Дележ наследства, но позитив в конце: Семь человек детей рвут бабушку на части! - Рассказ «Отцы и дети» отца Александра Дьяченко

 

«Отцы и дети»

 

А мне чудно́, не встречал я ещё такой привязанности взрослых детей к старенькой матери.
Каким же нужно быть человеком, чтобы вырастить детей и вложить в их сердца такую к себе любовь!
Видно светлый она человек, и много тепла сберегла, раз продолжают они к ней тянуться!…
 
Иерей Александр Дьяченко

 
Дележ наследства (Ай-Ки-До)

 

Есть у меня хороший товарищ. Трудяга, никогда без дела не сидит. Летает на север, качает газ вахтовым методом: месяц там, месяц здесь. Как домой возвращается, так всё чего-нибудь строит: то гараж, то дом. У него трое детей. Две дочки уже выучились, и ещё малыш - "поскрёбыш", в третий класс ходит.

- Володь, говорю, сколько тебя знаю, всё ты чем-то занят, работаешь и работаешь. Уж не надеешься ли честным трудом разбогатеть?

Володя смеётся:
- Нет, батюшка, какое там разбогатеть, это я всё за будущее боюсь. Мир в семье сохранить хочу. Хочу, чтобы все мои дети меня в своё время хоронить собрались, и чтобы никто из них потом мне на могилу не плевал...

Вот ты сам посуди. Раньше как было? Наши родители старались нас вырастить, ну ещё выучить, а дальше уже - как сможешь, так и пробивайся. А сейчас так, вырасти дитя, выучи, замуж выдай, да ещё и жильём его обеспечь. Раз я старшей дочке квартиру в Подмосковье купил, значит теперь и средней должен.

Младший ребёнок раньше с родителями жил, старость их покоил, а потом в родительском доме и оставался. А сейчас что получается? Только и слышишь вокруг: как старики помрут, так старшие и начинают отчий дом делить, а младшего - вон. Завещай я ему свою квартиру, так девки, глядишь, и знаться потом с ним не захотят. Так что, батюшка, чем больше детей, тем труднее среди них мир сохранить. Потому, пока в силах, и вкалываю...

 
Действительно, не знаю, как там в других местах, но у нас здесь, поблизости к Москве, это давно уже стало проблемой. Ещё моя мама мне рассказывала, как собрались они пятеро братьев и сестёр хоронить свою маму, то биш, мою бабушку. Это было время начала 1970-х, жильё у бабушки было казённое, да и вещички у старушки, сами понимаете, хлам хламом, только для дачи кому может и годились. Вспоминала:

- Сидим, говорит, возле гроба. Смотрим, заходят какие-то мужики. Берут молча комод и выносят его из дому, потом снова заходят и берут трельяж, потом стол. Мы сидим, смотрим. Ничего понять не можем. Подходят к нам, и начинают уже из-под нас стулья вытаскивать. Мы вроде давай возмущаться, да смерть матери, перевесила такие мелочи, тем более, что вместо стульев нам две лавки принесли. Потом оказалось, что один из моих братьев, пока мы плакали, кому-то эту мебель умудрился продать, и мамкины «гробовые» утащить. Только и успела я на память о маме ручку шариковую взять, да ножик, которым она хлеб резала.

Разругались они тогда между собой на всю оставшуюся жизнь. Это хорошо ещё, что не подрались, а то ведь и такое случается...

 
Однажды попросили меня освятить частный дом. Такой ладный деревянный домик. Хорошо сделанный, с любовью. Достался женщине дом от родителей, отец сам его рубил, собственными руками. Причём, интересное дело, этот старик в своё время лет двадцать отсидел в сталинских лагерях. Прожил 95 лет, причём до последних дней сохраняя не только бодрость и разум, но ещё и физическую силу. Рубить дом начал в возрасте 87 лет, а закончил в 90. Вот так Господь «компенсировал» ему годы, проведённые в лагерях...

Во время освящения дома я всё ещё им любовался. Всё-таки, умели строить наши предшественники. Я сам, пожалуй, и будку собаке путную не сколочу, а здесь, в 90 лет самому такой дом отгрохать! Ну-у мастер...

