Судьба солдата - Война и Победа 9 мая 1945 г. - Почему не мстили? - Рассказ «Всепобеждающая сила Любви» отца Александра Дьяченко

 

«Всепобеждающая сила Любви»

 

Что это за явление такое – Русский Солдат?
Откуда такое милосердие?
Почему не мстили?

Вот так мы приобретали друзей на Западе:
Силой оружия и всепобеждающей силой христианской Любви…
 
Иерей Александр Дьяченко

 
Судьба солдата - Война и Победа 9 мая 1945 г - ВОВ, Освенцим - Русский Солдат - Милосердие, Всепобеждающая сила Любви

 

Помню еще мальчиком, лет десяти, рядом с нами на одной лестничной площадке жила семья. Все мы были военные, и поэтому соседи менялись достаточно часто. У тех соседей в квартире жила бабушка. Сейчас понимаю, что ей было немногим больше шестидесяти, а тогда думал, что ей все сто. Бабушка была человеком тихим и неразговорчивым. Она не любила старушечьи посиделки и предпочитала одиночество. Проявлялась в ней и еще одна странность. У нас перед подъездом были вкопаны две отличные лавочки, но бабушка порой выносила с собой маленькую табуреточку и садилась на нее лицом к подъезду, словно высматривала кого-то, боясь пропустить.

Дети народ любопытный, и меня такое поведение старушки заинтриговало. Однажды я не выдержал и спросил её:
- Бабушка, а почему ты сидишь лицом к двери, ты кого-то ждешь?
И она мне ответила:
- Нет, мальчик. Если бы я была в силах, то просто уходила бы в другое место. А так мне приходится оставаться здесь. Но у меня нет сил смотреть на эти трубы.

В нашем дворе стояла котельная с двумя высоченными кирпичными трубами. Конечно, лезть на них было страшновато, и даже из старших пацанов никто не рисковал. Но причем тут бабушка и эти трубы? Тогда я не рискнул её спрашивать, а через какое-то время, выйдя гулять, снова увидел, сидящую в одиночестве мою соседку. Она словно ждала меня. Я понял, что бабушка хочет что-то мне рассказать. Сел рядом с ней и она, погладив меня по головке, сказала:

 

- Я не всегда была старой и немощной, было время, когда я жила в белорусской деревне, у меня была семья, очень хороший муж. Но пришли немцы, муж, как и другие, ушел в партизаны, он был их командиром. Мы, женщины, поддерживали своих мужчин, чем могли. Об этом стало известно немцам. Они приехали в деревню рано утром. Выгнали всех из домов, и как скотину, погнали на станцию в соседний городок. Там нас уже ждали вагоны. Людей набивали в теплушки так, что мы могли только стоять. Ехали с остановками двое суток, ни воды, ни пищи нам не давали.
 
Когда нас, наконец, выгрузили из вагонов, то часть людей, уже была не в состоянии самостоятельно выйти из них. Тогда охрана стала сбрасывать их на землю, и добивать прикладами карабинов. А потом нам показали направление к воротам и сказали: «Бегите». Как только мы пробежали половину расстояния, спустили собак. До ворот добежали самые сильные. Тогда собак отогнали, и всех, кто остался, построив в колонну, повели сквозь ворота, на которых по-немецки было написано: «Каждому – свое». С тех пор, мальчик, я не могу смотреть на высокие печные трубы.

 

Она оголила руку и показала мне наколку из ряда цифр на внутренней стороне руки, ближе к локтю. Я знал, что это татуировка, у моего папы был на груди наколот танк, потому что он танкист, но зачем колоть цифры?
- Это мой номер в Освенциме.

Помню, что еще она рассказывала, о том, как их освобождали наши танкисты, и как ей повезло дожить до этого дня. Про сам лагерь, и о том, что в нем происходило, она не рассказывала мне ничего, наверно жалела мою детскую головку. Об Освенциме я уже узнал позднее. Узнал и понял, почему моя соседка не могла смотреть на трубы нашей котельной.

 
Мой отец во время войны тоже оказался на оккупированной территории. Досталось им от немцев, ох как досталось. А когда наши погнали немчуру, то те, понимая, что подросшие мальчишки - завтрашние солдаты, решили их расстрелять. Собрали вместе и повели в лог, а здесь наш самолетик, увидел скопление людей и дал рядом очередью. Немцы на землю, а пацаны - в рассыпную. Моему папе тогда повезло, он убежал. С прострелянной рукой, но убежал. Другим повезло меньше.

