось прямо на головы, чтобы сокрушить, придавить и смять все живое.     /////////////   Читать бесплатно всё »»»»»»»

Павле Рак. Приближения к Афону. Размышления по поводу. Как изобразить внутренний свет. Глава 2.3

Господь Пантократор Мы идем через потоки света, льющиеся отовсюду: сверху, с распахнутого неба, снизу и со всех сторон, от ослепительно сияющих скал. Пробираемся к нашей сегодняшней цели и видим только полосатые тени под ногами и узкую, густую, почти черную тень вдоль массивной стены двухэтажного дома. В этой густой тени — два еще более черных пятна, два здешних монаха. Один совсем молодой, высокий, редкой красоты, все его жесты исполнены утонченной кротости, и другой, лет семидесяти, одноглазый, но с детской улыбкой на устах. Первый весь черный, только руки и лицо белы, весь — от скуфьи, густой и длинной бороды до носков и крепких новых ботинок. Другой седой, одет во что-то, без сомнения, темное, но подлинный цвет его одежды уже не определить. Скуфейка его вся пропитана пылью и потом, а ряса залоснилась так, что блестит, словно вымазанная воском. Вероятно грязь, въевшаяся в ткань, тяжелее ее самой. Голые пальцы высовываются из рваных башмаков. Все это не мешает монаху весело болтать со своим младшим собратом.

Они указывают нам путь через открытые настежь тяжелые, почти крепостные ворота. Внутри приятный полумрак. Тут дремлет пес, а две кошки не поделили что-то, потом та, что поменьше, убегает на свет. За нами по-хозяйски уверенно шагает лошадь, мельком окидывает нас взглядом и останавливается у кухонных дверей, знает, что дальше ей нельзя.
    /////////////   Читать бесплатно всё »»»»»»»

Павле Рак. Приближения к Афону. Размышления по поводу. Два рассказа о музеях. Глава 2.1

Хиландар.Каменный крест Первые достоверные сведения о святогорской жизни относятся ко времени построения византийских монастырей, начиная с Лавры Св.Афанасия (963 г.). В те времена были заложены основы нынешней организации афонской монашеской республики, с ее самоуправлением и разнообразием форм аскетической жизни. С той поры строили и поддерживали святогорские обители сначала византийские, болгарские и грузинские, через два века сербские, а после их падения валашские и молдавские властители, чтобы, в конце концов, покровительницей афонских монастырей стала богатая Россия. Вертоград Богородицы расцветал ожерельями архитектурных памятников, величался ризницами и библиотеками, славился как самая большая галерея византийского церковного искусства. Здесь сохраняются иконы и фрески XI века, императорские и архиерейские одежды, золотые и серебряные сосуды, подаренные Комнинами, Палеологами, Неманичами, Романовыми. Сотни и тысячи средневековых рукописей, подлинных грамот, вышитых завес со священными надписями, целые горы археологических находок. Во всем этом отразился православный мир со своими духовными взлетами и земными падениями, весь, от древности до наших дней.     /////////////   Читать бесплатно всё »»»»»»»

Павле Рак. Приближения к Афону. Вертоград Пресвятой Богородицы. Пять чудотворных икон. Глава 1.7

Марево полуденной жары дрожит над огромным пустым двором. Нет ни тени, ни воды. Булыжный дворик, пыль и твердая утрамбованная ногами земля, проросшая кое-где пучками сухой травы. В проходах и коридорах монастыря Зограф — никого. Все отдыхают, даже мухи... Все, кроме одного человека, толкающего тачку у северной стены. После темных лестниц стены, залитые светом, слепят глаза. Сначала я плохо его вижу, пока иду через двор к его движущейся фигуре.     /////////////   Читать бесплатно всё »»»»»»»

Павле Рак. Приближения к Афону. Вертоград Пресвятой Богородицы. Радостный аскетизм. Глава 1.6

Широкая терраса над буйными садами. Среди садов разбросаны накренившиеся хижины, купола, заросшие плющом, крепкие четырехэтажные дома с окнами без стекол, малюсенькие светлые церквушки. Все это, как и вода, спускается с гор на равнину — на площадь, посреди которой стоит широкий, приземистый храм, окруженный разновеликими строениями. Дальше лесистая местность снова постепенно снижается, крыши все реже, лишь иногда, то здесь, то там, пробиваются сквозь зелень. Последняя крыша виднеется на холмах, за которыми крутой склон к морю, поросший низкими дубами и каштанами, в километре отсюда, от зарослей дикого винограда, где мы сидим и любуемся отдаленной вечерней игрой моря, ветра и отблесков на водной глади.

Справа кутается в туман могучая вершина Афона, отбрасывая густеющую тень на склоны гор, утопающих в непроглядном мраке едва угадываемых волн.