Только с досадой замечаю, что прямо над притолокой, при переходе с веранды непосредственно в дом, поперёк красивой узорной дощечки и по верхнему брёвнышку над ней, идёт уродующий весь вид поперечный разруб.

Спрашиваю: - Это не твой ли хозяин буянил?
- Нет... Батюшка, я не замужем, одна живу. Это память о том, как мои братья дом делили. У меня двое старших братьёв. Оба давно живут своими домами, семьи имеют. Хорошо живут, зажиточно. Пока я за стариками ухаживала, они отцу обещали, что дом за мной останется, а они мне даже помогать присматривать за ним станут. Я же одна, а что баба без мужика, много ли наработает? Свой дом мужские руки требует.

А как отец преставился, - Царство ему небесное! - Так сперва один брат пришёл и что-то забрал, а потом и другой, глядя на первого, прибежал, и тоже потащил. Они мужики хозяйственные, работящие у них ничего зря не пропадет. Говорят:

- Раз тебе, Зинка, дом отцовский достался, так я вот эту малость себе заберу. А я - эту. Так почитай всё и вынесли. Остались только мои носильные вещи, да кровать со столом. И то, потому, что силой уже не отдала, мне же и самой на чём-то спать нужно. Была у меня пара гусей, хотела попробовать развести, так и тех утащили. «Зачем тебе, Зинка, гуси»?

- А тут как-то, сперва один брат зашёл, а потом, гляжу, и второй, тут как тут! Стоят, оба молчат, сесть-то не на что, все стулья ещё раньше унесли...

Один мялся - мялся, а потом и выпалил:
- Мой дом! А второй тогда:
- Врёшь, брат, мой!

И заспорили между собой, словно меня и вовсе не было рядом, словно и отцу ничего не обещали. Спорят, кричат друг на друга, а потом и вовсе за грудки схватились. Драться стали до крови. Тут один и заметил, что в углу на веранде топор стоит, как они его раньше не унесли? Схватился он за топор и на брата. Тот только и успел под притолоку спрятаться, а первый и маханул что было силы. Да, слава Богу, притолока помешала. А то и не было бы у меня теперь братьев...

- Ну, и как после, угомонились?
- Да, вот, договорились полюбовно. Решили, что буду я им их доли за дом потихоньку отдавать. А что делать? Другого жилья у меня нет, да и по закону они право имеют...

 

Мы сейчас всё за многодетные семьи ратуем. Может это и хорошо, даже наверно хорошо, но бывает, такого насмотришься, что и думаешь потом: может лучше одного?

 
Как стали мы храм восстанавливать, пела у нас на клиросе одна наша старенькая прихожанка, бабушка Клава. Хорошая такая была бабулечка, светлая. За ней числился старый домик у нас в деревне, и к нему земли сорок соток. Нажили баба Клава с мужем пятерых детей. Супруг её раньше отошёл, а бабушка прожила лет так под 90. И решила она ещё при жизни разделить между детьми наследство. Каждому нарезала земли поровну, а дочери своей единственной, одинокой, завещала участок с хибаркой, в которой они с ней и жили. Потому что кроме дочери никто за бабкой не ухаживал.

Как завещала, так и всё началось... Возненавидели братья свою сестру лютой ненавистью, а она в ответ искренне возненавидела своих братиков. И вот, что характерно, ну, кажется, дружите вы все вместе (это я про братьев) - против сестры, ведь это она дом получила. Но почему-то в конце концов оказалось, что и братья между собой переругались. Построили на своих участках дачные дома, размером - куда как больше материнского! Приезжают на выходные к себе и не разговаривают друг с другом. И самое страшное, детям своим не разрешают общаться между собой!

А бабушка ещё жива, да только проведать мать почти и не заходят:

  1. Во-первых, дочь их не пускает.
  2. А во-вторых, и на мать каждый обиду имеет, что не ему дом отписала...

 
Просила баба Клава себя, после смерти, в церкви отпеть. Вроде как братья обещали исполнить материнскую просьбу, а как померла, так и не то, чтобы забыли, а просто каждый задумался:

- А почему это я должен этим вопросом заниматься? Пускай сестра об этом думает, отпевание идёт заказывает.

А сестра в это время размышляет:
- Братья мои - люди состоятельные, - ничего такого, если кто из них сходит в храм, да попа на дом пригласит.

