Посадили в СИЗО товарища моего Димку по прозвищу «Толщина». Все говорят, что дело сфабриковано. Робин Гуду и не снилось!

И вот посадили в СИЗО товарища моего Димку по прозвищу «Толщина». Все говорят, что дело сфабриковано. Димка последнее после армии время (а он воевал в Чечне) занимался практическим робингудством. То есть защищал обиженных и оскорбленных. И вразумлял прочих.

Станут рабочие забастовку устраивать на заводе, запершись в цехах предприятия, он – тут как тут, ведет переговоры с милицией, подвозит тайными тропами пищу.

Взяли, к примеру, чиновники, из администрации и с помощью экскаватора уничтожили елочки, посаженные матерями погибших в Чечне ребят. Димка уже подает на них в суд, устраивает пикеты в протест и так далее.

Идут трое нехороших, тревожных ребят по улице и видят невысокого ростом Димку и просят его отдать им его деньги. Димка, прищурившись, смотрит на них некоторое время, потом тыкает окурком одному в глаз. Тот, стеная, падает и катается, воя от боли.
Я ему говорю: - Ты же ему глаз выжег!
- Зато запомнит на всю жизнь, что нехорошо так поступать, - спокойно ответствует Димка.

Устроился он как-то на рыбозавод к товарищу своему Генке. Там на карьеры, где разводили рыбу стали наезжать богатенькие и ловить, не выходя из своих джипов. Это, конечно, запрещено. И вот на них из кустов с грозным мачете выходит Димка, удочки порубит, бизнесменов повоспитывает, так что скоро никто уже не беспокоил спокойной глади карьеров рыборазведения.

То есть Робин Гуду и не снилось.

Ходил даже Толщина на лекции в университет, желая постичь политологию и тайны рычагов власти. Чтобы, значит, заняться подобающим воспитанием населения, но уже на высоком уровне.

Но тут его и посадили. Какая-то история с принтером. Мол, менты попросили его отвезти в Тобольск принтер, а потом этот принтер оформили как взятку. Ну и определили на хату...

И вот просит меня Димка из СИЗО принести ему литературы духовной, чтобы укрепляться духовно.
То есть: Суворова, преподобного Сергия Радонежского и Ивана Ильина «Сопротивление злу силой».

Я книжки-то нашел. Но как передать? Им в СИЗО вообще ничего не положено.
Стал через знакомых пытаться – бесполезно.
Там, в СИЗО, библиотечка есть своя православная,
и передать только может батюшка, окормляющий зону.

А Димка уже и звонит:
- Я объявляю голодовку, пока они мне батюшку для исповеди не представят.
- Так батюшки все в Славянский ход отправились, никого почти в городе нету.

Видишь, у меня был один товарищ,
у него администрация хотела квартиру отобрать,
и вот я узнал, что его в дурку посадили,
а мать у него парализованная лежит.
И вот квартиру все-таки отобрали.
Ох, гады, умоются они своей кровью!

- Да ты помилосердствуй.
- Вот я и прошу батюшку, потому что такое на душе бушует!

А вчера батюшка, который тюрьму окормляет, уехал в паломничество до 12 числа.
Придется поголодать Толщине, ну да все равно, Петров пост идет.

Веселая у нас, настоящая, прекрасная жизнь.
Которая только снится африканцу,
но он просыпается и, отряхнув с себя остатки дремы,
идет в свой плоский мир к своей однообразной обыденности и скуке.

12 янв 2009, 16:14, Мирослав Юрьевич Бакулин, «Толщина», forum.russned.ru

Комментарии


Задайте ВОПРОС или выскажите своё скромное мнение:


Заголовок:
Можете оставить здесь свои координаты, чтобы при необходимости мы могли бы с Вами связаться (они НЕ ПУБЛИКУЮТСЯ и это НЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО):

E-mail:
  Ваш адрес в соцсети или сайт:

Прошу ОПОВЕЩАТЬ меня на указанный выше e-mail - ТОЛЬКО при ответах в ветке ЭТОГО коммента!