Michael Lewis. Понятие греков о несправедливости: Когда кто-то чужой, из "варваров", эксплуатирует коррумпированность их системы

Геронда Иосиф († 1 июля 2009, ученик прп. Иосифа Исихаста-Спилеота (Пещерника)), живописный портрет в архондарике монастыря Ватопед, Святая Гора Афон, Греция

Сегодня очень сильна духовная жажда. Двадцать или тридцать лет назад людей учили, что наука решит все проблемы. И получили столько материальных благ, - но не нашли в том удовлетворения. Люди устали от материального мира....

 

 
Michael Lewis:

(Вторая часть, первую читайте здесь, а последнюю, 3-ю - здесь)

 

Греческая Формула (Grecian Formulas)

 

Большую часть 1980-х и 1990-х годов процентные ставки в Греции на 10% превышали ставки немецкие, так как считалось, что греки с гораздо меньшей вероятностью выплатят кредит. В Греции не было потребительского кредитования: у жителей этой страны не было кредитных карт. Обычно у греков не было и ипотечных ссуд. Конечно, Греция хотела, чтобы финансовые рынки воспринимали ее как нормально функционирующую североевропейскую страну.

В конце 1990-х годов греки увидели для себя шанс: избавиться от собственной валюты и перейти на евро. Для этого они должны были соблюдать определенные требования, чтобы доказать свое право на добропорядочное европейское гражданство: что они, в конце концов, не влезут в долги и другим странам еврозоны не придется их выплачивать. В особенности они должны были показать, что их дефицит бюджета не превышает 3% от валового внутреннего продукта, а уровень инфляции примерно соответствует уровню Германии.

    В 2000 году, после спешных манипуляций со статистикой, Греция достигла требуемых показателей.
  • Чтобы снизить дефицит бюджета, греческое правительство изъяло из бюджета все виды расходов (пенсии, оборону и так далее).
  • Чтобы снизить инфляцию, правительство заморозило цены на электроэнергию и воду и другие государственные ресурсы,
  • а также сократило налоги на газ, алкоголь и табак.
  • Правительственные статистики шли на такие меры, как изъятие (дорогостоящих) помидоров из индекса потребительских цен в день измерения уровня инфляции.

«Мы приехали, чтобы увидеть того человека, который создал все эти цифры, - рассказал мне бывший аналитик Уолл-стрит (Wall Street), специализировавшийся на европейской экономике. – Мы не могли удержаться от смеха. Он рассказал, как он убирал лимоны и вставлял апельсины. Индекс подделывали, как могли».

То есть даже тогда некоторые наблюдатели отмечали, что греческие показатели почему-то вообще не растут. Бывшая сотрудница МВФ (I.M.F.), ставшая экономическим советником при бывшем премьер-министре Греции Константиносе Митсотакисе (Konstantinos Mitsotakis), оказавшаяся аналитиком Salomon Brothers по имени Миранда Ксафа (Miranda Xafa), отмечала в 1998 году, что если сложить весь дефицит греческого бюджета за предыдущие 15 лет, то это будет лишь половина долга Греции. То есть сумма, взятая в долг греческим правительством для финансирования своих операций, вдвое превышала заявленный дефицит. «В Salomon [Brothers] главу Греческого национального бюро статистики называли Магом, - рассказывает Ксафа, - за его способность заставить исчезать инфляцию, дефицит и задолженность самым волшебным образом».

В 2001 году Греция вступила в Европейский валютный союз (European Monetary Union), сменила драхму на евро (эврО - произносят греки) и получила европейскую (читай: немецкую) гарантию своих долговых обязательств. Теперь греки могли делать долгосрочные заимствования почти по такой же ставке, как и немцы – не 18%, а 5%. Чтобы остаться в евро-зоне, считалось, что теоретически они должны были сохранять дефицит бюджета на уровне ниже 3% от ВВП (G.D.P.); на практике же они могли лишь подтасовывать отчетность, чтобы продемонстрировать соответствие требованиям.