Кариес (Карея). Монашеский городок в центре Афона. Утро

Павле Рак. Приближения к Афону. Вертоград Пресвятой Богородицы. Земная и небесная трапеза. Глава 1.5

Афонский монастырь Симонопетр Тяжелая грозовая ночь. Как будто ведрами льют воду на крыши, и она стекает по крытым свинцом куполам на мощеный плитами двор. Оттуда бурлящий поток сливается по широкому водостоку прямо в море, которое всего лишь в трехстах метрах под стенами греческого монастыря Симонопетр. Молнии догоняют одна другую, чтобы почти непрерывно освещать высокий и длинный утес, на котором, словно плотно нахлобученная шапка, стоит монастырь. Голубое сияние мерцает над куполами храма, перед самым окном кельи. Противоположное окно выходит на открытую террасу и дальше — в бушующую мрачную глубину. Только справа смутно угадываю узенькую перемычку скалы, которая связывает нас с горой и над которой возвышается легкий акведук. Не будь этой перемычки, нас, кажется, снесло бы ураганом (в небо? в море?) вместе со всеми восемью этажами монастырских построек, прилепившихся к голому камню и врезанных в его глубину переходами и подвалами. Но это лишь обманчивое ощущение того, кто, поливаемый дождем, стоит над пропастью на выступающей террасе. Если смотреть со стороны, то монастырь кажется стальной твердыней, способной противостоять любому искушению на свете.     /////////////   Читать бесплатно всё »»»»»»»

Павле Рак. Приближения к Афону. Вертоград Пресвятой Богородицы. Земная и небесная кухня. Глава 1.4

Поскольку я хочу продолжить путешествие, а до обеда еще далеко, меня отводят на кухню, чтобы я не отправился в путь голодным. Огромная, почти пустая кухня в первом этаже монастырского дома. В правом углу два зеленоватых шкафа для посуды. За ними деревянная лестница, ведущая куда-то наверх. У закопченной стены каменный умывальник, похожий, скорее, на просторную купальню. Большая плита разожжена слева, почти посередине комнаты. Монах средних лет, в выцветшей и ветхой рясе, с неловкими, вывернутыми внутрь ногами, усадил меня за стол недалеко от плиты в старинное удобное кресло с высокой спинкой, такое глубокое, что я утонул в нем и почти ничего вокруг не видел. (Как оно только сюда попало?) Петров пост, едят только овощи и макароны. Мой хозяин ставит на стол миску с помидорами, кладет огурец и хлеб. Он кажется одним из тех простых насельников Святой Горы, каких много во всех монастырях, одним из тех, которые служат Богу не столько молитвой, сколько непрестанным тяжким трудом. Монах подбрасывает дрова в плиту, на дальний ее конец, более холодный, поставил большую посудину, чистит, нарезает и бросает туда помидоры. Спрашивает, откуда я, как у нас люди живут, есть ли церкви, ходит ли туда народ, и куда я сегодня собираюсь идти. Обычный святогорский разговор.

Заканчиваю свой обед и только сейчас вижу вблизи его глаза: синие, глубокие, нежные. Замечаю, что уже в третий или в четвертый раз обращается ко мне, называя «отцом». Первое мое впечатление оказалось обманчивым: он не только не принадлежит к безграмотным или полуграмотным Божиим слугам, он иеромонах и когда-то служил в соборе большого города. Заботлив и умен, внимательный собеседник. Говорит обдуманно, спокойно, на любой пример находит и контрпример, желая избежать как пессимизма, так и поверхностного воодушевления.

«Да, — говорит он, — есть и прекрасные, святые люди, и настоящая святость, но есть и шарлатаны, и много таких, что делают себе рекламу, а в глубине у них пустота. В последние времена Бог почти лишил людей своей благодати. Не очень-то они ее и жаждали, слишком это тяжело. А благодать не навязывается насильно. Никогда люди не стремились так к погибели, как сейчас. Гибнут сами и других тянут за собой в помрачение и тьму. Но Бог не скрыл от людей и утешения: великой и благой вести. Возьми Евангелие, отец, и прочти, а здесь, на Святой Горе, помолись, поклонись святыням, и ты вернешься в мир не с пустыми руками. Избегай людей, которые хвалятся своими духовными дарами. Есть между ними, даже и здесь, нетерпеливые хвастуны. А может ли таким быть Божий человек?

Когда там тебе будет трудно, помолись. Нет лучшего утешения и вернейшей надежды. Смири свои мысли. Что еще, кроме покаяния и смирения, мы, грешные, можем сделать для себя? Кричать? Требовать? Нет в этом мира душевного, отец. Единственный путь — путь смирения, и он не пролегает через желания, какими бы скромными и легко исполнимыми они ни казались. Прости, что столько говорю, отец, ты и сам все это знаешь не хуже меня...»

Я долго беседовал с этим просветленным и немного печальным «батюшкой». Он рассказал мне несколько веселых и грустных историй из своего российского и афонского опыта. Заметно воодушевлялся он, когда говорил о России. Это и понятно — мало сейчас здесь монахов, нет народа, заполняющего весь храм до купола пламенной покаянной молитвой. А русские церкви сейчас полны более чем когда-либо.

Я оставался так долго, что перед уходом мне опять предложили обед: фасоль и маслины. Хотели еще дать мне овощей в дорогу, как будто я отправлялся в какую-то далекую землю, а не в монастырь, расположенный всего в четырех часах ходьбы.

