Только прошу тебя, сынок - не женись на цыганке… А вот прадеда моего не предупредили… - Рассказ «Соседи» о. Александра Дьяченко

Но жизнь сложилась так, что из милой моему сердцу Белоруссии
мне пришлось переехать в Россию.
И не просто в Россию, а в места плотного проживания цыган...
Иерей Александр Дьяченко

Цыганка - Только прошу тебя, сынок - не женись на цыганке… А вот прадеда моего не предупредили… - Рассказ «Соседи» священника Александра Дьяченко

 

Когда я стал входить в опасный возраст, в тот самый, в котором молодые люди начинают влюбляться, моя мама сказала:

«Сынок, я понимаю, ты становишься взрослым и недалёк тот час, когда приведёшь в наш дом будущую невестку. Любовь зла, и ты можешь полюбить такую девицу, которую не сможем полюбить мы, но, я сразу хочу тебя предупредить, окончательный выбор всегда останется за тобой. Если ты скажешь, что вот именно эта девушка будет твоей женой, значит, так оно и будет. Она может быть маленькой, или высокой ростом, она может быть худенькой или полненькой, она может быть украинкой, может полькой, белоруской, да кем угодно.
Об одном только прошу тебя, сынок – не женись на цыганке».

 

У нас в западной Белоруссии как раз и жили все, кого перечисляла моя мама, но цыган, я хоть убей, там не помню. Это не значит, что я не встречался с ними вообще. Нет, как-то на подъезде к Вильнюсу я видел кочующий цыганский табор. В тот момент, когда мы проезжали мимо них, а табор в это время расположился на отдых, я наблюдал несколько десятков туристических палаток, причём все они были одной разцветки – жёлто-голубые, как нынешний флаг Украины. И, если бы не лошади, которые паслись тут же и конные кибитки, их можно было бы принять за группу туристов- автостопвщиков. Правда, запомнились только мужчины, занимавшиеся с лошадьми. Загорелые, да ещё и по природе смуглые, они так киношно смотрелись на фоне пасущихся лошадей и жёлто-голубых палаток, что я чуть было не свернул себе шею, провожая их взглядом из уходящей машины.

Слушая мою маму, я представил себе девушку с точно таким же цветом лица, что и те мужики из табора, и клятвенно пообещал ей, что на цыганке не женюсь. Через какое-то время, разсматривая фотографии своей украинской родни, я обратил внимание на то, что моя тамошняя ветвь почему-то смуглее обычных обитателей юга Украины. На мой вопрос, чем вызвана такая особенность, оказалось, что моя прабабка, а соответственно и бабушка моего папы, была чистокровной цыганкой. Оказывается, мой прадед воевал в русско-турецкую войну 1877 года и привёз себе из тех мест жену, которая ему досталась в качестве трофея. Говорят, что красоты она была неописуемой. Правда, так и не смогла научиться нашему языку и очень тосковала по родным местам. Родила мужу сына Фёдора и умерла.

Вот тебе раз, думаю, это что же выходит? Значит, тот табор, из-под Вильнюса, вполне мог быть мне и кровно родственным. Хотя, с другой стороны, почему моя прабабка обязательно должна была быть цыганкой, разве не могла она быть турчанкой? Ведь это логичнее, воюя с турками, взять в плен именно турчанку. Чего ради из Болгарии цыганку везти, если их и в Малороссии полно. И вообще – видно его мама не предупредила вовремя насчёт цыганок.

Время шло, и я постепенно стал забывать о том разговоре, и вспоминал о нём только, когда по телевизору крутили фильм про цыгана Будулая. Хотя, я знал, что одно время у нас в дивизии служил полковник – настоящий цыган. Воспитанник суворовского училища, он попал в него после войны, оставшись сиротой. Так вот, он был очень грамотный и способный человек. Все учебные заведения, где учился, заканчивал только с золотой медалью, в том числе и военную академию.

Но жизнь сложилась так, что из милой моему сердцу Белоруссии мне пришлось переехать в Россию. И не просто в Россию, а в места плотного проживания цыган.