Тогда, в 2001 году, на сцене появился Goldman Sachs, который принял участие в по-видимости законных, но, тем не менее, возмутительных сделках, придуманных, чтобы скрыть реальный уровень задолженности греческого правительства. За эти сделки Goldman Sachs – который, фактически, выдал грекам заем в размере 1 млрд долларов – выкроил себе, по слухам, комиссии на $300 млн.

Механизм, который позволил Греции брать в долг и тратить сколько угодно, был аналогичен механизму, созданному для отмывания кредита американского subprime (ненадежного, с плохой кредитной историей) заемщика – и роль американского инвестиционного банкира в этом механизме была ровно такой же.

Инвестиционный банкир также научил греческое правительство секьюритизировать (securitize - Секьюритизация (от английского термина securities, обозначающего «ценные бумаги») — выпуск ценных бумаг, обеспеченных активами, очень часто дутыми) будущие поступления от государственной лотереи, дорожные сборы, аэропортовые сборы и даже средства, предоставленные стране Евросоюзом (European Union).

Любой предполагаемый в будущем доход (денежный поток, future stream of income), который поддается идентификации, был быстро продан за наличные и [сразу-же] потрачен (растрачен).

    Как, должно быть, знает любой человек с мозгами, греки могли бы скрывать реальное состояние своих финансов только до тех пор, пока:
  1. кредиторы допускали, что кредит Греции был обеспечен Европейским союзом (читай: Германией) и
  2. никто за пределами Греции не обращал на нее особого внимания.

Внутри Греции о происходящем никто доложить не мог, потому что все варились в одном котле.

Все изменилось 4 октября прошлого (2009) года, когда в Греции сменилось правительство. Скандал подкосил предыдущее правительство, а премьер-министр Костас Караманлис (Kostas Karamanlis) ушел в отставку, что, вобщем, и неудивительно.

Удивительна природа этого скандала.

В конце 2008 года стало известно, что Ватопед каким-то образом приобрел ничего не стоящее озеро и обменял его на гораздо более ценные государственные земельные участки. Как монахам это удалось, неизвестно – посчитали, что они дали какую-то немыслимую взятку какому-то государственному чиновнику. Однако никакой взятки не обнаружили. Это не имело значения: последовавшее негодование преследовало греческих политиков весь следующий год.

Скандал с Ватопедом оставил глубочайший след в общественной памяти. «Мы никогда не видели такой активности на выборах, как после этого скандала, - рассказывал редактор одной из ведущих греческих газет. – Если бы не Ватопед, Карамантис и сейчас был бы премьером, и все было бы как раньше». Димитри Контоминас (Dimitri Contominas), миллиардер-основатель греческой страховой компании и, по случайному совпадению, владелец телекомпании, которая и обнародовала скандал с Ватопедом, был еще более откровенен: «Монахи Ватопедского монастыря привели к власти Георга Папандреу (George Papandreou)».

Когда новая партия (якобы социалистическая "ПАСОК") сменила старую (якобы консервативную "Новую Демократию"), в правительственных сундуках она обнаружила настолько меньше денег, чем ожидалось, что у нее не оставалось иного выбора, как рассказать правду. Премьер-министр объявил, что дефицит бюджета Греции был сильно занижен – и что на выявление реальных данных потребуется время.

Пенсионные и мировые инвестиционные фонды и прочие покупатели греческих облигаций, видя, как обанкротились несколько крупных американских и британских банков, и зная о нестабильном состоянии многих европейских банков, запаниковали. Новые, более высокие ставки, которые была вынуждена платить Греция, фактически привела страну – которой пришлось заимствовать огромные суммы, чтобы финансировать свои экономические операции – к банкротству. Тут-то МВФ (I.M.F.) и начал тщательно проверять бюджетные отчеты Греции, и тут-то и выяснилось, насколько неплатежеспособной была Греция. «Как так вышло, что член евро зоны (euro area) показывал дефицит бюджета на уровне 3% от ВВП (G.D.P), в то время как реальные показатели доходили до 15% ? – удивляется представитель МВФ. – Как вообще можно так поступать?»