Монастырь Агиу Павлу. Среди монастырских огородов стоит храм-параклис

Павле Рак. Приближения к Афону. Вертоград Пресвятой Богородицы. Обоженые кости. Глава 1.3

Утро. Из афонской столицы Кареи дорога к монастырю св.Пантелеймона ведет сквозь невысокий лесок, достаточно тенистый. Еще свежо. Несколько групп рабочих расширяют дорогу и укрепляют обочины. Может быть, скоро уже придет конец этой мучительной тряске в автобусе. А сейчас я иду пешком, и мне жаль, что и здесь совершается «модернизация». Может быть, она распространится и на что-то еще? (Позже я нашел достаточно признаков того, что боязнь моя, во всяком случае, преждевременна.) Выхожу на крутой склон, обращенный к южному афонскому берегу, отсюда виден монастырь Ксиропотам. Налево пристань Дафни. Направо лес, через который надо пройти, чтобы добраться до св.Пантелеймона. Судя по карте, монастырь не может быть далеко. Поэтому я сворачиваю на поперечную дорогу, которая ведет в нужном направленииОбычная афонская грунтовая дорога. Через несколько минут ходьбы становится ясно, что это всего лишь лесная дорога, которая забирает все больше в гору и поворачивает назад к Карее. Мне почему-то неймется, и чуть дальше я сворачиваю на другую тропинку, к морю. Метров через сто она исчезает в колючих зарослях на вершине холма, вознесшегося над берегом. Утреннее спокойное море. Все, что мне удалось — это увидеть зеленые купола монастыря, к которому я стремился. Пришлось смириться и вернуться на ту дорогу, которая, как мне кажется, слишком круто огибает левый склон.

Она настолько уходит влево, что я оказываюсь чуть ли не под стенами монастыря Ксиропотам. Внутри крепости, почти без всяких украшений, голый каменный двор. Вокруг ни души. Долгая утренняя служба закончена, и братия, наверно, отдыхает. Даже если кто-то и видит меня, то не желает нарушать привычного распорядка ради любопытствующего туриста.     /////////////   Читать бесплатно всё »»»»»»»

Павле Рак. Приближения к Афону. Вертоград Пресвятой Богородицы. Тишина восьмого дня. Глава 1.2

Высокий резной иконостас в мерцании света и позолоты. Громадное паникадило над головой, темно-медового цвета. Тяжелые эти паникадила с сотнями незажженных свечей рядами теснятся в пространстве храма. Из серебряных и золотых риз выступают лики Христа, Богородицы и святых. Погруженные в полумрак, они придают глубину игре света, который падает на позолоту сквозь приоткрытые двери и далекие окна в куполе церкви. Алтарь таинственно мерцает темно-пурпурными краскамиАфон.Восточный берег.Море. Свет льется одновременно отовсюду и ниоткуда. Теплый вертеп, прибежище, предусмотренное где-то на небесах: укрытое так, чтобы слабые человеческие глаза защитить от невыносимого сияния Сущего Света, Отца и Создателя, — но и на достаточном расстоянии от пронзительного гама земной суеты. Пустого места почти нет, как будто нет вообще никакого «места», словно иконы, подсвечники и паникадила погруже ны не в пространство, а в тишину, заполнили собой тишину и сами заполнены ею.

Ни одного лишнего звука, движения, блеска. Полная, вневременная тишина. Цвет ее — медовый. Тих и спокоен собор Иверского монастыря, ибо здесь не исходный пункт, откуда начинаются путешествия, даже если это путешествия по Святой Горе, здесь место, куда сходятся все пути этого мира.     /////////////   Читать бесплатно всё »»»»»»»

Павле Рак. Приближения к Афону. Вертоград Пресвятой Богородицы. Пролог: топография. Глава 1.1

Господь ПантократорТе, кто видел нашу землю духовными очами, рассказывают, что ее связывают с небом лишь несколько одиноких световых столпов. Среди мест, над которыми поднимается этот свет, постоянно поминают рассказчики и Святую Гору Афонскую.

Еще афонские монахи говорят о муке жить на свете без святости. В этом мире, во времена тусклые, сияют одни лишь редкие не оставленные Богом места, святыни, забытые людьми, животворные источники, которым единственное что остается — это хранить тайну возможного спасения.

Да и сама Гора Афонская, добавляют монахи, — место многих и тяжких искушений. Не обманывай себя, даже и здесь течет не только чистая вода благодати. Но здесь — монастыри и мощи святых! Смотри и запоминай все, что здесь увидишь, но надейся только на любовь Христову.     /////////////   Читать бесплатно всё »»»»»»»

Павле Рак. Приближения к Афону. Предисловие автора ко второму изданию на русском языке

Павле Рак «...Несколько групп рабочих расширяют дорогу и укрепляют обочины... Мне жаль, что и здесь совершается “модернизация”. Может быть, она распространится на что-то еще? (Позже, я нашел достаточно признаков того, что боязнь моя, во всяком случае, преждевременна.)»

Эти слова были написаны четверть века назад, в начале восьмидесятых. И вот, я оказался неправ, отвергая свою боязнь.     /////////////   Читать бесплатно всё »»»»»»»