О русском матерном языке - Материться я стал с тех пор, как себя помню… - Рассказ «Язык мой… друг мой?» о. Александра Дьяченко

 

«Язык мой… друг мой?»

 

«Язык в таком положении находится между членами нашими,
что оскверняет все тело… будучи сам воспаляем от геенны» (Иаков 3:6)
 
Иерей Александр Дьяченко

 
О русском матерном языке - Материться я стал с тех пор, как себя помню...

 

Сегодня все чаще стали обсуждать тему использования в "большой литературе" слов матерщины. Даже издаются словари таких слов. Считается шиком изящной даме вставить в разговор соленое словцо...

Хорошо это или плохо?

Не знаю - не знаю, но сегодня у нас в поселке мат просто «висит» в воздухе, словно дым в прокуренной бытовке. Раньше, все-таки больше, мужики матерились, а теперь уже и для женщин - мат становится нормой. Обгоняешь влюбленную парочку, слышишь, а голубки матерком воркуют. Мамы на детишек все больше матом орать стали.

Я понимаю, если бы наш поселок был горняцким, или шоферским, - так ведь нет, - у нас одних докторов и кандидатов наук, наверно человек пятьдесят, академиков двое. Вместе с соседним городком, что в семи километрах от нас, так эти цифры, смело - ещё на три умножай.

 
Читал Виктора Конецкого, замечательного писателя–мариниста. Он писал, что матом хорошо приложить в каких-то экстренных ситуациях, когда многословие только делу вредит. Может он и прав, не знаю. Расскажу о своем «опыте» владения русским матерным...

 

Материться я стал с тех пор, как себя помню. Еще бы не материться, если все мое детство прошло в солдатских казармах. У меня даже был свой дядька-воспитатель из солдат...

 
Это сегодня перед молодежью стоит проблема профориентации, а для нас такой проблемы не было. Мы, как только начинали ходить, уже маршировали за солдатским строем. У моих родителей даже такая фотка сохранилась начала 1960-х. Идут парадным строем солдаты, впереди со знаменем офицеры, а за строем идет, марширует кучка пяти-шестилетних сорванцов. И вот, что интересно, - нас никто не отгонял. Понимали, что маршируют будущие офицеры, а глядишь и генералы!

Я даже в столовую солдатскую есть ходил. И вкус солдатской каши у меня до сих пор во рту стоит, такая была вкуснотища! Ну, а издержкой моего солдатского воспитания был мой виртуозный мат. Мама рассказывала, как она краснела, когда её маленький мальчик, словно органчик, на сюсюканье какой-нибудь тетеньки мог ответить так, что у тетеньки сумка из рук выпадала. И это притом, что дома у нас никто не ругался...

 
Говорят, что в армию такой отборный мат пришел в первой половине 1950-х, когда с нехваткой молодежи, в армию стали призывать бывших уголовников. Не знаю, но с нами на железке работал человек, просидевший в лагерях, не выходя, начиная с «малолетки», 25 лет. Я ни разу не слышал, чтобы он ругался. Не путеец, а сама вежливость. (Знатоки говорят, что "по понятиям" - так и надо. Так что причины этого видно были совсем другими - Прим.Паломника)

 

Подрастая, стал понимать, что материться нехорошо, и стал себя контролировать. Уже не ругался напропалую, - различал, где можно, а где нельзя. Но ругаться продолжал, считал это признаком мужественности.

 
За время своей учебы я сменил, наверное, с десяток школ. Поэтому и хорошие оценки в моем дневнике, большей частью, были заслугой моего папы. Он всегда был потрясающе красив, нередко заезжал за мной в школу, и у моих училок при его виде, рука сама выводила мне пятерки и четверки. Но на самом деле, более-менее я стал учиться только ближе к старшим классам.

Помню, в 9-м классе к нам пришла молоденькая учительница русского языка Анна Ефимовна. Как она читала нам стихи, сколько интересного мы от неё узнали. Не говорю за других, а я влюбился в русскую литературу и обожал Анну Ефимовну.

 
Как-то на переменке один мой одноклассник запрыгнул на меня сзади, и я никак не мог его сбросить с себя. И тогда я сказал ему фразу из своего "розового" периода жизни. Мой товарищ обмяк и сполз. Я освободился от него, и увидел мою любимую учительницу, которая стояла и смотрела на меня - такими глазами! Мне сквозь землю хотелось провалиться. Сейчас пишу и вижу эти глаза. Честное слово, чуть не заплакал от обиды на себя. Правда, Анна Ефимовна, мне потом так ничего и не сказала по этому поводу. Зачем, достаточно было взгляда. Она меня поняла тогда, хороший был учитель.