Чуть ли не в первую мою встречу с одной старой цыганкой, что произошла у нас на автостанции, та преспокойно "выцыганила" у меня трёшку советских времён. Тогда это ещё были деньги. Она так художественно расписала мне, непуганому белорусу, о страшной порче, что навели на меня одна молодая девица и её мамаша, что я просто оторопел. А поскольку сам термин «одна девица» звучал весьма расплывчато, то значит и вполне гипотетично. И я без колебаний, ради собственного спасения, отдал ей те самые три рубля. Но, когда она заявила, что видит в моём кармане ещё и красную бумажку с профилем любимого вождя, то понял, что мне врут, ибо «червонцев» у меня на тот момент, к счастью, не было.

Когда я это понял, то потребовал у тётки вернуть мои три рубля, но старая мошенница упёрлась, и ни в какую. Тогда я ей объяснил, что у меня нет денег на проезд, и если она не вернёт мне хотя бы часть, то, оставаясь на автостанции, я всё равно от неё не отстану. Тётка неохотно полезла в карман и, ругая меня разными индийскими словами, подала мне немного мелочи. Так я получил свой первый в жизни урок общения с моими возможными кровными родственниками.

Потом, мне пришлось много ездить электричками, и я почти не припоминаю такого случая, чтобы не появилась в вагоне группа цыганских тёток в несуразных одеждах, постоянно пристающих к пассажирам, в основном к молодым женщинам и одиноко сидящим девушкам.

Я неоднократно был свидетелем, так называемого цыганского гипноза, но который неизменно оборачивался простым шулерством. Хотя мне рассказывали и про реальные примеры такого гипноза, среди них бывают и экстрасенсы.

Цыганки, а это делают именно женщины, мужики у них народ привилегированный и обычно неработающий, окружают жертву и все разом начинают запугивать её. Чего только не наговорят человеку, и всё с одной единственной целью: заставить его добровольно вытащить денежку и положить её на ладонь основной разводящей. Та зажимает деньги в кулак, и велит очередному дурачку дуть на него. Пока тот дует, его деньги из кулака незаметно переправляются рядом стоящей напарнице. Такие фокусы даже дети знают. Кулак после дутья разжимается, а купюра, понятно дело, «таинственным» образом исчезает.

И имей ты хоть какие кулаки, а с пятью-шестью неопрятными, постоянно вопящими и угрожающими тебе всевозможными проклятиями и небесными карами тётками, ты связываться не будешь.

 
Однажды (это было ещё до моего священства) мы с женой ехали днём электричкой в Москву. В вагоне было почти пусто. В какой-то момент вошла очередная «группа захвата». Тётки быстро следуя друг за другом, выискивали подходящую добычу. Одна из них посмотрела в нашу сторону, и кивком головы, без слов, одним взглядом спросила меня: «Гадать будем»?
Я точно так же покачиванием головы, ответил: «Обойдёмся».
«Дело ваше» – пожатием плеч заключила разговор цыганка.

Зато через проход в отсеке наискосок от нас сидела одинокая молодая женщина и читала книжку. Вот к ней-то эта кампашка и пристала. В такой группе все действия распределяются заранее. Одна начинает быстро и громко убеждать жертву в том, что её определённо "сглазили", «подсадили порчу» и «сделали насмерть». Задача центровой напугать и не давать опомниться. Другая тут же начинает поддерживать разводящую и всем своим видом словами и жестами подтверждать правоту её слов. Остальные стоят и своими телами отсекают «объект» от всех, кто мог бы вмешаться в ситуацию, и каким-то образом помочь жертве. Здесь лучше не соваться, так отматерят, что надолго запомнишь.

И вот во время этого действа, одна из цыганок, повернувшись спиной к происходящему, внимательно посмотрела мне в лицо. А потом и говорит:
– А ведь ты наш.
– Что значит ваш – спрашиваю?
Мне стало определённо неприятно.
– Наш, – говорит, – цыган!
Меня бросило в пот:
– Почему это цыган? Может у меня турецкие корни.
– Нет, – смеётся женщина, – наш, наш. Я свою кровь, ни с какой другой не спутаю!
Интересно, с чего она вообще взяла, что у меня есть их кровь, ведь внешне во мне ничего не выдаёт родства с моей прабабкой.
– Ладно, – говорю, – ты права, у меня прабабка цыганка, но это уже четвёртое поколение.
– Я способна видеть до десятого колена, – ответила она.

Таким образом, получив от «родственников» подтверждение, что я всё-таки имею их кровь, мне был дан замечательный козырь. С этого момента я научился распознавать действительно людей владеющих цыганской магией от простых мошенников.

