Рассказ "ПОМНИТЬ И СЛЫШАТЬ"

Помнить и слышать…                  

усопших, даже тех, из них, кого знала относительно неглубоко, поминать много отраднее и легче, чем здравствующих ещё

У нас тут (в Переделкино), неподалеку сосновый бор есть… Можно уйти туда и на время забыть, что ты в Москве… И часто я сбегаю в этот бор, чтобы высоко задрав голову, бродить, дышать и видеть только верхушки деревьев и небо…

На природе, среди пробуждающейся жизни, весеннего тиньканья синиц и пронзительных криков соек, хорошо вспоминать и поминать всех тех, с кем свела тебя жизнь…

И я заметила, что усопших, даже тех, из них, кого знала относительно неглубоко, поминать много отраднее и легче, чем здравствующих близких и родных. Оно и понятно почему.

Что мы знаем о тех, кто живет с нами рядом? Все это знание - по большей части наши домыслы, неразбериха эмоций и намерений, метания и стенания сердца - шумы, за которыми не вполне отчетливо проглядывает истинное положение вещей…

Тут и осознаешь, наконец, что есть "чисто помолиться", насколько это непросто - пробиться к такой чистоте и неискаженности, глядя на мир через призму своего омраченного сердца. Да, совершается большая внутренняя работа, да - эта работа необходима для нашего роста и возмужания. Но как же долог путь до подлинной чистоты… Как долог.

Иначе и легче обстоит дело с нашими усопшими.

Они по одному тому, что уже Там - априори мудрее нас. Значительно мудрее. И наша задача уже не говорить, а слышать. Ведь они знают о жизни, о себе и о нас самих такое, что мы и вообразить себе не можем. Стоит только раскрыть Псалтирь - и мы уже на одной волне. Они - с радостью с теми, кто, не взирая на свои порочность и несовершенство, все-таки трудятся и помнят. Мы же - с радостью открываемся им, не стесняясь своей никчемности, как старшим товарищам, как духовно мыслящим, живущим высшей жизнью…

 
Сегодня, бродя по весеннему лесу, я вспоминала и поминала одного священника…
В дни его земной жизни мы не были как-то особо дружны, не вели переписку… Ну, так - давнишние знакомые - да и все. Я только знала, что отец Георгий был добрым пастырем… Необычайно хорош собой, прекрасный супруг и многодетный отец, он посвятил свою молодую жизнь служению Церкви еще в доперестроечное время и с благородством нес различные тяготы этого непростого пути. Одно то, что его собственный отец был ответственным партийным работником, говорит о том чего стоило молодому Георгию свидетельствовать о своей вере…

Я приятельствовала с семьей о. Георгия, бывала у них в гостях…
А потом он заболел раком…
За два месяца до его смерти мы ехали с батюшкой в таллинском поезде в Пюхтицу, где он долгое время служил, и всю ночь напролет говорили в тамбуре…

О своей болезни он рассказывал легко, как о чем-то не вполне значительном и важном, больше интересуясь моими делами…

Я откровенничала про учебу в Тихоновском, про возможность преподавать и другие совершенно очевидные для меня тогда перспективы.
Внезапно отец Георгий, в несвойственной для себя безапелляционной манере, отвергает все мои прогнозы на будущее… Он глядит на мелькающие в окне тамбура огоньки и чудным нежным баритоном выдает для меня свой прогноз моего будущего. Этот прогноз неожиданный, предвещающий новые трудности и новую борьбу… Я внутренне, даже с некоторым раздражением, отвергаю это, как слова человека всё же недостаточно меня знающего… И - горделиво забываю их…

И вот, через два месяца пятидесятилетний отец Георгий умирает от рака… А в мою жизнь входят новые, неведомые мне прежде испытания…

И я вспоминаю отца Георгия. Вспоминаю и начинаю вдруг понимать, что за два месяца до смерти люди говорят многое "не от себя"… Он уже стоял на рубеже, на подступах к подлинной Свободе и, возможно, сам того не осознавая, видел будущее в его истинном свете и значении.

Все произошло по его слову.

Я люблю помнить о нем и поминать его. Поминать уже как друга, как духовно родного человека… Он откликается на мою теплоту и я то и дело прислушиваюсь к его отклику - не раздастся ли среди соснового бора, среди весеннего птичьего щебетания новое кроткое предупреждение, новая участливая подсказка моего прекрасного друга…

Надо обязательно вслушиваться…

Написано монахиней Евфимией (Аксаментовой), опубликовано в сети 10 марта 2015 года.
Странничает автор в сети и как Евфимия Суздальцева. Например, тут: facebook.com/evfimiana

Комментарии


Задайте ВОПРОС или выскажите своё скромное мнение:


Заголовок:
Можете оставить здесь свои координаты, чтобы при необходимости мы могли бы с Вами связаться (они НЕ ПУБЛИКУЮТСЯ и это НЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО):

E-mail:
  Ваш адрес в соцсети или сайт:

Прошу ОПОВЕЩАТЬ меня на указанный выше e-mail - ТОЛЬКО при ответах в ветке ЭТОГО коммента (снимите галку в квадратике, если это не нужно)