«Ракетчики» - священника Ярослава Шипова, рассказ из сборника "Долгота дней" (2002-2006)

Поселились у нас газовики – большую трубу тянули. Народ они размашистый, лихой, то есть складу совсем не крестьянского, из-за чего поначалу возникали недоразумения. Скажем, захочет газовик вдруг развеяться, сядет за рычаги бульдозера или тягача и катит куда глаза глядят. И не понять разудалой его головенке, для чего крестьяне столько заборов и прясел нагородили, да еще и стогов понаставили: вот он и давай крушить изгороди, сносить стога... Крестьянин же хотя этой романтики не понимает, но никакой отместки не делает – даже трубу не дырявит, но у газовиков начинаются нестроения: то с автоинспекцией, то с землеотводом под жилые вагончики, то с подключением к электросети, то с питьевой водой...

В конце концов пришлые люди поняли необходимость добрососедства и притихли в своей резервации у шоссейки. Некоторое время еще их безудержность проявляла себя в динамитных рыбалках, но как только река опустела, наступило благоденственное успокоение.

В ту пору стал ко мне наведываться один из этих мятежников. Его авантюрный дух тщетно искал себе пищи – предприятия с не до конца предсказуемыми последствиями, а мне выпадала роль умиротворителя. И я не только не справился со своим поприщем, но и сам впал в жестокий соблазн. Конечно, не всякий день тебе предлагают ракету – самую настоящую, пятнадцати метров длиною, однако и такому искушению надобно уметь противостоять.

А дело складывалось вот как: приезжает однажды этот человек и рассказывает, что возвращался на вертолете после ремонта трубы – а он сварщик – и видел на земле ракету. Пилот будто бы определил, что ракета – метеорологическая и, похоже, до заданной высоты не добралась. К северу от нас есть место, с которого то и дело запускают ракеты, и народу случалось находить в лесу разные «алюминиевые железки», но чтобы целую штуковину – такого я еще не слыхал.

Обрисовал он тамошние угодья, прикинул расстояние, и я определил ему точку на карте: это были делянки на границе двух областей, вырубленные еще лет тридцать назад и заросшие густющим кустарником – место никчемное, гиблое. Когда-то мне довелось плутать там...

– Вот бы, – говорит, – эту ракетину привезти!
– На кой? – спрашиваю.
– У нее, может, ресурс не выработан, так ее еще и запустить можно.
– Куда?

Не отвечает. Замыслом поглощен:
– Работает она как сварочный аппарат: горючее, окислитель, газовая струя... Если в ней какой трубопровод засорился – автомобильным компрессором прокачаю. Но вот если чего с проводами – специалист нужен: там же, поди, проводов – тьма...
– Бери, – говорю, – нашего электрика.
Обрадовался, спрашивает, где найти.
– На столбе сидит где-нибудь.
Через полчаса привозит электрика.

День тот у меня выдался хозяйственным: баню топлю, стираю, белье развешиваю. А они сели за домом в затишке, развернули на столе карту и обсуждают планы. Сную туда-сюда по двору, слышу: с запуском проблемы возникли.
– К дереву, – говорю, – привяжите, а снизу костер – вот и все.
– Лучше уж тогда к столбу, – возражает электрик, – он гладкий, сучки не будут мешать.
– Правильнее всего – поместить в трубу, – заключает газовик, – и, как из ракетной шахты...
Сдается мне, что говорят они, не вполне шутя.

В следующий раз прохожу мимо «генерального штаба», а они насчет боеголовки кумекают: чтобы, значит, натолкать в ракету взрывчатых веществ и установить детонатор.
– А мы что, мужики, – спрашиваю, – войной на кого собираемся?
– Вообще-то нет, – отвечают, – но на всякий случай.
– Смотрите сами, конечно, но, думается, одной ракеты для серьезной битвы может и не хватить.
– Будем искать еще! – Гляжу, они настойчивые ребята. – Если найдем, эту подарим вам.
– За что же, – говорю, – такая напасть?
– Ее можно вдоль распилить – две лодки получатся.
– Лодка у меня есть.
– Ну, тогда – бак для душа.
– Есть – бочка из-под горючего.
– Можно просто емкость – собирать воду для полива картошки, грядок...
– Да, – говорю, – лягушек разводить - доброе дело.

Однако меня утешило, что они готовы были перековать мечи на орала.
Через несколько дней выпал первый снежок, и корсары приехали на большом грузовике.
– Надо спешить, пока снегу не понавалило, да не засыпало.

Подождал я до полудня – треб никаких не было, и отправились. Ну и накатались мы в тот день: ездили и по асфальту, и по стерне, и по проселкам, и по старым гатям, и даже по заброшенной узкоколейке... Форсировали ручьи, речки, болота... Нашли нужное место.
– Вот оно, – сказал газовик.

Ракеты не было.

Разгребли снег, электрик поднял несколько цветных проводков, и мы поняли, что кто-то уже успел побывать здесь. Но странно: автомобильных следов мы не обнаружили.
– Военные, на вертолете, – определил газовик.

И поползли мы обратно. В одном месте, возле ручья, обратил я внимание на малоразмерные следочки сапог.
– Бабы, – пояснил электрик, – за клюквой хаживали.
– Откуда тут клюква? – спрашиваю. – Тут и болот нет.
– Бабы, они такой народ, что клюкву где хошь отыщут.
– А бабы-то здесь откуда? – не понял газовик. – Мы километров шестьдесят отмахали – и никакого жилья.
– Это – вкругаля на машине, – электрик твердо держался своего, – а пешком до ближайшей деревни тут километров двенадцать...
– И что ж: здешние бабы в такую даль ходят за клюквой?
– Ну а коли ближе нет? Бабы, они за клюквой хошь куда двинут, известно.

И вот вечером уже возвращаемся через соседнюю область – стоит на обочине грузовик, рядом шофер-парнишечка, машет рукою. Притормозили: поломался, просит отбуксировать до станции. Сволокли. А он уж так благодарен.
– Выручили, – говорит. – Утром вагон с металлоломом уходит, надо успеть сдать и хоть какие-то денежки получить для школы.

Оказалось, парнишечка этот – директор сельской школы, а заодно и завхоз, и шофер, и везет он на школьной машине лом цветного металла – алюминия...

– Ракета, – говорит, – у нас на делянке три года лежала. Ее уж мужики и дробью поиздырявили, и топорами побили. А тут объявление в газете: скупка металлолома. Чего, думаю, добру пропадать? Учеников собрал: пришли, раскурочили и по кусочку на себе унесли...

– А ты: «бабы», «клюква», – передразнил газовик.
– А что? – упирался электрик. – Бабы, они такой народ: клюкву где хошь отыщут.

– Жаль, – говорю, – конечно, ребята, но не праздновать нам девятнадцатого ноября День артиллерии и ракетных войск.
– Ничего, еще что-нибудь придумаем, – пообещал газовик.
Я не усомнился.

Комментарии


Задайте ВОПРОС или выскажите своё скромное мнение:


Можете оставить здесь свои координаты, чтобы при необходимости мы могли бы с Вами связаться (они НЕ ПУБЛИКУЮТСЯ и это НЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО):

E-mail:
  Ваш адрес в сети:
Прошу ОПОВЕЩАТЬ меня на указанный выше e-mail - ТОЛЬКО при ответах в ветке ЭТОГО коммента