Прямо сейчас (статья опубликована 01.10.2010) мировая финансовая система поглощена вопросом, объявит ли Греция дефолт по своим долговым обязательствам. Иногда кажется, что это единственный важный вопрос, потому что если Греция откажется возвращать долги на 400 млрд долларов, то европейские банки, которые одолжили ей эти деньги, рухнут, и другие страны на грани банкротства (Испания, Португалия) могут легко последовать за ней.

Но вопрос о выплате Грецией долгов – это на самом деле вопрос о том, изменятся ли привычки в этой стране, а это произойдет, только если сами греки захотят измениться.

Я столько раз слышал, что греков очень волнует «справедливость», и возмущает несправедливость. Очевидно, это совершенно не отличает их от всех остальных людей на планете и упускает самое интересное:
что именно греки считают несправедливым?
  • Очевидно, что не коррупцию в политической системе.
  • И не уклонение от уплаты налогов или
  • небольшие взятки на службе государству.
Нет: они беспокоятся тогда, когда какая-то внешняя сторона – кто-то отличный от них, преследующий иные мотивы, нежели ограниченный и понятный корыстный интерес – появляется и эксплуатирует коррумпированность их системы.

 
Вернемся к монахам.

Одним из первых шагов нового министра финансов был иск против Ватопедского монастыря с требованием вернуть правительственную собственность и возместить ущерб. Одним из первых действий нового Парламента было открытие повторного расследования дела Ватопеда, чтобы, наконец, понять, как монахи заключили такую выгодную сделку. Единственный, кого обвиняют в пособничестве этим самым монахам, является помощник бывшего премьер-министра Гианнис Ангелу (Giannis Angelou) – у него отняли паспорт, и на свободе он находится только благодаря залогу в размере 400 тысяч евро.

В обществе, пережившем нечто вроде полного морального разложения, монахи каким-то образом стали единственно приемлемой мишенью для общественного гнева. Даже благонамеренные греческие граждане злятся на них и их помощников, и все-таки никто точно не знает, что они сделали или почему.

 

Монах бизнеса (Monk Business)

 

Патер Арсениос, монастырь Ватопед, Святая Гора Афон, Греция

Отцу Арсениосу на вид за 50 – хотя кто знает, из-за своих бород они выглядят лет на 20 старше. Для монаха он весьма знаменит: все в Афинах знают, кто он. Тайный агент, делец номер два, финансовый директор, настоящие мозги всей операции (Mr. Inside, the consummate number two, the C.F.O., the real brains of the operation). «Если бы Арсениос занимался правительственным портфелем недвижимости, - сказал мне известный греческий агент по продаже недвижимости, - эта страна превратилась бы в Дубай. До кризиса». Если вы хорошо относитесь к этим монахам, то отец Арсениос – доверенный помощник, делающий возможным (обеспечивающий) существование удивительного братства о. Ефрема (If you are kindly disposed to these monks, Father Arsenios is the trusted assistant who makes possible the miraculous abbacy of Father Ephraim). Если нет, то он – соучастник (If you are not, he’s Jeff Skilling to Ephraim’s Kenneth Lay).

Я рассказываю ему, кто я и чем занимаюсь – а также что я провел последние несколько дней в беседах с политиками в Афинах. Он искренне улыбается: он рад, что я приехал! «Раньше все политики бывали здесь, - говорит он, - но сейчас из-за скандала перестали. Они боятся, что нас увидят вместе!»

Он провожает меня в трапезную и усаживает за почетный стол паломников, справа от стола, за которым сидят главные монахи (He escorts me into the dining hall and plants me at what appears to be the pilgrim’s table of honor, right next to the table filled with the top monks). Во главе стола – отец Ефрем, рядом с ним – Арсениос.

 
Большую часть из того, что едят монахи, выращивается ими здесь же, неподалеку от трапезной. В серебряных мисках (из нержавейки, чтобы не бились) – сырые головки лука, зеленые бобы, огурцы, помидоры и свекла (братия большая, много принимают паломников - поэтому крупы и соевые продукты, картошку, репчатый лук и чеснок, рыбу и морепродукты, яблоки и апельсины - покупают). В другой миске – хлеб, испеченный монахами из выращенной ими же пшеницы (если не ошибаюсь, лишь Есфигмен имеет хлебные поля). Еще стоит графин с водой, на десерт – апельсиновый щербет и темные медовые соты, недавно выкачанные из какого-то улья. И это все.

