И я увижу, обязательно увижу, большой праздничный Салют твоей Победы!

Короткий рассказ   «Секретная операция»        

Старец Кирилл (Павлов), архимандрит, в миру: Иван Дмитриевич Павлов - На Великой Войне - Русский герой сержант Павлов

Невероятно - находиться совсем рядом с человеком, который прошел через войну, едва спасся от бомбежки под Тихвином, мерз в окопах под Сталинградом, чудом уцелел на минных полях, слышал ужасающую тишину мертвых городов и хоронил товарищей, зверски убитых бандеровцами…

А вот - он рядом. Уже 12 лет, как парализован…
И я думаю - он на своем посту. Он сражается…
Он заботится о нас.

Только на крышу мне - 9 мая - придется забираться одной на этот раз…

 
А двадцать лет назад крышу мы "брали" вдвоем. Это была наша "секретная операция".

Мы старались никому на глаза не попадаться.
Во-первых, разволнуются: старый человек, то да се, можно ведь и равновесие потерять, упасть, разбиться…
Во-вторых, вроде это и несерьезно как-то - по крышам лазить в потемках…
В третьих, мне может попасть, - куда, мол, смотрела, келейница такая разэдакая…

А я и так безтолковая - всю жизнь от начальства получаю…
А батюшка - он боевых товарищей не подставляет.
Поэтому операция та была тщательно спланирована.

И мы вышли в 21:45 и сделали отвлекающий маневр - как бы просто так стали прогуливаться вокруг старого корпуса Патриаршей резиденции… Правило, мол, читаем… Соловьев слушаем, опять же… А что? Ничего такого!

Но правило было давно прочитано, а с крыши газовой котельной мы получали надежду увидеть хоть что-то от того салюта, который давался к 50-и летию Победы на Поклонной Горе…

- Лезь, батюшка, я прикрою, - храбрилась я и старалась придержать длинные полы его рясы - чтобы не запутался… Батюшка забирался первый, впрочем, я карабкалась по крутой железной лестнице за ним следом - шаг в шаг. Для подстраховки.

Мне было весело. Я была молодой безшабашной дурехой, которая с первых секунд нашей вылазки уже воображала себя бравой фронтовой разведчицей… А батюшка…
Батюшка добродушно улыбался, но там, на крыше котельной он становился лицом к Поклонной Горе и замирал в ожидании, трогательно нацепив на нос очки…

О чем он думал? Может о том, что вряд ли доживет до следующей круглой даты и еще раз увидит такой салют?..
Но он дожил…
Они привыкли там, на войне, сражаться и терпеть до последнего…
Терпеть такое, что не укладывается в мозгу у нормальных, не искушенных войной людей.

Батюшка, родной, в 21:45 (ну, да - если парад в десять вечера…) я полезу на нашу с тобой крышу… Как тогда!
Я даже еще выше заберусь - куда тебя отпускать побаивалась… Все-таки ряса, можно нечаянно запутаться и потерять равновесие…
 
И я увижу, обязательно увижу большой праздничный Салют твоей Победы…

Короткий рассказ «Секретная операция» написан
монахиней Евфимией (Аксаментовой) и опубликован в сети 9 мая 2015 года.
Странничает автор в сети и как Евфимия Суздальцева, см. тут: facebook.com/evfimiana

Комментарии


Задайте ВОПРОС или выскажите своё скромное мнение:


Заголовок:
Можете оставить здесь свои координаты, чтобы при необходимости мы могли бы с Вами связаться (они НЕ ПУБЛИКУЮТСЯ и это НЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО):

E-mail:
  Ваш адрес в соцсети или сайт:

Прошу ОПОВЕЩАТЬ меня на указанный выше e-mail - ТОЛЬКО при ответах в ветке ЭТОГО коммента!

Мое скромное мнение плохое

Спасибо матушка родная, очень тепло! Иоанна.

Его умение предпочитать ученичество учительсву, послушничество начальствованию поражало до глубины души. Другое дело, что нам самим следовало иной раз догадаться — не столько делиться с ним своими соображениями, сколько помолчать в его присутствии. Пользы от этого было несравненно больше.