Понятное дело, что в церкви бабу Клаву никто из детей отпевать не собирался, это же лишние хлопоты: гроб нужно нести, людей просить. Кому это нужно? Да, только и домой никто звать не торопился. Съехался народ на похороны, большая семья, как собрались одновременно, так всю улицу джипами и перегородили.

 
Думаю, что делать? Как же мне бабушку-то отпеть? Ведь в такой ситуации священник может придти в дом, только если его родственники пригласят...

А у меня, как раз, на памяти такой случай. Служил я тогда ещё в соседнем городском храме. Разыскала меня одна знакомая женщина и чуть ли не кричит:
- Батюшка, навещала сейчас подругу в больнице. Так там в соседней палате старик один умирает. Он, отченька, причаститься хочет!
 
Я хватаю саквояж и бегом, машины у меня тогда не было, так что бегал по городу, как гончий пёс. Прибегаю в больницу, а это от храма километра за два. Весь в поту, поднимаюсь на четвёртый этаж, вваливаюсь в палату. Гляжу, лежит на кровати тот самый старик. Думаю, слава Богу, успел. Сейчас всё сделаем.
 
Неопытен я ещё был. В спешке и не обратил внимания на то, что в палату подтянулись многочисленные дедушкины родственники. А они на меня - обратили. И слышу мужской голос:
- Батюшка, что вы, собственно говоря, собираетесь делать с нашим отцом?
- Как что? - отвечаю. - Причастить его хочу, а если получится, то ещё и по-исповедовать. Умирает ведь человек!
- Батюшка, скажите, пожалуйста, а кто вас сюда звал?
- А вот, наша прихожанка, сообщила, что ваш дедушка отходит, причаститься хочет. Я и прибежал. Говорю, а сам начинаю понимать, что всё сейчас зависит от этого ещё молодого мужчины, сидящего напротив меня нога за ногу. Может он лишних расходов боится?
- Вы не волнуйтесь, спешу я его заверить мне не нужны от вас деньги, за так всё сделаю!
 
Наверное, это было неправильно, возможно, я своими словами его унизил. Мужчина в ответ посмотрел на меня с сожалением. Представляю, как я тогда жалко выглядел: потный, запыхавшийся. Вытираюсь рукавом подрясника.
 
- Батюшка, улыбается краешками губ мужчина. Наш папа болен и за свои слова не отвечает, и здесь мне решать, приглашать вас или нет. Так что, пожалуйста, потрудитесь выйти вон из палаты!
 
Вот и сейчас, - приду незваным, - а они меня как тогда и вытолкают...
Хотя, ведь не сектанты, верно? Должны же понимать!

 
Короче, наши разведали, когда собираются бабушку выносить. Собрал я своих помощников и объявляю:
- Значит так, выходим за час до выноса гроба. Я иду впереди, вы по бокам. Проходим в дом, самое главное не останавливаться, и ни с кем в разговоры не вступать. Пускай каждый думает, что это меня его брат пригласил. Пока разберутся, мы уже начнём, а при людях им неудобно будет меня выпроваживать!

Только собрались идти, заходит в храм дочка:
- Батюшка, я пришла заказать по матери отпевание.

Мы возликовали, слава Богу, идём на законном основании!

Оказалось, что наша староста Нина, желая нас обезопасить, нашла дочь бабы Клавы и потихоньку сунула ей церковные деньги, на которые та и заказала нам чин отпевания. Молодец у нас староста, ей бы не приходом, ей бы городом командовать, да только больно уж человек порядочный!

 
 
А думаете, среди верующих такой беды не случается? Случается. Да ещё как случается...

На днях служили воскресную Литургию. Вышел я на амвон, сказал отпуст, благословил людей и говорю краткое слово в конце службы. Смотрю на прихожан, и вижу, что две сестрички стоят, слушают меня, а у обеих глаза от слёз красные-красные...

Подходят они к кресту. Спрашиваю:
- Что случилось? Почему плачете?
- Батюшка, нас Коля, мой муж, рассорить хочет, жалуется старшая из сестёр. Оказалось, что их мама, опасаясь того, чтобы дочери после её смерти между собой не разругались, предложила им самим составить текст завещания. Как решат по обоюдному согласию, так и будет. У старшей дочери есть и своя квартира, и дом хороший, а у второй нет ничего, всю жизнь мыкается по частным квартирам. Вот и предложила старшая сестра отписать материнское наследство в пользу младшей...

