В тот вечер показал мне Бог злобу сатаны - Афонский Стаpец Иосиф Исихаст (Спилиот) «Изложение монашеского опыта» Письмо 24 из 81

 
 

Стаpец Иосиф Исихаст (Спилиот)

Стаpец Иосиф Афонский (Исихаст,Спилиот) Γέροντος Ιωσήφ Ησυχαστού (ό Σπηλαιώτης) «Изложение монашеского опыта» Часть 1. Письма к монашествующим и мирянам

 

Часть 1. Письма к монашествующим и мирянам
 
              Ἐπιστολή   εικοστή τετάρτη / 81   (письмо 24 из 81)

 

 

Не говорил ли я тебе и раньше, что вначале у меня восемь лет была ужасная борьба с бесами? Каждую ночь — бешеная битва, а днем — помыслы и страсти. Приходили они с шашками, мотыгами, топорами и лопатам.
— Все на него! — кричали. Это было для меня мученичеством.
— Приди, Матерь Божия! — взывал я. И, хватая одного, бил им других. Разбивал свои руки об этих чурбанов.
Геронда Иосиф (Исихаст)

 
 
Монашеский скит на Святой Горе Афон. Άγιον Όρος - Ἄθως - Mount Athos - Греция, Македония и Фракия, Халкидики

Не удивляйся, чадо мое, так бывает у монаха. Жизнь монаха — постоянное мученичество (Ο βίος του μοναχού είναι μαρτύριον διαρκές). Сладкий Иисус познается в скорбях. И как только взыщешь Его, так Он тебе предлагает скорби. Любовь Его — посреди мук (Η αγάπη του είναι μέσα στα βάσανα). Показывает тебе немного меда, а под ним спрятан целый склад горечи. Предшествует мед Благодати (Προηγείται το μέλι της Χάριτος), а следует горечь искушения.

Μη ξενίζεσαι, τέκνον μου. Έτσι είναι ο μοναχός. Ο βίος του μοναχού είναι μαρτύριον διαρκές. Ο γλυκύς Ιησούς μέσα στις θλίψεις γνωρίζεται. Και μόλις θα τον ζητήσης, θα σου προβάλη τας θλίψεις. Η αγάπη του είναι μέσα στα βάσανα. Ολίγον μέλι σου δείχνει και αποκάτω έχει κρύψει ολόκληρον αποθήκην πικρίας. Προηγείται το μέλι της Χάριτος και ακολουθεί κη πικρία των πειρασμών.


Когда Он захочет послать тебе муки, извещает тебя и как вестника посылает тебе соответствующую Благодать. Он как.бы говорит тебе: "Будь готов!" — чтобы ты ждал, откуда на тебя нападет и ударит враг. И так начинается твоя борьба и битва.

Смотри не робей (μη δειλιάσης). Не удивляйся, когда палят пушки, а стой мужественно, как воин Христов (ως του Χριστού στρατιώτης), как испытанный борец, как доблестный боец. Ибо эта жизнь (εδώ η παρούσα ζωή) — арена войны. Отдохновение будет там. Здесь — изгнание (Εδώ εξορία), там — наша истинная Родина (εκείθεν η αληθινή μας πατρίδα).

Πρόσεχε, μη δειλιάσης. Μη ξενίζεσαι, όταν «πέφτουν κανόνια», αλλά στάσου ανδρείως ως του Χριστού στρατιώτης, ως δόκιμος αθλητής, ως γενναίος πολεμιστής. Διότι εδώ η παρούσα ζωή είναι στάδιον του πολέμου. Εκείθεν θα είναι η ανάπαυσις. Εδώ εξορία, εκείθεν η αληθινή μας πατρίδα. …

Не говорил ли я тебе и раньше, что вначале у меня восемь лет была ужасная борьба с бесами? Каждую ночь — бешеная битва, а днем — помыслы и страсти. Приходили они с шашками, мотыгами, топорами и лопатам.
— Все на него! — кричали. Это было для меня мученичеством.
— Приди, Матерь Божия! — взывал я. И, хватая одного, бил им других. Разбивал свои руки об этих чурбанов.

 
И по случайности один знакомый пришел из мира нас посетить. Ночью я положил его спать в свой маленький домик. И приходят бесы, по своей привычке, ко мне. И давай его бить. А он как закричит! В ужас пришел человек, чуть с ума не сошел. Я сразу прибегаю.
— Что с тобой? — говорю ему.
— Бесы, — говорит, — чуть не задушили меня! Забили меня палками!
— Не бойся, — говорю ему. — Это были мои, и в этот вечер по ошибке их отведал ты! Но ты не безпокойся.

Говорил ему и всякие другие забавные вещи, чтоб его успокоить. Но это оказалось невозможным. Не мог он больше оставаться на том месте мученичества. Испуганный, смотрел он направо-налево и просился уйти. В ночь-полночь провел я его в Святую Анну (Скит святой праведной Анны, матери Пресвятой Богородицы) и возвратился.

Жили мы тогда в Святом Василии (Скит святителя Василия Великого чуть ниже вершины пророка Илии).