Стоило какой-нибудь цыганке начать докладывать о порче, которую мне, по её словам, где-нибудь успели подцепить, я всякий раз отвечал приблизительно так:
– Ты посмотри на меня внимательнее. Ты видишь, кто я? – Типа, «узнаёшь брата Колю»?
И, если она не могла мне ничего ответить, тогда уже я, со своей стороны, делал ей предложение погадать. Тем более, что гадать им легко: «Наркотики, воровство, дальняя дорога, казённый дом».

 
Как-то я снова выбрался в Москву, наверное, в [Свято-Тихоновский] богословский институт на экзамены. В вагоне было почти пусто. На одной из станций к нам ввалилась огромная толпа цыган, мужчин и женщин (детей не было). Общим числом, где-то около сотни. Как я потом узнал, в столице их ждал барон, на суд ехали.

Я сидел один у окошка. Рядом со мной уселось пятеро цыганок, одна средних лет, остальные совсем молоденькие девчонки. В их кампании была ещё одна такая же девица, которой из-за моего присутствия, не хватило места. Видя такую вопиющую несправедливость, она начала отпускать в мой адрес сперва колкие словечки, а потом, видя, что я не собираюсь ей уступать, перешла на брань. Бранятся цыгане легко, при этом совершенно не испытывая никакого смущения. У них, в принципе, не существует таких понятий как: «встать в очередь», или «неудобно», или «стыдно».

Что мне оставалось делать? Цыгане заполонили всё окружающее пространство, остальные пассажиры предпочли ретироваться и искать места в соседних вагонах. А мне не хотелось уступать девице, хотя и сидеть в таком окружении было неприятно. Остальная молодёжь поощряла её. Всем было интересно, сколько ей понадобится времени, чтобы заставить меня уйти.
Ладно, думаю, уйду, не до Москвы же мне эту словесную грязь слушать, да ещё из таких с виду невинных уст. И только решил встать, как услышал голос старшей, из сидевших рядом. Она повернулась к той, что поносила меня, и вдруг сказала:
– Замолчи, – и кивнув на меня, – разве ты не видишь, что он цыган?

Не видит, молодые этого уже не видят, и слава Богу – не хочется мне такого родства. Тем более, что моя прабабка, говорят, была очень красивой женщиной, а среди наших цыган я красивых людей не встречал.

Став священником, мне пришлось пересечься ещё и с внутренним миром, обычаями и верованиями этих людей, о чём я могу рассказать как-нибудь в дальнейшем. А пока, вот что поведую (на днях услышал):

"что где-то там в Англии цыганский табор топорами полицейский вертолёт порубал".

Услышал и порадовался тому, что это были не мои соседи-цыгане. А ещё наверное тому – что у меня нет вертолёта...

Иерей Александр Дьяченко

 

Рассказ «Соседи» сельского батюшки отца Александра Дьяченко
Читайте также рассказы из книги священника Александра Дьяченко «Плачущий ангел» и другие рассказы батюшки
Прототип рассказа: жж священника Александра Дьяченко - 28.05.2009 - alex-the-priest.livejournal.com/16526.html
 

Комментарии

Длительное пребывание на территории Византии способствовало проникновению в Цыганский язык некоторых черт, общих для всех языков, распространённых: на Балканах: артикль, способ выражения форм инфинитива и др.

Термин "Византия" ввёл Иероним Вольф, причём только в XVI веке, сами жители православной империи предпочитали называть своё государство Римской империей; соответственно себя они называли ромеями (т.е римлянами). Нет ничего удивительного в том, что цыгане стали называть себя по имени приютившего их государства "ромеи", в дальнейшем "рома" ("ромалэ"). Даже покинув Византию, они продолжают помнить, что они - рома, ромалы. Это название укоренилось и существует по сию пору, несмотря на то, что за такой срок сменилось много поколений и они уже забыли, откуда явились их предки.

А русское слово «цыган» происходит от греческого atsinganos - так называли представителей некой религиозной общины, известной в Византии в эпоху раннего Средневековья.

Цыганские БАРОНЫ: Сами цыгане понятие «барон» не употребляют. Баронами внешний мир привык называть негласно признанных цыганских лидеров, авторитетных по той или иной причине в цыганской общине людей, или людей, ответственных за контакты цыганской общины с внешним миром.

Цыгане воспринимают верования тех народов, рядом с которыми они живут. В Европе это цыгане западнохристианского обряда, в Средней Азии - мусульмане, в России - считают себя православными. В их верованиях сплетены христианские и языческие представления. Многие из них очень суеверны, верят снам и пророчествам...