 
После окончания института попал служить в особую часть. Все солдаты у нас имели высшее образование. В роте у меня был друг, Сережа Полуян, не помню, может кто ещё, но вот он - точно никогда не ругался. Я ругаюсь, а он нет, всегда находил в ответ человеческие слова. Глядя на моего друга, я тоже попробовал не ругаться. Сперва было трудно. Словечки, матерные частушки, поговорки-прибаутки, все это раньше могло литься из моего горла потоком, - и вдруг заслон...

Как чесался язык называть вещи своими именами, такими короткими и понятными, - но ломал себя, Серега-то вот может. Значит и я должен смочь. Таким образом, проходя срочную службу, я научился курить и разучился материться. Но это не значит, что я не проговаривал этих словечек про себя, - порой проговаривал. И ещё реагировал, когда ругались рядом, словечки пробуравливали мне мозг, и отдавались аж где-то в груди...

 
Но потом системное молчание на уровне языка перешло на уровень мысли, и уже даже в мыслях я перестал говорить матом. Потом мне стало безразлично, что говорилось вокруг меня. Я перестал реагировать на мат. Он для меня умер, к счастью.

 

Уже придя в Церковь, слышал рассказ двух женщин, сейчас они наши прихожанки. Они рассказывали о том, как искали путь к Богу. Этот путь пролегал через одну из общин пятидесятников.
 
Как известно, пятидесятники молятся на так называемых «языках». То есть они во время молитвы произносят не как мы с вами слова, построенные в логические фразы прошений, а в состоянии экстаза у них вырываются обрывки возможно слов, возможно, какие-то слоги. И вот представьте, эти женщины стоят в общем молитвенном круге, молящиеся «заговорили», и вдруг, слышат грязнейшие матерные ругательства. Рядом с ними стоял мужчина, закрыв глаза, весь, предавшись молитве, но с его уст шла невозможная грязь. Было видно, что человек не безобразничал, а сам не понимал, что говорит. Короче говоря, эти женщины бегом бежали из «молитвенного» круга, и об этом случае вспоминают с содроганием!

 
Иногда приходится встречаться с людьми, прошедшими через «целителей». Они часто жалуются, что порой не могут с собой совладать и вдруг начинают материться. Кстати, поврежденность может проявляться и во время молитвы, человек произносит святые имена, а к ним, словно специально, - прилепляются гадкие слова. Мысленная брань. Даже молитвы у меня где-то лежат от этой напасти.

 
Но самый яркий пример такой беды, одержимости матерщиной, что ли, в моей памяти отложился несколько лет назад.

Уже став священником, мы с матушкой приехали проведать моих родителей в Белоруссию. Свершилась моя давнишняя мечта. Владыка Артемий благословил меня сослужить ему в кафедральном соборе. И я молился в алтаре главного храма моего родного города и даже произносил проповедь. Потом мы с матушкой гуляли по центру. На западных землях отцы, обычно, облачаются в священнические одежды только в храме, и я тоже был в мирском...

Прогуливаемся по площади, нам навстречу идет, как-то немного боком вперед, человек, мне он показался болящим. Идет и все время что-то говорит. Когда он поравнялся с нами, я услышал, что он оказывается, матерится. И вот вместо того, чтобы пройти мимо нас дальше, он вдруг стал кружиться вокруг. Это кружение, чувствовалось, приносило ему страдание. Он во все время кружения продолжал материться и, что интересно, ни разу не посмотрел в нашу сторону. Всякий раз, уходя от нас в апогей, он пытался оторваться, но после, неизменно, какая-то сила бросала его к нам, и так несколько раз! Наконец, он, со вздохом облегчения, вырвался из орбиты нашего притяжения, и так же, тихо матерясь, пошел дальше.

- Ты догадываешься, почему он кружил вокруг нас? - спросил я матушку.
- Почему? - ответила она.
- Думаю, потому, что мы были в храме на службе, а я ещё и причащался!

 
Бедный, бедный человек...

Священник Александр Дьяченко

 
PS   Да, пожалуй избавление от матерщины сродни внутреннему перерождению. Сложно, но возможно. За собой замечала послабление в этом вопросе, но ловила себя, что называется "за хвост"...
Нельзя в этом вопросе давать слабину, попускать...