Да не тут-то было, Коля восстал! И так, бедный, разъярился, что прогнал сестру жены из дому. Запрещает жене общаться с сестрой и её детьми. Вот такая беда. А ведь и Коля наш прихожанин. Что делать? Да и его тоже понять можно: ну как расстаться с тем, что уже считаешь своим.

 

И вот на фоне всего этого привычного негатива стал я свидетелем поистине замечательного явления. Явления, до удивления, наоборот. Не могу удержаться и не рассказать вам о нём.

 
Помню, дожидается меня после службы старушка.
- Батюшка, посоветоваться с тобой хочу. И прошу тебя, заступись за меня перед детьми. Снова, думаю, старого человека обижают.
- Матушка, слушаю тебя, чем смогу помогу.

- У меня семь человек детей, хорошие они, добрые, любят меня неподдельно. Я последнее время всё одна в деревеньке жила, а теперь чувствую, что уже тяжело. Заехала ко мне старшая дочь, сказала я ей об этом, а та и предложила мне к ней перебраться. Домик мой она продавать не стала, говорит:
- Если тебе у меня надоест, вернёшься назад.

И стала я жить у неё, как барыня. Да только узнали об этом остальные дети и возмутились:
- А почему это мама будет жить у тебя, а не у меня?
- Или у меня?

Короче все затребовали маму к себе.
- Что делать? Как бы, не поссорились из-за меня мои деточки.

Собрался семейный совет и на совете они решили так. Пускай мать живёт с каждым по году, переходя от чада к чаду по старшинству.
- Таким образом прожила я у старшей дочери год и переехала к следующей. А те, что помладше, бояться стали, что не дойдёт до них очередь, помрёт мать. И потребовали они, чтобы срок моего проживания у каждого из детей сократился вдвое. Стала я переезжать уже каждые полгода. А теперь младший сын взбунтовался. Прибаливать я в последнее время начала, так он затребовал снова срок поделить, теперь уже до трёх месяцев. Очень хочет меня у себя видеть!
- Радостно мне от их любви, замечательные у меня и дети, и невестки, и зятья. Да только тяжело мне, батюшка, в такие годы, словно мячику, из города в город перекатываться. Сейчас я доживаю полгода у одной дочки и собираюсь ехать в другое место, уже невестка с внуком за мной приехали. Поговорил бы ты с ними, отец, пусть они меня пожалеют!

Попросил я её родных придти в храм, поговорить. Пришли обе женщины, дочь и невестка. Я к их разуму взываю:
- Мать пожалейте, пусть у одного кого живёт, загнали вы её. Стоят, плачут.

А мне чудно́, не встречал я ещё такой привязанности взрослых детей к старенькой матери. Каким же нужно быть человеком, чтобы вырастить детей и вложить в их сердца такую к себе любовь. Видно светлый она человек, и много тепла сберегла, раз продолжают они к ней тянуться!
 
И так во мне от этой встречи всё возрадовалось, что не удержался я, обнял и расцеловал обеих женщин. Вы уж, простите за это меня, грешного.

 

Священник Александр Дьяченко

 
PS   И как таких детей, как из последней истории, выращивают? Вы бы, отче, спросили у той старушки, а?

Священник Александр Дьяченко:

Вы знаете, а ведь эта история абсолютно реальна. Семь человек детей рвут бабушку на части! И в меру своего эгоизма приносят ей неудобства.
Как воспитывают?
Думаю - только примером собственной жизни. Слова не должны расходиться с делами. Это аксиома. Ребёнок доверчив, но не прощает обмана! (Как правило).

 
PPS   Очень актуальный рассказ в наше время, но были и в прошлые времена такие же проблемы с дележом и наследниками:

  1. Загадка о зависти старшего сына к блудному не из той же серии?
  2. Вопрос в том, как у хороших родителей вырастают такие дети?
  3. Тот же пример с домом и притолокой.
  4. Проблемы с детьми были и у святых кажется. Читал про такие у архиепископа Луки Войно-Ясенецкого.