Образ жизни этих людей, их привычки во многом зависят от группы, к которой они принадлежат, а цыганский народ состоит из многих субэтнических групп, которые объединяют общий язык и традиции.

В России известны Котляры, или кэлдэрари, - цыгане, которые пришли к нам из Молдавии через Украину и южную часть России. Это были первые цыгане, появившиеся на территории нашей страны. Слово «кэлдар» по-румынски значит «котел», «кэлдэрарь» - «котельщик». Женщины из этой группы своеобразно ярко одеты, с особой прической (букли и две косы), обязательно носят яркий платок, а мужчины одеваются неотличимо от других народов...

Еще одна распространенная группа - "русска рома", или русские цыгане. Эта группа прошла через Германию, Польшу и к XVIII веку добрела до России. Русска рома более интегрированы, чем другие группы. Они живут не компактно, как котляры, а рассеянно среди русских...

Закарпатских цыган условно называют мадьярами, ловари, они венгероязычные, по-цыгански не говорят. Эти группы сдвинулись с места в результате пертурбаций девяностых годов. Живут они в ужасных условиях, из десяти детей умирают шесть. Они уже много лет скитаются по России, здесь рождаются дети, здесь они умирают.

Также нелегально и в ужасных условиях живут люли -цыгане из Таджикистана, Узбекистана и других республик Средней Азии. Сами себя они называют «мугат». Они относятся к так называемым «цыганообразным группам» - группам, схожим с цыганами по образу жизни, но не говорящим на цыганском языке (люли общаются на фарси)...

С виду цыгане зачастую живут не так уж и плохо. У них и зубы золотые, и дома большие, в которых и телевизор, и ковер во всю стенку. «Тут надо понимать, что для цыган очень важны внешние черты их успешности. И что в этом огромном якобы богатом доме живут человек тридцать пять. Или что вот этот музыкальный центр или телевизор - это все, что у них есть. Их нарядная одежда - это один комплект. То есть они не богаты, но они хотят такое впечатление производить...

Валентин Kонстантинович Казерский, православный христианин

 
Рассказ закарпатского цыгана Иосифа Лацко, которого я полюбил и назвал свои братом во Христе Иисусе:

- Знаете, я был очень большой прелюбодей. У меня были уже дети, пятеро. И за чужих жен я свою жену очень избивал, мучил. У нас не было мира.
Я вам уже рассказывал, как меня потом Бог изменил, как я уверовал в Спасителя. И вот однажды я преклонился на колени, молюсь о жене моей, чтоб Бог и ее спас. А она подошла сзади и давай меня кулаками по спине:
- Ты что! Кому молишься?! Перестань! Что ты. С ума сошел?! Стенке молишься?
Отбежала и ждала, что я сейчас ее буду бить. А я поднял руки до Бога и давай просить уже во весь голос:
- Господи, спаси мою жену! Господи, дай моему дому спасение!
А Ева, жена моя, послушала, и так говорит:
- Иосиф, ходи, как годами ходил, гуляй. Делай, что хочешь - только не будь верующим. Пей, гуляй, прелюбодействуй... Только не будь верующим.
Дьявол не хотел меня отпускать с рук. Начал потом через тёщу. Вот собираюсь я на богослужение... А тогда Господь посылал много гостей к нам с России, с Комсомольска-на-Амуре даже приезжали братья. Собираюсь, а моя сестра зовет меня:
- Иосиф, иди сюда, тебя зовут там...
Я зашел туда и они предложили мне сесть. Я только присел и сразу подскочили родственники - и меня в грудь, руками. Я упал и они меня прижали, 8 человек. Мама держала и давай раздирать рот, раскрывать... Схватили водку. А теща кричит:
- Водку не заливайте, а то задушится! Вино...
Я с ними боролся. Расцарапали. Кровь потекла. Мама увидела кровь, говорит: оставьте его.
Я поднялся. Думали, что я буду делать. А я сильный драчун был. Драться умел. Но я никому ничего не сделал. Они меня всего облили водкой, вином. Я остался, никуда не пошел,плакал, молился за них.
"Терпением спасайте души ваши. Терпение нужно вам, чтобы исполнить волю Божью". Насущная нужда была у меня. Где какие молитвенные нужды, если Иосиф заявляет, это - о жене, помолитесь о моей жене, чтоб Господь призвал ее...