Будь это какой-нибудь ресторан в Беркли, люди бы раздувались от гордости от поедания местной еды (people would revel in the glorious self-righteousness of eating the locally grown); здесь еда выглядит очень просто. Монахи питаются как модели перед фотосъемкой. Дважды в день – в четыре [непостных] дня в неделю и по одному разу – по постным дням [понедельник, среда и пятница]: 11 приемов пищи [в неделю], и все примерно такие же, как этот (по скоромным дням всегда добавляются: растительное (оливковое) масло, вино, сыр Фета ("сулгуни" по-нашему), и иногда: осьминоги, креветки и рыба).

Что вызывает очевидный вопрос: почему некоторые из них толстые? Большинство из них – может быть, 100 из живущих там сейчас 110 (в Ватопеде монастырская братия насчитывала на тот момент 110 человек) – соответствуют своей диете. Но кое-кто, включая двух боссов, обладают полнотой, которую невозможно объяснить 11 порциями сырого лука и огурцов. (Beyond thin: narrow. But a handful, including the two bosses, have an ampleness to them that cannot be explained by 11 helpings of raw onion and cucumber, no matter how much honeycomb they chew through.) *

 
После трапезы монахи вернуться в церковь, где они остануться читать и петь, креститься и окуривать [храм, иконы и молящихся] благовонным ладаном до часу ночи (After dinner the monks return to church, where they will remain chanting and singing and crossing and spraying incense until one in the morning).**

 
Крест: Иисус Христос - Победитель. Монастырь Костамонит, Святая Гора Афон, Греция
 
Арсениос берет меня на прогулку. Мы проходим мимо византийских часовен (chapels - параклисов) и поднимаемся по византийской лестнице, оказываясь у двери в длинном византийском холле, недавно выкрашенном, но при этом старинным: это его кабинет. На столах два компьютера; за новеньким факсом – принтер; кроме этого, мобильный телефон и упаковка витамина C. Стены и пол блестят как новые. В шкафах – бесконечные ряды папок. От бизнес-офиса образца 2010 года этот кабинет отличает лишь одна-единственная икона над столом. Помимо этого, если сравнить этот кабинет с кабинетом премьер-министра Греции и спросить, в каком из них сидит монах, то вы вряд ли угадаете (ибо у того все обшарпано, "нет денег" на ремонт, все уходит на зарплаты - читайте здесь).

«Сегодня очень сильна духовная жажда, - говорит он, когда я спрашиваю, почему его монастырь привлекает так много политиков и бизнесменов. – Двадцать или тридцать лет назад их учили, что наука решит все проблемы. Они получили столько материальных благ, но не нашли удовлетворения. Люди устали от материальных удовольствий. От материального мира. И они понимают, что не могут по-настоящему преуспеть в подобных вещах».

С этими словами он берет телефон и просит принести напитки и десерт. Через секунду приносят серебряный поднос с пирожными и стопками, в которых оказался мятный ликер. Так начался наш трехчасовой разговор...

 
(Конец второй части, продолжение тут, А начало статьи читайте тут)

 
ПРИМЕЧАНИЯ

* Что вызывает очевидный вопрос: почему некоторые из них толстые? ... кое-кто, включая двух боссов, обладают полнотой, которую невозможно объяснить 11 порциями сырого лука и огурцов...