Священник Александр Дьяченко:

Контроль за собой, здесь сродни, - контролю подвижников за дурными помыслами, которые должны улавливаться и отсекаться краткой молитвой!

 
PPS   Как Господь призвал Ему служить, так с того момента и баста с крепким словом. Иногда мысленно что-то появляется, но с Божией помощью - задыхается.
Но появилась другая проблема - сложно стало говорить с мамой по телефону. Мат она не замечает, а мне это абсолютно не приятно. Пробовала сказать ей это, - ну а в ответ получила нецензрную брань. :о(

Священник Александр Дьяченко:

Думаю, когда человек переходит определенный возрастной барьер, то бороться с ним уже поздно. А верующему человеку, считаю, материться просто грех...

 
PPPS   - Никогда не поздно начать бороться. Господь призвал Авраама, когда тому было 75 лет...
Вопрос даже не в этом, а в том - хочет ли сам человек бороться с этим грехом, хочет ли действительно свою жизнь поменять.
Если человек хочет, то найдёт и способ и возможности, а если не хочет, то будет искать оправдания и причины...

Священник Александр Дьяченко:

Помогай нам Бог. Мы как редиска у Него на грядке, созрел? - иди сюда!
А незрелых - или выращивают дальше, а упорно безперспективных - просто выковыривают в помойку...

- Ну да, история с Лазарем очень, в этом плане, показательна...
Господь вчера сподобил услышать вот такую фразу:
Мы живём так - как мы молимся, и молимся так - как мы живём.
Глубокая фраза!

Священник Александр Дьяченко:

Те, кто прошли лагеря, говорили потом, что так, как там, - они больше никогда не молились. Из них, кто выжил, потом вышли высокие подвижники. Но если бы не было на их пути таких страшных испытаний, то они, получается, никогда бы не стали теми, кем стали. Слава Богу за все!

 
PPPPS   Бедный - бедный человек.
Он одержимый?
Священник Александр Дьяченко:
Несомненно. Если бы он был просто болен, то произносил бы что-то другое...

 
PPPPPS   Отец, а что Вы говорите, когда попадаете молотком по пальцам?
Какое чувство испытываете и что думаете: ведь можно научить себя говорить что-нибудь благочестивое, но, по своей внутренней сути и внутреннему разжжению, это может мало отличаться от матерщины?..
К примеру, сейчас часто можно услышать всякие заменители, что по форме вроде нейтрально, но может звучать еще более вульгарно?..

Священник Александр Дьяченко:

Я вспоминал (когда попадал молотком по пальцам), но поверьте, как на духу, - ни мата, ни заменителей. Конечно, когда больно, то это что-то типа "аяяй" или "оёёй". Когда мат уходит, то это навсегда!

Кстати, никак не мог бросить курить, каких только уловок не придумывал!
А когда покаялся перед Богом, что грешник (о курении в тот момент даже не думал), и вот беломорина (сигарет уже не курил) - в рот больше не смогла лечь!

Вот ещё что-то с салом нужно придумать, и с зависимостями будет покончено! :)

- А зачем оно надо (с салом-то): для русского человека - сало, что оливковое масло для грека. Никто из греков не думает про освобождение от оливковой зависимости. Ведь, согласно последним исследованиям украинских диетологов, сало — весьма ценный продукт, употреблять который можно без опасений за свое здоровье. Оно обладает такими же полезными свойствами, как оливковое масло, и может с успехом его заменять!

А в некоторых ситуациях и жизнь спасти:

Отправили одного русского в командировку в Львовскую область. Идёт не может найти остановку автобуса, думает, ой, что же будет - по русски-то нельзя разговаривать - не любят они русских, а ехать то надо до гостиницы. Вдруг видит - идёт местный мужик. Ну русский думает: Была не была, попробую спросить:
- Ой, батьку, ви нэ подскажытэ, гдэ здись останивька?
- А сало, хлопчык, любишь?
- Та, батьку.
- Так, вот, кацап, зупынка на той соронэ дорогы, и, если б сало не любыв бы, убыв бы!

 

Священник Александр Дьяченко:

У нас, помню, перед караульным помещением в армии висел здоровый самодельный плакат: "Сало - сила, спорт - могила"! И ведь как правильно было написано!