Спрашиваете, как произошло, что Ева уверовала?
Я восемь лет ждал, и через 8 лет Господь дал ответ на мою молитву...

Знаете, один раз я пришел со служения, Господь его благословил. Я такой радый, знаете. А у нас тут домик, там домик, никаких заборов. Цыгане часов до двух, до трёх летом песни поют, разговаривают... И зашли в мой дом, к моей жене, подружки. Слышу, моя жена мною хвалится. Такой Иосиф! Они ей задали вопрос:
- Вот он много ездит по Украине. На людях, из себя видный, он там себе какую-нибудь из верующих найдет. Ева говорит:
- Нет, нет, он теперь не такой, как был, мой муж любит Господа, у него даже мысли такой нет. Она им говорит, как она меня благословляет...

Я слушал и зашел в дом. О, здесь Иосиф! Да, муж у тебя хороший. А у меня сразу такая мысль... Я ей говорю:
- Ева, скажи правду, ты меня любишь или нет?
Прямо при этих людях. Она на меня посмотрела:
- Ты что, ненормальный? (А мы с 70-го года поженились. Ей было 15 лет. У нас пятеро деток). Ты что, Иосиф, мы служим Богу, а ты меня такое спрашиваешь: любишь или нет? Да!
А я говорю:
- Нет, Ева, ты меня не любишь.
- Как не люблю?
Она уже начала там... И все слушают.
- Ева, я тебе отвечу так. По Библии, Бог сделает разделение. Как разделяет пастух овец от козлов - так Господь отделит людей верующих от неверующих. Те, что не поверили, не покаялись, будут отделены от тех, кто служит Богу. И нельзя, говорит Библия, оттуда сюда переходить и отсюда туда. Разделит нас Господь навеки! Если бы ты любила меня, тогда ты была бы там, где я...
- А вот как! Ну тогда...
И она ничего не сказала.

В воскресенье спрашиваю: "Идешь со мной?" "Иду". А тут приехали братья, надо поехать с ними в другое село... Я поехал. Ева собралась с детьми, все пошли. У меня сын старший - он раньше мамы покаялся. Пошли. И она уже рассказывает, я только ждала, когда пастор скажет: "Кто хочет покаяться?" Только он спросил: "Кто хочет служить Богу?" - она первая выбежала вперед, упала на колена: "Я хочу служить Богу!.. И начала говорить: "Я была такая, я была сякая... Я столько детишек... Вы меня понимаете, столько детишек уничтожила. Исповедовалась. Плакала. И Господь дал ей покаяние.
Прошло время. Она приняла святое водное крещение. И в нашем доме с тех пор радость...

 
- Знаете, если заговоришь с цыганом, он готов на всё. Говорит, я хочу служить Богу, я буду верующий. Тогда задаёшь вопрос: "Слушай, чтобы верующим быть, Господь говорит, кто воровал - впредь не воруй, трудись своими руками, чтобы отделять нуждающимся". Эти все качества, которые требует Святое Евангелие, говоришь...
"А как я тогда буду жить? Чем я буду семью кормить? Да какой я тогда цыган?" - видят проблемы, проблемы.
Или ребенок заболеет или что, - приходят, Иосиф, помолись, вот проблема. А когда призываешь: надо покаяться, надо отдать сердце своё Господу, проблема с этим: "как я буду жить? Как я не буду гадать? Как я не буду воровать? Как я не буду обманывать?" Но Господь находит, меняет сердца. В церкви со мной вместе - 18 цыган.

И вот цыган, который приходит к Богу, если ему задать вопрос:
"Вот ты такой бедный, куска хлеба не имеешь, скажи , что нету Бога - мы тебе много дадим хлеба, оставь Бога, мы тебе дадим много денег, полные карманы долларов, - он скажет тысячу раз нет, я люблю Иисуса, Иисус всем меня благословляет".