Тогда встает еще один вопрос: насколько вообще воспитание определяет жизнь и судьбу детей?
Примеров разнообразных - каждый может найти и в своей жизни достаточно...
Иногда от противного получается: смотря на пороки отцов, дети вырастают приличными людьми!

Кстати, а как в православной патриархальной России делилось наследство, - в равных долях или старшим доставалось больше? Не думаю, что наделение всех равными долями решает проблему, она ведь не в собственности, а в отношении к ней...

Священник Александр Дьяченко:
Вы затрагиваете целую кучу проблем. Здесь нужно быть специалистом - историком и юристом одновременно. А по поводу воспитания от противного, то действительно есть такие примеры. И отношение к собственности, - тоже видимо можно рассматривать как нравственный вопрос...

 
PPPS   Как вырастить заботливых детей...
Надо ОЧЕНЬ усердно за них молиться - это единственное средство, в котором я уверена!
Можно, конечно, и без молитвы, но как - я не знаю...

У моего мужа родители выпивают, но это не помешало им вырастить двух сыновей, которые очень уважают друг друга и самих родителей и не претендуют на имущество стариков (муж как-то говорил на эту тему).

Единственный юрист, который может всё разрулить на будущее - Господь.

Священник Александр Дьяченко:
Умнички, как хорошо, что вы отозвались. Именно такой комментарий я и ждал!

 
PPPPS   Какой ужас, что же из людей лезет...
Вот так конечно, сидишь, даешь себе обещание никогда и ни за что не буду в таком мешаться! Но вот и с организацией похорон выходит тяжело, мои родители очень сильно ругались по этому поводу... И были разговоры о разводе родителей и разделе имущества... Ужас, как прямо физически противно от этой мысли!
Пока одинок, наверное, проще сказать: нет-нет, ни чего мне не надо, ни копейки. А вот задумалась, есть ведь жены братьев, мужья сестер, племянники и так далее... И муж может сказать (если это ты даришь) - я работал, а ты ишь какая добренькая нашлась...
Да и вообще, если как-то решать не поровну, а с учетом каких-от обстоятельств, то только отказываясь от всего в пользу другого!
Надеюсь, обойдет меня это...

Священник Александр Дьяченко:

Мне кажется, что наследство жены не должно волновать мужа, пускай сестры сами между собой решают. Мы с родной сестрой уже решили, и моя жена не стала вмешиваться, и не стала возмущаться. Точно так же, надеюсь, я не стану вмешиваться в дела моей жены и её родной сестры. Помощь нужна тем, кому она нужнее. Всё правильно, необходимо учитывать обстоятельства, а не только о себе думать...

 
PPPPPS   Я часто задумывась над этим вопросом, самой скоро детей заводить, и хотелось бы, конечно, чтобы мои дети узнали - что такое брат или сестра (я-то сама - единственный ребенок). Но есть у меня печальный пример из собственной семьи, когда родственники из-за наследства навсегда перестали общаться...

А по соседству вот живут другие мои родственники, очень верующая православная семья с 5 детьми, дети дружные, супруги любящие, понимающие...
Вот смотрю на них и думаю часто - что же будет когда придет время... делиться...
Выдержат ли дети такое сложное испытание?..

Священник Александр Дьяченко:

Вы не думайте что будет. Вы рожайте детей и любите их, и учите их самих любить вас и своих братиков и сестричек. Тогда всё само собой разрешится. Просто воспитывайте в них чувство совести и любви, и всё будет чу́дно! Удачи вам всем (да и нам она тоже не помешает)...