 
PPPPPPS   Материцца - не матерюсь. Наверное потому что до определенного возраста рядом не было людей, которые бы использовали мат. Когда чего-то случается типа "молотком по пальцу", издаю звуки а-ля "ыыыыауоаыыыыыы!!!!"
А вот в речи моей стока эвфимизмов, что иногда даже не могу слово человеческое вспомнить, чтобы выразить какую-то мысль. Особенно глаголов касается. И это при том, што читаю я немало(

Священник Александр Дьяченко:
Переходи на старый добрый русский язык, моя радость!

 
PPPPPPPS   Вот какая хорошая история. Но почему БЕЛОРУССИЯ? Судя по времени, тогда эта страна уже называлась Беларусь...

Священник Александр Дьяченко:

Вы много моложе меня. Для вас существуют: страна Россия и страна Беларусь. Для меня, застрявшем во времени, есть только одна страна - Советский Союз. Не потому, что я националист, или реваншист, нет. Просто для меня это неразрывно. Я не могу сказать "страна Литва", потому, что Литва для меня - это славное местечко, куда я в своё время ездил за колбасой и погулять по Вильнюсу. Поэтому я не слежу за тем, как там меняются названия, мне всё это глубоко безразлично. Я был воспитан в Белоруссии, Белоруссией моя родина для меня и останется. А как вы, сегодняшние, будете себя называть, - это чисто ваше дело. Я же уже слишком стар, чтобы меняться...

- Вы ведь тоже не назовёте Литву - Литовской ССР...
И компьютер наверняка называете компьютером, а не ЭВМ, ведь так?..

А насчёт того, что в определённом возрасте уже поздно меняться:
- Меняться поздно только после смерти. Точнее, там перемены будут уже другие, и не нами контролируемые...

 
PPPPPPPPS   У нас на работе сложно постоянно находится среди матершины... Большинство матом просто разговаривают, пара человек - время от времени, и еще пара - вообще никогда...

 
PPPPPPPPPS   Когда заболел наш сосед, то его родственники повезли и его до «матюкальщика», специально нанимали машину и везли в соседний посёлок. Как потом рассказывали, сидит там такой дед, посадил всех рядышком, кто к нему пришёл за помощью, и давай матом нести. И люди смеются. Это такая «терапия». И люди платят и едят, и главное, верят, что поможет. Но сосед умер...

Я когда пришла работать на завод, то меня очень коробило, что люди матом разговаривают, просто хотелось убежать и реветь. У меня были 2 сотрудницы, которые меня очень любили, но беда – без мата говорить не могли. И вот когда мы с ними подружились, то одна говорит:
- Ты думаешь я хочу матюкаться? Нет. Я когда была в твоём возрасте и пришла на завод, то один человек при мне сказал мат, и я разревелась: это как нужно не уважать человека, чтоб при нём позволять себе выражаться. А потом сама втянулась. Мне самой неловко, что так получается, не хочу, а не получается…

Знакомясь ближе с этими сотрудницами, я видела, что они хорошие люди!!! И относились ко мне намного лучше тех, кто матом не разговаривал. Относились почти как к дочери, а это по нашим временам большая редкость! Вторая сотрудница тоже матом говорила, но тоже очень хороший человек!!!! Они мне много рассказывали о своём детстве, и я их очень полюбила!

 
PPPPPPPPPPS  

"Иногда приходится встречаться с людьми, прошедшими через «целителей», жалуются, что порой не могут с собой совладать и вдруг начинают материться. Кстати, поврежденность может проявляться и во время молитвы, человек произносит святые имена, а к ним, словно специально прилепляются гадкие слова. Мысленная брань. Даже молитвы у меня где-то лежат от этой напасти"

Не могли бы найти их, для меня? Уже месяца 3 постоянно, постоянно - такое во время молитвы, жуть берет!

Священник Александр Дьяченко:

Спаси вас Бог. Чаще причащайтесь и исповедуйтесь, не оставляйте у себя ничего на душе. Когда молитесь, если и приходит что-то - не обращайте внимания, и вся эта бяка потихонечку от вас уйдёт. Помогай вам Христос!

 
 
Рассказ «Язык мой… друг мой?» сельского батюшки отца Александра Дьяченко
Читайте также рассказы из книги священника Александра Дьяченко «Плачущий ангел» и другие рассказы батюшки
Прототип рассказа «Язык мой… друг мой?»: жж священника Александра Дьяченко
22.02.2009 - alex-the-priest.livejournal.com/9349.html