Так и я. Радость меня наполняет. Слезы радости... Такой нехороший человек - я для Господа ничего не сделал, абсолютно. Эти гвозди и этот молоток... А Он для меня приготовил венец жизни. Он переменил мой характер, Он дал мне надежду, переменил мою семью.
Цыгане в таборе удивляются: "Отчего у вас всегда лица такие не кислые? Вы всегда всем довольные". А я отвечаю: "Потому что в нашем сердце живет Дух Святой. Пусть бы Господь благословил и вас всех, чтоб познали эту подлинную радость, которую Господь дает, независимо от того, кто ты есть - алкоголик, плохой человек. Но Господь силен переменить сердце, дать новые мысли и сделать новым человеком, который способен славить Господа".

cirota.ru/forum/view.php?subj=12002&fullview=1&order=

 

У дьякона Элизбара и его жены Людмилы пока одна дочь Александра, но это не предел

Когда отец Элизбар был еще Эдиком, город Кимры имел репутацию героиновой столицы Центральной России. Электричку из Москвы в народе называли «зеленой иглой»: в последний вагон нормальные люди не садились — в нем ехали только наркоманы. Все торчки в радиусе трехсот километров съезжались за дешевым героином сюда, на станцию Савелово, а точнее — в Голливуд: так здесь называют цыганский поселок. Местная молодежь быстро освоила нехитрый бизнес: ты, москвичонок, постой на перроне, я вместо тебя сбегаю в табор, а десять процентов отсыплю себе. Очень скоро найти в городе подростка с адекватным выражением глаз стало непросто.

— В Голливуде у нас живут цыгане венгерские, называются ловари, — рассказывал мне в ту пору местный сотрудник спецслужб. — Они здесь появились в конце шестидесятых годов, после того как их турнули с Украины. Сначала эти ловари развернули торговлю нелегальным алкоголем, а в девяностые годы перешли на наркоту. Занимаются этим, разумеется, под прикрытием местного РОВД. Есть у нас тут еще и свои цыгане, русские, в поселке Чернигово живут, фамилии почти у всех — Ивановы...

 

«Это было как во время хорошей пьянки»

 

— Честно говоря, в церковь я тогда пришел, как в ювелирный магазин, — дьякон Элизбар произносит слова медленно, нараспев, как будто не говорит, а гадает. — Очень хотелось крестик на груди носить, а надеть его просто так нельзя, надо покреститься. И знаете что? Я до сих пор не понимаю, что со мной тогда произошло. Вроде и слов-то никаких жгучих после крещения батюшка не говорил, только через два дня я почему-то бросил пить, еще через два — курить, это не говоря уж об остальном. А через месяц уже не пропускал ни одной службы. Это было как во время пьянки: глотнешь чего-нибудь не того — и вдруг тебя накрывает с головой. Разница лишь в том, что похмелье после того глотка не наступает уже десять лет и с каждым годом мне становится все лучше и лучше.

Отец Андрей грешным делом поначалу думал, что это засланный казачок. С чего бы это вдруг семнадцатилетний цыганенок после каждой службы провожает его до дома, задает кучу вопросов о духовной жизни и ловит каждое слово? Даже среди русских такое случается крайне редко, а тут — цыган. «Ты бы хоть Евангелие для начала почитал и Деяния Апостолов», — предложил ему будущий духовник, когда понял, что мальчик воцерковляется всерьез. «Обязательно почитаю, батюшка, — ответил Эдик. — Вот только читать научусь — и почитаю».

Выяснилось, что парень, как и большинство местных цыган, ни дня не учился в школе. Иванов тут же сел за Евангелие, написанное на церковнославянском. В конце издания прилагался краткий самоучитель языка. Затем освоил Апостол и Псалтирь. Через пару месяцев перед отцом Андреем предстал уникум — Эдик оказался человеком, который язык первых русских христиан понимал лучше, чем речи Путина и Медведева. Он и сейчас порой невольно пугает продавцов в магазине какими-нибудь «еси», «паки», «дондеже» и прочими словами-ископаемыми.

— Но сложнее всего оказалось не грамоту освоить, — улыбается отец Элизбар. — Самым трудным для меня знаете что было? Бросить танцевать. Я очень хорошо танцевал. И по-русски, и по-цыгански. На дискотеках мне все кричали: «Еще! Еще!» Вот уже лет семь, как я этим не занимаюсь, а очень хочется, очень. Иногда танцую во сне, и так все это реально вижу, что, когда просыпаюсь, даже мышцы болят...

 

«Единственная вера цыган — это суеверие»

 

В таборе загадочные изменения в юной душе цыгана Эдика понимать отказались наотрез. Когда стало известно, что он уже заделался алтарником, это было воспринято примерно так же, как если бы он поступил в школу милиции. Дальнейшие события сам отец Элизбар полушутя-полусерьезно называет «гонениями».
— «Ты чего нас позоришь?!» — это были самые добрые слова из тех, которые мне приходилось слышать, — вспоминает дьякон. — В приступах гнева мать обещала перевешать всех священников. Отчим ее подзуживал. Братья-сестры молчали, потому что побаивались: я все-таки старший.