 
 
Рассказ «Отцы и дети» сельского батюшки отца Александра Дьяченко
Читайте также рассказы из книги священника Александра Дьяченко «Плачущий ангел» и другие рассказы батюшки
Прототип рассказа «Отцы и дети»: жж священника Александра Дьяченко
22.08.2009 - alex-the-priest.livejournal.com/20941.html

 

Комментарии

 

«Дедушка»

 

В аптеке общежития у нас ещё совсем недавно бойко торговали спиртом. Маленькие бутылочки с вожделенным напитком по 200 миллилитров, брынцаловского розлива. Удобная фасовка, разбавил водичкой вот тебе и пол-литра, необыкновенная дешевизна, всего-то десять рублей, неизменно пользовались повышенным спросом у нашего потребителя. Народ трогательно прозвал эти бутылочки «фуфыриками», но аптекари, продавая продукт, неизменно требовали называть товар только так, как указывалось на этикетке. Я как-то попросил продать мне пару «фуфыриков», на что в ответ услышал: «Не знаем никаких «фуфыриков», отойдите мужчина, не мешайте работать». Забавно было наблюдать, как по утрам ещё до открытия аптеки собиралась огромная толпа мужиков с синими задумчивыми лицами, с целью приобрести спирт для инъекций. Куда колоть, в горло, что ли?

Если оказывался в это время в толпе, то частенько слышал просьбы от страждущих добавить пару рубликов до необходимой суммы. Я никогда им в этом не отказываю, знаю, что порой для них это действительно вопрос жизни или смерти, а я и так уже устал отпевать...

 
Однажды мне пришлось соборовать старого человека в доме рядом с общежитием. Припарковал машину недалеко от аптеки и отошел. После совершенной требы, уже садясь за руль, вижу, ко мне торопливо подходит прилично одетый ещё нестарый мужчина. Думаю, наверное, о крещении внуков хочет со мной поговорить. Но мужчина, который на вид был лет на пять старше меня, говорит:

«Дедушка, мне хочется выпить, не могли бы вы дать мне взаймы рублей пятьдесят»?

 
В этот момент я обнаружил, что оставил в храме барсетку с деньгами и документами на машину. Хорошо ещё гаишникам не попался. Пошарил по карманам и обнаружил в куртке мелочью рублей пятнадцать. Пока деньги искал, думаю: «Надо же, "дедушкой" меня назвал. С чего бы это»? Меня ещё так никто не называл. Тем более человек старше меня возрастом...

Говорю мужику:
- Вот возьми, на «фуфырик» хватит, а так, извини, всё в храме осталось.
Смотрю, оскорбило его моё предложение:
- Дед, ты меня с этими подонками не равняй, я приличный человек, и «фуфырики» не потребляю. У меня просто денег сейчас нет, а опохмелиться надо!
 
В то же самое, описываемое мною, время мы перед храмом вели своими силами ландшафтную планировку. Это значит, что мы срывали бугры и засыпали лишней землёй углубления, при этом, предварительно убирая дерн. А потом ещё, по осени, подсевали культурные травки. Периодически приходили помогать молодые ребята, наши прихожане и дети наших прихожан. Привлекал я и знакомых гастарбайтеров в дни их отдыха от основной работы. Они возили тележки с дерном и песком. А мы их подкармливали обедом и выручали рабочей одеждой...
 
Вот я этому товарищу и предложил:
- Слушай, приходи к нам в храм. Я даю тебе лопату, и ты копаешь часа три, а потом я тебе даю рублей 150, и ты имеешь возможность пить самую хорошую водку.
 
Нужно было видеть взгляд этого человека, которым он посмотрел на меня:
- Ты что ж, дед, равняешь меня с твоими чурками? Хочешь, чтобы и я на тебя ишачил? Между прочим, я офицер, пенсионер МВД, а ты меня унижаешь!
Повернулся от меня человек и в негодовании ушел...
 
«Странно», думаю, «работать ему стыдно, а деньги на водку здоровому мужику у попа клянчить не стыдно. Странное понятие о чести у бывшего офицера МВД».

 
С того дня стал меня не то чтобы мучить, но интриговать вопрос: а почему тот человек ко мне так обратился: «дедушка»? Может быть, в какой-то местности у нас так называют священников, не «батюшки», а «дедушки»? Вообще-то обращение «батюшка», это, как и «отец», обращения неформальные. Если священник священнику, представляясь, назовет себя «отец», то это у нас считается моветоном, а уж если какой-нибудь бедолага контрольную работу в семинарии подпишет «отец такой-то», то над ним откровенно будут смеяться. Обращение, «батюшка», уместно к священнику в неформальной обстановке, оно указывает на священный сан человека. Но «дедушками» мы друг друга никогда не называем. «Наверно ветеран так по незнанию меня назвал» подумал я, и забыл об этом случае...