В Германию мой отец входил танкистом. Их танковая бригада отличилась под Берлином на Зееловских высотах. Я видел фотографии этих ребят. Молодежь, а вся грудь в орденах, несколько человек Героев. Многие, как и мой папа, были призваны в действующую армию с оккупированных земель, и многим было, за что мстить немцам. Поэтому может и воевали так отчаянно храбро. Шли по Европе, освобождали и узников концлагерей и били врага, добивая безпощадно.

- Мы рвались в саму Германию, мы мечтали, как размажем её траками гусениц наших танков. У нас была особая часть, даже форма одежды была черная. Мы еще смеялись, как бы нас с эсесовцами не путали.

Сразу по окончании войны, бригада моего отца была размещена в одном из маленьких немецких городков. Вернее в том, что от него осталось. Сами кое-как расположились в подвалах зданий, а вот помещения для столовой не было. И командир бригады, молодой полковник, Герой Советского Союза, еврей по национальности, распорядился сбивать щиты и ставить временную столовую прямо на площади городка.

 

- И вот наш первый мирный обед. Полевые кухни, повара, все как обычно, но не сидя на земле, или на танке, а как положено, за столами.
 
Только мы начали кушать, И вдруг, из всех этих руин, подвалов, щелей, - как тараканы начали выползать немецкие дети. Кто-то стоит, а кто-то уже и стоять от голода не может. Стоят, и смотрят на нас, как собаки. И не знаю, как это получилось, но я своей прострелянной рукой взял хлеб и сунул в карман, смотрю тихонько, а все наши ребята, не поднимая глаз друга на друга, делают то же самое.

 

А потом они кормили немецких детей, отдавали, все, что только можно было каким-то образом утаить от обеда. Сами еще вчерашние дети, которых отцы этих немецких детей, совсем еще недавно, недрогнувшей рукой: насиловали, сжигали, расстреливали на захваченной ими нашей земле.

 
Командир бригады, еврей, родителей которого, как и всех других евреев маленького белорусского городка, каратели живыми закапали в землю, имел полное моральное право залпами отогнать детей немецких выродков от своих танкистов. Они объедали его солдат, понижали их боеспособность. А потом, многие из них были еще и больны, и могли заразу распространить среди личного состава.

Но полковник, вместо того, чтобы стрелять, приказал увеличить норму расхода продуктов. И немецких детей по приказу командира-еврея кормили вместе с его солдатами.

 

Думаешь, что это за явление такое – Русский Солдат? Откуда такое милосердие? Почему не мстили? Кажется куда больше: узнать, что всю твою родню живьем закопали, возможно отцы этих же детей. Видеть концлагеря с множеством тел замученных людей, и вместо того, чтобы «оторваться», отомстить немецким детям и женам, они напротив - спасали их, кормили, лечили.

 

С описываемых событий прошло несколько лет, и мой папа, окончив военное училище в 1950-е годы, вновь проходил военную службу в Германии, но уже офицером. Как-то на улице одного города его окликнул молодой немец. Он подбежал к моему отцу, схватил его за руку и спросил:

«Вы не узнаете меня? Да, конечно, сейчас меня трудно узнать в том голодном оборванном мальчишке. Но я вас запомнил, как вы тогда кормили нас среди руин. Поверьте, мы никогда этого не забудем».

 

Вот так мы приобретали друзей на Западе, силой оружия и всепобеждающей силой христианской Любви!

Священник Александр Дьяченко

 
PS   "Вот так мы приобретали друзей на Западе, силой оружия и всепобеждающей силой христианской любви".
Увы, не много у нас там друзей. Друзей можно приобретать среди сродных духом, а там таких, похожих на нас, немного будет.
Зато те, которые живут у нас, но сродные духом с теми, которые на Западе, много пишут сейчас о том, что наши солдаты насиловали, убивали - чуть ли больше немцев...
Отец Александр Дьяченко:
Нет друзей потому, что мы слабые. Со слабыми дружить не будет никто из чужеземцев.
А по поводу насилия к женщинам, отец говорил, что ни разу среди их солдат в бригаде он о таких случаях не слышал.