— Я, наверное, чего-то не понимаю. Русские цыгане — они ведь вроде христиане. По крайней мере, на своих могилах кресты ставят.
— Ох, сложный это вопрос, очень сложный, — вздыхает бывший Эдик. — Как правило, ромалы называют себя приверженцами той религии, которая вокруг них. Но на самом деле вера у нас всегда одна, и как ее назвать, я даже не знаю. Цыгане — это самые большие суеверы на планете. Они верят во все и ни во что не верят. Они очень боятся всего, чего не понимают. Они готовы соблюдать какие угодно обряды, но не ради любви, а из чувства страха. Любая религия для них сразу же становится язычеством. Они не понимают, что такое молиться. Молитва для них то же самое, что колдовство.

С тех пор как Эдик стал много времени проводить в церкви, всякую семейную неудачу в таборе стали приписывать ему. Кто-нибудь заболел или умер, кого-нибудь посадили в тюрьму или подсадили на иглу, кто-нибудь разбил машину или проигрался в карты — на все теперь было один ответ: «Это ты наколдовал»...

Эдику устроили товарищеский суд и отправили в ссылку к бабушке. Но очень скоро страшно об этом пожалели.

Дело в том, что бабка Иванова всю жизнь была авторитетнейшей гадалкой. К ней приезжали клиенты не только из Твери, но и из Москвы, и фамилии попадались такие, что даже страшно их здесь произносить. И что вы думаете? Как только Эдик начал воцерковляться, баба Рая стала терять силу. Одна осечка, другая, пятая, десятая — в конце концов вся клиентура разбежалась, а внука-колдуна родственники чуть не убили, и их в чем-то можно понять: доходы от гаданий составляли изрядную долю семейного бюджета.

— Видать, дар-то у бабки твоей был не оттуда, — качает головой отец Андрей.
— Да вроде она всегда Бога в помощники призывала, — пожимает плечами отец Элизбар.
— А как это будет по-цыгански?
— Если к нему обращаться, то «дэвла». А просто «Господь» будет «дэвел».
— Эдик, — почесал в затылке отец Андрей, — кажется, пора тебе английский учить.

 

«Ромалы, мы еще свой храм строить будем!»

 

... Цыганская родня сначала приняла его женитьбу на русской в штыки — несмотря на все размолвки у них, оказывается, уже была припасена для сына невеста. Тоже очень хорошая барышня: с тех пор уже четыре раза успела побывать замужем.

— У нас это просто делается, — улыбается дьякон Иванов. — Цыгане ведь загсов не признают и даже в церкви венчаются очень редко. Вошел в дом — вот ты и жених. Вышел за порог — вот ты и разведенный.

На венчании из всего табора были только две сестры — родная и двоюродная. Милые девушки, обе уже сидят в тюрьме. Но вскоре родня сменила гнев на милость, тем более что избранница Элизбара, несмотря на русскую кровь, внешне оказалась очень похожа на цыганку...

Отец Александр: — Я в детстве жил рядом с цыганами и хорошо их знаю. У этого народа много пороков, но есть одно очень важное достоинство — открытость, искренность, простодушие. Они чистосердечны и во зле, и в добре — смотря в какое русло это качество направить. В Евангелии сказано: «Если не обратитесь и не будете как дети, не внидете в Царство Небесное». Цыгане — это как раз те самые евангельские дети. Пока что это дети-беспризорники, но я не удивлюсь, если лет через пятьдесят они покажут нам пример благочестия. История христианства таких примеров знает немало...

Дмитрий Соколов-Митрич - Полностью - тут: rusrep.ru/2008/38/elizbar_ivanov

 
Цыгане стали серьезным инструментом наркобизнеса. Наркотики - ад. К сожалению, понимает это только тот, кто столкнулся с этим адом сам. Количество таких людей неумолимо растет. Уже 6 миллионов россиян наркоманы. Это значит, что в России еще 30-40 миллионов тех, кто пытается вытащить из этого ада своих родственников. Большинство из них ненавидят цыган, потому что каждый день видят, у кого покупают наркотики...

Дмитрий Соколов-Митрич - Полностью - тут: izvestia.ru/special/article3036769/?print