 
Прошло буквально несколько дней, и как-то вечером я вновь оказался на том же месте. Проходя мимо входа в аптеку, а чтобы в неё войти, нужно предварительно попасть в само здание общежития, я услышал из темного коридора мычание, чем-то похожее на голос человека: «Деда-аааа»... Ну и голос у внучка! - отметил я про себя, - прямо как из преисподней, - и проследовал за матушкой в соседний магазин...
Каково же было моё удивление, когда минут через пять в этот же магазин зашёл или вплыл, не знаю уж, как и выразиться, человек. Такой большой и страшный, я что-то такое только в старом фильме по Гоголю «Вий» и видел. Одет он был несуразно и грязно, лицо оплывшее, потерявшее человеческий облик, глаз вообще не видать. Но вместо того, чтобы потребовать поднять ему веки, он мне хрипло сказал:
- Деда, надо поговорить.

Опять, думаю, - «деда»! Иногда такому человеку хочется, что-то сказать тебе своё очень больное, терзающее душу, или попросит отпустить ему грехи. Я уже настроился слушать очередную историю пьяной жизни, но «Вий» оказался практичнее, он просто «стрельнул» у меня не хватающие ему пять рублей на «фуфырик», и точно так же величественно удалился...

 
Уже второй человек, всего за несколько дней, назвал меня «дедом», что бы это значило? Десять лет не звали, а теперь сговорились они, что ли? А может пьянчужки между собой меня Дедом Морозом называют, борода у меня уже белая, и выручаю их частенько, а отсюда и «дед»? Вполне логично...

 
В нашем доме, в соседнем подъезде, живет один бывший шофёр. Он все время пребывает в состоянии «выпимши», с папироской в зубах, и неизменным матом. Тем не менее, мы с ним находим общий язык и частенько перекидываемся при встрече парой слов. Видимо, он чем-то серьёзно болен, так как уже несколько лет собирается ко мне в церковь. Ему нужно в чём-то покаяться, но он ещё пока «не созрел», но обязательно «созреет» и покается, а потом уже я должен буду его отпеть, - это он мне так говорит.
Всякий раз, когда в разговоре мы доходим до этого места, его голос срывается, и на глазах у него наворачивается скупая мужская слеза...
Поскольку его жену безконечные пьянки супруга уже, видимо «достали», то пить она ему дома не позволяет. Но бывший шофер нашёл выход, он купил себе старую «девятку», на которой он не столько ездит, сколько чинит, а, кроме того, использует её как летнее кафе.

Когда человек упивается в нормальных условиях за столом, то обычно падает «лицом в салат», мой сосед, доходя до кондиции, падает лицом на сигнал, что и извещает его супругу о необходимости тащить мужа домой.

Так вот, в эти же дни прохожу утром мимо машины моего соседа и внезапно слышу его голос: «Дедушка! Заходи, посидим». Я сел со стороны пассажира. В машине стояла начатая чекушка водки и открытая бутылка красного крепленого вина. «Угощайся, дедушка», широким жестом гостеприимного хозяина предложил сосед.

Помню, на железке, где я работал, один мой товарищ, на подобного рода предложения, мог ответить: «Да я не с каждым путным здороваться буду, а уж с тобой-то ещё и водку пить?.. Нет уж, извини». Я, конечно же, так не смел отвечать человеку, тем более - соседу, поэтому мне пришлось сослаться на то, что, должен ещё за руль садиться, а шофер шофера в этом отношении понимает с полуслова.

Посидев для приличия с ним ещё пару минут, я поинтересовался:
- Слушай, сосед, а ты, почему меня «дедушкой» называешь?
Тот, молча, посмотрев на меня несколько секунд, ответил просто и гениально:
- А как же ещё прикажешь тебя называть, ведь не «бабушкой» же, - правильно?

И действительно, какая же я «бабушка», скорее «дедушка»... Тьфу ты, «батюшка».
Вот ведь клоуны, и как звать-то тебя с ними забудешь. Долго я ещё потом смеялся, вспоминая его ответ. Правда, с того дня «дедушкой» меня уже больше никто не называл.

 
Posted on Mar. 4th, 2009 - alex-the-priest.livejournal.com/10266.html