Павле Рак. Приближения к Афону. Праздник. Самая долгая ночь. Глава 4.5

Началось великое пасхальное богослужение. Во тьме поются песни боли и покаяния. Но все чаще прорывается сквозь них к нашим сердцам мотив скорого избавления. И вдруг — неизреченная радость: «Христос воскресе из мертвых!» Как будто открылся источник радости и заполнил собою весь храм, веселье неудержимо льется повсюду. Два раза в эту ночь поднимается вся церковь: свечи и фонари, хоругви и кресты, иконы и кивоты* выносятся под победное пение тропаря на озябший монастырский двор, чтобы согреть его благой вестью, чтобы обрадовать небо и всю вселенную.

Здесь, во дворе, читается пасхальное послание св. Иоанна Златоуста: придите вы, которые трудились, дабы получить заслуженную награду. И вы, которые прошли лишь полпути, и вы, которые пустились в путь в последний час, все вы придите, не медлите, ибо великая милость изливается сегодня в мир.

Радость живым, воскресающим из своей греховной пустыни вместе со Христом, радость мертвым, восстающим вместе с Ним в жизнь вечную. Этой ночью смерть побеждена. Торжество совершается посреди хиландарского двора, вместе с монахами празднуют и частицы св. Креста, и мощи святых, святого пророка Исайи, о котором вспоминает Златоуст, пасхальный проповедник.

* * *

Небесный, райский перезвон. После нескольких мгновений глубочайшей тишины густую ночь как будто рукой отодвигают быстрые и мелкие удары в маленькие колокола. Им медленно вторит глубокий бас. И опять торопливая весть маленьких: вот праздник! вот праздник! Тогда и бас заторопился, безуспешно и бесконечно трогательно спеша за маленькими сопрано. Паникадила и подсвечники, и кипарисы во дворе, и даже мощная башня св.Саввы — все, подражая восхищенному царю Давиду, танцуют. С ними и лес, и холмы, и волны близкого моря, и первые отсветы новой, омытой зари.

*** Кивот (ковчег, ковчежец) — здесь: ларец, шкатулка со святыми мощами (обычно из серебра).

Монастырь Симонапетра. Вид на море