Толстых монахов на Святой Горе Афон довольно много. Думаю даже, что больше половины. Почему? - Постараюсь ответить.
    Причин несколько:
    • Святогорцы-афониты очень благочестивы и пунктуальны. Хранят все традиции (где-то даже как фарисеи во времена Христа, но объясняют - "надо быть как все, чтобы не зазнаваться и не превозноситься"). В частности по поводу трапез:
    • – Обязательно нужно быть на всех уставных трапезах;
    • – Обязательно нужно есть (хоть немного) от всех блюд на столе;
    • – Обязательно нужно есть (хоть немного) хлеб;
    • – Обязательно нужно есть (хоть немного, когда не пост) - сыр;
    • – Обязательно нужно пить (хоть немного, когда не пост) - вино;
    • – Все блюда (когда не пост) приготовляются с обильным содержанием оливкового масла (его тратят (жарят) на еду многими литрами);
    • – Водянистых овощных супов (как и других) у греков в принципе нет;
    • – Часто на столе блюда из бобовых (греки очень любят) и "макарония";
    • – Ну и понятно, когда "коготок увязнет", когда отведаешь немного от вкусного блюда, то трудно остановиться, и не съесть больше чем собирался (кстати у греков абсолютно отсутствует такая черта: "съесть, чтобы не пропало", выбрасывают они продукты совершенно спокойно. Наблюдал, как в Прощенное Воскресение перед Великим Постом, обильно выбрасывались в мусор нарезанный сыр и другая скоромная еда, "не доживущая", испортящаяся до Пасхи).
  1. Другая причина: обмирщение монашеской жизни на Афоне. Апостасия. Служение Богу отодвигается на второй план, а ублажение сябя - на первый. Не сразу конечно, а малыми шажками ("сига-сига" как любят говорить греки, но в ином, созидательном, смысле, правда). До 90-х годов XX-века это было не так заметно. Но в середине 90-х на Святую Гору хлынули "халявные" деньги из Евросоюза, и очень они подпортили греческих монахов. (Русских же не так искушают. Не деньги прежде всего, а "послушание", бесхребетность и лизоблюдство перед властями "предержащими").
    Ну а в списке удовольствий - одним из первых стоит еда. Трудно себе отказать, когда стол уставлен вкусными яствами...
    Характерный вопрос грека-афонита, пришедшего в гости в другой монастырь: "Что сегодня будет на трапезе?" - Местные-то, конечно, и так давно уже все знают...
  2. В-третьих: Почти нет физической работы у большинства монахов (исключая 3 греческих монастыря: Дохиар, Костамониту и отчасти Есфигмен). (Ну а в русском, само собой, - физически-трудными послушаниями загружены почти все насельники). Работают же сейчас в монастырях - понтийцы (считайте: русские) и гастарбайтеры (албанцы, румыны, украинцы).
  3. Наконец здоровье, "обмен веществ". А у "начальства" - еще заботы и переживания за братию и дела обители, многопопечительство. Это все накапливает постепенно напряжение, которое можно слегка разрядить едой...

 
** После трапезы монахи вернуться в церковь, где они остануться читать и петь, креститься и окуривать [храм, иконы и молящихся] благовонным ладаном до часу ночи...

Так бывает на Святой Горе Афон лишь во время бдений (агрипний, всенощных). Обычно же после вечерней трапезы перерыв 1-2 часа, потом Повечерие с Акафистом Пресвятой Богородице (и в этот именно момент заходит солнце; стрелки часов постоянно подводят, чтобы это было так - это т.н. "византийское" время, новый день начинается от заката солнца), потом все насельники обители расходятся по келиям (комнатам), благочестивые спят 3-5 часов, а потом ночью встают сначала на келейную, а потом и на церковную молитву (идут в храм на Утреню и Литургию).
Так как трапеза вечером была постная, то, следовательно, бдения не могло быть. Автор тут слегка "совместил" или не узнал все точно. Это и понятно, все думы его были о другом...

 
Святая Гора Афон. Икона преподобного Серафима в трапезной (на игуменском месте) афонского монастыря Григориат Святая Гора Афон. Икона преподобного Серафима Саровского в трапезной (на игуменском месте) афонского монастыря Григориат

 
 
ОЧЕРКИ ГРЕЧЕСКОГО КРИЗИСА, ИЛИ КАК МОНАХИ С ГОРЫ АФОН МЕНЯЛИ ОЗЕРО НА КОММЕРЧЕСКУЮ НЕДВИЖИМОСТЬ

Beware of Greeks Bearing Bonds
As Wall Street hangs on the question “Will Greece default?,” the author heads for riot-stricken Athens, and for the mysterious Vatopaidi monastery, which brought down the last government, laying bare the country’s economic insanity. But beyond a $1.2 trillion debt (roughly a quarter-million dollars for each working adult), there is a more frightening deficit. After systematically looting their own treasury, in a breathtaking binge of tax evasion, bribery, and creative accounting spurred on by Goldman Sachs, Greeks are sure of one thing: they can’t trust their fellow Greeks.