 
PPS   Спаси Господи!
Мой тесть- ветеран войны, полковник (еврей) - очень много подобных историй рассказывает (и записывает тоже) - a-merikos.livejournal.com/2008/05/09
Отец Александр Дьяченко:
Тесть ваш молодец, находит возможность оставить что-то для нас на память. Мой ему глубокий поклон и пожелание здоровья!

 
PPPS   У нас на приходе много бабулечек, прошедших немецкие лагеря, я стараюсь по мере возможности их рассказы записывать. Если интересно, посмотрите:

  1. Это бабушка Аня, ее в 16 лет угнали из российской деревни, везли в вагонах для скота, в деревне остались мать и младшие сестренка с братишкой, отец в первый год войны погиб - simply-tatiana.livejournal.com/613721.html
  2. А это тетя Галя, она на Балканах родилась, перед самой войной. Ее родители оказались за границей еще в Гражданскую войну, хотя я не очень хорошо поняла, каким образом. Похоже, их самих детьми увезли после революции - simply-tatiana.livejournal.com/613973.html
    То, о чем она рассказывает - это события сразу после Лиенца...

 
PPPPS   Безусловно, таких случаев, когда наши солдаты кормили немецких детей было немало - это факт общеизвестный.

Но что интересно, бывали случаи, когда пленные немцы, работавшие у нас на восстановлении ими же разрушенного, подкармливали наших детей.
У моей бабушки родители погибли в Сталинграде, когда ей было 5 лет. Она вспоминает, как у них возле детдома немцы работали и просовывали тайком сквозь решетку нашим детдомовским детям хлеб. Тоже, видимо, какое раскаяние было и просто милосердие человеческое...
Отец Александр Дьяченко:
Те, кто воевал в окопах, чаще всего были простые обычные добросердечные люди, поэтому такие случаи проявления человечности должно быть нормой, если бы этого не было, то тогда бы и невозможно было бы жить на земле...

 
PPPPPS   "Рассказ ветерана"
9 апреля в доме культуры состоялась встреча учащихся с ветераном Великой Отечественной войны.
Геннадий Иванович Кубышкин рассказывал о войне стоя, несмотря на предложенный стул. И микрофон не пригодился; рассказ был четким и неторопливым. Ветеран сохранил военную выправку.
Родился он в ноябре 1923 года в селе на Волге, в Сталинградской области.
Начал ветеран с того, что сказал:

Война – это самое страшное «изобретение» человека. Потому что убивать, даже врага на войне – это всегда неестественное действие для человека.
Вы, наверное, читали Библию, – обратился он к учащимся. – Так вот в Ней есть заповедь – «Не убий». И хоть сам я не верю в Бога, но заповедь помню.

В Красную Армию он ушел в 1940 году. Так вышло, что на фронт попал – лишь в ноябре 1944 года.

«Был я – механиком-водителем танка «Т-34». Что сказать о боевых действиях? Чтобы вы поняли, КАК это было, скажу: из начального состава полка (а танковый полк – это 60 танков) в строю к маю 45-го осталось ТОЛЬКО около 10 (десяти) человек…
ТРИ раза я горел в танке. То есть три раза наш танк подбивали фашисты. В первый раз, когда в башню попала болванка (немцы придумали стрелять по Т-34 просто металлом без пороха и взрывчатки - нашли, гады, слабое место у танка «Т-34»!), от осколков (броня изнутри откалывалась...) погибли четыре человека – остался я один. Получил контузию.
Полк получал новые танки, и экипажи формировали вновь.
Второй раз от попадания снаряда в экипаже погибли двое; в третий – один человек.
Однажды рядом с танком упала немецкая мина, и всех десантников, сидевших на броне – а это около 10 человек – смело осколками. А были это в основном молодые ребята, не успевшие повоевать…
Немцы были хорошие воины, и мы знали, что победить мы их можем, только если будем действовать решительно. Мы так и действовали!
В одном из боев нашему экипажу удалось подбить три «Тигра»; об этом даже писала газета «Красная звезда».
На прежних встречах с молодежью меня иногда спрашивали – а сколько вы убили немцев? Так вот, сам я на гашетку не нажимал. Но танк – грозная машина, и после рейдов, особенно ночных, на гусеницах можно было увидеть всякое…»