 
Так вот, после таких восьми лет от палки, которой давал своему телу каждый день из-за плотской брани, от поста, который я держал, бдения и других борений, я превратился в труп. И слег больным. И уже отчаялся. Ибо потерял надежду победить бесов и страсть.

И однажды ночью, когда я сидел, открылась дверь. Я, склонившись, творил Умную молитву и не посмотрел. Подумал, что это отец Арсений открыл. Затем чувствую снизу одну руку, раздражающую меня к наслаждению. Смотрю и вижу беса блуда, плешивого. Я бросился на него, как собака, такая была у меня на него ярость, — и схватил его. И на ощупь волосы у него были, как у свиньи. И он исчез. Все вокруг наполнилось вонью. И с этого мгновения ушла вместе с ним и брань плоти. И стал я впредь безстрастен, как младенец.

В тот вечер показал мне Бог злобу сатаны (Εκείνο το βράδυ μου έξειξεν ο Θεός την κακίαν του σατανά).

Был я очень высоко, в каком-то прекрасном месте, а внизу была большая равнина, и рядом море. И были поставлены бесами тысячи ловушек. И проходили монахи. И когда они падали, ловушки хватали одного за голову, другого — за ногу, иного — за руку, за одежду, кого за что можно было. А глубинный змей, держа голову над морем и испуская пламя из своей пасти, глаз и носа, радовался и веселился падению монахов. Я же, видя это, бранил его: "О глубинный змей! Так-то ты нас обманываешь и нас уловляешь!"

И пришел я в себя, и были у меня как радость, так и скорбь. Радость — ибо увидел ловушки диавола. Скорбь — о нашем падении и об опасности, которой мы подвергаемся до конца дней.

 
С тех пор пришел я в великий мир и молитву. Но он не успокаивается. Обратил против меня людей. Для того я тебе это пишу, чтобы проявляли терпение ты и остальные братья.

 
Эта жизнь — борьба, если хочешь победить, это не шутка! С нечистыми духами воюешь, которые бросают в нас не пирожные и лукум, а острые пули, убивающие душу, а не тело.

 
Только не печалься. Не робей. У тебя есть помощь. Я тебя ношу. Видел тебя вправду вчера во сне, мы поднимались вместе ко Христу. Итак, возстань и беги вслед за мной.

 
Только будь внимателен, раз уж видел ловушки лукавых. И увы тому, кого они схватят: нелегко ему будет вырваться из их когтей.

Конечно, диавол, как бы он этого ни хотел, не сможет сам нас погубить, если мы сами не посодействуем его злобе, но и Бог тоже не может один нас спасти, если мы не станем сообщниками Его Благодати в нашем спасении. Всегда Бог помогает, всегда успевает, но хочет, чтобы и мы потрудились, сделали то, что можем.

Поэтому не говори, что не преуспел и почему не преуспел и т.п. Ибо преуспеяние заключено не только в человеке, даже если он того захочет, даже если много потрудится. Сила Божия, Благодать Его благословенная — она делает все, когда от нашего приимет. Она поднимает падшего, она возводит низверженного.

Этого Бога и Спасителя нашего будем просить и мы от всего сердца, чтобы пришел: укрепил расслабленного, восставил четверодневного Лазаря, дал глаза слепому, накормил голодного...

 
 
Читайте и другие письма старца Иосифа Исихаста из этой книги:
«Изложение монашеского опыта» стаpца Иосифа Афонского (Исихаста,Спилиота) (1899-1959)
Часть 1. Письма к монашествующим и мирянам (81 письмо)
Свято-Троицкая Сергиева Лавра, Сергиев Посад, 1998, 320с.
Перевод с новогреческого В.А.Гагатика подготовлен по 5-му греческому изданию 1996 года
 
Оригинал: Γέροντος Ιωσήφ (Ησυχαστού), Επιστολή ιά΄, «Έκφρασις μοναχικής εμπειρίας», έκδ. Ἱερᾶς Μονῆς (Ι. Μ.,Ιερά Μονή) Φιλοθέου 19924, Άγιον Όρος 1981, 465 страниц (Ό Γέρων Ιωσήφ ό Σπηλαιώτης - Ekfrasis Monaxikhs Empeirias)

In English (translated from the Greek by Elizabeth Theokritoff):
Elder Joseph the Hesychast «Struggles, Experiences, Teachings» (1898-1959)
4th edition Published 1999 by Great and Holy Monastery of Vatopaidi, 236 p.
ISBN 10 9607735129 ISBN 13 9789607735126 Format: Hardcover

 
В тот вечер показал мне Бог злобу сатаны - Афонский Стаpец Иосиф Исихаст (Спилиот) «Изложение монашеского опыта» - Письмо 24 из 81

«Изложение монашеского опыта» - это уникальная "Азбука Исихазма" великого стаpца 20 века, "единого от древних", святого афонского подвижника Иосифа Святогорца (Агиоритиса) - истинного исихаста и спилиота
Крест - Афонский Стаpец Иосиф Исихаст «Изложение монашеского опыта»

 

Святая Гора Афон - Монахи и монашество - Рабы Божии - Жить по Христу - С нами Бог!