By Michael Lewis • Photograph by Jonas Fredwall Karlsson (Фото: Отец Арсениос в Ватопедском монастыре с видом на Эгейское море, на горе Афон, Греция)
October 1, 2010
www.vanityfair.com/business/features/2010/10/greeks-bearing-bonds-201010

Комментарии


Задайте ВОПРОС или выскажите своё скромное мнение:


Можете оставить здесь свои координаты, чтобы при необходимости мы могли бы с Вами связаться (они НЕ ПУБЛИКУЮТСЯ и это НЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО):

E-mail:
  Ваш адрес в сети:
Прошу ОПОВЕЩАТЬ меня на указанный выше e-mail - ТОЛЬКО при ответах в ветке ЭТОГО коммента

 
Накануне Рождества Христова по новому стилю Архиерейский Синод Элладской Православной Церкви принял обращение к греческому народу, которое было прочитано во всех храмах страны в минувшее воскресенье, сообщает портал Regions.Ru. В этом послании священноначалие Элладской Церкви подвергло государственных деятелей Греции жёсткой критике за то, что они отдали будущее Греции во власть кредиторам. В документе, в частности, говорится:

Элладская Церковь "По сути, наша страна уже не свободна, и уже управляется кредиторами (имеются в виду кредиты ЕС, предоставленные на определенных условиях – в частности, сокращения бюджетных расходов). Налицо одновременно духовный, социальный и экономический кризис и упадок. Речь идет об искоренении многого из того, что считалось естественным для живущих в наших краях. Этого требуют наши кредиторы. Мы заявляем, что мы – оккупированная страна, исполняющая приказы своих господ.

Почему мы не решили свои проблемы в обществе и в экономике раньше, чем они довели нас до нынешнего состояния? – Потому что уже десятилетия подряд на нашей политической сцене мы видим одни и те же лица. Руководство, которое не может стать ответственным перед народом, которое не может или не желает говорить языком правды. Оно развивает только подхалимство, потому что его цель – завладеть и поделить власть. Это власти, которым не важны истинные интересы страны и народа. А народ, мы сами, ведем себя безответственно. Мы отдали себя во власть благополучию, легкому обогащению, привольной жизни, стремлению к наживе и обману. Истина нас не интересовала. Сейчас мы во всей его трагичности переживаем дилемму, описанную Достоевским – "Свобода или счастье". Мы выбрали фальшивое преуспеяние и утратили свободу своей личности – и своей страны.

Мы, ваши духовные отцы, относим эти упреки и к себе, мы принимаем нашу долю вины в настоящем кризисе. Мы знаем, что нам случалось вас огорчать и смущать вас. Подлинные или надуманные скандалы сполна использовали те, кто стремится разрушить связь народа с Церковью, постаравшись разбить ваше доверие к Церкви".

Члены Архиерейского Синода сознают, что народ ждет от пастырей Церкви отваги и живого пророческого слова, что ему нужна Церковь, которая не страшится лукавств нынешнего мира и готова заплатить за сопротивление ему гонениями и мученичеством. "Церковь – единственная организация, которая может встать рядом с человеком, чтобы поддержать его. Но Церковь – это все мы, и в этом наша сила и ее сила", – говорится в обращении Синода ЭЦ.

 
«Мы заявляем, что мы — оккупированная страна, исполняющая приказы своих господ»
"Русская неделя", 2010-12-24 18:38 , russned.ru/intheworld/abmy-zayavlyaem-chto-my-2014-okkupirovannaya-strana-ispolnyayuschaya-prikazy-svoih-gospodbb