За 6 месяцев за ветераном числится 58 боевых выходов. Но это подсчитывали в штабе; солдатам считать было некогда. И как там считали?.. Бывали «выходы» по двое-трое суток. Механик-водитель не мог никуда отлучаться от танка: в любой момент мог поступить приказ. Поэтому и спал он тут же, в нише для гранат.
Баню для солдат никто не организовывал; так и воевали, пока не победили фрицев.
Выдали механикам несгораемую одежду – брюки и куртку. Но, одев их один раз, он понял, что они непригодны для носки: «одежда» эта не пропускала ни воздух, ни воду, и под ней тело становилось мокрым. Поэтому он привязал робу на скобу танка, где ее, видно, сбросили десантники.
На вопрос «А сколько у Вас наград?» ответ был таким:

«Награды назначали в штабе. И бывало всякое. Настоящий герой мог остаться без награды, а наградить кого-то могли и случайно… И вообще: мы воевали – НЕ ЗА НАГРАДЫ!..»

Боевой путь ветерана: Минск, Варшава, Прага.
В Праге народ встречал наших танкистов с цветами; с радостью.
Девушки в нарядных платьях обнимали танкистов и не обращали внимания на то, что солдаты были в мазуте…
Полк, в котором воевал Геннадий Иванович, занял Вацлавский мост возле ратуши. Там и встретил солдат весть о Победе…
Демобилизовался Геннадий Иванович в 1947 году. Выучился на юриста; работал в прокуратуре.

Хоть и сказал Геннадий Иванович, что неверующий, но ясно, что именно Господь его хранил. Для того, чтобы он рассказал молодым, КАК надо любить Родину…

Отец Александр Дьяченко: Re: Рассказ ветерана
Я вырос среди этих людей, и чем старше становлюсь, тем ниже перед ними склоняюсь...

 
PPPPPS+   К рассказу ветерана.
Один мой прадед погиб под Орлом, могилу так и не нашли, и наград никаких не было. А другой в штабе при складе отсиделся, вся война - однажды для пущей верности мертвого немца штыком проткнул. И раз это стало известно моему отцу, значит прадед еще и не стыдился этого, похвастался. И с гордостю все юбилейные медали носил. Царство небесное обоим прадедам.
А деду моему немецкий врач жизнь спас, когда тому пальцы оторвало миной. И отдавали немецкие солдаты русским детям свои шоколадки. Про зверства фашистов старики мои всегда вспоминали с содроганием, но как-то общо, без подробностей. А о хороших поступках рассказывали долго.

 
PPPPPPS   Все это замечательно и такие вещи были. Но есть данные и о зверствах советской армии на немецкой территории. Причем данные эти отечественные. И честно говворя, от них волосы дыбом становятся не менее , чем от фашистких.
Отец Александр Дьяченко:
Их никто к нам не звал, они пришли и стали нас убивать, делайте разницу, между немцами и нами.
Наши могли мстить за то, что творили каратели на нашей земле, и они имели право мстить, и в моём посте именно удивление, что они этого не делали. Христианские начала брали верх над местью.
Я пишу о бригаде моего отца, а не о действиях Красной Армии на территории оккупированной Германии.

 
 
PPPPPPPS   В Освенциме есть музей - залы со стеллажами и фотографиями.

    Поразили 2 момента:
  1. В одном зале под стеклом (около 7-10 метров в длину) были собраны волосы жертв этого лагеря (когда новые люди поступали, видимо, им стригли волосы) - там были и косы, и просто длинные пряди, и более короткие - но почти все они были седые. Это при том, что в концлагеря угоняли самых здоровых и крепких, и в большинстве молодых, с 16лет.
  2. Второе - за время существования лагеря немцами были сделаны фотографии заключенных, и эти фотографии сохранились и были вывешены в музее. Я думала, после такого ужаса, какой переносили люди там, они д.б. ненавидеть и тех немцев-фотокорреспондентов, которые их фотографировали. Но на фотографиях лица у людей не озлобленные, замучанные и потухшие, как можно было бы ожидать - а какие-то светлые и открытые, которые редко встретишь сейчас, среди сытости и благополучия.
    И это поразило больше всего.

 
 
Рассказ «Всепобеждающая сила Любви» сельского батюшки отца Александра Дьяченко
Читайте также рассказы из книги священника Александра Дьяченко «Плачущий ангел» и другие рассказы батюшки
Прототип рассказа «Всепобеждающая сила Любви»: жж священника Александра Дьяченко
04.02.2009 - alex-the-priest.livejournal.com/6958.html